главная страница / библиотека / оглавление книги / обновления библиотеки

М.П. Грязнов и др.

Комплекс археологических памятников
у горы Тепсей на Енисее.

// Новосибирск: 1979. 168 с.

 

Введение (М. П. Грязнов)

 

Первые исследования археологических памятников в России проводились созданной по заданию Петра I Сибирской экспедицией Д.Г. Мессершмидта (1720-1726 гг.), а первые раскопки древнего кургана с научной целью были предприняты 257 лет тому назад участником этой экспедиции Ф.И. Страленбергом на Енисее близ Абаканского острога (бывш. с. Краснотуранск) в 1722 г. С тех пор степи Минусинской котловины постоянно привлекали внимание исследователей, просвещённых деятелей местного края, любителей древности необычайным обилием разнообразных древних памятников. Четверть тысячелетия велись здесь археологические поиски, раскопки курганов, сборы случайно обнаруженных древних вещей. Минусинская степная котловина стала наиболее полно изученным в археологическом отношении районом Сибири.

 

Особенно интенсивные археологические исследования развернулись здесь с 1958 г. в связи со строительством Красноярской ГЭС и образованием водохранилища, воды которого грозили уничтожением многим памятникам старины. На выделенные специальные средства Институт археологии АН СССР организовал экспедицию, которая в течение 20 лет вела изучение археологических комплексов в ложе водохранилища Красноярской ГЭС и в зоне переработки его берегов.

 

За годы работы Красноярской экспедицией было исследовано огромное количество памятников всех известных периодов истории древнеенисейских племён. Но главное даже не в количественной стороне. Наиболее существенно то, что почти весь обширнейший материал был получен в последние 20 лет, когда методика раскопок археологических памятников значительно усовершенствовалась и стало возможным изучать такие вопросы истории древних племён, которые ранее для археологии являлись недоступными. Следует отметить, что Красноярской экспедицией раскопки велись, как правило, путём полного вскрытия всего памятника. Это позволило глубже проникнуть в суть явлений, происходивших в глубокой древности, и выявить детали, ранее скрытые от взоров учёных. Некоторые могильники исследовались полностью или в значительной своей части, что до сих пор на Енисее не удавалось осуществить.

 

Разбив участок долины Енисея на микрорайоны, Красноярская экспедиция чаще всего сосредоточивала свои работы на нескольких таких территориальных местоположениях, с тем чтобы наиболее полно изучить топографические и стратиграфические взаимосвязи памятников разного вида и различных эпох. Такой метод изучения даёт возможность более обоснованно уточнить классификацию памятников и увереннее строить схему периодизации древних культур. Одним из таких микрорайонов стала терраса Енисея у подножия горы Тепсей. На узкой полосе надпойменной террасы, протяжённостью в 1 км, экспедицией были обнаружены в 21 топографическом пункте археологические памятники, в 19 из них велись раскопки. Исследованы различные памятники 11 исторических периодов. На небольшом участке земли площадью менее пятой части 1 кв. км сохранились вещественные остатки почти всех известных периодов истории культуры на Енисее. Только на материалах одного микрорайона у подножия горы Тепсей можно проследить историю развития культуры древних племён, населявших Минусинскую степную котловину.

 

Особенно ценно для изучения древней истории долины Енисея наличие материалов нескольких таких хорошо изученных микрорайонов, сопоставление которых позволяет более обоснованно решать вопросы о возможности сосуществования на Среднем Енисее племён с разной культурой или последовательной смене их, о путях миграции, времени заселения края теми или иными племенами и др. Работы, в которых эти вопросы рассматривались по отрывочным материалам из памятников, в общем случайно открытых в отдельных пунктах степной котловины, неизбежно рождали

(3/4)

ошибочные исторические построения, основанные на неправильных впечатлениях о распределении памятников в приенисейских степях. Именно этим можно объяснить появление предположения о постепенном продвижении андроновских племен в Минусинскую котловину с северо-запада, якобы заселивших только северную часть котловины и не дошедших до южной, о расселении карасукских племен с юга на север, о многовековом сосуществовании этих племён. Обширные новые сведения, полученные в результате систематических раскопок в четырёх основных исследованных экспедицией микрорайонах, показывают несостоятельность подобных построений.

 

Цель предлагаемой читателю книги — публикация материалов комплекса археологических памятников у горы Тепсей. Авторы приводят по возможности полное описание раскопанных памятников и их краткую историческую интерпретацию с освещением того нового, что дают эти памятники для изучения культуры древних племён Енисея. Памятники Тепсея по каждому из представленных ими периодов истории развития культуры вносят те или иные новые штрихи в общую картину истории древнеенисейских племён, а по некоторым периодам открывают совершенно неизвестные ранее яркие страницы далекого прошлого Хакасии.

 

В одном из таштыкских склепов Тепсея сохранилась изумительная серия обугленных дощечек с вырезанными на них многофигурными рисунками. Эта находка открыла новое звено в развитии изобразительного искусства древних народов Азии, богатое сюжетами и художественными образами, самобытное и своеобразное, оригинальное по стилю и в то же время тесно связанное с общей линией развития искусства народов Центральной и Средней Азии. Тепсейская находка позволила нам значительно полнее и шире представить искусство таштыкской эпохи на Енисее по сравнению с первобытным творчеством других периодов последних двух тысячелетий. Значение этой находки выходит далеко за пределы собственно енисейской тематики.

 

Другим важным открытием на Тепсее представляется исследование комплекса погребальных обрядов той же таштыкской эпохи. Установленное чрезвычайное многообразие способов захоронения в больших и малых склепах, а также в грунтовых могилах и связанные с этим обряды, следы многих сотен похоронных и поминальных жертвоприношений (в жертву приносились быки, лошади, бараны и даже люди) позволяют представить с небывалой полнотой картину своеобразной и сложной системы варварских обычаев, связанных с приготовлением умерших к захоронению, с погребением и поминальными тризнами. Такой возможности материалы прежних исследований не давали.

 

Кроме различного рода погребальных комплексов и остатков мест поселения, рассмотрению которых посвящена настоящая книга, на горе Тепсей известно большое количество древних наскальных рисунков — памятников изобразительного искусства разных периодов, по-видимому, начиная с эпохи неолита. Обнаружено на скалах и несколько коротких древнетюркских надписей. Поисками рисунков и надписей на скалах, их копированием и изучением занимался Я.А. Шер со своим отрядом в 1966-1968 гг. (Археологические открытия, 1966-1968). Собран большой материал, требующий специального изучения и отдельной публикации.

 

Изложение результатов археологических раскопок у горы Тепсей в настоящей публикации дается не по пунктам раскопок, а в хронологической последовательности. По каждому периоду сначала описываются раскопанные памятники, а затем по мере надобности сообщаются те или иные соображения о их культурно-исторической принадлежности, особенностях, о том, что они дают нового для археологического изучения Енисея или Сибири вообще.

 

Предлагаемая читателям книга — коллективное монографическое исследование, написанное по общему плану и единой системе. Автор каждого раздела указан в оглавлении.

 

В археологической литературе по Сибири нет единого мнения по некоторым вопросам хронологии и периодизации древних памятников на Енисее. Чтобы не осложнить изложение, в данной книге вопросы хронологии и периодизации не дискутируются. Авторы придерживаются той периодизации и хронологии, которая отдельными частями изложена в коллективном труде «История Сибири» (т. 1, 1968), в книге М.П. Грязнова «Sūdsibirien» (Grjaznov, 1970) и его статье «Миниатюры таштыкской культуры» (Грязнов, 1971), а также в статьях Г.А. Максименкова (1975) и Л.Р. Кызласова (1975). Вот эта схема:

 

Афанасьевская культура — конец III тыс. до н. э.
Окуневская культура — начало II тыс. до н. э.
Андроновская культура — середина II тыс. до н. э.
Карасукская культура:
     карасукский этап — XIII-XI вв. до н.э.;
     каменноложский этап — X-IX вв. до н.э.
Тагарская культура:
     баиновский этап — около VIII в. до н.э.;
     (черновский этап — около VII в. до н.э.);
     подгорновский этап — около VI в, до н.э.;
     (биджинский этап — около V в. до н.э.);
     сарагашенский этап — около IV в. до н.э.;
     (лепёшкинский этап — около III в. до н.э.);
     тесинский этап — II-I вв. до н.э.
(4/5)
Таштыкская культура:
     (батенёвский этап — I-II вв.);
     тепсейский этап — III-V вв.
Культура чаа-тас — VI-IX вв.
Аскизская культура — X-XII вв.

 

Словом «культура» в этой схеме названы те периоды, памятники которых чётко отличаются от смежных по времени. Затруднения в отнесении их к тому или иному периоду возникают лишь тогда, когда памятник беден материалами либо сильно разрушен. Термином «этап» обозначены более дробные хронологические отрезки, основная часть памятников которых характеризуется вполне определённым комплексом свойственных им признаков, наряду с этим имеются и памятники переходного или смешанного типа, соединяющие в себе признаки двух смежных по времени периодов.

 

Абсолютная хронология археологических памятников Саяно-Алтая — наименее разработанный и наиболее трудный вопрос. Следует опираться в основном на относительную их хронологию по культурно-историческим периодам — культурам, этапам и т. д., а определения абсолютной даты памятников и культурно-исторических этапов принимать как приближённые к истине, но не твёрдо установленные. Их придется еще не раз уточнять, поправлять и изменять, по мере того как в других регионах азиатских степей, более близких к центрам древних цивилизаций, будут открываться и хронологически определяться археологические комплексы, подобные саяно-алтайским.

 

В нашей схеме периодизации три этапа тагарской и один этап таштыкской культуры даны в скобках. Участники Красноярской экспедиции нашли необходимым выделить их и в практической работе уже пользуются этими определениями, хотя характеристики данных этапов и их обоснования еще не опубликованы.

 

Погребальные памятники на Енисее чрезвычайно разнообразны по своему устройству и внешнему виду. Обычные термины, употребляемые для наименования могильных сооружений в европейской части СССР, здесь неудобны и не отражают в полной мере сути явлений. Затруднения представляет то обстоятельство, что в своё время одинаковые по устройству сооружения теперь на поверхности имеют различный вид. Если их именовать по внешнему виду, то одинаковые сооружения будут носить различные названия. Так, небольшой круглый холмик над могилой, обложенный плитняком, после разграбления могилы и естественного разрушения его наземных частей может быть назван и «круглой каменной выкладкой», и «каменной насыпью», и «каменным кольцом», и «ямкой» и т.д. — в зависимости от характера происшедших с ним изменений. Особые затруднения вызывает выбор подходящего названия для могильных сооружений тагарской культуры. Основная конструкция надмогильных сооружений подгорновского этапа одинакова — низкая каменная прямоугольная ограда с высокими камнями по углам и земляным сооружением в центре над могилой. В зависимости от своих размеров и процессов разрушения земляное сооружение превращалось то в плоский курган с четырьмя камнями в основании, то в такой же курган с оградой и камнями по углам, то в ограду с камнями по углам без признаков насыпи и даже просто в ровное место с четырьмя камнями, по которым можно лишь догадываться о наличии скрытой под землёй прямоугольной ограды, углы которой совпадают с видимыми камнями.

 

На Тепсее мы приняли следующие наименования погребальных памятников. Всякое сооружение с останками погребённого в нем человека либо группы людей, независимо от формы и размеров погребального сооружения под землёй и на её поверхности, мы называем могилой. Могилой мы именуем и каждое отдельное индивидуальное или коллективное захоронение с его подземными и наземными сооружениями, находящееся в кургане или в ограде. Большую могилу, на поверхности имеющую вид прямоугольного плоского каменного возвышения с западиной посередине, с большим и сложным деревянным сооружением под землей и остатками в нем массовых захоронений называем склепом, или таштыкским склепом.

 

Оградой именуем круглую либо прямоугольную ограду, сооружённую из вертикально поставленных плит или сложенную из плитняка и содержащую одну либо несколько могил. Ограда бывает видима и невидима на поверхности, может иметь высокие камни по углам и вдоль стен или быть покрытой относительно значительной насыпью. Она может быть одиночной, но может состоять также из двух или нескольких последовательно пристроенных одна к другой оград с могилами в каждой из них. Во всех случаях для нас это ограда, и мы ей присваиваем один порядковый номер.

 

Если же характерная ограда тагарской культуры имеет хорошо выраженную земляную насыпь, она получает название кургана, с тем чтобы иметь более ясное представление о характере рассматриваемого памятника.

 

Планы местности, могильников, оград, могил, приводимые в книге, ориентированы согласно общепринятой (к сожалению, не всегда применяемой археологами) системе. Поэтому на планах стрелки, указывающие направление на

(5/6)

север, даны только в тех случаях, когда для удобства печати мы вынуждены были отступить от принятого правила (см. рис. 54, 63-65, 68). На всех остальных планах север находится точно наверху чертежа. Рисунки и чертежи в основной своей массе выполнены многолетним участником Красноярской экспедиции архитектором-художником Л.Н. Барановым.

 

Пол и возраст погребённых, равно как и кости животных, во всех исследованных на Тепсее могилах определены М.П. Грязновым. Только кости из культурного слоя стоянки и некоторые другие определяла Н.М. Ермолова, что в соответствующих местах указано.

 

Авторы книги выражают благодарность Н.Г. Смирновой, оказавшей существенную помощь при подготовке рукописи к изданию.

 

Весь вещевой материал из раскопок на Тепсее передан на хранение в Государственный Эрмитаж. Наиболее интересная часть их экспонирована в залах Отдела истории первобытной культуры Эрмитажа.

 

Готовя настоящую книгу к изданию, мы не могли по ряду причин поместить в неё все результаты наших работ у горы Тепсей. Прежде всего для этого одной книги недостаточно. Затем материалы из раскопок последних лет еще не изучены, камералыю не обработаны, к опубликованию еще не готовы. А главное некоторые из них, наиболее сложные и интересные, требуют специального монографического исследования и отдельного издания. Это относится к таким памятникам, как большой курган тесинского этапа в пункте Тепсей XVI, массовый могильник того же этапа Тепсей VII и, наконец, уникальная коллекция по изобразительному искусству таштыкской культуры. Мы надеемся в недалеком будущем посвятить этим темам отдельные публикации. Вот почему в предлагаемой книге некоторые, казалось бы, менее значительные вопросы освещены более подробно — мы к ним больше возвращаться не будем, — другие же более важные темы лишь затронуты или даны в самом общем виде — им будут посвящены специальные исследования.

 

Целью издания этой книги было не только желание сделать общим достоянием науки материалы археологических раскопок у горы Тепсей и построенных на их изучении наших исторических выводов и заключений. Мы хотели показать, что детальное многолетнее исследование одного микрорайона может и будет давать археологу богатейший материал не только по темам, специально им разрабатываемым, но и по многим другим, которые позволят глубже и всесторонне проникнуть в тайны прошлого и откроют для нас иногда совершенно новые стороны жизни и деятельности древних поколений.

 

 

 

 

 

наверх

главная страница / библиотека / оглавление книги / обновления библиотеки