главная страница / библиотека / обновления библиотеки / Археологические открытия / Археологические открытия 1978 года

Археологические открытия 1978 года. М.: 1979.[ продолжающееся издание ]

Археологические открытия 1978 года.

// М.: 1979. 624 с.

 

V. Сибирь и Дальний Восток.

 

Абрамова М.Б. Раскопки поселения Дуванское XVII. — 205

Абрамова З.А., Ермолова Н.М., Лисицын Н.Ф. Раскопки грота Двуглазка в Хакасии. — 205

Адамов А.А., Матвеев А.В., Сидоров Е.А. Разведочные работы Новосибирской экспедиции. — 206

Аксёнов М.П., Лыхин Ю.П. Исследования могильника Усть-Ямный. — 207

Аксёнов М.П., Доброхотов С.И., Черосов Н.М. Исследования палеолита на верхней Лене. — 207

Алексашенко Н.А., Матвеева Н.П., Паутова Т.П. Работы на Андреевском озере. — 208

Андреева Ж.В., Гарковик А.В. Новые факты местного бронзолитейного производства в Приморье. — 209

Багынанов Н.Г., Щербакова Н.М. Работы в дельте Лены. — 209

Бобров В.В., Бородкин Ю.М. Разведка в Кемеровской области. — 210

Вадецкая Э.Б. Раскопки тагарского могильника близ устья ручья Берёзового. — 211

Варанкин Н.В., Ковалёва В.Т. Раскопки поселения Ташково I в бассейне р. Исеть. — 212

Васильев Е.А. Исследования памятников эпохи бронзы в таёжном Приобье. — 212

Ветров М.В., Инешин Е.М., Миронов А.Ю., Сизиков А.М. Работы Витимского отряда. — 214

Виноградов А.В. Раскопки в Танды. — 215

Волокитин А.В. Разведочные работы в Братском районе. — 215

Глушков И.Г. Работы на Крутинских озёрах. — 216

Голубев В.А. Исследования на северо-восточном побережье Сахалина. — 217

Грач А.Д. Работы Балгазынской экспедиции. — 218

Гультов С.Б., Лазаревская Н.А., Субботин А.В. Разведки в зоне строительства Березовской ГРЭС. — 219

Диков H.H. Исследования в бассейне р. Колыма и на Чукотке. — 219

Диков H.H. Исследование камчатской верхнепалеолитической стоянки Ушки I. — 220

Длужневская Г.В. Исследования погребальных памятников в Саянском каньоне Енисея. — 221

Дроздов Н.И., Лаухин С.А. Исследование стоянки Усть-Кова в среднем течении Ангары. — 222

Дроздов Н.И., Погудин В.А., Дроздов В.И. Разведка на среднем Енисее. — 223

Дэвлет М.А., Бадер Н.О., Даркевич В.П., Леонтьев Н.В. Петроглифы Енисея. — 223

Дьяков В.И., Дьякова О.В. Исследования на западном побережье Татарского пролива. — 225

Зиняков Н.М. Исследования горнометаллургического центра в Горном Алтае. — 225

Ивашина Л.Г. Раскопки поселения у оз. Кулькисон. — 226

Ивлиев А.Л., Никитин Ю.Г. Раскопки Майского городища. — 227

Кирюшин Ю.Ф. Работы Алтайской экспедиции. — 228

Кирюшин Ю.Ф., Шемякина А.С. Работы на оз. Иткуль. — 229

Кистенёв С.П. Работы Приленской экспедиции. — 230

Кокорина О.Б. Раскопки и разведка на среднем Чулыме. — 231

Коников В.А. Изучение средневековых памятников в Омском Прииртышье. — 231

Кордюкова И.К., Коротаев В.П., Осоткина Л.А., Семёнова В.И., Терехова Л.М., Трубецкой В.С., Фёдорова Н.В., Чемякин Ю.П. Исследования памятников эпохи бронзы — железа на Барсовой Горе. — 232

Корочкова О.Н., Семёнова В.И., Четвертак К.П. Разведки в Тюменской области. — 234

Косарев М.Ф., Куйбышев А.В. Разведка в таёжном Прииртышье. — 234

Кубарев В.Д. Курганы Юстыда и Бар-Бургазы. — 235

Кубарев В.Д., Кадиков Б.X., Чевалков Л.М. Разведки по рекам Аргут, Чуя и Башкаус. — 237

Кузнецов А.М. Раскопки стоянки Илистая I. — 239

Кызласов Л.Р., Кызласов И.Л. Изучение древнехакасских крепостей и замков. — 240

Леньков В.Д., Галактионов О.С., Силантьев Г.Л. Раскопки Лазовского городища. — 241

Леонтьев Н.В. Работы в Минусинском районе. — 242

Лисицын Н.Ф. Новые данные о палеолитических памятниках на высоких террасах Енисея. — 243

Макаров Н.П., Дроздов Н.И., Идатчиков Н.Н. Исследования в Кежемском районе. — 244

Мамадаков Ю.Т., Рудковский И.В., Чиндина Л.А. Разведочные работы в Нарымском Приобье. — 245

Мандельштам А.М,, Резепкин А.Д. Работы Уюкской экспедиции. — 246

Мандельштам А.М., Шаровская Т.А., Бестужев Г.Н. Раскопки в зоне строительства г. Новый Шагонар. — 246

Маннай-Оол М.X. Раскопки в Центральной Туве. — 247

Маркин С.В. Новые местонахождения каменного века на р. Томи. — 247

Мартынов А.И., Абсалямов М.В. Исследования в Горном Алтае. — 248

Мартынов А.И., Пяткин Б.Н., Бобков В.А.. Николаев Р.В., Васютин А.С. Работы Красноярского отряда Южносибирской экспедиции. — 249

Мартынова Г.С., Коротаев А.М., Абсалямов М.Б. Работы Томского отряда Южносибирской экспедиции. — 249

Матвеев А.В., Клюнкова Т.Н., Колесина Л.Н. Исследования Красноярского и Искитимского отрядов Новосибирской экспедиции. — 250

Матющенко В.И., Петров А.И., Ротермель Л.Р. Раскопки Екатерининской стоянки. — 251

Медведев В.Е. Исследования на Амуре. — 251

Медведев В.Е., Копытъко В.Н. Могильник Чирки в Приамурье. — 253

Мельников Б.В., Петров А.И., Ротермель Л.Р. Разведочные работы Среднеиртышской экспедиции. — 253

Могильников В.А. Исследования в Среднем Прииртышье. — 254

Могильников В.А., Амирханов X.А., Плешаков А.А., Уманский А.П., Черносвитов П.Ю. Сибирско-Среднеазиатская экспедиция. — 255

Молодин В.И., Соболев В.И., Зах В.А., Полосьмак Н.В., Елагин В.С., Мартынов Н.И. Раскопки в центральной Барабе. — 256

Монгуш В.Т. Работы Тувинского отряда Балгазынской экспедиции. — 257

Морозов В.М., Стефанов В.И., Фёдорова Н.В. Работы Северного отряда. — 257

Москвина Н.П. Исследование неолитических поселений в районе Барсовой горы. — 258

Нестеров С.П., Худяков Ю.С. Раскопки на Табате, Тёе, Чулыме. — 259

Норбу Т.Ч. Раскопки могильника Кок-Тей I. — 259

Окладников А.П., Бродянский Д.Л. Рудановское городище. — 260

Окладников А.П., Погожева А.П., Молодин В.И. Работы в Горном Алтае . — 261

Паульс Е.Д. Раскопки на Чулыме. — 262

Петров А.И. Разведочные работы в лесном Прииртышье. — 263

Пламеневская О.Л. Раскопки курганов на Кадатском Поле. — 264

Плетнёва Л.М. Работы Томского отряда. — 265

Подольский М.Л., Тетерин Ю.В. Раскопки раннетагарских курганов в зоне Знаменской оросительной системы. — 265

Поляков А.С. Исследование средневековых курганов у г. Саяногорска. — 267

Потемкина Т.М. Работы Тобольского отряда. — 268

Пшеницына М.H., Поляков А.С., Подольский М.Л., Савинов Д.Г., Кузьмин Н.Ю. Работы Среднеенисейской экспедиции на юге Хакасии. — 269

Семёнов В.А. Раскопки многослойной стоянки Тоора-Даш в западной Туве. — 270

Сидоров Е.А. Раскопки у с. Милованово. — 271

Соколов В.Н. Работы Среднеангарского отряда. — 271

Стамбульник Э.У. Раскопки на могильнике Аймырлыг. — 272

Стефанова Н.К. Работы в Среднем Прииртышье. — 273

Сунчугашев Я. И. Древние оросительные каналы в предгорных районах Хакасии. — 273

Суразаков А.С. Раскопки в Горном Алтае. — 274

Сыркина И.А. Разведки в Уватском районе. — 274

Татарников В.А. Новые памятники северо-восточного Приморья. — 275

Тиваненко В.А. Исследование петроглифов в северной Бурятии. — 276

Тиваненко А.В., Цыбиктаров А.Д. Северобайкальский очаг «селенгинских» петроглифов. — 276

Трифонов А.П. Исследования на севере Бурятии. — 277

Трифонов А.П., Ветров В.М. Раскопки поселения в устье р. Бамбуйка. — 278

Троицкая Т.Н. Работы Колыванского отряда. — 279

Хлобыстин Л.П. Работы в бассейне р. Конды. — 279

Хорев В.А., Гусева Л.Н. Исследования Ананьинского городища. — 280

Худяков Ю.С., Зах В.А. Разведка в зоне Означенской оросительной системы. — 280

Циркин А.В. Работы на поселении Глинка. — 281

Шавкунов Э.В. Раскопки на Шайгинском городище. — 282

Шубин В.О. Исследования на Сахалине. — 283

Шубина О.А. Разведки на Сахалине и Курильских островах. — 283

Шуньков М.В. Исследование палеолитических местонахождений в Горном Алтае. — 284

Щетенко А.Я., Миняев С.С. Работы 1-го отряда Саяно-Тувинской экспедиции. — 284

Эверстов С.И. Исследования Заполярной Индигирки. — 285

 

 

М.Б. Абрамова

Раскопки поселения Дуванское XVII.   ^

// Археологические открытия 1978 года. М.: 1979. С. 205.

 

В Тюменском р-не Тюменской обл. отрядом Уральской экспедиции раскапывалось поселение Дуванское XVII, расположенное на правом берегу р. Дуван (левый приток р. Пышмы). Поселение занимает участок гривного возвышения, вытянутого вдоль поймы. Культурный слой мощностью до 1,5 м содержит материал времени энеолита и развитой бронзы. Ранняя керамика происходит в основном из нижних горизонтов и тяготеет к западной части поселения. Раскопом (567 кв.м) выявлены разновременные сооружения. К начальному периоду заселения гривы относятся жилище и несколько крупных хозяйственных ям. Котлован жилища — подпрямоугольной в плане формы, размерами 7×5 м и глубиной 0,25-0,35 м. На полу и в заполнении найдены развалы и обломки энеолитических сосудов и грузила. В хозяйственных ямах наряду с керамикой встречались кремнёвые изделия. В культурном слое обнаружено большое количество глиняных грузил, залегающих с ранней керамикой, представленной сосудами липчинского и шапкульского типов и с ямочно-гребенчатым орнаментом.

 

Поселение эпохи бронзы относится к памятникам черкаскульской культуры. Вскрыто несколько хозяйственных ям, содержавших черкаскульскую керамику. В слое с посудой бронзового века найдены глиняные грузила, пряслица, костяные наконечники стрел, много костей животных и рыбьей чешуи.

 

Особую группу сооружений на поселении составляют ямы, которые по внешним признакам (подпрямоугольная форма, размеры, устойчивая ориентация) напоминают могильные. Таких ям около 20, но содержимое их — обломки разных сосудов, отдельные зубы животных, единичные каменные предметы — не отвечает нашим представлениям о погребениях. Вопрос о возможности существования могильника на территории поселения пока остаётся открытым.

 

З.А. Абрамова, Н.М. Еромолова, Н.Ф. Лисицын

Раскопки грота Двуглазка в Хакасии.   ^

// Археологические открытия 1978 года. М.: 1979. С. 205-206.

 

Грот Двуглазка представляет собой обширную сухую открытую на юг полость в известняковом массиве горы Сосновой в отрогах Косинского хребта. Длина грота от северной стенки до границы нависания карниза (капельной линии) —15 м, ширина — от 7 до 10 м, высота у входа — 6 м, в центре грота — 7,5 м. Перед гротом находится широкая наклонная площадка. К раскопу 1975 г. сделаны прирезки: с востока, в пределах грота,— площадью 4×2 м и с юга, за пределами грота,— площадью 7×2 м. В восточной прирезке под голоценовыми отложениями обнаружено скальное дно. В южной прирезке на открытой площадке перед гротом прослежен обвал козырька полости, происшедший после накопления нижнего мустьерского слоя. Слой обвала служит естественной гра-

(205/206)

нищей между отложениями внутри грота и вне его, отмечая разницу в стратиграфии. Слои глыбово-щебёнчатый (2) и щебнистый (3) выклиниваются на протяжении 2 м от капельной линии и покровный слой гумуса (1) лежит непосредственно на слое палевой тонкозернистой супеси (4). Слой 4 выклинивается на расстоянии 1 м от южной стенки, где гумус, достигающий значительной мощности, лежит па слое десквамационного известняка, видимо соответствующего слою 6 в раскопе 1975 г. В средней части слоя 6 мощностью до 1,5 м близ южной стенки прослеживается линза мелкого окатанного щебня с дресвой. Слой 6 подстилается слоем светло-оранжевой глины, круто падающим по склону и не установленным близ южной стенки. В верхней части слоя 6 на границе со слоем 4 встречаются отдельные кремнёвые изделия верхнепалеолитического облика, в остальной толще — немногочисленные изделия из серо-зелёного базальта, в том числе найден леваллуаский двуплощадочный двусторонний нуклеус с продольно-поперечными снятиями.

 

Обнаружено около 16 тыс. костных фрагментов, среди 3035 определимых костей преобладают фрагменты зубов и костей представителей отряда непарнокопытных. Наибольшее число костного материала обнаружено в слое щебня с орудиями мустьерского времени. Преобладают кости кулана и лошади как крупного, так и более мелкого размера. Второе место по количеству костных остатков занимает носорог. Много обломков костей зубра и аргали. Встречаются остатки благородного оленя и сайги. Мамонт представлен единичными фрагментами костей. Из хищников преобладают остатки гиены. Отмечены также остатки льва, пещерного медведя и лисицы.

 

A.A. Адамов, А.В. Матвеев, Е.А. Сидоров

Разведочные работы Новосибирской экспедиции.   ^

// Археологические открытия 1978 года. М.: 1979. С. 206-207.

 

Новосибирская экспедиция продолжила обследование берегов Оби и её притоков в пределах Колыванского р-на. В окрестностях с. Соколово, на правом берегу р. Чаус, продолжено изучение выявленного в 1977 г. комплекса археологических памятников, включающего более 20 поселений и городищ. Большинство поселений расположено довольно высоко над уровнем воды и приурочено к неглубоким ложбинам, перерезающим террасу. В рельефе четко выражены земляночные западины диаметром 6-8 м и глубиной 1 м. Разведочные шурфы заложены на двух поселениях: Соколово VII и XIV. Первое содержит керамику, украшенную отступающей палочкой, и датируется поздним неолитом. Второе относится, вероятно, к эпохе металла. В шурфе найдены отщепы, обломки песчаных точил, фрагменты сосудов с гребенчатым орнаментом.

 

Осмотрена северо-восточная часть Кудряшевского бора, где соединяются надпойменные террасы Чауса и Оби. В 2 км к югу терраса Оби становится пологой, прерывается увалами и заболоченными низинами. Здесь обнаружены курганный могильник, четыре городища и ряд поселений. Одно из поселений, судя по подъёмному материалу, ирменское. Интерес представляет насыпная круглая площадка диаметром 20 м и высотой 0,2 м, окружённая прерывистым ровиком, в центре которой находится ещё одна аналогичная насыпь меньших размеров, тоже окруженная ровиком. В пойме Оби на останцах, которые называются Берёзовыми островами и расположены возле Чёрного озера, найдены два поселения, курганный мо-

(206/207)

гильник и городище. Подъёмный материал свидетельствует, что Берёзовые острова были заселены в течение длительного времени; памятники скорее всего многослойные. Здесь же у озера в уроч. Чёрный борок выявлены городище и три поселения. Одно из них относится ко второй половине I тысячелетия н.э. Завершено обследование уроч. Кашламский бор и прилегающих к нему Почтовского и Чумапского урочищ. В Кашламском бору найден ряд новых поселений и курганный могильник, в бору Чуманка — ещё два поселения. Два новых поселения и два могильника обнаружены и у с. Почта.

 

М.П. Аксёнов, Ю.П. Лыхин

Исследования могильника Усть-Ямный.   ^

// Археологические открытия 1978 года. М.: 1979. С. 207.

 

Верхоленский отряд Ленской партии Комплексной экспедиции Иркутского университета продолжил раскопки глазковского могильника Усть-Ямный на правом берегу р. Лены, в 1,5 км ниже д. Козлово Качугского р-на Иркутской обл. Могильник располагается в устье ручья Ямного, на 9-метровой террасе, сложенной красноцветным кембрийским песчаником, покрытым маломощным чехлом рыхлых отложений (0,1-0,4 м). Последние содержат в смешанном состоянии многочисленный археологический материал, относящийся к периоду позднего неолита — раннего железного века: керамику гладкостенную, с оттисками сетки, штриха, орнаментированную разнообразными штампами, налепными валиками, пальцевыми защипами, прочерченными линиями; изделия из камня — топор с ушками, проколки, скребки, нуклеусы, наконечники стрел; железные пластинки.

 

На вскрытой площади (100 кв.м), примыкающей к раскопу 1977 г., обнаружены три погребения (9-11). Погребённые лежали в вытянутом положении, на спине, головой на запад — северо-запад, со сложенными на тазе или вытянутыми вдоль туловища руками. Все погребения имели кладки из плит песчаника, в погребениях 10 и 11 плиты располагались прямо на костяке. Ямы углублены в верхнюю часть плитнякового слоя до 20-25 см. Погребение 9 потревожено позднейшим ограблением. Ориентировка погребённого параллельна направлению реки (головой вниз по течению). Инвентарь: лощило и два шила из трубчатых костей животного и медная игла. Ориентировка погребений 10 и 11 склоняется к северу. Погребальный инвентарь: бусы из раковины (погребение 10) и каменный наконечник стрелы треугольной формы с вогнутой базой (погребение 11). В изножье погребения 11, в 0,3 м слева от могильной ямы, обнаружен зольник, перекрытый плитками песчаника.

 

М.П. Аксёнов, С.И. Доброхотов, Н.М. Черосов

Исследование палеолита на верхней Лене.   ^

// Археологические открытия 1978 года. М.: 1979. С. 207-208.

 

Макаровский отряд Ленской партии Комплексной экспедиции Иркутского университета продолжил исследования памятника Макарово IV. Раскоп (125 кв.м) вскрыл юго-восточный участок памятника, примыкающий к раскопам 1976-1977 гг. Местонахождение гипсометрически соответствует уровню 40-метровых террас, но дислоцируется на пологом склоне древней долины Лены, прикрытом делювиальным шлейфом. Культурные остатки заключены в

(207/208)

тонкой, насыщенной мелким гравием и галькой прослойке (2-7 см) в средне-нижней части ритмично слоистых склоновых отложений, понижающихся в сторону реки согласно общему уклону борта долины. Глубина залегания культуросодержащей прослойки — 1,4-3,0 м от поверхности. Площадь распространения находок превышает 7 тыс. кв.м. Раскопами вскрыто 875 кв.м, и с этой площади собрано более 2,5 тыс. каменных изделий.

 

В разрезе проявляется три генерации криогенных трещин. Все они эпигенетичны по отношению к культуросодержащей прослойке. Прослойка, содержащая культурные остатки, является нижним стратиграфическим подразделением в пачке слоистых отложений каргинского термохрона (средний вюрм). По геологическим данным, которым не противоречат результаты палинологического опробования, возраст вмещающих отложений следует определить в 45-50 тыс.±5 тыс. лет тому назад. Археологическая характеристика памятника не противоречит этому. Техника расщепления камня и морфология изделий не находят аналогий среди всего, что было известно до сих пор о каменном веке долины р. Лены.

 

Способ расщепления полностью базируется на «ударной» технике, «отжимная» техника отсутствует. В макаровском материале есть ряд черт, характерных для стадий, предшествовавших позднему палеолиту, — мустье (леваллуа). Отмечены серии кремнёвых и кварцитовых артефактов со следами значительной эоловой эрозии: нуклеусы субпараллельного принципа скалывания, двуплощадочные и одноплощадочные, монофронтальные (леваллуа); концевые и боковые скребки па отщепах и пластинах; унифациальные ножи и остроконечники; скрёбла; чопперы; отбойники из галек; отщепы; пластины и их сегменты, часть из них ретуширована. Этот древнейший среди памятников долины р. Лены по комплексу может соответствовать мустье.

 

Н.А. Алексашенко, Н.П. Матвеева, Т.П. Паутова

Работы на Андреевском озере.   ^

// Археологические открытия 1978 года. М.: 1979. С. 208-209.

 

Тюменский отряд Уральской экспедиции вел исследования на Андреевском озере. Продолжены раскопки на участке XII Южного берега. На площади 583 кв.м исследованы три жилища и межжилищное пространство. Два жилища фиксировались на поверхности в виде примыкающих друг к другу впадин диаметром 12 и 18 м, глубиной 0,9 и 1,3 м. Установлено, что эти жилища были подквадратной и подпрямоугольной формы, размерами 8×8,5 и 10×13 м, углублены на 0,5 и 0,8 м от древней поверхности. Стены первого жилища ориентированы почти по странам света, второго — под углом в 45° к ним. Внутри жилищ зафиксированы ямы с углистым заполнением (у первого жилища такая яма была перекрыта слоем глины), столбовые ямки и канавки. Находки представлены неолитической керамикой (в первом — кошкинского, а во втором — сосново-островского типов) и каменными изделиями.

 

Вскрыто также боборыкинское иод-прямоугольное в плане полуземляночное жилище (3,4×4,4 м), ориентированное по оси север — юг, с коридорообразным выходом на север. Котлован углублён на 0,5 м, в центральной части — на 0,8 м. Очаг располагался в центре. Здесь также зафиксированы ямы от столбов, канавки.

 

Жилища были перекрыты культурным слоем с керамикой липчинского типа. В нем отмечен ряд ям, очажное

(208/209)

пятно, найдены развалы сосудов, антропоморфная глиняная фигурка. При исследовании межжилищного пространства зафиксировано широкое распространение культурного слоя с керамикой кошкинского типа, что, вероятно, свидетельствует о принадлежности жилищ, раскопанных в 1975-1977 гг., к одному посёлку.

 

Ж.В. Андреева, А.В. Гарковик

Новые факты местного бронзолитейного производства в Приморье.   ^

// Археологические открытия 1978 года. М.: 1979. С. 209.

 

Ольгинский отряд Института истории, археологии и этнографии народов Дальнего Востока Дальневосточного научного центра АН СССР продолжил работы на поселении Синие Скалы. Раскоп в западной части поселения вплотную примыкал к раскопам 1970 и 1977 гг., где были обнаружены следы бронзолитейного производства. Вскрыты остатки нескольких жилищ-полуземлянок, прорезающих одно другое.

 

Наиболее интересные находки сезона связаны с бронзолитейным производством: ошлакованные камни, обломок глиняной льячки, литейные формы (целые и фрагменты). Привлекает внимание целая двусоставная форма для отливки нашивных украшений конической формы, которые неоднократно встречены на поселении. Форма изготовлена из серой породы с примесями талька в виде прямоугольных брусков размерами 12,7×2,9 см при толщине 1,1 и 1,5 см. В более массивной створке расположены пять конических углублений диаметром 2,3 см и глубиной до 1 см, имеющих черное углеродистое покрытие. На второй створке углублениям соответствуют округлые выступы высотой 0,2-0,3 см с неглубокими насечками, параллельными коротким сторонам створки-бруска (для отливки ушка). По осевой линии от литника до конца последнего выступа проходит желобок глубиной 0,15-0,20 см. Эта матрица сильно прокалена. Форма несёт следы реутилизации: на оборотной стороне бруска с выступами сделана новая матрица с четырьмя углублениями. На длинной узкой стороне створок нанесены вертикальные насечки, совпадающие при складывании реутилизованных матриц. Впервые на поселении найден бронзовый втульчатый наконечник копья листовидной формы со скошенным нижним краем и округлым стрежнем, переходящим в утолщённый край пера (общая длина — 11,3 см, наибольшая ширина пера — 3,6 см, диаметр втулки — 2,2 см). Типологически он совпадает с наконечниками, отливавшимися в формах, найденных в этой же части поселения в 1970 и 1977 гг.

 

Н.Г. Багынанов, Н.М. Щербакова

Работы в дельте Лены.   ^

// Археологические открытия 1978 года. М.: 1979. С. 209-210.

 

Северный отряд Приленской экспедиции Якутского филиала Сибирского отделения АН СССР вёл исследования в дельте Лены. При обследовании Оленёкской протоки обнаружены две стоянки. Стоянка Батыялах находится на её левом коренном берегу в 140 км от устья.

 

На протяжении 500 м зафиксировано восемь отдельных пунктов находок на мысовидных выступах террасы высотой 22-38 м. Находки сделаны на развеянной поверхности цоколя террасы. Материал всех пунктов представлен наконечниками стрел симметричной подтре-

(209/210)

угольной формы с прямыми и вогнутыми основаниями, миниатюрными скребками подтреугольной и трапециевидной формы, заготовками овальных ножей, двойным угловым резцом на пластине, обломком нуклеуса, вкладышами на пластинах, пластинами и отщепами. Для изготовления их использовался серовато-желтоватый кремень и кремнистый сланец. Предварительно стоянка отнесена к ымыяхтахской культуре (II тысячелетие до н.э.). Не исключено, что здесь присутствуют и более древние материалы.

 

Стоянка Дюлюнг-Хая расположена на левом коренном берегу Оленёкской протоки, в 110 км от её устья. Обнаружены два пункта на высоте 15 и 20 м. В пункте 1 найдены две кремнёвые пластины с ретушью, пластина из кремнистого сланца и крупный диабазовый отщеп, в пункте 2 — отщеп из кремнистого сланца. Находки лежали на раздернованных участках цоколя террасы.

 

В.В. Бобров, Ю.М. Бородкин

Разведка в Кемеровской области.   ^

// Археологические открытия 1978 года. М.: 1979. С. 210-211.

 

Колчанная пряжка из кургана у станции Промышленная.

(Открыть в новом окне)

 

Кузбасский отряд Южносибирской экспедиции Кемеровского университета проводил разведку памятников по рекам Иня, Кия, Серта в Промышленовском, Чебулинском и Тисульском р-нах Кемеровской обл. В Промышленовском р-не на р. Ине открыты 14 разновременных памятников, расположенных на мысовидных участках первой надпойменной террасы. Поселения у деревень Уфимцево, Лебеди и станции Падунская датированы эпохой доандроновской бронзы. Наиболее значительное из них по мощности и насыщенности культурного слоя — поселение у д. Лебеди, где найдена керамика, орнаментированная вертикальными рядами оттисков шагающей гребёнки, мелкозубчатого штампа, круглыми ямками и полулунными вдавлениями. Венчик сосудов приострён и украшен ногтевыми вдавлениями. На поселении обнаружено несколько фрагментов с ложнотекстильным орнаментом. Каменный инвентарь представлен кремнёвыми отщепами и комбинированным орудием. К андроновской культуре относится могильник в 1 км к востоку от д. Титово, состоящий из восьми курганов диаметром до 12 м и высотой до 0,5 м. Один курган раскопан. На дне могильной ямы (2,5×1,6 м, глубина 2 м) находилась двойная рама из расколотых вдоль бревен, покрытая положенными поперёк брёвнами и берёстой. Обряд погребения — трупосожжение. У юго-западной стенки могилы стоял горшок, а у северо-восточной расчищены две нитки бронзовых бус.

 

К эпохе поздней бронзы относится большинство памятников (Промышленная II, III, Портнягино, Титово III, Усть-Каменка I, II). На всех поселениях найдена типичная для ирменской культуры керамика. На поселении Промыш-

(210/211)

ленная II зафиксированы жилищные впадины площадью 150-200 кв.м. Поселения Титово II и IV, видимо, датируются периодом раннего железа.

 

У д. Васьково в пойме р. Ини расположено средневековое поселение. К этому же времени относится курганный могильник в 2,5 км от станции Промышленная. Один курган раскопан. В разрушенном погребении найдены остатки колчана с костяными пластинками, украшенными циркульным орнаментом, железный нож и роговая пряжка. Инвентарь типичен для сросткинской культуры. На р. Кие у горы Бухтай обследован участок протяженностью 2-3 км. В устье Смирновского ручья (левый приток р. Кии) обнаружены поселения эпохи раннего металла и два местонахождения с каменным инвентарём, а на склоне горы Бухтай — поселение поздней бронзы. На р. Серте у д. Курск-Смоленка (Чебулинский р-н) открыто поселение, где собраны кремнёвые отщепы и скребок.

 

Продолжены раскопки поселения ирменской культуры на р. Люскус. Вскрыто 136 кв.м. Среди находок преобладает керамика. Найдены также каменное грузило, литейная форма и клад бронзовых украшений, две гофрированные пронизки конической формы, массивная подвеска и две пронизки на кожаном ремешке. Первые два изделия впервые найдены на памятниках ирменской культуры. В 20 м от указанного памятника вверх по течению р. Люскус обнаружено средневековое поселение.

 

Э.Б. Вадецкая

Раскопки тагарского могильника близ устья ручья Березового.   ^

// Археологические открытия 1978 года. М.: 1979. С. 211-212.

 

Сибирская экспедиция Ленинградского отделения Института археологии АН СССР продолжала работы в Шарыповском р-не Красноярского края. Основным объектом работ был могильник сарагашенского этапа тагарской культуры (IV-III вв. до н.э.), расположенный на правом берегу ручья Берёзового, близ впадения его в р. Береш. Раскопаны шесть земляных курганов диаметром 15-35 м, содержавших восемь могил. Под насыпями четырёх курганов сохранились ограды из мелких плит. Погребальные камеры представляли собой обширные грунтовые ямы (6-16 кв.м), закрытые двумя-тремя бревенчатыми накатами, поверх большинства которых имелись остатки каменных надмогильных сооружений. Стенки ям были укреплены низкими срубами, досками и плитами. Могилы коллективные, в них обнаружены десятки скелетов, а также захоронений, очевидно, отдельных черепов и длинных костей скелетов.

 

Особенно интересны две могилы наибольшего по размерам кургана 8. В одной из них было похоронено более 80 человек; значительная часть костяков не потревожена грабителями. Погребённые лежали ярусами, вплотную друг к другу. Наблюдается определённая закономерность в их расположении, а именно: верхние лежали головами на груди нижних. В другой могиле того же кургана стенки ямы и дно по краям были облицованы плитами, поверх плит на дне стоял сруб. Яму закрывали накаты брёвен, на толщину которых по её борту была сложена каменная ограда-крепида, имевшая вход в камеру. Брёвна и каменная ограда первоначально были сплошь покрыты толстым слоем берёсты, сверху облицованной уложенными в виде купола плоскими плитами. Берестяное покрытие обуглено.

 

В могилах найдено много глиняной посуды и бронзовых изделий: кинжалов, ножей, чеканов, втоков, шильев, зеркал,

(211/212)

амулетов, гривн, разнообразных украшений головных уборов. Есть чеканы и кинжал с фигурными навершиями. Преобладают изделия уменьшенного размера. Из более редких предметов отметим три штандарта, остатки железных ножей, деревянных окрашенных плашек, бляшки из листового золота, обрывки меховых головных уборов, шерстяной ткани и берестяных мешочков.

 

Н.В. Варанкин, В.Т. Ковалёва

Раскопки поселения Ташково I в бассейне р. Исеть.   ^

// Археологические открытия 1978 года. М.: 1979. С. 212.

 

Поселение находится в 2,5 км от д. Ташково Каргапольского р-на Курганской обл. и занимает невысокую площадку у края боровой террасы. Вскрыто 312 кв.м при мощности культурного слоя от 1 до 2 м. Выявлены три культурных горизонта. Ранний относится к позднему неолиту и представлен в основном керамикой с гребенчатым орнаментом. Поздненеолитический слой зафиксирован только в юго-восточной части раскопа и перекрыт боборыкинским. Второй пласт (50-70 см) включает остатки двух жилищ подпрямоугольной формы с канавками на дне, кремень и керамику боборыкинского типа. Посуда плоскодонная, с линейно-накольчатым орнаментом. Орудия на пластинах изготовлены из кремня светло-серого цвета. Этот слой частично накладывается на поздненеолитический, а на большей части раскопа подстилается материковым песком.

 

Боборыкинский пласт перекрыт мощным (до 1,2 м) слоем с керамикой шапкульского и липчинского типов. Посуда кругло- и остродонная, орнаментирована длинным, с косой нарезкой зубчатым штампом или в технике отступающей лопаточки. Узор плотно покрывает всю внешнюю поверхность сосуда, включая дно. Этот слой содержит остатки жилища прямоугольной формы (9,2×8,4 м), углубленного на 1-1,1 м от поверхности. Пол его находится на материке. Другое подобное сооружение полностью накладывается на более раннее, боборыкинское. Для шапкульско-липчинского комплекса характерно большое количество изделий из яшмы и кремня. Орудия на пластинах представлены ножами, концевыми скребками, наконечниками стрел, среди которых есть девять однотипных кельтеминарского типа, симметричной трапецией, пластинкой со скошенным краем. Найден небольшой медный нож. Стратиграфически боборыкинский комплекс занимает промежуточное положение между поздненеолитическим и шапкульско-липчинским, относится ко времени не позднее второй половины III тысячелетия до н.э.

 

Е.А. Васильев

Исследования памятников эпохи бронзы в таёжном Приобье.   ^

// Археологические открытия 1978 года. М.: 1979. С. 212-213.

 

Исследования в таежном Приобье велись на трёх памятниках эпохи бронзы Парабельским и Нижнеобским отрядами экспедиции Томского университета. Парабельским отрядом в зоне строительства газопровода Нижневартовск — Парабель продолжены работы на поселении Тенга близ д. Прокоп (Парабельский р-н Томской обл.), в низовьях р. Парабель. Памятник многослойный: по материалам раскопок прошлых лет выделяются комплексы

(212/213)

эпохи железа, развитой и поздней бронзы. В этом сезоне обнаружен не совсем обычный энеолитический комплекс. Он представлен несколькими целыми и раздавленными сосудами, украшенными в технике отступающей палочки, с характерными маленькими плоскими донцами. Все сосуды располагались на древней поверхности и были посыпаны красной охрой. К этому же времени (начало II тысячелетия до н.э.), вероятно, относится и глубокая яма, заполненная аналогичной по цвету и составу охрой. Частично расчищено жилище эпохи поздней бронзы, видимо, летнее. Вокруг небольшого центрального углубления зафиксированы следы толстых вертикальных столбов по внутренней (малой) окружности и преимущественно наклонные столбовые ямки от жердей по внешней (большой). Коллекция памятника пополнилась многочисленными находками, среди которых отметим бронзовый кинжал андроноидного облика.

 

Начаты стационарные исследования памятников эпохи бронзы в бассейне р. Тым. Небольшой раскоп был заложен на поселении Польту I, расположенном в месте истока из одноименного озера р. Пельте. Памятник многослойный. Преобладает материал эпохи раннего железа с типичными для Нарымского Приобья керамикой и набором железных изделий. Коллекция находок эпохи бронзы состоит из обломков плоскодонных баночных сосудов с развитым гребенчато-ямочным орнаментом и нескольких каменных орудий. Предварительно поселение эпохи бронзы датировано серединой — третьей четвертью II тысячелетия до н.э., в культурном отношении оно близко среднеобским памятникам с гребенчато-ямочной керамикой, в первую очередь ваховским (Большой Ларьяк II и III). Нижнеобский отряд продолжил исследование памятника Малый Атлым I в одноимённом посёлке Октябрьского р-на Тюменской обл. Внесены коррективы в определение характера памятника, вскрыто жилище эпохи поздней бронзы. Памятник, ранее квалифицированный как поселение, для эпохи поздней бронзы оказался городищем. Вскрыта часть рва, глубина которого 2,4 м от уровня современной и 1,5 м от уровня древней поверхности. Городище было сооружено на высоком берегу Оби в начале I тысячелетия до н.э. населением, оставившим керамику с крестовой орнаментацией. Расчищена большая часть жилища того же времени. Очевидно, оно представляло собой наземную постройку, в конструкции которой использовался булыжник, кольцом охватывающий центральную, насыщенную угольками часть жилища. Вместе с крестовой керамикой обнаружены обломки двух антропоморфных керамических изображений с характерным, резко выделенным носом и слегка обозначенными ртом и глазами. Эти изображения типологически близки так называемым эмбрионовидным фигуркам, распространённым в лесной зоне Евразии. Комплексы эпохи неолита, ранней и развитой бронзы в раскопе этого года немногочисленны. Они свидетельствуют о существовании на территории Нижнего Приобья в эпоху ранней и развитой бронзы самобытной культуры с яркой, оригинальной по форме и орнаменту керамикой.

(213/214)

 

М.В. Ветров, Е.М. Инешин, А.Ю. Миронов, А.М. Сизиков

Работы Витимского отряда.   ^

// Археологические открытия 1978 года. М.: 1979. С. 214.

 

Витимский отряд Ленской партии Комплексной экспедиции Иркутского университета совместно с Иркутским областным музеем краеведения продолжил исследование стоянок в устье р. Каренги (правый приток Витима), связанных с отложениями 18-20-метровой цокольной террасы. В пунктах Усть-Каренга VI и VIII раскопами вскрыто соответственно четыре и шесть стратиграфически разделенных культуросодержащих слоёв, отражающих ряд этапов развития материальной культуры от неолита до палеометалла. Материал неолитических слоёв представлен клиновидными призматическими нуклеусами, трансверсальными резцами, ножами-бифасами, теслами с «перехватом», призматическими пластинками, отщепами, единичными фрагментами сосудов с отпечатками зубчатого штампа. В качестве заготовок в большинстве случаев использовались гальки кремнистых пород. В более поздних горизонтах представлены немногочисленные халцедоновые отщепы, пластинки и фрагменты керамики.

 

В пункте Усть-Каренга XVI материал концентрировался в прослойке тёмно-серого песка (1-3 см), заключенной между двумя генерациями морозобойных трещин в верхней части аллювиальных отложений на глубине 30-70 см. В северной части раскопа зафиксировано округлое в плане очажное пятно. Ранненеолитический инвентарь состоит из клиновидных нуклеусов, бифасов, призматических микропластинок, отщепов и фрагментов керамики с отпечатками зубчатого штампа и незначительно отличается от инвентаря вышезалегающих неолитических горизонтов.

 

Совместно с Институтом земной коры Сибирского отделения АН СССР проведены разведки в долине р. Витим (Муйско-Куандинская впадина) и р. Чара (Чарская впадина) в зоне строительства БАМа. В долине Витима зафиксированы три местонахождения: на восточной окраине д. Усть-Муя (Усть-Муя IV), у д. Неляты (Неляты I) и у метеостанции Спицино (Спицино I). Собран подъёмный материал, сходный с ранее известным на памятниках Старый Витим I-III и стратиграфически привязывающийся к пачке красно-бурых супесей (Неляты I и Спицыно I — 6-метровая и Усть-Муя IV — 20-метровая витимские террасы) эпохи позднего голоцена. На основании корреляции с памятниками сопредельных территорий местонахождения можно отнести к эпохе палеометалла.

 

В долине р. Чара обследованы местонахождения в уроч. Пески: по левому борту долины ручья Холодный, в 1 км от тригопункта и на северо-западной оконечности урочища (Пески I-III). Материал дислоцируется на северо-восточных бортах котловин выдувания и стратиграфически относится к покровным отложениям погребённой террасы, аналогично террасе местонахождения Усть-Муя IV. Хронологические рамки — неолит — палеометалл.

(214/215)

 

А.В. Виноградов

Раскопки в Танды.   ^

// Археологические открытия 1978 года. М.: 1979. С. 215.

 

Отряд Ленинградского Дворца пионеров и археологического кружка Ленинградского университета в составе Балгазынской экспедиции Тувинского научно-исследовательского института языка, литературы и истории при Совете Министров Тувинской АССР вёл работы в Мажалыкской степи на комплексе Тээрьге I. Центральным его объектом является сооружение из земли и камней диаметром около 45 м, к северо-западу от него расположена группа небольших каменных сооружений, а к востоку — кольцевые выкладки. В задернованное центральное каменно-земляное сооружение по краям было впущено несколько десятков незадернованных выкладок неправильной формы из мелких валунов, в центре имелась западина. При разборке каменных выкладок установлено, что мелкими валунами были заполнены ямы, в которых на уровне древней поверхности находились остатки ритуальных костров — скопления углей и золы. Нижние горизонты заполнения содержали камни со следами пребывания в сильном огне, причём, судя по их стратиграфическому положению, непотревоженные. В ходе разборки основного сооружения был выявлен развал кольцевой стенки из плитняка и обломков горных пород, обрамлявшей каменно-земляное сооружение, но не связанной с выкладками из валунов. Северо-западная группа комплекса включала шесть округлых задернованных каменных сооружений. При их разборке обнаружены отдельные угли и в двух случаях на уровне погребённой почвы прослежены остатки четырёх вертикально врытых брёвен. Восточная группа включала четыре кольцевые выкладки из небольших валунов. Внутри обнаружены остатки ритуальных костров и кости животных. Очевидно, комплекс является древним святилищем, функционировавшим па протяжении нескольких исторических эпох, начиная, возможно, со скифского времени.

 

На могильнике Мажалык-Ховузу III, расположенном в 1 км к западу от Тээрьге I, раскопаны четыре кургана саглынской культуры (V-III вв. до н.э.). Три из них имели наземные сооружения из земли и камней, наземное сооружение четвёртого уничтожено распашкой. Выявлены обширные камеры-срубы, ориентированные сторонами по странам света. В камерах были остатки коллективных погребений, сильно разрушенных в древности. В углах камер-срубов обнаружены остатки ритуальной пищи — черепа и другие кости баранов. Среди находок есть глиняные сосуды с рельефным орнаментом, железный кинжал с костяной рукояткой (подобный кинжал встречен впервые), железные ножи и шилья, бронзовые и костяные наконечники стрел, бронзовые пряжки и подвески со стремячковидными окончаниями, разнообразные бусы, бронзовое зеркало с рукояткой, выполненной в скифском зверином стиле.

 

А.В. Волокитин

Разведочные работы в Братском районе.   ^

// Археологические открытия 1978 года. М.: 1979. С. 215-216.

 

Экспедиция Братского отделения Общества охраны памятников истории и культуры исследовала Окинскую и Ийскую акваторию Братского водохранилища. Проведена шурфовка позднепалеолитического местонахождения Кал-тук I на левом берегу Калтукского залива. Ретушированная пластинка, резцы и сколы залегали на глубине 0,20-0,25 м от поверхности в отложениях,

(215/216)

Скульптурные изображения рыб (сланец).

(Открыть в новом окне)

 

включающих большое количество щебня. Здесь же, на размыве, собраны пять монофронтальных нуклеусов со скошенными площадками из кварцита и траппа. У Долоновской горы, в 29 км от бывшего устья р. Оки, на размыве собраны вещи из погребального комплекса: железные черешковые наконечники стрел, трёхлопастные с широкими и один с узкими лопастями, однолопастные разнообразной формы, нож, пряжки и стремена. Подобный комплекс, впервые зафиксированный в Среднем Приангарье, свидетельствует о продвижении сюда кочевников и может быть датирован концом I тысячелетия н.э.

 

Большой материал собран на периодически затопляемых водохранилищем островах на устьевом участке двух небольших левых притоков р. Ии, рек Бады и Ендоби. Здесь были разрушены комплексы раннего неолита (представлен керамикой с отпечатками «сетки-плетёнки»), позднего вееяита (керамика с отступающими оттисками), эпохи бронзы (сосуды с «жемчужинами») и железа (сосуды с тонкими налепными валиками) . Найдены два бронзовых ножа, железные наконечники стрел, ромбические в сечении, н две скульптуры рыб (одна «янусовидная»). Последние изготовлены из сланца в технике точечной оббивки, а затем отшлифованы. Резными линиями обозначены глаза, жаберные крышки; и удлинённые пасти. Они снабжены сверлеными биконическими отверстиями в местах предполагаемых плавников. Толщина фигурок: янусовидпой — 2,2 см одноголовой — 1,4 см.

 

И.Г. Глушков

Работы на Крутинских озерах.   ^

// Археологические открытия 1978 года. М.: 1979. С. 216-217.

 

Крутинский разведочный отряд Среднеиртышской экспедиции обследовал берега оз. Ик, восточный и южный берега озёр Салтаим и Тенис (Омская обл.). Обнаружены 34 памятника: 21 поселение, два городища и 11 местонахождений. Наибольший интерес среди поселений на оз. Ик представляют Китерьма III, Красный Мыс I, Усть-Китерьма, Красный Пахарь II, Яман IV. Поселение Красный Мыс I расположено на высоком мысу коренного берега озера.

(216/217)

Здесь собраны фрагменты керамики и многочисленные кости животных. Основные элементы орнамента: «гребенчатая качалка», протащенная гребёнка. Предварительно поселение датировано ранней бронзой. Керамика поселения Усть-Китерьма имела закрытую баночную форму и была орнаментирована оттисками гребенчатого штампа вперемежку с ямками. Иногда узор напоминает сетку из оттисков гребёнки. Видимо, памятник относится к эпохе ранней бронзы. Аналогична датировка поселения Яман IV, расположенного на террасе р. Яман, впадающей в оз. Ик с запада. Керамика этого памятника орнаментирована рядами косопоставленных насечек, «гладкой качалкой»; часто орнаментальное поле разделено на зоны рядами ямок. Венчики прямые или немного вогнутые, с округлым краем.

 

Среди памятников на оз. Салтаим отметим поселение Саранин II, расположенное на гриве в 7 км к юго-востоку от д. Калугино. Оно распахивается, но культурный слой почти не задет. Траншеей обнаружено жилище, котлован которого углублён в материк на 20 см. В раскопанной части жилища вскрыта хозяйственная яма с фрагментами керамики и обломком каменного грузила в заполнении. На поселении собраны фрагменты плоскодонных сосудов, орнаментированных протащенной с равномерным нажимом гребёнкой, «гребенчатой качалкой», а также каменный топор, скобель на пластинчатом отщепе и бронзовая пластина (накладка).

 

Городище Дарвино II представляет собой прямоугольник (3696 кв.м), ориентированный с северо-запада на юго-восток, окружённый валом и рвом. Вход на городище находился в юго-западной стороне. В культурном слое обнаружена раннесредневековая керамика. Городище эпохи поздней бронзы Калугино I расположено на мысовидном выступе западной террасы оз. Тенис. Вал и ров кольцом оконтуривают площадку городища. На поверхности заметны семь земляночных углублений. В шурфах обнаружена керамика начала I тысячелетия до н.э. На поселении Дарвино I собрана керамика, орнаментированная крестовым штампом. Предварительно оно отнесено к VIII-VII вв. до н.э.

 

В.А. Голубев

Исследования на северо-восточном побережье Сахалина.   ^

// Археологические открытия 1978 года. М.: 1979. С. 217-218.

 

Экспедиция Южно-Сахалинского педагогического института вела охранные раскопки в зоне освоения шельфа Охотского моря. На северо-востоке о-ва Сахалин выявлен ряд памятников по берегам залива Пильтун, устьям рек Кадылания, Сабо, расположенных на краю первой надпойменной террасы высотой 6-7 м. На стоянке Кадылания I раскопано круглое в плане жилище эпохи раннего неолита (III-II тысячелетия до н.э.). Каменный инвентарь представлен ножевидными пластинками, фигурными ножами, скребками. В котловане жилища обнаружены фрагменты керамики с орнаментом в виде штамповых вдавлений, резных линий, параллельных, вертикальных зигзагов. Близ устья р. Сабо, на правом берегу бывшей поймы, исследован комплекс из 35 жилищ. При раскопках одного из них (с валом на дневной поверхности) обнаружены концевые скребки и фрагменты керамики, орнаментированной горизонтальными полосами из оттисков гребенчатого штампа.

 

На морской косе залива Пильтун близ нефтепромысла Одопту, на берегу лагуны, связанной протокой с Охотским морем, выявлены остатки временной на-

(217/218)

земной стоянки. При раскопках на останце террасы на глубине до 0,4 м обнаружены залегавшие в мерзлотных линзах слоя светло-серой супеси своеобразные и архаичные материалы. Большую часть находок составляют ножевидные пластинки правильной огранки и изделия из них. Размеры пластинок различны: от микролезвия длиной 2 см до макропластин длиной 14 см. Последние обработаны крутой ретушью мезолитического облика. Среди находок есть острия, резцы и скребки на пластинках. Полученные археологические материалы характеризуют, скорее всего, палеонивхскую локальную этническую группу северной части Сахалина, проникшую сюда, возможно, в составе той миграционной волны с материка, которая шла по долинам рек Тыми и Пороная.

 

А.Д. Грач

Работы Балгазынской экспедиции.   ^

// Археологические открытия 1978 года. М.: 1979. С. 218.

 

Балгазынская экспедиция Тувинского научно-исследовательского института языка, литературы и истории при Совете Министров Тувинской АССР в составе трёх отрядов (см. сообщения В.Т. Монгуш и А.В. Виноградова) продолжила исследования памятников в зоне строящейся оросительной системы в Тандинском р-не Тувы.

 

На могильниках Мажалык-Ховузу I и II головным отрядом вскрыта новая серия курганов с камерами-срубами саглынской культуры (V-III вв. до н.э.). Значительно пополнены сведения о погребальном ритуале саглынцев: возле юго-восточных стенок срубов вновь зафиксированы погребения, которые могут быть интерпретированы как захоронения домашних рабов; получены новые подтверждения кочевого образа жизни носителей саглынской культуры — в камерах обнаружены конские и бараньи черепа и кости (сопроводительные захоронения лошадей и овец являются одним из надёжных индикаторов, свидетельствующих о наличии кочевого скотоводства). Зафиксированы впускные погребения в каменных ящиках, относящиеся к улуг-хемской культуре гунно-сарматского времени, что дополняет сведения об относительной хронологии саглынских и улуг-хемских памятников. Пополнилась серия сосудов с красочной росписью (есть не известные ранее мотивы); найдены предметы вооружения из бронзы и железа (в том числе фрагментированный железный меч), бронзовые и костяные пряжки, золотые нашивные украшения, импортные пастовые глазчатые бусины античного происхождения, роговые орнаментированные накладки, бронзовые и железные шилья, бронзовые зеркала с петельчатой дужкой, бронзовые и костяные пуговицы и другие предметы. Выдающаяся по своему значению находка сделана топографом геодезической партии В.А. Богдановым на территории намеченного к раскопкам могильника Тээрьге II. В непосредственной близости от распаханного курганного комплекса на пашне обнаружена уникальная скульптурная композиция скифского времени из золота и полудрагоценных камней (сердолика и бирюзы) . Композиция изображает эпическую сцену охоты на дикого кабана: знатный охотник вонзает меч-акинак под сердце животного, которое, бешено сопротивляясь, бьёт охотника клыком в ногу; сзади в кабана вцепилась охотничья собака. Особый интерес представляет изображение человека в полукафтане с короткими рукавами (одежда передана весьма детально); антропологический тип его — европеоидный, показаны длинные усы. Ближайшие аналогии — изображения на войлоке из Пазырыка.

(218/219)

 

С.Б. Гультов, Н.А. Лазаревская, А.В. Субботин

Разведки в зоне строительства Берёзовской ГРЭС.   ^

// Археологические открытия 1978 года. М.: 1979. С. 219.

 

В связи с началом строительства первой Берёзовской ГРЭС в Шарыповском р-не Красноярского края разведочной группой Сибирской экспедиции Ленинградского отделения Института археологии АН СССР при участии Кемеровского университета проведено обследование данного района. Интенсивная распашка земель вызвала значительное разрушение памятников. Большинство их представляет собой курганные группы, где нетронутыми остаются один-два достаточно крупных кургана, а о наличии других свидетельствуют находки на большом удалении от сохранившихся насыпей. Обследовано побережье оз. Инголь. Здесь открыто двуслойное поселение эпохи ранней бронзы (III-II тысячелетий до н.э.) площадью около 2000 кв.м. Другое поселение расположено в пойме р. Объюл, в 1,8 км от оз. Инголь, где собраны фрагменты керамики и кремнёвые орудия неолитического времени. В тагарскую эпоху эта площадь была занята курганным могильником. Восточнее оз. Инголь, у дороги, ведущей из пионерского лагеря на станцию Дубинине, найдена ещё одна группа курганов тагарского времени. Две курганные группы зафиксированы на полях северо-западнее с. Дубинино, где замечены камни распаханных оградок.

 

Ещё несколько курганных могильников сосредоточено на обширных площадях между дорогой с. Родники — г. Шарыпово и реками Кадат и Береш. Все они характеризуются крайней степенью распаханности и наличием подъёмного материала тагарского времени (V-III вв. до н.э.). Наибольший интерес представляет могильник у оз. Ашпыл — единственный, земляные насыпи которого не подвергались распашке. Он состоит из 29 курганов, расположенных компактно на высокой надпойменной террасе р. Кадат. Диаметр насыпей — 15-25 м, высота — до 2 м. В некоторых случаях заметны крупные плиты оград.

 

H.H. Диков

Исследования в бассейне р. Колыма и на Чукотке.   ^

// Археологические открытия 1978 года. М.: 1979. С. 219-220.

 

Чукотско-Колымский отряд Северо-Восточно-Азиатской комплексной экспедиции Дальневосточного научного центра АН СССР вел исследования мезолитических памятников. На левом берегу р. Малтан, впадающей справа в правый приток Колымы — р. Бахапчу, продолжены раскопки двуслойной стоянки Малтан I, где вскрыто более 300 кв.м и пройдены мезолитический и неолитический слои. Еще четыре стоянки каменного века (Малтан II-V) обнаружены на 10-20-метровой террасе правого берега р. Малтан, напротив стоянки Малтан I. Стоянка Малтан IV, приуроченная к щебнистой поверхности 20-метровой террасы (на левом приустьевом мысе впадающего справа в р. Малтан ручья), дала много грубооббитых скребловидно-тесловидных орудий из жёлтого окремнелого пеплового туфа, подобных орудиям из нижнего, мезолитического слоя стоянки Малтан I.

 

На юге Чукотки исследовано несколько стоянок, обнаруженных в 1977 г. геологом Ю.А. Колясниковым на реках Линлиретваам и Инаськваам, впадающих справа в р. Хатырка. Определён позднепалеолитический характер стоянки Инаськваам II, остатки которой сохранились на отпрепарированном эрозией останце 20-метровой террасы справа от устья р. Велюнейваам. Комплекс

(219/220)

резцевидно приострённых отщепов красной окремнелой яшмы с вершины этого останца близок халцедоновым резцевидным остриям из погребения в верхнепалеолитическом культурном слое VII стоянки Ушки I на Камчатке. Обсидиановые же изделия с противоположной стороны останца, очевидно, более поздние и, скорее всего, сопоставимы с находками из слоя VI ушковских стоянок. Подтверждён неолитический возраст стоянок Линлиретваам I и Инаськваам I. Там найдены призматические нуклеусы и фрагмент керамики. В том же районе открыты ещё семь стоянок. На одной из них (слева от устья ручья, впадающего в р. Инаськваам, в 3 км выше стоянки Инаськваам II) на щебнистой поверхности 8-метровой террасы собраны архаичные, судя по всему донеолитические, каменные изделия: бифасы, резчики, пластинчатые отщепы.

 

В низовьях р. Анадырь на стоянке на Чикаевском мысе (против устья р. Танюрер) под торфом в розовом суглинке в мерзлоте прослежен нижний культурный слой с фрагментом гладкостенной керамики, коническими нуклеусами и полиэдрическими резцами. Обнаружен и ещё более глубокий культурный слой, в щебёнке, без керамики, с призматическими (карандашевидными) нуклеусами и с грубыми отщепами жёлтого кремня, мало характерного для вышележащих слоев. Стоянка Чикаево I может считаться хорошо стратифицированной и опорной для изучения послепалеолитических культур р. Анадырь. На соседнем цокольном мысе в 100 м выше по Анадырю обнаружена стоянка Чикаево II, нижний, очевидно, мезолитический слой которой (в щебенке под гумусированным слоем, на глубине 0,4-0,5 м, в мерзлоте) с грубыми отщепами желтого кремня хорошо коррелируется с нижним слоем стоянки Чикаево I. На оз. Тытыль и на берегах р. Малый Анюй обнаружено несколько мезолитических и неолитических стоянок.

 

H.H. Диков

Исследование камчатской верхнепалеолитической стоянки Ушки I.   ^

// Археологические открытия 1978 года. М.: 1979. С. 220-221.

 

Срсднекамчатский отряд Северо-Восточно-Азиатской экспедиции Дальневосточного научного центра АН СССР продолжил вскрытие культурных слоёв VI и VII на площади более 300 кв.м. В слое VII обнаружена обширная (8×6 м) углистая овальная площадка — остатки пола наземного жилища. В середине её — кострище с перегоревшими костями птиц и животных. При разборке углистой площадки извлечены кремнёвые орудия: листовидные ножи-бифасы, наконечник стрелы, скребки, а также комочки красной охры. В слое VI, отделённом снизу от предшествующего стерильным супесчано-суглинистым слоем, раскопаны ещё два жилища (общее их количество теперь достигает 18). Одно из них небольшое, целиком наземное, с кольцевым каменным очагом, другое, судя по сохранившейся углистой площадке пола, тоже наземное и очень большое (15×8 м), удлинённо-округлых очертаний в плане, с двумя кострищами. С западной его стороны имелся широкий коридор-пристройка, а с юго-восточной найдены кости бизона и большая плитка красного гематита. Возможно, захоронение костей связано с каким-то ритуалом. Культовый характер имело, вероятно, и вылепленное из красной охры изображение рыбы. Среди обнаруженных на углистой площадке каменных изделий (клиновидных нуклеусов, скребков, ножей, лыжевидных сколов, резцов, микропластинок) при-

(220/221)

мечательны три миниатюрные лабретки из мягкого камня. Тем самым подтверждается протоэскимосско-алеутский характер позднепалеолитической культуры слоя VI, резко отличающейся отсутствием клиновидных нуклеусов от предшествующей палеоиндейской культуры слоя VII.

 

Г.В. Длужневская

Исследования погребальных памятников в Саянском каньоне Енисея.   ^

// Археологические открытия 1978 года. М.: 1979. С. 221-222.

 

Пятый отряд Саяно-Тувинской экспедиции Ленинградского отделения Института археологии АН СССР продолжил исследования в зоне водохранилища Саяно-Шушенской ГЭС и между Н. Шанчи и Н. Чаа-Холь, на участке, проходящем через долину Мугур-Саргол в Каравей, к началу Саянского каньона. Работы проводились на могильниках Каравей I, II, Мугур-Саргол и Хем-Терек II, III (41 км ниже впадения р. Хемчик, по левому берегу Енисея). Раскопано 30 объектов, из которых наиболее интересны курганы монгун-тайгинского типа (13), комплекс древнетюркского периода на трассе дороги и курган раннескифского времени в каньоне.

 

Курганы монгун-тайгинского типа — вымостки округлой и прямоугольной в плане формы (диаметр — 5-10 м, высота — до 0,5 м) из уплощённых обломков горных пород, обрамленные по краю более крупными камнями и вертикально врытыми плитками. По углам подчетырёхугольных вымосток стояли стелы. Погребения были совершены вблизи уровня древней поверхности в камерах из крупных камней, уложенных горизонтально (подпрямоугольной формы) или установленных вертикально (пятиугольной формы). Непотревоженными оказались два погребения, где умершие лежали на боку с подогнутыми ногами, головами на запад, северо-запад. В двух погребениях найдены бронзовые бочонковидная пронизка и гвоздь. По предложенной А.Д. Грачом вариабильности погребений этого типа, их можно отнести к вариантам МТ II, а, б, III.

 

Комплекс на могильнике Мугур-Саргол включает каменное изваяние в кольцевидной выкладке и курган с пристройкой, под которым находилось погребение человека с конём. Раскопки этого комплекса вёл строительный отряд Кызылского пединститута (руководитель Ю.Г. Рыженков). Прочерченное на изваянии лицо человека напоминает личину на известном «кудыргинском валуне». На этой же грани стелы — три выгравированные фигуры лошади с выстриженными зубцами гривами, выбитые фигура козла и знак в виде скифского котла. В 2 м к западу от стелы под наземным сооружением округлой в плане формы (диаметр — 5 м, высота — 0,5 м) находилось потревоженное погребение человека в подбое, закрытом вертикально поставленными камнями. В разных местах ямы найдены фрагменты берестяного колчана, срединные накладки на лук, рукоятка камчи, части прибора для добывания огня, железные наконечники стрел и иной инвентарь, сопутствующий погребению мужчины-воина. На голове коня сохранились остатки кожаных ремней с серебряными полусферическими бляшками. Исследованные объекты в целом относятся к древнетюркскому периоду.

 

Курган, раскопанный на могильнике Хем-Терек III, имел наземное сооружение подквадратной в плане формы (длина стороны 10 м), возведённое на естественной возвышенности с использо-

(221/222)

ванием выброса из могильной ямы. Крепида из врытых вертикально массивных камней двойная с юго-запада и северо-востока и одинарная с юго-востока и северо-запада. Заполнение внутренней площади представляло двух- трёхслойную облицовку земляной насыпи. Грунтовая могильная яма, вероятно перекрытая некогда плитами, была заполнена камнем, сползшим в неё в результате ограбления. На дне ямы, на каменной вымостке, находились останки человека, захороненного на левом боку с подогнутыми ногами, головой на северо-запад. Курган можно датировать раннескифским временем: под наземным сооружением найдена бронзовая наременная обойма овальной формы с косыми насечками на одной из сторон.

 

Н.И. Дроздов, С.А. Лаухин

Исследование стоянки Усть-Кова в среднем течении Ангары.   ^

// Археологические открытия 1978 года. М.: 1979. С. 222.

 

Ковинский отряд Североангарской экспедиции Красноярского педагогического института продолжил раскопки Усть-Ковинской многослойной стоянки. Раскоп на левом берегу Ангары, в 250 м выше устья р. Ковы, расширен до 300 кв.м. От него перпендикулярно берегу по второй террасе, к которой приурочена стоянка, заложена линия шурфов (через 4-6 м). Прошурфована и средняя терраса, к которой прилегает вторая терраса. Вдоль бровки второй террасы заложены раскоп и серия шурфов выше основного раскопа. Слой с палеолитическими находками сложен серыми сильнокарбонатными глинами (преимущественно вверху) и переотложенным, сильно перемятым натёчным слоем гумусового горизонта ископаемой почвы, перемещённой ископаемыми процессами солифлюкции. К полосам перемещенного гумуса приурочены и тонкие линзы, и прослои углей, размытых и растащенных солифлюкцией. Для углей получены две даты по С14 — около 30-32 тыс. лет. Находки неоднородны: позднепалеолитические тяготеют к кровле слоя; более примитивные залегают в его основании и приурочены к перемещённой почве с углями. Обе группы находок рассредоточены в слое и гипсометрически чётких уровней не занижают.

 

Слой серой глины и погребённой почвы имеет изменчивую мощность (0-1,2 м). Кровля его образует натеки, вспучивания и западины. Слой прорван системами псевдоморфоз по ледяным жилам двух генераций. В верхней толще карбонатной глины найдены кремнёвые пластины с ретушью, резцы, скребки, нуклеусы, отщепы. В ископаемой почве и под ней встречены грубые аморфные нуклеусы, скребки, два наконечника из камня и бивня мамонта, пластинчатые сколы, отщепы, обработанная кость. В слое найдены кости мамонта, лошади, бизона. Вышележащие отложения коричневатой супеси содержат остатки периода среднего и позднего неолита. В хозяйственной яме (0,9×1,0 м) на уровне ископаемой почвы найдено более 200 целых и обломанных изделий из камня и кости. На глубине 25-30 см от поверхности в гумусированной почве обнаружены изделия из железа и бронзы, керамика и девять кострищ. На однослойной мезолитической стоянке Усть-Кова I в раскопе (430 кв.м) найдены клиновидные и призматические нуклеусы, ретушированные вкладыши, скребки на пластинах, пластинчатых сколах и отщепах, резцы, призматические пластинки.

(222/223)

 

Н.И. Дроздов, В.А. Погудин, Б.И. Дроздов

Разведка на среднем Енисее.   ^

// Археологические открытия 1978 года. М.: 1979. С. 223.

 

Среднеенисейский отряд экспедиции Красноярского педагогического института вёл разведки на участке от г. Красноярска до пос. Стрелки. В 25 км ниже Красноярска на правом берегу Енисея обследована стоянка Няша. В пункте «А» в одном из дюнных выдувов обнаружено бронзоплавильное сооружение. Ширина его — 0,62 м, длина — 1 м. В заполнении найдены куски древесного угля, бронзовые шлаки, фрагменты обугленных костей, гладкостенной керамики.

 

В пункте «Б» в 300 м ниже пункта «А» проведены зачистки борта террасы и шурфовка. Выделены четыре культурных горизонта, приуроченных к погребённым гумусированным почвам, разделённым стерильными прослойками песка. В культурном горизонте 1 на глубине 60 см от поверхности найдены остатки фауны. В горизонте 2 мощностью 35-40 см обнаружены призматические пластинки, отщепы, наконечники стрел треугольной формы, фрагменты сосудов, украшенных прочерченными линиями и оттисками отступающей лопатки. Мощность горизонта 3—10—35 см. В нём встречены наконечники стрел треугольной и листовидной форм, призматические пластинки, концевые скребки, фрагменты керамики, орнаментированной многозубчатой отступающей лопаткой и оттисками шнура. Фрагменты так называемой посольской керамики впервые встречены на Енисее в культурном слое. Горизонт 4 фиксируется на глубине 1,47-1,55 м от поверхности. Здесь найдено много фрагментов керамики с оттисками шнура, зубчатой лопатки, концевые скребки, призматические пластинки, отщепы, обработанная кость.

 

При разведках открыты поздненеолитические стоянки у с. Покровка и осмотрена стоянка у бывшего села Придивное. В зачистке оврага в чётких стратиграфических условиях выделены два культурных слоя. Слой в гумусированной почве относится к железному веку, слой 2 содержит неолитическую керамику. Ниже с. Захаровка найдено селище, принадлежавшее, вероятно, енисейским кыргызам VI-VII вв.

 

М.А. Дэвлет, Н.О. Бадер, В.П. Даркевич, Н.В. Леонтьев

Петроглифы Енисея.   ^

// Археологические открытия 1978 года. М.: 1979. С. 223-224.

 

Отряд по изучению петроглифов Саяно-Тувинской экспедиции проводил исследования наскальных изображений в Красноярском крае и в Тувинской АССР. В Красноярском крае продолжен осмотр и частичная фиксация петроглифов, значительная часть которых была открыта А.В. Адриановым в начало XX в. Обследованы писаницы Шалаболинская, Потрошиловская, на горах Суханиха и Седловина у д. Быстрой, зафиксированы новые петроглифы Боярского хребта. В бассейне р. Абакан осмотрены наскальные изображения Изрых-тас и Малые Арбаты. За последние десятилетия наблюдается быстрое разрушение скал с древними рисунками, что вызывает необходимость скорейшей их фиксации. Наиболее перспективными представляются работы на горе Суханиха, где среди множества петроглифов обращает на себя внимание грандиозное скальное панно, содержащее рисунки разных эпох, в том число древний пласт — фигуры стремительно мчащихся копытных животных, поражающие динамикой и совершенством форм.

(223/224)

Петроглифы на горе Седловина у д. Быстрая.

(Открыть в новом окне)

 

Стационарные работы велись в Саянском каньоне Енисея в Туве. На левом берегу Енисея обнаружены новые петроглифы вдоль «дороги Чингисхана», на берегу Чингинской воронки, на скалах над ущельем, ведущим из уроч. Мугур-Саргол в Ортаа-Саргол. Начата съёмка общего плана местонахождения наскальных рисунков на правом берегу р. Чинге. На святилище Мугур-Саргол проводились работы по уточнению и проверке скопированных ранее рисунков. При тщательном осмотре плоскостей с петроглифами, выполненными в точечной технике, найдены отдельные изображения животных, процарапанные тонкой резной линией и трудно различимые. Благодаря низкому уровню воды в Енисее в отчётном году обнаружены новые петроглифы, которые ранее находились под водой, в том числе изображение личины со сложным головным убором: рога с отростками, «антенна» в виде буквы «Ф». В отношении топографии наскальных рисунков сделаны следующие наблюдения: изображения масок-личин, домов с загонами, солярных символов имеются только на святилище. Между тем сюжеты, встречающиеся среди петроглифов на окрестных горах, такие как изображения верблюдов, кабанов, хищников из семейства кошачьих, птиц, среди наскальных изображений Мугур-Саргола отсутствуют.

(224/225)

 

В.И. Дьяков, О.В. Дьякова

Исследования на западном побережье Татарского пролива.   ^

// Археологические открытия 1978 года. М.: 1979. С. 225.

 

Североприморский отряд Института истории, археологии и этнографии народов Дальнего Востока Дальневосточного научного центра АН СССР вел исследования в Советско-Гаванском р-не Хабаровского края. Наибольший интерес представляют находки на правом берегу р. Коппи, в 300 м от устья. Расположенное здесь поселение занимает высокую пойму на площади около 15 тыс. кв.м. У восточной границы поселения вскрыто 12 кв.м. Судя по стратиграфии, этот участок примыкал к жилищу, выброс из котлована которого частично перекрывал древнюю материковую поверхность. Здесь найдены фрагменты сосуда, украшенного прочерченными изображениями водоплавающих птиц, видимо уток.

 

Раскопками в средней части поселения обнаружены остатки полуподземного жилища. В коллекции преобладают кремнёвые отщепы. Из орудий имеются наконечники стрел, преимущественно треугольной формы, проколки, скребки, обломки прямоугольных в плане и в сечении шлифованных топоров, сегментовидный нож с одним центральным отверстием и крупный наконечник копья листовидной формы. Найдены фрагменты тонкостенных горшков с налепным валиком под венчиком и неорнаментированным туловом. Керамика может быть отнесена к лидовской культуре. Видимо, в данный комплекс входят сосуды горшковидной формы с оттисками четырёхзубого штампа близ венчика и с отпечатками квадратно-ячеистого штампа на тулове. Отметим находки «каменного лемеха» и грузил, в том числе с пробитыми по периметру желобками.

 

На левом берегу Коппи обнаружены остатки, видимо, более позднего поселения. Раскопана уцелевшая часть небольшого прямоугольного в плане жилища, относящегося, очевидно, к мохэской культуре. Поселение на р. Ботчи дало значительное число кремнёвых отщепов, орудия и неорнаментированную керамику. На р. Луговой и в районе пос. Иннокентьевка выявлены поселения позднего этапа лидовской культуры.

 

Н.М. Зиняков

Исследования горнометаллургического центра в Горном Алтае.   ^

// Археологические открытия 1978 года. М.: 1979. С. 225-226.

 

Алтайский отряд Южносибирской экспедиции Кемеровского университета продолжил исследование памятников чёрной металлургии в Горном Алтае. Многочисленные находки сыродутных горнов и металлургических шлаков в отдельных точках юго-восточной части Горного Алтая позволили выделить крупный горнометаллургический центр, располагавшийся в Чуйской и Курайской степях. Основой развития железоделательного производства явилось наличие легкодоступных железорудных месторождении и рудопроявлений, а также лесных массивов в этой части Алтая. Поэтому древние металлурги выбирали место для сооружения сыродутных печей лишь там, где имелись основные компоненты, необходимые при плавке железа. Зафиксировано восемь памятников железоделательного производства. Семь из них расположены на обоих берегах среднего течения р. Юстыд, один — в среднем течении р. Бурату.

 

На четырех памятниках (р. Юстыд)

(225/226)

проводились стационарные исследования, в ходе которых раскопаны семь сыродутных горнов двух типов. Первый тип представлен тремя хорошо сохранившимися горнами древнетюркского времени. Они овальные в плане, сооружены в земле из обломков горных пород и каменных плит с последующей глиняной обмазкой. В передней стенке оставлено отверстие для выпуска шлака, соединяющееся с предгорновым углублением. Дутьё подавалось в специальные воздуходувные каналы, расположенные на высоте 1,10-1,30 м. Количество воздуходувных каналов (диаметр 4 см) достигало 24. Описанные горны довольно развитой конструкции. Объём рабочей части у хорошо сохранившейся сыродутной печи — около 1 куб.м (высота — 180 см, ширина — 55 см, длина — 130 см). На одном из памятников (Юстыд V) зафиксированы остатки столбов от навеса. Сыродутные печи второго типа представляют собой небольшие сооружения довольно простой конструкции. В земле выкапывалась сегментовидная закругленная внизу шахта глубиной 70-90 см, куда через воздуходувные глиняные сопла подавалось дутьё. Указанные печи, не имевшие специального отверстия для выпуска шлака, функционировали лишь в ходе одной плавки. Датирующий материал при них не обнаружен; типологически их можно отнести к периоду раннего железа.

 

Л.Г. Ивашина

Раскопки поселения у оз. Кулькисон.   ^

// Археологические открытия 1978 года. М.: 1979. С. 226-227.

 

Отряд Института общественных наук Бурятского филиала Сибирского отделения АН СССР вёл раскопки поселения у оз. Кулькисон в Кижингинском аймаке Бурятии, в 18 км северо-восточнее пос. Хуртей, в бассейне р. Кудун, одного из притоков р. Уды. На 6-метровой террасе, частично разрушенной оврагами и примыкающей к заболоченному руслу ручья, вытекающего из озера, заложены четыре раскопа (301 кв.м). Стратиграфия такова: дёрн (0,01-0,03 м); тёмно-серая или тёмная гумусированная супесь, иногда с вкраплением гравия и мелких камней (0,25-0,40 м); светлая мешаная супесь (0,15-0,30 м); материк — на глубине 0,5-0,7 м. Культурный слой приурочен к гумусированной супеси в месте перехода её в светлую супесь и к верхнему горизонту последней. Зафиксированы очаги с небольшим слоем прокалённой земли и ямы. Найдены куски камня со следами сколов, различного рода пластины, отщепы, нуклеусы из халцедона, яшмовидпого кремня и других кремнистых пород. Предположительно поселение носило специфический характер и было обитаемо во время периодических вылазок за каменным сырьем (в 1 км западнее поселения, в районе карьера по добыче камня и гравия, встречаются куски кремня и халцедона).

 

Среди находок, типичных для позднего неолита — раннего металла, больше всего нуклеусов, пластин и пластинчатых отщепов. Нуклеусы, как правило, полностью сработаны и представлены подпрямоугольными, клиновидными, коническими и карандашевидными формами; есть и нуклеусы-резцы. Часть пластин и пластинчатых отщепов, снятых с нуклеусов, имеет подработку и использована в качестве ножей и вкладышевых лезвий, но большинство служило материалом для изготовления скребков, проколок, резцов, наконечников стрел и других инструментов. Найдены как крупные скребла со следами оббивки по краю, сделанные из плоских пластинок серого сланца, так и мелкие скребки из халцедона и яшмовидных

(226/227)

пород зеленоватых и коричневато-красных тонов. Среди них есть миниатюрные орудия с овальным и округлым рабочим краем, ретушированным со спинки, которые могли вставляться в специальные рукояти; языковидные скребки с овальным, тщательно ретушированным рабочим краем и удлинённо-вытянутым противоположным концом, служившим своеобразной ручкой. Собраны проколки, острия, двусторонне ретушированные наконечники стрел с симметрично-выемчатым и прямым основанием, плоские шлифовальные плитки. Встречены кости со следами шлифовки, часть шила из грифельной кости крупного копытного, небольшой костяной резачок, обломок бронзового кольца. Найдены фрагменты тонкостенных сосудов с прямыми и слегка отогнутыми наружу венчиками. Несколько черенков имеют небольшие «карнизы» у венчика. Орнаментация: прочерченные линии, штрихи, различные вариации гребенчатого штампа и лопаточки, косые насечки и вдавления. Поселение у оз. Кулькисон датируется первой половиной II тысячелетия до н.э.

 

А.Л. Ивлиев, Ю.Г. Никитин

Раскопки Майского городища.   ^

// Археологические открытия 1978 года. М.: 1979. С. 227-228.

Фрагмент глиняной статуэтки.
Майское городище.

(Открыть в новом окне)

 

Отряд Института истории, археологии и этнографии народов Дальнего Востока Дальневосточного научного центра АН СССР начал раскопки Майского городища, расположенного на невысоком холме в долине р. Комиссаровки, в 0,5 км северо-западнее с. Майского Ханкайского р-на Приморского края. Городище окружено валом и двумя рвами, имеет форму, близкую к квадрату (125-140 м). В средней части южной и северной стен городища имеются остатки ворот с полукруглыми защитными валами перед ними, а по четырём углам на валах сохранились остатки башен. Вокруг городища в радиусе более 1 км в большом количестве встречается керамика и черепица — вероятно, городище было детинцем в центре большого средневекового поселения. На городище вскрыто 300 кв.м и обнаружены жилище и колодец.

 

Котлован жилища имеет форму неправильного овала с выступом в северовосточной части и впущен в материк на глубину 0,5-0,7 м. Вдоль западной стенки на искусственной насыпи высотой 20 см располагался кан. Дымоходы кана были покрыты крупными плитами камня, внутренние стенки кана и дымоходов — обмазаны глиной. В жилище найдено много фрагментов керамики и кровельной черепицы, 19 бронзовых сунских и танских монет VII-XII вв., изделия из кости и железа. Отметим находки двух комплектов костяных палочек для еды, костяных заколок для волос и деталей конской упряжи, в чис-

(227/228)

ле которых есть инкрустированная серебром железная пряжка, костяные сворки, железные накладки и пряжки. Особенно интересна головка глиняной мужской статуэтки с головным убором типа «путоу», известным по фрескам XI в. Колодец имел деревянный сруб (1×1 м), в котором на глубине 1,80 м обнаружены железные удила с кольчатыми псалиями, стремя, тавро для клеймения скота и три целых станковых сосуда.

 

Материал датирует городище XI-XII вв. При этом обращает на себя внимание наличие бохайских черт в керамике и изделиях из кости. Не находит пока аналогий в чжурчженьском материале и конструкция раскопанного здесь жилища. Более архаично, нежели на чжурчжэньских городищах, выглядит целый ряд железных блях и собранная на поселении вокруг городища черепица. Скорее всего это основанный кидянами в XI в. город, впоследствии завоёванный чжурчжэнями, причём основную массу его населения составляли попавшие под власть киданей, а затем чжурчжэней бохайцы, во многом сохранившие своеё культурное своеобразие.

 

Ю.Ф. Кирюшин

Работы Алтайской экспедиции.   ^

// Археологические открытия 1978 года. М.: 1979. С. 228-229.

 

Экспедицией Алтайского университета начаты работы в лесостепном и Горном Алтае. В Павловском р-не у с. Елунино на левом обрывистом берегу Оби обнаружены три курганных могильника, пять поселений, два городища и культовое место. От Елунинского I могильника сохранились 33 насыпи диаметром от 7-8 до 15-20 м. Два аварийных кургана вскрыты. Среди находок есть керамическое напряслице, бронзовая бляшка скифского времени и каменная курильница. Елунинский II могильник состоит из 10 насыпей диаметром от 10-15 до 30 м. Раскопан один курган диаметром 28 м. В углублённой на 2 м материковой яме (4,1×2,2 м) обнаружен сруб сложной конструкции. Могила разграблена в древности. Найдена лишь одна золотая ажурная серьга скифского времени. Могильник III насчитывает девять насыпей. На территории могильника сооружено городище, большая часть которого разрушена обрывом берега. Сохранились три жилищные западины. В центре с. Елунино на узком мысу находится андроновское поселение (3 тыс. кв.м), в северо-западной части которого сооружено городище, где отмечено 16 жилищных западин. На соседнем мысу обнаружено поселение I тысячелетия н.э. Еще три поселения расположены около могильника I. Два из них относятся к периоду раннего железа, на третьем встречены фрагменты сосудов эпохи бронзы и раннего железа. На территории могильника раскопано культовое место, которое действовало с VIII-VII по V-IV вв. до н.э. Здесь найдены целые ирменские и большереченские сосуды с костями рыбы и животных. Имеются сосуды с изображениями собаки (или волка) и лося, костяные наконечники стрел, иглы, штампы.

 

В Первомайском р-не открыты два могильника эпохи раннего железа, восемь поселений и три городища того же времени. У Большого Гонбинского кордона на правом берегу Оби находится один из могильников, где вскрыты четыре погребения, в которых найдены бронзовый нож, сосуды, керамические пряслица. На территории могильника собраны большереченские сосуды, золотые серьги, бронзовые пронизки. Рядом расположено поселение ирменско-большереченского времени. Второй могиль-

(228/229)

ник выявлен у базы отдыха «Обские плесы», на правом берегу Оби, у с. Бобровка. Здесь вскрыты два погребения: в одном найдены бронзовый нож, сосуд и керамическое пряслице, в другом — наборный пояс с бабочковидными бляшками и бляшками, изображающими тигра, кабана и свернувшуюся змею. По берегу собраны каменные скребки, шлифованное тесло, керамика эпохи бронзы.

 

В Майминском р-не у с. Карасук исследовалась пещера Нульгак. Она находится на левом берегу ручья Нульгак, на высоте 176 м от уровня воды. Площадь её — около 26 кв.м. Вскрыто 12 кв.м. В верхней части культурного слоя до глубины 0,6 м встречены фрагменты сосудов эпохи бронзы и раннего железа, костяные наконечники стрел и гарпун, кремнёвые скребки, отщепы, много шлака и костей животных и птиц. Культурный слой в этой части представлял собой тёмную гумусированную землю. Ниже шёл слой серой супеси (0,4 м), в котором найдены обломок каменного ножа или дротика. Все это подстилал слой дроблёного камня (0,4 м). Ниже этого слоя обнаружены палеолитические орудия (рубила, скребки) и обломки костей.

 

Ю.Ф. Кирюшин, А.С. Шемякина

Работы на оз. Иткуль.   ^

// Археологические открытия 1978 года. М.: 1979. С. 229-230.

 

Экспедицией Алтайского университета начаты исследования памятников неолита и бронзы на оз. Иткуль в Бийском р-не, открытых в 1950-х годах Б.X. Кадиковым. На поселении Коровья пристань I заложен раскоп (90 кв.м). Памятник однослойный, с мощным культурным слоем (0,7 м) и датируется эпохой раннего металла. Здесь найдены фрагменты сосудов, украшенные оттисками отступающей и печатной гребёнки, рядами ямок, реже — «жемчужин», каменные скребки, наконечники стрел, ножевидные пластинки, каменные и керамические грузила.

 

На многослойном поселении Коровья пристань II вскрыто 472 кв.м. Культурные напластования его относятся к эпохам раннего металла, андроновской, еловской и раннему железу. Материалы эпохи раннего металла залегали в нижней части культурного слоя на глубине 0,7-0,8 м вдоль самого берега озера. Это каменные скребки, ножевидные пластинки, грузила, фрагменты сосудов, украшенные отступающей и печатной гребёнкой. Многие днища украшены солярными узорами. Материалы андроновской эпохи залегали также в нижней части слоя, но несколько дальше от берега. Это фрагменты сосудов с меандровыми узорами, треугольниками, нанесёнными мелкозубой гребёнкой, бронзовый втульчатый наконечник стрелы, напоминающий миниатюрное турбинское копьё. К андроновской эпохе относилась бронзолитейная мастерская, в которой найдены фрагменты сосудов, обломки керамических литейных форм, тиглей, куски шлака и остатки мощного кострища. В верхней части поселения собраны фрагменты еловских сосудов, украшенных резной и гребенчатой сеткой, заштрихованными треугольниками и ромбами, и фрагменты сосудов периода раннего железа. На поселении Костёнкова избушка вскрыто 264 кв.м. Памятник также многослойный: ранний металл, еловское время и средневековье. Здесь обнаружены каменные тесла, ножи, наконечники стрел, ножевидные пластинки и скребки; много костяных изделий: наконечников стрел, проколок, гарпун; найдены каменные и керамические грузила для сетей, железные черешковые ножи, керамика. Несколько пар еловских сосудов были поставлены один

(229/230)

над другим вверх дном. Поселения, видимо, носили сезонный (летний) характер. На Комсомольском мысу в западной части озера выявлен могильник эпохи раннего металла. Расчищена одна могила с трупосожжением, в которой стоял раздавленный сосуд. Раннесредневековый могильник открыт па северном берегу залива Дергач, где расчищена одна могила. На этом же берегу залива собраны фрагменты сосудов эпохи бронзы и раннего средневековья.

 

С.П. Кистенёв

Работы Приленской экспедиции.   ^

// Археологические открытия 1978 года. М.: 1979. С. 230.

 

Южный отряд экспедиции Якутского филиала Сибирского отделения АН СССР вёл разведки в Южной Якутии и на северном участке трассы БАМ в Амурской обл. Найдены шесть стоянок. Стоянка Большой Нимныр обнаружена на 6-метровой надпойменной террасе левого берега р. Большой Нимныр (правый приток Алдана), в 500 м от одноимённого посёлка. Находки, представленные ножевидными пластинами, залегали под дерном в обожжённой супеси над толщей крупнозернистого песка и речной гальки. В окрестностях пос. Чульман в устье р. Локучакит, левого притока р. Чульман, на 17-метровой цокольной террасе собраны призматические нуклеусы, угловые и срединные резцы, ножевидные пластины, отщепы, вероятно, сумнагинской культуры. Стоянка Чульман расположена па изгибе левого берега одноименной реки, в 400 м западнее стоянки Локучакит. Ножевидные пластины и отщепы лежали па краю 8-метровой цокольной террасы, местами под дёрном, на глубине 5-7 см. Стоянка предварительно отнесена к сумнагинской культуре.

 

В Амурской обл. на левобережье р. Маделан (правый приток р. Большой Ольдой), на приустьевой 6-8-метровой надпойменной террасе в районе пос. Маделан обнаружены четыре пункта находок (в 100 м один от другого). Культурные остатки представлены кремнёвыми и халцедоновыми отщепами, ножевидными пластинами, наконечниками стрел, скребками и микроскребком, резцами, шнуровой керамикой. Предварительно выделены остатки белькачинской и, вероятно, сумнагинской культур. На левом берегу Амура в северной части пос. Джалинда у станции Рейново в двух пунктах собраны отщепы и клиновидный нуклеус.

 

Северно-восточный отряд экспедиции обследовал окрестности пос. Черский (Нижнеколымский р-н) и р. Пантелеиху (правый приток Колымы). В районе пос. Черский собран материал на стоянках Зелёный Мыс и Пантелеиха I-VIII, в основном относящийся к белькачинской и ымыяхтахской культурам. На 30-километровом участке по р. Пантелеихе, на правом её берегу, открыты стоянки Пантелеиха-Гора и Родинка. Первая расположена в 800 м ниже пос. Пантелеиха на 7-метровом мысовидном уступе надпойменной террасы. Находки сделаны на бечевнике и раздернованных склонах террасы. Культурный слой прослеживается под дёрном в коричневатой супеси (8-20 см). Найдены кремнёвые и халцедоновые отщепы, ребристая пластина, наконечники стрел и шлифованное долото. Все они относятся к ымыяхтахской культуре. В 13 км ниже этой стоянки на 9-мотровой террасе обнаружена стоянка Родинка. Находки приурочены к коричневой супеси под дёрном. Инвентарь стоянки, состоящий из отщепов, заготовок, скребков, фрагментов шнуровой и вафельной керамики, относится к белькачинской и ымыяхтахской культурам.

(230/231)

 

О.Б. Кокорина

Раскопки и разведка на среднем Чулыме.   ^

// Археологические открытия 1978 года. М.: 1979. С. 231.

 

Средне-Чулымский отряд Томского университета продолжил работу в районе среднего течения р. Чулым. Вскрыто 120 кв.м культурного слоя на месте жилищ 2 и 3 Городокского I поселения, открытого в 1977 г. Жилища подпрямоугольной в плане формы (6×4 м) с выходом углублены в материк па 0,10-0,15 м. В центре прослеживается очаг из обожжённой глины диаметром около 0,4 м. Жилище 3 погибло от пожара. Хорошо прослежен пол в виде прослойки угля (4-5 см). В межжилищном пространстве обнаружено много костей животных, значительно больше, чем в самих жилищах. Керамика из раскопа не противоречит ранее установленной дате поселения — X-XIII вв.

 

Разведкой открыты 10 новых памятников. Арышевское I поселение обнаружено в 4 км от д. Больше-Дорохово вверх по р. Яя (левый приток Чулыма), на берегу Арышевской курьи, и насчитывает девять западин округлой или овальной формы глубиной 0,2-0,4 м. Три больших жилища имеют выход длиной около 1 м. В 700 м от этого поселения вверх по р. Яя находится Арышевское городище, где отмечены семь западин округлой или овальной формы глубиной 0,2-0,4 м. Городище защищено рвом шириной 2,2-2,9 м и глубиной 1 м. Арышевское II поселение, состоящее из 12 жилищ, зафиксировано в 100 м вверх по р. Яя от городища.

 

Наиболее интересно Цыгановское поселение, расположенное в 2 км к северо-западу от д. Цыгапово на гриве высотой 3-7 м и длиной 270 м. С восточной стороны оно разрушено карьером, где собран подъёмный материал: кремнёвые отщепы, ножевидная пластина, орудие, разновременная керамика (эпохи неолита, бронзы, конца I тысячелетия до н.э. — начала и середины I тысячелетия н.э.), средневековый железный топор-корнекопалка. Иловское поселение обнаружено в 600 м к юго-западу от д. Иловка на гриве Большой Курган. Высота гривы — 3-5 м, длина — 75 м. Здесь насчитывается 27 западин округлой или овальной формы. Обнаружен один фрагмент раннесредневековой керамики. Возможно, поселение датируется второй половиной I тысячелетия н.э.

 

Б.А. Коников

Изучение средневековых памятников в Омском Прииртышье.   ^

// Археологические открытия 1978 года. М.: 1979. С. 231-232.

 

Разведочными отрядами Омского пединститута проведено обследование средневековых памятников в северных районах Омской обл. Возле деревень Кип и Кипо-Кулары Тевризского р-на раскапывались курганный могильник и два городища. Из 22 курганов вскрыты два, содержавшие по одному погребению в материковых ямах, вытянутых с северо-запада па юго-восток. В одном погребённый лежал на спине, головой па северо-запад, в сопровождении плоского железного и четырёх костяных черешковых наконечников стрел, двух бронзовых бусин. В области шейных позвонков найдены два плоских бронзовых антропоморфных изображения, выполненных в стиле, типичном для западносибирской металлической раннесредневековой скульптуры. Первое изображение представляет непропорциональную фигурку человека с большой головой и коротким туловищем. Голова обрамлена валиком (шлем?). В верхней части предмета — сквозное отверстие. Второе изображение техникой исполнения и композиционным построением аналогично описанному. Над головой гравировкой переданы вертикальные линии. Сзади находилась петелька. Возле черепа лежало бронзо-

(231/232)

вое навершие в виде головы хищной птицы (орлана), в ногах — глиняный сосуд. Погребение второго кургана уничтожено грабителями. В заполнении могилы встречались древесные угольки. Датируются курганы, видимо, IX-XII вв.

 

Городище у д. Кип занимало мыс, возвышающийся над поймой рек Иртыша и Кип. С напольной стороны сохранилась часть кольцевого вала. Площадь памятника — 1 тыс. кв.м. В шурфе (12 кв.м) собрано 70 фрагментов керамики, глиняная льячка и зубы лошади. Найдено бронзовое антропо-зооморфное изображение, передающее фигуру человека с хорошо проработанными чертами лица; руки и ноги оканчивались головками змей. Над головой размещалось изображение «ящера». Находка льячки и наличие заусениц на бляхе позволяют предположить местный характер литья, хотя по технике исполнения, композиционному построению и стилевым особенностям бляха тяготеет к произведениям так называемого пермского звериного стиля. Материал характеризует городище как однослойный памятник X-XIII вв. Второе городище того же времени расположено в 2 км к востоку от д. Кипо-Кулары, на мысу над поймой Иртыша. С напольной стороны вырыт глубокий (5 м) и широкий (6 м) ров. Площадь городища — 900 кв.м. За пределами рва находилось селище размерами около 2-3 тыс. кв.м. В раскопе (6 кв.м) найдены фрагменты керамики, два глиняных сосуда, костяной наконечник стрелы.

 

Близ д. Александровки Тевризского р-на в курганной группе из 13 насыпей раскопаны два кургана X-XII вв. В насыпи одного из них обнаружены три глиняных сосуда, крупная синяя бусина, остатки кострища, в насыпи второго — два глиняных сосуда, бронзовая бусина, фрагменты человеческих костей. В материковой яме находилось нарушенное погребение. Инвентарь: железный топор-тесло; бронзовые бусина, подвеска, серьга; глиняный сосуд. На городище X-XIII вв. в пос. Белый Яр того же района раскопом (64 кв.м) вскрыто жилище подпрямоугольной формы с выходом на юг — юго-восток. В заполнении найдены две глиняные льячки, обломок бронзового ножа (?), фрагменты 20 сосудов.

 

Возле д. Атакча Тарского р-на обследована курганная группа. В раскопанном кургане XV-XVII вв. обнаружено погребение (на спине, головой на запад) с бронзовым перстнем с четырёхугольным щитком.

 

И.К. Кордюкова, В.П. Коротаев, Л.А. Осоткина, В.И. Семёнова, Л.М. Терехова, В.С. Трубецкой, Н.В. Фёдорова, Ю.П. Чемякин

Исследования памятников эпохи бронзы — железа на Барсовой Горе.   ^

// Археологические открытия 1978 года. М.: 1979. С. 232-233.

 

Сургутский отряд Уральской экспедиции вёл раскопки на Барсовой Горе (р. Обь, Ханты-Мансийский нац. округ). Исследованы остатки 14 разновременных поселений. Эпоха бронзы представлена двумя наземными жилищами и небольшой землянкой. Одно жилище имело вид овальной, слегка приподнятой площадки около 20 м в диаметре, окружённой небольшими ямками. В центральной части его располагались три очага-кострища. Материал из жилища — в основном плоскодонные, слабопрофилированные сосуды. Орнамент нанесён гребенчатым штампом и состоит из поясков горизонтальной ёлочки, разделённых рядами ямок, зигзагов. Подобные узоры характерны для западносибирской лесной керамики эпохи поздней бронзы. Один небольшой сосуд имеет ребро по верху шейки, украшен крупной гребёнкой, поставленной на ребро; дно

(232/233)

Глиняная плитка с изображением двух человечков. Барсов Городок 1/25.

(Открыть в новом окне)

 

сплошь покрыто ямочными наколами. На краю жилища найден медальон из обожжённой глины, украшенный по краю ямочными наколами, в центре его — схематическое изображение лица. К периоду раннего железа относятся три поселения. На одном исследованы остатки слегка углублённых разновременных жилищ. Керамика, орнаментированная гребенчатым и крестовым штампом, может быть отнесена к началу железного века. Второе поселение состоит из семи наземных жилищ, расположенных полукругом. Жилища округлой формы, диаметром от 8,5 до 18 м, по периметру окружены неглубокими ямками, в центре — очаги-кострища. Керамика представлена фрагментами круглодонных сосудов со слабо профилированным верхом. Узоры нанесены гладким, реже гребенчатым штампом и представляют собой пояски наклонных и расположенных в шахматном порядке оттисков штампа. Поселение датировано серединой I тысячелетия до н.э. К тому же периоду относится нижний горизонт двуслойного городища Барсов Городок 1/22.

 

Несколько поселений характеризуют период рубежа эр. Это преимущественно городища, причём с достаточно мощной системой укреплений. Оборонительная система городища Барсов Городок 1/20, помимо глубокого рва и вала, имеет ещё два округлых выступа (бастиона) с напольной стороны. Жилища слегка углублены относительно древней поверхности, прямоугольной формы, с очагом в центре. На двух городищах (Барсов Городок 1/21 и 1/22) под валом обнаружены предметы плоского культового литья — личины и фигурки человека. В засыпи вала городища Барсов Городок 1/25 найдена прямоугольная плитка из обожжённой глины с изображением двух человечков. Керамика с городищ — фрагменты круглодонных сосудов с густой орнаментацией в верхней трети, выполненной гребенчатым, змейковым и уточковым штампами.

 

Самое позднее городище предварительно датировано концом I тысячелетия н.э. Оно разрушено, удалось раскопать только часть жилища и участок оборонительной системы. Найдены колоколовидная бронзовая подвеска и керамика, орнаментированная гребенчатым и уголковым штампами.

(233/234)

 

О.Н. Корочкова, В.И. Семёнова, К.П. Четвертак

Разведки в Тюменской области.   ^

// Археологические открытия 1978 года. М.: 1979. С. 234.

 

Разведочными группами Уральской экспедиции обследованы правый берег р. Тобол в Ярковском и Тобольском р-нах и р. Большой Салым в Сургутском р-не Тюменской обл.

 

На Тоболе открыты семь памятников и два местонахождения костей мамонта. Курганная группа из трех насыпей обнаружена в 1 км восточнее д. Бор. На мысах первой надпойменной террасы близ деревень Варвара и Чеганово открыты два поселения, подъёмный материал которых представлен керамикой эпохи поздней бронзы и раннего железа. Ещё одно поселение периода раннего железа найдено на первой надпойменной террасе у д. Пинтаки. На правом берегу р. Нерды (правый приток Тобола) открыто городище. Зафиксированы шесть жилищных впадин и ров, окружавший площадку. Предварительная дата памятника — середина I тысячелетия н.э. У д. Сорокино в уроч. Сорокинский Яр обнаружены одиночный курган и местонахождение костей мамонта. Кости залегают в коренном берегу Тобола на глубине 18-20 м от поверхности. Ещё один курган и местонахождение костей мамонта обнаружены у с. Худяково Тобольского р-на.

 

На левом берегу р. Большой Салым открыто городище подчетырёхугольной формы, обнесенное рвом и валом. Округлые жилищные впадины достигают 9-12 м в диаметре. Аналогичное городище найдено на высоком берегу р. Вандрас (приток Большого Салыма) в 1 км от места впадения в него р. Ай-еги. Предварительная дата обоих памятников — середина I тысячелетия — начало II тысячелетия н.э. На оз. Сырковый (Кинтусовский) Сор в 2 км к северу от станции Салым обнаружены пять городищ (четыре — на восточном и одно — на юго-западном берегу) и одно селище. Городища имеют подчетырёхугольную или округлую форму, площадь — от 500 до 2000 кв.м. На защищенной рвом и валом площадке хорошо видны жилищные впадины, расположенные рядами либо по кругу. Диаметры впадин — от 7 до 10 м. Селище находится на южном берегу озера, между вытекающей из него р. Ай-егой и протокой Батье озеро. Жилищные впадины расположены почти по кругу, диаметр их не превышает 3,5 м. Площадь селища — около 250 кв.м. Все найденные на озере памятники предварительно отнесены к I тысячелетию н.э.

 

М.Ф. Косарев, А.В. Куйбышев

Разведка в таёжном Прииртышье.   ^

// Археологические открытия 1978 года. М.: 1979. С. 234-235.

 

Разведочная группа Западносибирской экспедиции Института археологии АН СССР провела выборочный разведочный маршрут по Иртышу между пос. Уват и д. Семейка (Тюменская обл.). Обследовался в основном правый берег Иртыша, так как левая (пойменная) сторона оказалась малодоступной для пешего передвижения. С правой стороны к Иртышу достаточно часто выходит коренной берег, достигающий местами высоты 30-40 м. Он интенсивно разрушается. Так, у с. Демьянского за последние 300 лет река «съела» около 1,5 км берега.

 

Обследованы семь памятников; из них два (городища Кошелевское и Цингалы) были известны по упоминаниям в дореволюционной этнографической литературе. Шесть памятников относятся к

(234/235)

разным этапам средневековья, один (местонахождение на сору у пос. Горноправдинска) — к бронзовому веку. Особый интерес, судя по фортификационным особенностям, а также по богатству и насыщенности культурного слоя, представляет Кошелевское городище второй половины I тысячелетия н.э., расположенное на правом берегу Иртыша, примерно в 15 км ниже пос. Уват.

 

В.Д. Кубарев

Курганы Юстыда и Бар-Бургазы.   ^

// Археологические открытия 1978 года. М.: 1979. С. 235-237.

 

Восточноалтайский отряд Североазиатской экспедиции Института истории, филологии и философии Сибирского отделения АН СССР вёл исследования у подножия хребта Чихачёва в Кош-Агачском р-не Горно-Алтайской а.о. Закончены работы на могильнике Юстыд XII. Раскопаны 10 курганов. Во всех курганах на дне глубоких ям обнаружены обширные лиственничные срубы, рубленные в один — три венца и ориентированные сторонами по странам света. В курганах 21 и 22 внутри срубов были дополнительные погребальные ложа. Погребения коллективные (до трёх человек) и одиночные. Положение погребённых — скорченное на правом боку, головой па восток. Все погребённые сопровождались культовыми захоронениями коней (вдоль северной стенки сруба). Как правило, в северо-восточных углах срубов ставилась жидкая и мясная пища для погребённых (в керамических сосудах, иногда с рельефным орнаментом, деревянных кружках, ковшах и блюдах на четырёх ножках). Инвентарь разнообразен. Это бронзовые и железные ножи, бронзовые модели кинжалов и чеканов, сложные деревянные луки, остатки колчанов с древками стрел, на концах которых имитированы трёхгранные наконечники.

 

У многих погребённых на поясах были деревянные нашивные бляхи, сумочки с красящими минералами и амулетами из клыков марала. Последние, возможно, служили одновременно и инструментом для растирания красок. Обязательным магическим атрибутом является бронзовое зеркало в войлочном футляре, часто орнаментированном кожаной аппликацией. На зеркалах из кургана уникальные гравировки с изображением хищников; есть ещё несколько зеркал со сложной гравировкой фигур животных, в том числе хищных. Редкими были пастовые и каменные бусы, бисер, нашитый на сумочки или футляры для зеркал. В качестве украшения использовалась и скорлупа кедровых орехов. В отдельных погребениях сохранились крупные обрывки кожаной одежды с ярко раскрашенными накладными узорами растительного или зооморфного характера. Традиционны кольчатые серьги из серебряной и золотой проволоки, деревянные модели диадем и гривн. У многих погребённых в области черепа найдены реалистично исполненные фигурки оленей и коней, покрытые золотом. Самые ранние погребения могильника относятся к IV-III вв. до н.э., более поздние, вероятно, ко II-I вв. до н.э.

 

На правом берегу р. Бар-Бургазы, в местности Алты-Туру, исследованы два курганных могильника ранних кочевников (III-I вв. до н.э.). В могильнике Бар-Бургазы I вскрыты девять, в могильнике Бар-Бургазы II — 15 курганов. Два одиночных кургана раскопаны близ могильника Бар-Бургазы II. Оба могильника, хотя хронологически и близкие, всё же содержали самые разнообразные погребальные сооружения и иногда имели резко отличимый погребальный ритуал и сопровождающий инвентарь. Основным видом погребаль-

(235/236)

Деревянные наконечники гривны и фигурка оленя из кургана 18 могильника Бар-Бургазы II (1) и бронзовое зеркало из кургана 16 могильника Юстыд XII (2).

(Открыть в новом окне)

(236/237)

ных сооружений в первом могильнике оставался лиственничный сруб. В отличие от курганов Юстыда здесь одиночные погребения в срубах не сопровождались культовыми захоронениями коней, но зато встречено не известное до сих пор на Алтае сочетание: каменный ящик и сопроводительное захоронение коней с северной стороны ямы. Очевидно, это свидетельствует об единовременности сооружения каменных ящиков и лиственничных срубов, что отрицалось некоторыми исследователями. Во втором могильнике встречены лиственничные колоды, срубы, каменные ящики в ямах и на уровне древней поверхности. В обоих могильниках преобладает восточная ориентировка погребённых; положение — скорченное на правом боку. Второй могильник отличается малочисленностью инвентаря, а в некоторых могилах погребённые лежали скорченно на животе, лицом вниз.

 

Резко отличаются и погребения в каменных ящиках первого могильника. Благодаря прочному перекрытию из массивных плит в них прекрасно сохранились деревянные блюда, ковши и целые керамические сосуды. В головах погребённых лежали части кожаных головных уборов с нашитыми на них скульптурными изображениями коней и оленей, обложенными золотом. На поясе с орнаментированными бляхами найдены чеканы с длинной деревянной рукоятью, бронзовые кинжалы в деревянных ножнах, кожаные колчаны с моделями стрел, деревянные гребни и сумочки с зеркалами. В кургане 5 естественно мумифицировались голова, руки и ноги погребённого. Впервые в курганах Бар-Бургазы найдены настоящие боевые секира и железный акинак. На материале Бар-Бургазинских курганов наконец выяснено назначение «угольной» подсыпки под черепами погребённых. Она служила красителем для волос и встречалась чаще всего в погребениях женщин, о чём свидетельствует и находка фрагмента косы в заполнении чёрного красящего пятна под черепом одной из погребённых.

 

В.Д. Кубарев, Б.X. Кадиков, Л.М. Чевалков

Разведки по рекам Аргут, Чуя и Башкаус.   ^

// Археологические открытия 1978 года. М.: 1979. С. 237-239.

 

Разведочные группы Восточноалтайского отряда Североазиатской экспедиции продолжили работы в Кош-Агачском и Улаганском р-нах Горно-Алтайской а.о.

 

На правом берегу р. Коксу обследованы разновременные памятники (курганы ранних кочевников, древнетюркские курганы и оградки, петроглифы). Особое внимание уделено изучению конструктивных особенностей древнетюркских поминальных оградок и поискам новых каменных изваяний, большая часть которых была задернована — очевидно, они были разбиты или сброшены ещё в древности. Раскопки оградок и пространства вокруг них во многих случаях привели к открытию этих изваяний. Так, в степи Макажан (правый берег р. Коксу) отмечено 68 древнетюркских оградок и открыто 14 новых изваяний. В соседней степи Самаха почти все поминальные сооружения (около 80 объектов) разрушены мелиоративными работами, но и здесь обнаружено одно не известное ранее древнетюркское изваяние. В северной части степи Самаха также зафиксированы три редких по исполнению изваяния древних тюрок, лежавших лицом вниз у восточной стороны поминальных оградок.

 

Три каменные фигурки воинов обнаружены в среднем течении Коксу, в местности Коболок. Две из них извлечены из земли, причём одна находилась у большой оградки, окружённой валом и рвом. Аналогичная оградка частично

(237/238)

Древнетюркские изваяния из степи Макажан и Алты-Туру.

(Открыть в новом окне)

 

исследована в степи Макажан. С восточной стороны последней под слоем дёрна расчищен керамический сосуд и обломки ещё одного изваяния. Подобные поминальные сооружения, принадлежавшие древнетюркской знати, находят прямые параллели в идентичных памятниках Монголии и Тувы. Их близость подчёркивается наличием жертвенной посуды перед статуями. В устье р. Карагем обработаны 19 древнетюркских изваяний. Большая часть их осмотрена впервые, хотя отдельные были уже известны. Выделяется группа из 10 фигур в местности Тюргун. В их число входят удивительно реалистично выполненные фигуры. В этом же районе осмотрены два новых пункта с петроглифами. В уроч. Сал, в 5-6 км от с. Джазатер вниз по р. Аргут, открыты ещё два древнетюркских изваяния.

 

На р. Бар-Бургазы открыты пять древнетюркских изваяний. Два из них исследованы с сопровождающими их поминальными оградками. В местности Ак-кообы на левом берегу р. Бар-Бургазы раскопан курган древнетюркского времени, у насыпи которого было установлено каменное изваяние статуарного типа. В устье ручья Талдуаир (правый приток р. Бар-Бургазы) открыта и обработана древнетюркская руническая надпись в одну строку. На побережье Юстыда выявлены три уникальных изваяния. Одно из них было почти полностью разбито и задерновано. Раскопки позволили собрать все обломки и реконструировать реалистично исполненную скульптуру древнетюркского воина. Не менее интересные находки получены при исследовании поминальной оградки, сопровождавшей юстыдское изваяние. Внутри оградки под слоем дёрна, в заполнении из мелких галек, найдены железные предметы: два стремени, удила, сбруйные бляхи и пряжки. Изнутри к восточным плитам ограждения был пристроен небольшой каменный ящик-жертвенник. В нём найдена верхняя половина серебряного сосуда. Судя по инвентарю и реалиям, изображённым на изваянии, этот памятник датируется VII-VIII вв. Древнетюркское изваяние, открытое у слияния рек Богуты и Юстыда, отличается редкими для Горного Алтая иконографическими чертами (изображение двух рук, поддерживающих перед грудью кубок).

 

Совершенно неожиданным было открытие гончарной мастерской на правобережье Юстыда. Разведочный шурф был заложен на краю ямы-печи для обжига керамики, где найдены сотни фрагментов различных сосудов, обожжённые камни и комки глины со следами человеческих рук, глиняная обмазка. Мастерская устроена на берегу небольшого озера в обрыве, сложенном ярко-жёлтыми глинами, которые и служили основным сырьём для изготовления сосудов. Собранная здесь керамика, изготовленная на гончарном круге, по форме и декору сопоставима с посудой хуннов.

(238/239)

 

Три оленных камня, выполненных на кварцитовых блоках, также зафиксированы на правом берегу р. Юстыд. Два из них найдены в насыпях керексуров, третий использован вторично в качестве ведущего (изваяния) в ряду балбалов у древнетюркской поминальной оградки. Последний имеет редкое изображение кольца-серьги, внутри которого симметрично выбиты 11 глубоких ямок. Другой оленный камень с нанесёнными на него символами, характерными для основной массы восточноалтайских оленных камней, открыт на правом берегу р. Бураты. Здесь же раскопан курган в могильнике ранних кочевников. В уроч. Тадила (Курайская степь) открыто повое древнетюркское изваяние.

 

На восточной окраине пос. Улаган, в местности Кызыл-Мааны, по дороге на Саратан, осмотрены разновременные памятники, в том числе три изваяния древних тюрок. Одно из них выполнено на стеле с личиной окуневского типа. Четыре древнетюркских изваяния обработаны па западной окраине пос. Улаган, па левом берегу р. Башкаус. У одной из поминальных оградок в небольшой ямке собраны обломки железного котелка. На антропоморфной стеле гравировкой изображена сцена охоты лучника на оленя и кабана. В этом же районе осмотрено поминальное сооружение древнетюркской знати. В музее с. Балыктыюль также обработаны три каменных изваяния древнетюркского времени и обломок оленного камня.

 

А.М. Кузнецов

Раскопки стоянки Илистая I.   ^

// Археологические открытия 1978 года. М.: 1979. С. 239.

 

Отряд Уссурийского педагогического института вёл раскопки стоянки Илистая I. Вскрыто около 200 кв.м и выявлено два культурных слоя. Первый, залегающий в гумусированном суглинке, относится ко времени Бохая, второй, связанный с лёгким суглинком желтовато-белого цвета (10-25 см), дал каменные изделия и керамику эпохи неолита. Среди нуклеусов доминируют односторонние одноплощадочпые формы параллельного скалывания в различных комбинациях, некоторые можно отнести к призматическим формам. Часть нуклеусов для микропластин оформлена в технике юбецу, отдельные экземпляры — в технике хорока. Нуклеусам сопутствуют расщеплённые бифасы — заготовки, лыжевидные сколы, ладьевидные изделия. Основные орудия стоянки — скребки, резцы, ретушированные пластины, наконечники стрел. Резцы представлены боковыми и поперечными, срединными однофасеточными и многофасеточными типами. Наконечники стрел — двусторонне ретушированные и шлифованные. Найдены крупные двусторонне обработанные орудия, в том числе фрагмент оббитого топора, а также несколько шлифованных каменных подвесок круглой и удлинённой формы с отверстиями. Керамика представлена фрагментами тонкостенных неорнаментнроваппых сосудов с плоским дном, выделенной шейкой и прямым венчиком. Тесто рыхлое, с примесью органики.

(239/240)

 

Л.Р. Кызласов, И. Л. Кызласов

Изучение древнехакасских крепостей и замков.   ^

// Археологические открытия 1978 года. М.: 1979. С. 240-241.

 

Четвёртый сезон продолжались раскопки замка Уйбатского города. Доследование стен святилища (ярус 2) выявило первоначальную двуслойность кирпичной ограды. Её наружный слой составляла кладка из крупных блоков, внутренний — из мелкого сырцового кирпича, по размерам равного сырцу из стен самого замка. Таким образом, при сооружении святилища хронологически одновременно использован сырцовый кирпич двух различных размеров. Ряд наблюдений позволяет предположить облицовочное назначение крупных блоков, возможно имитировавших кладку из тёсаного камня. Кроме того, внутренняя часть ограды, сложенная из обломков, так же как и ранее изученные «трибуны» восточной и южной стен, могла использоваться для сидения присутствующих на богослужении. Интересно, что на некоторых из этих блоков обнаружены тамги, выцарапанные по сырой глине, — личные знаки древне-

 

Солнечное божество с Чёрного озера (Северная Хакасия).

(Открыть в новом окне)

 

хакасских феодалов. В данном случае все знаки однотипны. Возможно, строительный материал для святилища изготовлялся в «государевых» мастерских. Эти тамги, как и найденные бытовые предметы (обломки посуды, наконечники стрел и др.), и наблюдения над архитектурными особенностями позволяют, кажется, отнести сооружение святилища к концу IX — началу X в. Будучи сооружённым в период тюхтятской культуры, святилище продолжало существовать и во время аскизской культуры, в предмонгольское время.

 

В связи с ранней нижней датой святилища встал вопрос о том, как долго существовал сам замок. После снятия святилища (ярус 2) полностью вскрыта внутренняя поверхность восточной, отчасти северной стен и поперечная южная стена. Оказалось, что, кроме хорошо заметной по внешнему плану замка перестройки, сооружение пережило и различные внутренние строительные перемены. Так, единственный вход, выявленный три года назад при изучении фасада, был изнутри заложен. Внутренняя поверхность основных стен подверглась крупному ремонту. Возможно, обветшалость кирпичной кладки привела к сооружению опорных столбов, выявленных по всему периметру раскопанных участков стен. Например, вдоль восточной стены через каждые 175-180 см было установлено 14 лиственничных колонн, опиравшихся на каменные базы. Из-за скошенной поверхности стены низ каждого столба был врезан в кладку, а само бревно для предохранения от гниения на эту высоту обёрнуто берёзовой корой. Всё это указывает на то, что замок существовал долгое время. По новым данным, его соорудили, вероятно, на позднем этапе культуры чаатас (VIII — начало IX в.). Под одной из баз обнаружена строительная жертва — нижняя челюсть свиньи.

(240/241)

Существенно дополнил представления о хозяйстве древних хакасов расчищенный в этом году колодец (2х2 м). Он обнаружен в центре северной граненой башни замка. Стенки его сооружены из жердей.

 

По северной Хакасии пройден разведочный маршрут. Он позволил доследовать уже известные и обнаружить новые энеолитические изваяния, погребальные и поминальные памятники самых различных эпох, тагарские и таштыкские рисунки на скалах и камнях, древнехакасские тамги и надписи. Раскопан комплекс на месте изваяния Апсах-оба в районе Черного озера и аскизский кенотаф на горе Самохвал. На Чёрном озере обнаружено и вывезено энеолитическое изваяние, изображающее солнечное божество. Открыты два новых чаатаса близ улуса Подкамень и на Чёрном озере, а также обследованы не посещавшиеся археологами с конца XIX в. чаатасы на оз. Кызыл-куль и у горы Красный камень.

 

В Туве продолжено изучение пограничных укреплений и крепостей древних уйгуров. Осмотрены и определены как древнехакасские каменные стены близ уроч. Мугур-Саргол на Улуг-Хеме и крепость на горе над пос. Усть-Элегест. Заново обследована и прочтена известная древнехакасская надпись близ Мугур-Саргола, гласящая: «У тысячи героев на (реке) Ане славу мы сумели (уничтожить). Река Кем (Енисей). Написал Кулун». Установлено, что завоевание Тувинской котловины древнехакасскими феодалами производилось поэтапно и сопровождалось постепенным закреплением захваченных земель с помощью специально созданных стен и крепостей с военными гарнизонами. В Кёжээлиг-Хову на р. Эжиме произведены раскопки поминального ряда, содержавшего древнехакасскую эпитафию. Три другие не известные науке рунические надписи найдены в долине р. Эдегей — самые западные древнехакасские надписи в Туве.

 

В.Д. Ленъков, О.С. Галактионов, Г.Л. Силантьев

Раскопки Лазовского городища.   ^

// Археологические открытия 1978 года. М.: 1979. С. 241-242.

 

Лазовский отряд Института истории, археологии и этнографии народов Дальнего Востока Дальневосточного научного центра АН СССР исследовал Лазовское городище в 5 км к северу от одноимённого села в Лазовском р-не Приморского края. Городище датируется второй половиной XII — началом XIII в. Вскрыты остатки 10 жилищ, пяти террасовидных площадок без следов застроек и каменная курганообразная насыпь вблизи западных ворот городища. Исследованные у западных ворот остатки четырёх жилищ позволили сделать ряд интересных наблюдений. Небольшие размеры жилищ, полное отсутствие бытовых остатков в очагах канов, наличие, помимо кана, земляных нар в жилище 12 и почти полное отсутствие находок свидетельствуют, скорее всего, о том, что в жилищах постоянно не жили. Вероятно, они использовались как помещения для караульных служб.

 

Интересно жилище 17, построенное на искусственно возведённой площадке у восточных ворот городища. Жилище имело П-образный кан с двумя большими очагами. На кане и полу жилища сделано большое количество находок, свидетельствующих об интенсивной металлургической деятельности его хозяина: лом от чугунных и железных изделий, выплески от литья чёрного металла и горновой очаг с дымоходным каналом, по которому в систему кана отводилась дымо-газовая смесь. В заполнении горнового очага найдено более 200

(241/242)

Бронзовые детали поясного набора из жилища 18.
Лазовское городище.

(Открыть в новом окне)

 

панцирных пластин. Обнаруженные в процессе раскопок, помимо бытовых вещей, наконечник копья, вток, 15 бронебойных наконечников стрел, ножи и большое количество панцирных пластин позволяют предполагать, что в жилище жил и работал мастер-оружейник, специализировавшийся на изготовлении и ремонте панцирей и оружия. Упомянем найденные в жилище 18 детали поясного набора, представленные бронзовыми пряжкой и хомутком с орнаментом, на которых изображены стоящие под деревом олени. Интересно отмстить, что найденные здесь же железные пряжка и хомуток полностью копируют изображения на бронзовых деталях поясного набора. Чёткий и выразительный рисунок на бронзовых и железных деталях поясного набора — яркое свидетельство высокого мастерства средневекового кузнеца и ювелира.

 

Н.В. Леонтьев

Работы в Минусинском районе.   ^

// Археологические открытия 1978 года. М.: 1979. С. 242-243.

 

Минусинский краеведческий музей проводил охранные работы на южной окраине г. Минусинска. Выявлен небольшой могильник окуневской культуры, состоящий из пяти одиночных могил. Погребения совершены в небольших ямах, обставленных по стенкам песчаниковыми плитами. В одной могиле погребённый лежал головой к западу, в скорченной позе, на спине. Его сопровождал баночный сосуд с гребенчатым орнаментом. В остальных могилах кости погребённых лежали в беспорядке. Инвентарь: несколько астрагалов барана и мелкий каменный бисер.

 

Рядом с могилами выявлены 11 грунтовых ям глубиной до 70 см. Одна из них оказалась пустой, а пять были заполнены галечником и мелкими обломками камня, среди которых встречены обломки костей животных, каменные отбойники, наконечник стрелы и бусина. В яме 5, имевшей округлую форму, находились шесть черепов быков, положенных мордами к центру. Между ними лежали попарно кости их передних ног. Яма забросана сверху камнями и галечником, среди которых находились обломки костей животных, каменные отбойники и плитка песчаника с выгра-

(242/243)

вированным геометрическим рисунком. В яме 7 лежали четыре бычьих черепа, обращённых мордами к востоку. На черепа были сложены нижние челюсти и кости передних ног, выше находился наброс из камней и галечника. Три ямы содержали черепа и кости ног барана, а одна — эти же части скелета лошади и барана. Рядом с одной из ям расчищена небольшая прямоугольная оградка из врытых ребром плит песчаника. В ней собрано выше 70 зубов домашних животных и немногочисленные обломки костей животных, а также каменный нож, отбойники, обломки окуневского сосуда. На одной из плит оградки выгравированы изображения крупных рогатых животных. Невдалеке от ям и ограды сохранилось основание крупной песчаниковой плиты (стелы?), вкопанной в землю. Весь исследованный комплекс датируется окуневской культурой. В устье р. Тубы выявлен поминальник таштыкской культуры, состоявший не менее чем из девяти ямок, в которых находилось от одного до трёх глиняных горшков и кости барана. Рядом найдено разрушенное погребение каменноложского этапа. Собраны обломки двух глиняных сосудов, около 30 бляшек-пуговиц и другие украшения из бронзы. В междуречье Абакана и Енисея, на дюнных стоянках в окрестностях улуса Аршанова, собрано значительное количество скрёбел, скребков, отбойников и отщепов палеолитического облика,, а также фрагменты керамики, каменные и бронзовые предметы других эпох.

 

Н.Ф. Лисицын

Новые данные о палеолитических памятниках на высоких террасах Енисея.   ^

// Археологические открытия 1978 года. М.: 1979. С. 243-244.

 

Разведочный отряд Красноярской палеолитической экспедиции Ленинградского отделения Института археологии АН СССР продолжал спасательные работы на западном побережье Красноярского водохранилища. Исследовались палеолитические стоянки на склонах 80-100-метровых террас Енисея.

 

В Новосёловском р-не Красноярского края, в 1,5 км к востоку от р. Куртак, на площади 25 кв.м раскапывалась стоянка Куртак III, приуроченная к правому берегу длинного лога, берущего начало на водоразделе. Культурный слой залегал в виде небольших кострищ на глубине 2,85-2,95 м в покровных образованиях, в мощном слое лёгкой светло-серой супеси. Находки концентрировались вокруг зольных пятен. Собрано значительное количество расколотых костей и рогов северного оленя. В коллекции кремня со стоянки (свыше 2000 экз.) имеются: крупные нуклеусы, изготовленные из небольших валунов, около 50 крупных галечных орудий, скрёбла, ножи, острия, мелкие долотовидные орудия и скребки. Часть скребков изготовлена из мелких отщепов светло-коричневого пятнистого кремня. На стоянке Дивный I раскопано небольшое кострище с незначительной концентрацией находок вокруг очага. Культурный слой залегал на глубине 1,66-1,68 м. Найдены отщепы, скрёбла, небольшой нуклеус, фрагменты костей северного оленя, зубра, фрагмент рога северного оленя с пазами для закрепления вкладышей. В коллекции подъёмного материала со стоянки Чегерак выделяется группа одноплощадочных нуклеусов с негативами сколов на одной широкой плоскости гальки. На стоянке Аёшка III вместе с отходами производства найдены остроконечники, концевые скребки, клиновидные нуклеусы.

 

В Боградском р-не Хакасии собран подъёмный материал на стоянках, разрушенных при колебании уровня водо-

(243/244)

хранилища. В коллекции с Афанасьевой Горы представлены небольшие пластины-вкладыши с ретушью, резцы, пластины с выемками, мелкие призматические нуклеусы. На стоянке Первомайское II найдены два крупных скребла. Среди изделий местонахождения Крутогорское выделяются скрёбла, массивные ретушированные пластины, небольшие одноплощадочные нуклеусы. В степной части Чулымо-Енисейской котловины исследованы две стоянки, возможно, мезолитического времени. На стоянке Толстый Мыс найдены орудия микролитического облика: конические и карандашевидные нуклеусы, скребки. Аналогичная коллекция собрана на стоянке Интикуль. К финалу палеолита или мезолиту относится стоянка Куртак II, расположенная на склоне 80-метровой террасы Енисея. Культурный слой залегал на глубине 0,37 м. Найдены мелкие клиновидные и конические нуклеусы, небольшие пластинки без следов обработки. Малочисленность каменных изделий, бедность культурного слоя, отсутствие долговременных сооружений позволяют считать палеолитические памятники на высоких террасах Енисея кратковременными охотничьими стоянками.

 

Н.П. Макаров, Н.И. Дроздов, Н.Н. Идатчиков

Исследования в Кежемском районе.   ^

// Археологические открытия 1978 года. М.: 1979. С. 244.

 

Кежемский отряд Североангарской экспедиции Красноярского педагогического института продолжал раскопки и разведки в среднем течении Ангары. На стоянке Толстый Мыс, расположенной на 6-7-метровой правобережной террасе Ангары в 24 км выше с. Кежма, вскрыто 20 кв.м. Культурный слой 1 зафиксирован в гумусированной почве на глубине до 20 см от поверхности. В нем обнаружены остатки плавильных сооружений с большим количеством железных шлаков, железные изделия (пластинки, стерженьки, игла), изделия из камня (призматические нуклеусы, пластинки, отщепы). Фрагменты глиняной посуды имеют следы рубчатой лопатки и волнистый налепной валик. На глубине 30 см в слое коричневой супеси найдены поздненеолитические наконечники стрел с прямой и вогнутой базой, листовидные наконечники копий, скребки, проколки, провертки, призматические нуклеусы, пластинки, отщепы. Керамика представлена фрагментами с оттисками «сетки-плетёнки», зубчатого штампа и так называемая посольская.

 

Разведками от Толстого Мыса вниз по Ангаре до с. Проспихино открыты пять новых местонахождений. Ниже ручья Чирида, на 25-метровой террасе, в слое серого песка на глубине 15 см найдены фрагменты «посольской» керамики. У мыса Обродного, на 8-9-метровой террасе, в слое коричневатой супеси собраны призматические пластинки, пила из диабаза, отщепы, фрагменты толстостенной керамики. В районе Хедугинского ручья на террасе протяженностью 1,5-2 км обнаружено большое количество наконечников стрел, концевые скребки, кремнёвые вкладыши, отщепы, керамика с оттисками «сетки-плетёнки» и зубчатого штампа. Ниже с. Дворец на пашне подняты ножи, тёсла, скребки, крупные пластины. На правом берегу Ангары у д. Рожковой в обнажении 10-12-метровой террасы обнаружены крупные концевые скребки, топор, пластинки, наконечники стрел и копий, отщепы, керамика с оттисками «сетки-плетёнки». Вторично обследовано Окуневское местонахождение. Собраны галечные орудия, изделия из кремня, керамика с зубчатым штампом, с налепным волнистым валиком и раскопано погребение с трупосожжением, где найдены четыре бронзовые поясные бляхи.

(244/245)

 

Ю.Т. Мамадаков, И.В. Руоповский, Л.А. Чиндина

Разведочные работы в Нарымском Приобье.   ^

// Археологические открытия 1978 года. М.: 1979. С. 245.

 

Нарымский отряд Томского университета проводил работы в бассейне рек Шудельки, нижней Кети, среднего Васюгана. Открыты девять новых поселений, два из которых многослойные (Каржа I и II). К финальному неолиту относится ранний слой поселения Каржа I в окрестностях д. Зайкино Колпашевского р-на Томской обл. на высокой надпойменной террасе р. Каржи, правого притока р. Кети. Слой выделен типологически, так как чётких стратиграфических различий с двумя культурными слоями эпохи железа в обнажениях берега не наблюдалось. Подъёмный материал: фрагменты толстостенного сосуда, орнаментированного гладкой качалкой, с поясом из ломаных линий по венчику; кремнёвые отщепы и заготовка каменного топора-тесла. К ранней бронзе отнесено поселение Лемпичный Чвор I, расположенное на высоком мысу в пойме р. Васюган, на берегу Лемпичного Чвора, рядом с пос. Средний Васюган. В мощном культурном слое (90 см) обнаружена орнаментированная гребенчатой качалкой керамика.

 

Все другие памятники характеризуют эпоху железа. Два поселения относятся к кулайской культуре: второй слой Каржи I и Лемпичный Чвор II (в 2 км юго-восточнее пос. Средний Васюган). Подъёмный материал: обломки тиглей, керамика васюганского (Каржа I) и Саровского (Лемпичный Чвор II) типа. К памятникам рёлкинской культуры относятся три поселения на р. Шудельке — Турбабино I-III (Колпашевский р-н) и два на р. Кети — Каржа II и Чанжга (Парабельский р-н). Эти поселения расположены на незначительных по высоте и сильно залесенных гривах, тянущихся вдоль рек, зажатых между заливными лугами и рямами. Турбабинские поселения насчитывают не более девяти круглых и прямоугольных западин каждое, разбросанных на значительной площади. На одной из западин поселения Турбабино II был заложен рекогносцировочный раскоп и обнаружены остатки прямоугольного (8,5×4,5 м), углублённого в материк на 70-80 см жилища с очагом в центре и узким ступенчатым выходом в торцовой стене. Здесь найдены горшковидные сосуды с широкой шейкой, плавно переходящей в тулово, с фигурно-штамповой орнаментацией. Композиционные особенности, элементы штампа (различной конфигурации ёлочка и вытянутые треугольники) сближают это поселение с Круглым озером I (на р. Шудельке). Кроме того, найден небольшой железный раннесредневековый нож с прямой спинкой и лезвием под углом к рукояти. В целом подъемный материал со всех пяти поселений состоял из керамики малгетско-рёлкинского типа малгетского варианта.

 

К концу I — первой четверти II тысячелетия н.э. относятся второй слой поселения Каржа II и Тискинское. Последнее расположено на месте позднесредневековых Тискинских курганов (д. Тискино, Колпашевский р-н) и отделено от них мощной (в 20-30 см) стерильной аллювиальной прослойкой. В осыпи берега прослежен культурный слой (40 см), собраны кости животных н фрагменты горшковидных сосудов, орнаментированных гребенчатым и крестовым штампом.

(245/246)

 

А.М. Мандельштам, А.Д. Резепкин

Работы Уюкской экспедиции.   ^

// Археологические открытия 1978 года. М.: 1979. С. 246.

 

Уюкская экспедиция завершила исследование могильника Малиновка I в Пий-Хемском р-не Тувинской АССР, в 6 км восточнее бывшего села Малиновка. Раскопаны пять больших земляных курганов в цепочке, частично исследованной в предыдущем сезоне. В их числе один выделяется большими размерами. Под насыпями, частично состоявшими из выкида, были расположены прямоугольные ямы значительной глубины. На дне их обнаружены остатки разрушенных грабителями бревенчатых срубов. Сопровождающий инвентарь здесь сохранился лишь частично, заметное место в нем занимают украшения из листового золота — полоски различной формы и бляшки, изображающие птиц и животных. Исследованные курганы относятся к скифскому периоду, к развитой его фазе.

 

В одном из курганов обнаружено впускное погребение гунно-сарматского времени, содержавшее интересный сопровождающий инвентарь, в том числе набор своеобразных миниатюрных колпачков из тонкого листового золота. Основными чертами захоронение сходно с исследованными в 1977 г. Также завершены работы на большом каменном сооружении — прямоугольной ограде с трупосожжением. Вопрос о датировке этого сооружения представляет интерес, но не может быть решён до завершения обработки собранной тут керамики.

 

А.М. Мандельштам, Т.А. Шаровская, Г.Н. Бестужев

Раскопки в зоне строительства г. Новый Шагонар.   ^

// Археологические открытия 1978 года. М.: 1979. С. 246-247.

 

Исследования в зоне строительства г. Новый Шагонар проводились на двух участках: в 1 км восточнее сел. Алды-Шина и у западного подножия горы Хайракан. На первом участке раскопаны два могильника. Один из них, Каат-Хавак I, расположенный у края террасы левого берега Енисея, до расчистки имел вид обширного скопления задернованных камней. Расчисткой с использованием компрессора здесь выявлена сложная система слившихся развалов не менее 50 каменных сооружений различной величины в основном округлых очертаний, частью пристроенных одно к другому так, что имелась общая стенка. В сооружениях обнаружены остатки захоронений по обряду трупосожжения, размещённых па уровне древнего горизонта или в небольших неглубоких ямках. Сопровождающий инвентарь их ограничен и включает железные стремена, удила, пряжки. Немногочисленные захоронения с трупоположениями в неглубоких прямоугольных ямах — все детские. Могильник отнесён к кыргызскому периоду.

 

Южнее, на небольшом расстоянии, расположен могильник Каат-Хавак II, состоящий из 18 отдельных сравнительно крупных каменных сооружений различной конфигурации. В итоге разборки развалов установлено, что почти все они имели сложную структуру, включали по нескольку выкладок и сходных конструкций. Под некоторыми из них обнаружены погребения в неглубоких ямах, под другими — вкопанные в грунт глиняные горшки или скопления обломков керамики. Такие сооружения явно формировались постепенно, путём пристройки друг к другу отдельных составных частей. Находки, прежде всего глиняная посуда, позволяют относить их к гунно-сарматскому периоду. В отличие от ранее исследованных памятников этого типа здесь более отчётливо прослеживается процесс «формирования»

(246/247)

отдельных сооружений, что представляет немалый интерес для изучения их специфики. Два сооружения более простой конструкции относятся к тюркскому времени. В одном расчищено только захоронение лошади — случай редкий и заслуживающий особого внимания. Ещё одно сооружение, состоявшее из группы оградок, в одной из которых были остатки трупосожжения, может быть отнесено к кыргызскому периоду.

 

На территории портовой площадки исследованы два больших каменных округлых сооружения, конструктивно сходных со сложными оградами и содержавших разграбленные погребения в неглубоких ямах, возможно, эпохи бронзы. Специфической особенностью их является окрашенность костей скелетов в красный цвет. Сопутствующая керамика, представленная лишь фрагментами, требует дополнительного изучения.

 

М.X. Маннай-Оол

Раскопки в Центральной Туве.   ^

// Археологические открытия 1978 года. М.: 1979. С. 247.

 

Сенекская экспедиция Тувинского научно-исследовательского института языка, литературы u истории продолжала исследования в зоне Сенекской оросительной системы на левом берегу Енисея (Улуг-Хемский р-н Тувинской АССР). Всего вскрыто 15 курганов: 12 курганов уюкской культуры (V-III вв. до н.э.) и три поминальных сооружения гуннского времени (II-I вв. до н.э.). Курганы уюкской культуры представляли собой в основном земляные насыпи диаметром 10-20 м с погребениями в камерах-срубах, ориентированных по странам света, на дне глубоких ям (до 4 м). Погребения ограблены в древности, однако в них обнаружены очень интересные находки: бронзовые и костяные наконечники стрел, в том числе ранее не известные типы, бронзовые зеркала, нож в футляре, шилья, бляшки от колчана, различные украшения из бронзы, рога, золота и полудрагоценных камней (нефрита и анагорита). Интерес представляют бронзовая бляха в виде стоящего хищника из семейства кошачьих с двумя петлями на обороте, великолепные пришивные украшения из тончайшего листового золота в виде орла с распростёртыми крыльями, розеток и стоящих хищников кошачьей породы.

 

Курганы гуннского времени — округлые в плане каменные насыпи диаметром 5-10 м. Они оказались поминальными. В них найдены остатки сожжения и глиняные горшки с «арочным» орнаментом. Интересны случайные находки с территории оросительной системы. Это два медных котла па конических поддонах и железный меч. В одном из котлов найдены каменные зернотёрки, медные слитки, части бронзовых удил и пряслица, которые позволяют датировать его V-III вв. до н.э.

 

С.В. Маркин

Новые местонахождения каменного века на р. Томи.   ^

// Археологические открытия 1978 года. М.: 1979. С. 247-248.

 

Палеолитический отряд Южносибирской экспедиции Кемеровского университета вёл разведки на р. Томи в Новокузнецком р-не Кемеровской обл. На северной окраине с. Ильинка на третьей террасе (32-35 м) левого берега Томи обнаружены два памятника. Пункт 1 дал подъёмный материал: первичные и вторичные сколы, отщепы, плоскофронтальное призматическое ядрище. Пункт

(247/248)

2 расположен в 400-450 м севернее пункта 1. Зачистка обнажения выявила два горизонта находок. Первый связан с нижней частью современной гумусированной почвы и залегает на глубине 0,25-0,27 м от поверхности. В нем найдены несколько отщепов из валунного кремня и расщеплённая кварцитовая галька. Во втором горизонте, связанном с лёссовидным суглинком и залегающем на глубине 0,45-0,48 м от поверхности, обнаружены проксимальный конец пластины с ретушью по одному продольному краю, изделие с резцовым сколом и клиновидное ядрище. Все предметы из кремнистой породы. Этот горизонт, видимо, следует отнести к концу верхнего палеолита.

 

В 3 км южнее с. Шорохово на третьей террасе левого берега Томи на поверхности собраны первичные и вторичные сколы, отщепы, чешуйки, сработанные призматические ядрища, концевой микроскребок. Предметы изготовлены из кремнистой и кремнисто-глинистой пород. Шурфом обнаружен горизонт находок, связанный с супесью и залегающий на глубине 0,40-0,42 м от поверхности. Памятник, видимо, относится к концу верхнего палеолита.

 

А.И. Мартынов, М.Б. Абсалямов

Исследования в Горном Алтае.   ^

// Археологические открытия 1978 года. М.: 1979. С. 248.

 

Алтайский отряд Южносибирской экспедиции Кемеровского университета вёл разведки и раскопки в Кош-Агачском и Онгудайском р-нах Горно-Алтайской а.о. Обследованы: часть Курайской степи, долины рек Бар-Бургазы и Юстыд. Выявлено 37 курганных могильников, большинство которых включает поминальники (в количестве, соответствующем числу курганов). Большинство памятников в бассейнах Юстыда и Бар-Бургазы относится к эпохе ранних кочевников. Курганы — округлые в плане каменные наброски диаметром в среднем 8-12 м — расположены всегда цепочкой и чаще всего в меридиональном направлении. Более ранние курганы, судя по внешнему виду, располагаются на наиболее низких площадках надпойменных террас. На правобережье Юстыда и в долине р. Бар-Бургазы осмотрены курганы с херексурами. Могильник, предварительно датированный тюркским временем и насчитывающий свыше 400 курганов, обследован у с. Курай. Курганы небольшие, до 4 м в диаметре и 0,3-0,4 м высотой, сложены из гальки и мелкого булыжника.

 

Могильник Ташанта I у одноименного села Кош-Агачского р-на насчитывает 12 расположенных цепочкой по линии запад — восток курганов и столько же ритуальных выкладок округлой и четырёхугольной форм. Вскрыты один курган, поминальник, устроенный с юго-востока от основной цепочки курганов, и ещё два круглых поминальника. Первый поминальник представлял собой круглую каменную выкладку, внутри которой находилась квадратная оградка со стороной 3 м из вертикально поставленных каменных плит. Внутри оградки обнаружены остатки деревянного столба и сложенный из тонких плит ящик (60х30 см) с костями животного. В кургане в глубокой могильной яме, заполненной крупным булыжником и землёй, в восточной половине зачищено захоронение лошади, а в западной — сруб в два венца с полом и перекрытием из толстых досок, где погребённый лежал в скорченной позе, на правом боку, головой на юго-восток. Ориентировка коня и человека одинакова. Между погребениями человека и коня стояли деревянное блюдо с костями барана и глиняный сосуд.

(248/249)

 

А.И. Мартынов, Б.Н. Пяткин, В.А. Бобков, Р.В. Николаев, А.С. Васютин

Работы Красноярского отряда Южносибирской экспедиции.   ^

// Археологические открытия 1978 года. М.: 1979. С. 249.

 

Отряд экспедиции Кемеровского университета продолжил работы в зоне Канско-Ачинского топливно-энергетического комплекса в Шарыповском р-не Красноярского края. Исследованы восемь тагарских курганов. На Берёзовском могильнике раскопки проводились сплошной площадью, исследовались и межкурганные пространства. В результате выявлена могила за пределами ограды одного из курганов. Под земляными насыпями шести курганов прослежены оградки из вертикально поставленных плит песчаника. Погребальные камеры были перекрыты деревянными настилами в один или два наката. Стенки большинства могил у дна укреплены вертикально поставленными плитами или деревянными рамами. Пол одной из могил был выложен деревянными плахами и покрыт берёстой. Две неограбленные могилы содержали вещи из бронзы (три кельта с двумя проушинами и остатками черенков, топор, ножи с кольцевыми навершиями, пронизки, биконические бусы, фигурки оленей) и значительное количество тагарской керамики.

 

Курган, раскопанный у с. Кадат, относится к типичным для лесостепной тагарской культуры земляным насыпям без каменной оградки. Исследованные погребальные склепы разновременны. Наиболее ранние склепы с трупоположением датируются по кельтам, топору и другим предметам концом VI-V в. до н.э. Выделяются склепы тисульского этапа (V-IV вв. до н.э.) и несколько склепов с сожжением, относящихся к назаровскому этапу (III в. до н.э.).

 

Г.С. Мартынова, А.М. Коротаев, М.В. Абсалямов

Работы Томского отряда Южносибирской экспедиции.   ^

// Археологические открытия 1978 года. М.: 1979. С. 249-250.

 

Отряд Южносибирской экспедиции Кемеровского университета продолжил работу в зоне затопления Крапивинского гидроузла в Кемеровской обл. Найдены четыре новых памятника: поселения у с. Ажендарово, Коврижка, Усть-Нарык и Казанково. На этих памятниках собраны керамика, кости животных, каменные грузила, изделия из поделочного камня.

 

На поселении в 200 м южнее с. Лочиново, на левом обрывистом берегу р. Томи, при зачистке обнажения найдены орнаментированная керамика, каменные грузила и два скребка, явно палеолитического происхождения. В профиле зачистки были видны две западины от жилых сооружений. При раскопках одного из них найдены развалы 11 сосудов. Керамика чётко делится на три типа. Первый тип — сосуды XVII-XVIII вв. баночной формы с орнаментом по срезу венчика из двух-трёх рядов мелких каннелюр, известные по раскопкам 1977 г. у сёл Салтымаково и Ажендарово. Второй тип — керамика, орнаментированная по венчику двухрядным ямочным орнаментом «уточкой», налепными вертикальными и продольными валиками и вертикальным зигзагом. Сосуды — яйцевидной формы, с сильно увеличенным туловом и зауженной горловиной. Предположительно они отнесены к концу большереченской культуры. Такая керамика найдена на Томи впервые. Третий тип — сосуды баночной формы эпохи раннего железа, как правило, орнаментирован-

(249/250)

ные по краю венчика «жемчужником» (иногда в два-три ряда), косой и вертикальной гребёнкой, гребенчатым меандром, традиционной для нижнего течения Томи «ёлочкой». Такая керамика известна в Томском Приобье (Басандайка, Шеломок, Саровское городище). Кроме того, найдены два кремнёвых наконечника стрел и лезвие бронзового ножа.

 

А.В. Матвеев, Т.Н. Клюнкова, Л.Н. Колесина

Исследования Красноярского и Искитимского отрядов Новосибирской экспедиции.   ^

// Археологические открытия 1978 года. М.: 1979. С. 250-251.

 

Красноярский отряд возобновил работы на комплексе памятников Красный Яр I в Колыванском р-не Новосибирской обл. Здесь на площади около 4 га расположены частично перекрывающие друг друга поселения эпохи неолита и ранней бронзы, андроновского, еловского и ирменского времени, а также более 130 курганов эпохи бронзы и железа.

 

На участке культурного слоя, содержащего керамику эпохи поздней бронзы, заложен раскоп (190 кв.м), вскрывший остатки трёх разновременных жилищ (2-4). Самое раннее из них — двухкамерное жилище 2 (размеры вскрытой части 15×5 м), содержавшее чистый комплекс керамики еловского типа. В нарядной геометрической орнаментации горшковидных и баночных сосудов наиболее отчётливо прослеживается развитие старых андроновских традиций и в гораздо меньшей мере — влияние орнаментального искусства лесных племён. Последнее обстоятельство несколько отличает еловские памятники Новосибирского Приобья от поселения и погребений, исследованных у с. Еловка. На полу жилища 2 обнаружены столбовые ямы, а около перехода из одной камеры в другую — сложенные в анатомическом порядке берцовые и тазовые кости человека, пересыпанные фалангами пальцев и отдельными позвонками. В скоплении найдена костяная пряжка. После того как жилище 2 было покинуто, его использовали для выброса отходов, в результате чего оно оказалось перекрытым более чем полуметровой толщей золистых слоев с битой посудой, кухонными остатками, сломанными орудиями и т.д. Среди последних отметим наконечники стрел, точильные камни, литейные формы. Накопление отбросов было приостановлено постройкой на этом месте нового жилища (3) — ирменского, часть котлована которого врезана в верхние слои зольника. На полу верхнего жилища выявлены остатки столбовых ям, найдены развалы ирменских сосудов. Невдалеке от жилища 3 вскрыта часть жилища 4, тоже с чистым комплексом керамики ирменского типа. Раскопом (3×2 м) исследовалась и часть поселения вдали от берега. Здесь установлено наличие зольника с мощностью культурных напластований до 2 м. Слои насыщены черепками, дроблёными костями.

 

Продолжалось исследование Красноярских курганов. Раскопаны восемь насыпей (30-37), в большинстве своём не ограбленных. Погребённые лежали на спине, головой на северо-восток, реже на юго-восток, восток. С ними найдены железные срезни и костяные наконечники стрел, ножи, концевой вкладыш для лука, серебряная серьга, пастовые бусины. Основная часть погребений датируется началом II тысячелетия н.э.

 

Искитимский отряд продолжил работы на Быстровском поселении в устье р. Атаманихи (Искитимский р-н Ново-

(250/251)

сибирской обл.). Раскопом площадью около 600 кв.м связаны воедино раскопы 1976 и 1977 г. и практически исчерпана сохранившаяся часть поселения. Завершено исследование жилища 5 (120 кв.м), в котором выявлена строгая система столбовых ям. В межземляночном пространстве расчищены остатки двух хозяйственных сооружений. Найдены развалы сосудов ирменского типа, бронзовые, каменные и костяные изделия.

 

В.И. Матющенко, А.И. Петров, Л.Р. Ротермель

Раскопки Екатерининской стоянки.   ^

// Археологические открытия 1978 года. М.: 1979. С. 251.

 

Среднеиртышская экспедиция Омского университета продолжала исследование стоянки Екатериновка I в Тарском р-не Омской обл, начатое в 1972 г. Вскрыто 430 кв.м. Мощность культурного слоя, представленного слегка гумусированным песком сероватого цвета, 80 см. Слой стоянки разрушен котлованом современного жилища. В слое на разной глубине выявлены очаги в виде пятен прокалённого песка. Собрана большая коллекция типично екатерининской керамики — полуяйцевидные или полушаровидные сосуды с однообразными горизонтальными рядами косо-поставленного штампа, шагающей гребёнки и фигурной ямки. В южной и северо-западной частях раскопа обнаружено несколько скоплений текстильной керамики и керамики, характерной для зауральского неолита. Найдена интересная коллекция кремнёвого инвентаря (более 100 предметов): листовидные наконечники стрел, скребки на отщепах, шлифованные и ретушированные ножи асимметричной формы. Единичны проколки, долота, наконечники дротиков, скрёбла, нуклеусы, скребки, вкладыши, ножевидные пластинки и отщепы. Небольшое количество нуклеусов и продуктов первичного расщепления свидетельствует о том, что орудия изготовлялись не на стоянке. Впервые встречены бруски-точила из мелкозернистого песчаника (8 экз.). Интересны также находки трёх грузил, орнаментированных гладкой качалкой.

 

В юго-западной части раскопа обнаружено жилище овальной в плане формы, углублённое в подстилающий слой на 20-30 см. Южная часть его уничтожена береговой эрозией. Предполагаемая площадь — 250-300 кв.м. На полу имелись очаги, хозяйственные ямы и остатки столбовой конструкции — более 60 столбовых ямок, расположенных в два ряда в шахматном порядке вдоль стен котлована. Несколько ямок было в центре. На дне жилища по периметру протянулась канавка шириной 1,5-2 м, заполненная гумусом. Керамика и каменный инвентарь из заполнения жилища аналогичны материалам из культурного слоя за его пределами. Новые материалы подтвердили датировку Екатерининской стоянки переходным временем от позднего неолита к ранней бронзе.

 

В.Е. Медведев

Исследования на Амуре.   ^

// Археологические открытия 1978 года. М.: 1979. С. 251-253.

 

Хабаровский отряд Североазиатской экспедиции Института истории, филологии и философии Сибирского отделения АН СССР исследовал средневековые памятники среднего и нижнего Амура.

 

На о-ве Большом Уссурийском в 5-6 км к северо-западу от с. Корсаково

(251/252)

Антропоморфное железное изделие.
Корсаковский могильник.

(Открыть в новом окне)

 

продолжались раскопки грунтового могильника. В трех раскопах общей площадью 931 кв.м вскрыто 131 погребение. Пять погребений зачищены у стенки бульдозерной траншеи. Могильные ямы — преимущественно прямоугольной с округлёнными углами формы, а также овальные, глубиной до 1,4 м от поверхности. Характерной особенностью ряда погребений следует считать покрывавший сверху могилу в виде обмазки или заполнявший её наподобие забутовки слой глинистого грунта. К основным формам погребальной обрядности относится вторичный обряд (кости лежали либо разбросанно, либо кучкой) и обряд одиночного трупоположения. Для второго способа в подавляющем числе случаев характерна северо-западная ориентировка, положение погребённых на спине с подогнутыми в коленях ногами.

 

Погребальные комплексы содержали огромный и чрезвычайно разнообразный вещевой материал. Широко представлена утварь из обожжённой глины. Из станковых назовём горшковидные сосуды, вазы, чаши, кувшины, в том числе дольчатые и с блюдовидно отогнутым венчиком, и шаровидно-сферические сосуды. В категорию лепных изделий входят баночные, вазовидные, горшковидные, кувшины, в том числе дольчатые. Открыты сосуды и новых в археологии Амура форм. Например, в погребении 206а встречен обломанный кубковидный сосуд. Заметим, что у лепных сосудов нередко пробито дно. В ряду предметов вооружения особенно многочисленны различные по форме железные (изредка костяные) наконечники стрел. Так, лишь в погребении 154 (не менее двух умерших) найдены 40 железных наконечников. Много обрубленных фрагментов железных палашей и панцирных пластинок. Последние лежали иногда непотревоженными, ровными рядами. Орудия труда и рыболовного промысла представлены ножами, железными кельтами, скобелями, остриями, рыболовными крючками, грузилами для сетей из обожжённой глины. В могильном пятне погребения 236 обнаружен сильно обожжённый глиняный тигель, частично покрытый глазурью. Отметим наборные пояса из бронзовых (нередко позолоченных) и железных бляшек и других поясных атрибутов. Пояс из погребения 188 (детское?) был украшен одной округлой со щитком внизу и 22 прямоугольными бронзовыми ажурными бляхами, а также тремя бубенчиками. Найдено много бус, серёг, браслетов, а также оригинальная бронзовая шпилька для волос с позолоченной головкой, шейная гривна с разомкнутыми концами, оформленными в виде голов змей, загадочное железное изделие антропоморфного облика. Могильник оставлен тунгусоязычным населением (основная масса захоронений про-

(252/253)

изведена в IX-X вв., часть — в VIII и XI вв.), входившим в сферу воздействия бохайской и чжурчжэньской культур и непосредственно влиявшим на их формирование.

 

Продолжались начатые в 1968 г. работы на городище на окраине с. Троицкое-Джари Нанайского р-на. Это наиболее обширное из известных на нижнем Амуре средневековых городищ имело по меньшей мере двое ворот — западные и южные, причём южные, помимо барбакана, защищались оборонительным сооружением, сохранившимся в виде кольцевого валика. В шурфах и особенно в раскопе с восточной стороны вала получены многочисленные фрагменты станковой керамики, фаунистические остатки, кресало, нож и иной материал. Предварительно памятник датирован XII-XIII вв.

 

В.Е. Медведев, В.Н. Копытько

Могильник Чирки в Приамурье.   ^

// Археологические открытия 1978 года. М.: 1979. С. 253.

 

Отряд Института истории, филологии и философии Сибирского отделения АН СССР при участии Хабаровского краевого краеведческого музея обследовал обнаруженный во время земляных работ грунтовой могильник на правом берегу Амурской протоки, выше с. Казакевичева, приблизительно в 1,5-2 км от бывшего села Чирки, на рёлке, вытянувшейся вдоль протоки более чем на 100 м и высотой 5-7 м над её уровнем. Умерших хоронили в вырытых в песчанистом с примесью мелкого галечника грунте ямах по обряду трупоположения. Глубина залегания неудовлетворительно сохранившихся костяков не превышала 1 м. В инвентаре преобладает станковая и лепная керамика. Найдены станковые горшковидные, карчаговидные, лепные баночные сосуды, кувшины. Из металлических вещей отметим бронзовый бубенчик, железные наконечники стрел, в основном срезни в виде удлинённой лопаточки, а также нож. Вещевой материал ориентировочно датирует часть могил X-XI вв., т.е. раннечжурчжэньским временем. В могильнике производились захоронения и гораздо позже, скорее всего в XIX в. В погребениях, видимо нанайских, отмечены кости умерших, железный наконечник копья, трезубец, медный сосуд с ручкой, курительные трубки, бусы.

 

Б.В. Мельников, А.И. Петров, Л.Р. Ротермелъ

Разведочные работы Среднеиртышской экспедиции.   ^

// Археологические открытия 1978 года. М.: 1979. С. 253-254.

 

Разведочный отряд Среднеиртышской экспедиции Омского университета обследовал Москаленский и Исилькульский р-ны Омской обл. и Ханты-Мансийский р-н Тюменской обл. При обследовании озёр Камышловской долины обнаружены шесть стоянок, два поселения, две курганные группы и 15 местонахождений каменных орудий. Все стоянки и местонахождения эпохи раннего и развитого неолита расположены на небольших пологих террасах, высотой над уровнем воды не более 1-1,5 м. На стоянке Волчанка V найдены скребки на крупных отщепах и ножевидных пластинках, ножи, ножевидные пластинки и отщепы (некоторые имеют следы пришлифовки). На северной террасе оз. Куленбарское обнаружено двухслойное поселение Звездино I. Ранний слой, представленный скребками, заготовкой шлифованного тесла, отщепами и керамикой, датируется поздним неолитом — ранней бронзой. Поздние слои относятся

(253/254)

к переходному времени от поздней бронзы к раннему железу. Культурный слой стоянки Кривое I близ д. Озерки насыщен многочисленными изделиями из камня (нуклеус, скребки, наконечники стрел, ножи, вкладыши, ножевидные пластинки, отщепы). В окрестностях д. Озерки обнаружены также две курганные группы и остатки Селоозерного редута Горькой защитной линии, основанной в середине XVIII в.

 

В зоне затопления Самаровской ГЭС (р. Иртыш в пределах Ханты-Мансийского р-на Тюменской обл.) открыты три городища, три поселения и одно местонахождение (находка бронзового антропоморфного изображения в пункте Самарово II). Шесть раннесредневековых памятников обнаружены в окрестностях г. Ханты-Мансийска, на Самаровской горе, высота которой 60-70 м. В культурном слое городища «Микрорайон строителей» найдено большое количество керамики. Городище Самарово III — двухслойное, содержит керамику эпохи раннего железа и раннесредневековую. В уроч. Пропащий Бор близ устья р. Варцоп (левый приток Иртыша), на пологой террасе высотой 1 м, обнаружена керамика эпохи ранней бронзы, раннего средневековья и несколько человеческих костей.

 

В.А. Могильников

Исследования в Среднем Прииртышье.   ^

// Археологические открытия 1978 года. М.: 1979. С. 254-255.

 

Иртышский отряд совместно с Омским педагогическим институтом исследовал Богдановское городище и курганы у д. Саратово Горьковского р-на Омской обл. на правом берегу Иртыша. На Богдановском городище обнаружены зольники и остатки наземного жилища. Внутри жилища, в ямах, располагались открытые очаги. Пол был, вероятно, земляным. В зольнике рядом с жилищем встречено большое количество костей животных и керамики, составляющих основную массу материала. Керамика представлена двумя типами — розановской и саргатской, которые находятся совместно и стратиграфически не делятся. Примечательны находки фрагментов импортной керамики из тонкоотмученной глины оранжевого цвета, лепной и станковой, происходящей из районов Средней Азии и демонстрирующей связи населения Прииртышья конца I тысячелетия до н.э. с югом. Отметим находку фрагмента зернотёрки. Это первая находка зернотёрки на поселениях саргатской культуры и первый веский аргумент существования у саргатских племён земледелия. На городище найдено большое число пряслиц и немного костяных наконечников стрел. В культурном слое найдено также небольшое количество костей рыб, свидетельствующих о подсобной роли рыболовства.

 

В группе у д. Саратово вскрыты два кургана III-II вв. до н.э., относящиеся к саргатской культуре. Насыпи распаханы. Курганы были окружены кольцевыми ровиками, в северной и южной частях разделенными небольшими перемычками, расположенными друг против друга. В ровиках встречены отдельные разрозненные кости животных, а под южной полой ровика кургана 1, близ древнего уровня, лежали пять черепов лошадей. Разрозненные кости животных и единичные фрагменты керамики, остатки тризны, находились также в насыпях курганов. Курган 1 содержал одно центральное погребение в большой прямоугольной яме, перекрытой на уровне горизонта бревенчатым накатом и ориентированной с севера — северо-запада на юг — юго-во-

(254/255)

сток. Вдоль северо-восточной стенки яма была углублена на 0,2 м. Погребение разграблено. Погребённый лежал головой, видимо, на север — северо-запад. В инвентаре: костяные пластины от панциря, костяные черешковые и втульчатые, железные черешковые наконечники стрел, обломки железных предметов, костяные пряжка и пронизки. В кургане 2 вскрыты три впускных и одно центральное погребение. Центральное и одно впускное погребения разграблены. В первом, ориентированном с севера — северо-запада на юг — юго-восток, среди костей обнаружены круглые синие и бесцветные бусы из стекловидной массы. Два впускных погребения воинов совершены в узких прямоугольных ямах, ориентированных с севера — северо-востока на юг — юго-запад и перекрытых бревенчатым накатом. Третье — детское впускное погребение — помещалось в насыпи и потревожено грызунами. Инвентарь впускных погребений: глиняные сосуды, костяные наконечники стрел, булавки, обломки железных предметов.

 

В.А. Могильников, X.А. Амирханов, А.А. Плешаков, А.П. Уманский, П.Ю. Черносвитов

Сибирско-Среднеазиатская экспедиция.   ^

// Археологические открытия 1978 года. М.: 1979. С. 255-256.

 

Экспедиция вела обследование памятников по трассе канала, строящегося с целью переброски части стока рек Сибири в Среднюю Азию, в Тюменской и Курганской областях РСФСР, Кустанайской и Тургайской областях Казахской ССР. Большинство выявленных памятников представлено курганами. Могильники приурочены к водным источникам, хотя и отстоят на некотором расстоянии от них. Они почти отсутствуют на солончаках, где места для жизни человека были менее благоприятны. В целом в ходе разведки обнаружено большое количество разновременных памятников (от палеолита и неолита до средневековья).

 

Проведены также рекогносцировочные раскопки в Белозерском р-не Курганской обл. на комплексе памятников, расположенных на трассе правобережного варианта канала. На городищах Увал IV-V выявлены остатки очагов и жилищ с керамикой баитовского типа (VI-IV вв. до н.э.). В меньшем число ей сопутствовала керамика воробьёвского типа с примесью талька в тесте. Дата поселения в пределах VI-IV вв. до н.э. определяется по железной булавке с шаровидной головкой скифо-сакского типа. На могильнике Увал I вскрыты 15 небольших рядовых курганов с земляными насыпями. Захоронения совершены в погребенной почве или на уровне материка. Умершие лежали в вытянутом положении, на спине, преимущественно головой на север. Погребения перекрыты продольным бревенчатым накатом или берёстой, которые перед сооружением насыпи поджигались и сохранились в обгоревшем виде. Инвентарь (керамика саргатского типа, поясные крючки, наконечники стрел) датирует курганы IV-II вв. до н.э.

 

На курганном могильнике Лермонтово II в Кустанайской обл. вскрыто безынвентарное захоронение под земляной насыпью в узкой прямоугольной яме, стенки которой были укреплены вертикально поставленными кольями. Погребённый лежал в вытянутом положении, на спине. У с. Точка (Юбилейный) на р. Чумыше раскопано подкурганное погребение с конём в могильной яме, ориентированной с запада — северо-запада на восток — юго-восток. Костяки человека и лошади лежали рядом. У коня сохранились остатки железных однокольчатых удил с костяными двудырчатыми псалиями, костяные про-

(255/256)

низки со стилизованными изображениями голов грифона, а также литые бронзовые бляхи от конской сбруи с изображением крадущегося кошачьего хищника. В изголовье стоял глиняный лепной сосуд с орнаментом в виде «жемчужин». Погребение датируется V-III вв. до н.э.

 

В.И. Молодин, В.И. Соболев, В.А. Зах, Н.В. Полосьмак, В.С. Елагин, Н.И. Мартынов

Раскопки в центральной Барабе.   ^

// Археологические открытия 1978 года. М.: 1979. С. 256.

 

Западносибирский отряд Североазиатской комплексной экспедиции Института истории, филологии и философии Сибирского отделения АН СССР и Барабинский отряд Новосибирской экспедиции Новосибирского пединститута и областного краеведческого музея вели исследования в центральной Барабе. В районе с. Марково (Куйбышевский р-н) продолжены исследования поселения эпохи раннего металла Марково 2. Вскрыто около 200 кв.м. Исследованы два наземных жилища. Керамика представлена обломками плоскодонных сосудов, орнаментированных гребенчатым штампом и насечками, фоном для которых послужили отпечатки ткани. Дополнительно она украшалась рядом ямок и «жемчужин». Материал аналогичен керамическим комплексам памятников Одино и Кукуй II в Приишимье (по Л.Я. Крижевской). Несколько венчиков украшены рельефным валиком, что позволяет сближать марковский комплекс с материалом кротовской культуры. В жилище 3 обнаружены тигель и тесло. Памятник относится к эпохе доандроновской бронзы. Продолжены раскопки курганного могильника Марково I, где вскрыт курган 7, давший погребения саргатского времени. Проведены раскопки (около 300 кв.м) двуслойного поселения Марково 5. Основной комплекс относится к саргатской культуре. Интересен керамический комплекс культуры барабинских татар. Здесь, кроме типично лепной посуды, встречена гончарная плоскодонная и круглодонная керамика, свидетельствующая о поздней дате этого поселения. Разведками обнаружено несколько памятников эпохи поздней бронзы и раннего железа. Среди них интересны саргатский могильник Марково 6 и поселение Осинцево 2.

 

В районе сёл Венгерово и Туруновка (Венгеровский р-н) проведены исследования на ряде объектов. Раскопан курган эпохи поздней бронзы (памятник Кама 1), давший семь погребений. Умершие лежали на уровне погребённой почвы, в скорченной позе, на правом боку, головой на юго-запад. Обнаружены сосуды, бронзовое кольцо. Поселение Кама 3 исследовано полностью. Раскопаны два жилища, относящиеся к среднеиртышской культуре. Поселение Кама 2 дало комплекс керамики, аналогичный комплексу Марково 2. На памятнике Ложка 4 вскрыто наземное жилище саргатской культуры площадью около 300 кв.м, обнаружены развалы сосудов, кости животных, железные изделия. На памятнике Ложка 1 исследованы три кургана, которые предварительно датированы эпохой барабинских татар. На городище Большой Чулан-куль 1 раскопано свыше 100 кв.м. Исследована землянка, давшая обильный керамический материал, относящийся к барабинским татарам. Опираясь на письменные источники, можно предположить, что памятник являлся ставкой татарского мурзы Яуты Туруна.

(256/257)

 

В.Т. Монгуш

Работы Тувинского отряда Балгазынской экспедиции.   ^

// Археологические открытия 1978 года. М.: 1979. С. 257.

 

Отряд Тувинского научно-исследовательского института языка, литературы и истории в составе Балгазынской экспедиции вел раскопки могильника Мажалык в зоне Балгазынской оросительной системы (Тандынский р-н). Вскрыты шесть курганов диаметром 3-14 м с камерами-срубами. Насыпи округлые, сооружены из земли, обломков камней, гальки, имеют западины в центре. Камеры-срубы из лиственничных брёвен ориентированы сторонами по странам света. Погребения разграблены в древности; обнаружены лишь разрозненные кости человека, барана и лошади. Основную категорию погребального инвентаря составляют предметы вооружения: костяные и бронзовые наконечники стрел, трёхлопастные втульчатые и черешковые с тремя отверстиями и с остатками древка. Найдены также железный нож, втулка бронзового чекана с остатками древка, укреплённого железным стержнем, железный крючок, костяной предмет, бронзовые пуговицы с дужкой и бляшка от уздечки с перекладиной в середине, кремнёвый отщеп, золотые трубочки, нефритовая подвеска с отверстием для подшивания, бусина из сердолика, обрывок кожи, костяное колечко, бирюза, изображения орлов из золотой фольги. Среди керамики есть сосуды с рельефным орнаментом, с ручками и отверстиями для переноски и сосуды с чёрной росписью.

 

Интерес представляют три находки нынешнего сезона, не имеющие аналогий в Туве: это украшение, представляющее собой округлый стержень с поперечными канавками и навершием с продольными прорезями и петлёй для подвешивания с остатками кожаного ремешка; фигурный литой стержень с тремя отверстиями, верхнее из которых имеет стремячковидную форму, а два нижних — продолговатые; бронзовый боевой чекан с изображениями четырёх голов животных. Исследованные курганы датируются V-III вв. до н.э.

 

В.М. Морозов, В.И. Стефанов, Н.В. Фёдорова

Работы Северного отряда.   ^

// Археологические открытия 1978 года. М.: 1979. С. 257-258.

 

Северный отряд Уральской экспедиции вёл разведки памятников на трассе строящегося газопровода Надым — Пунга — Ивдель. В среднем течении р. Лонг-Юган (Надымский р-н Тюменской обл.), на высоком мысу коренного берега обнаружено городище округлой формы с несколькими впадинами, расположенными без всякой системы. С напольной стороны — неглубокий ров, прерывающийся двумя въездами. В районе 97-го км трассы газопровода па высоком правом берегу реки выявлено скопление наземных жилищ, представляющих собой приподнятые площадки, окружённые небольшими ямами. В 15 км ниже по течению реки находится бывшее хантыйское кладбище, возле которого, в 5 м от края берегового обрыва, обнаружено овальное углубление (30×15×1 м), окружённое валом. В разрезе вала фиксируются два уровня погребённой почвы. Предварительная датировка всех обнаруженных на Лонг-Югане памятников — позднее средневековье.

 

На участке газопровода Перегребное — Казым обнаружены три памятника. Городище на коренном правом берегу р. Оби близ пос. Перегребное практически разрушено поздними постройками. Судя по находкам в культурном слое, оно относится ко времени русской колонизации. Селища Лыхн I и Казымская старица I, расположенные па одноимённых притоках Оби и Казы-

(257/258)

ма, имели характер кратковременных стойбищ. Осмотрено «святое место» на оз. Светлом близ Белого Яра (Берёзовский р-н Тюменской обл.), где, по устным рассказам, стоял когда-то шаманский домик. В разных местах на озере находили деревянных идолов.

 

В Ивдельском р-не Свердловской обл. на высоком левом берегу р. Атымьи (левый приток р. Пелыма), в 1,5-2 км к северо-востоку от одноимённого поселка, обнаружены остатки пяти поселений. На самом раннем из них — энеолитическом поселении Атымья IV — зафиксированы четыре небольшие жилищные впадины. Раннебронзовое поселение Атымья IA раскопано. Выявлены следы наземного жилища подпрямоугольной формы (8,0×6,5 м) с очагом в центре. В жилище и за его пределами найдено свыше 200 фрагментов керамики от нескольких сосудов. На поселении Атымья I раскопом (54 кв.м) исследованы остатки жилища подквадратной формы (5,15×4,70 м), углубленного в материк на 0,25 м, с глинобитным очагом и опорным столбом в центре. Судя по находкам из жилища (обломки железного ножа, наконечники стрел, обкладки медного котла), памятник относится к эпохе позднего железа. Поселение Атымья III существовало в период раннего железа, а почти полностью разрушенное поселение Атымья V относится к раннему средневековью.

 

Н.П. Москвина

Исследование неолитических поселений в районе Барсовой Горы.   ^

// Археологические открытия 1978 года. М.: 1979. С. 258.

 

Группа Сургутского отряда Уральской экспедиции продолжила изучение неолитических поселений на Барсовой Горе. Почти полностью вскрыта сохранившаяся часть культурного слоя на поселении Барсов Городок II/16а; исследованы остатки пяти однотипных жилищ — полуземлянок подквадратной формы (5×5 м), углублённых на 0,5-0,7 м, с очагами в центре. Дно котлованов было засыпано охрой. В межжилищном пространстве обнаружены вертикальная стенка из валунов и выкладка дугообразной формы из гальки. Найдены каменные грузила, шлифовальные плитки, точила. Керамика представлена крупными полуяйцевидными сосудами с наплывом или скосом по венчику, орнаментированными отступающей палочкой, волнистопрочерченным и ямочным узором, шагающей гребёнкой. Южная часть поселения перекрыта культурным слоем стоянки периода поздней бронзы. Вскрыты три наземные постройки подчетырёхугольной формы. В жилищах — от одного до трёх очагов, хозяйственные ямы. Находки: близкая молчановской керамика, точильца, сплески бронзы в очаге.

 

Рекогносцировочно обследованы три новых неолитических поселения на третьей надпойменной террасе р. Оби. На них вскрыто по одному жилищу. Сооружения однотипны: четырехугольные полуземлянки (4×4,5-5 м) с одним-двумя очагами и прослойками охры по дну котлована. В одном случае обнаружены остатки каменной кладки высотой около 0,5 м: подсыпка из гальки и положенные друг на друга валуны. Керамический материал близок вышеописанному. Найдены также абразивы, обломок шлифованного орудия из сланца.

(258/259)

 

С.П. Нестеров, Ю.С. Худяков

Раскопки в Табате, Тёе, Чулыме.   ^

// Археологические открытия 1978 года. М.: 1979. С. 259.

 

Четвёртый отряд Среднеенисейской экспедиции проводил разведки и раскопки в нижнем течении р. Табат, близ устья р. Тёи, в зоне строительства Енисейской [Есинской] оросительной системы, на правом берегу р. Чулым, в зоне строительства Чулымской оросительной системы, в Хакасской а.о.

 

В долине р. Табат в основном завершены раскопки могильника Терен-Хол. Вскрыты три кургана с кольцевой каменной насыпью, содержавшие кыргызское захоронение по обряду трупосожжения на горизонте с предметами вооружения и сбруи XI-XII вв., а также кенотаф, парное погребение по обряду трупоположения в каменных ящиках внутри оградки, относящиеся, вероятно, к каштымам [кыштымам]. Небольшим шурфом выявлена кладка стены большой прямоугольной ограды, сооружённой, вероятно, в близкий к этнографической современности период. В могильнике Хара-Тах раскопана квадратная ограда с частично ограбленным погребением каменноложского этапа карасукской культуры. На седловинах гор в среднем течении р. Табат, к северу от с. Усть-Кындырла, выявлены новые группы средневековых каменных курганов: Ус-хондэ и Хара-Оба. На песчаных выдувах Утух-Хая-Кисто, на левом берегу р. Ут, расчищено раннетагарское погребение, содержавшее два плоскодонных сосуда, бусы, зеркало, привеску, застёжку, перстень, браслет.

 

На правобережье р. Тёи продолжены раскопки чаатаса Обалых-Биль. Раскопаны: курган типа чаатас, содержавший нарушенное погребение с трупосожжением в сопровождении кыргызских ваз и мяса овцы; три плоские каменные выкладки с захоронениями взрослых по обряду трупосожжения и детей по обряду трупоположения в сопровождении сосудов и мяса овцы; разграбленная таштыкская грунтовая могила. В могильнике Пиг-Обазы расчищена карасукская оградка с пристройкой, содержавшая одиночное погребение с сосудом и бронзовыми украшениями. На склонах и седловинах гор Пистах, Муустигей, Кюзель-Тигей, Энег-Андарыдзен выявлено около 40 могильников, небольших групп и одиночных курганов эпохи поздней бронзы, средневековья и этнографической современности. Большое количество поздних хакасских погребений выявлено на северных отрогах горы Пистах, которая в недалёком прошлом служила местом жертвоприношения небу у бельтыр.

 

На правом берегу р. Чулым в окрестностях с. Когунёк продолжены раскопки могильника Хызылар, где исследованы поминальная ямка с костями коровы и раннеташтыкский склеп, содержавший 10 погребений по обряду трупосожжения и разнообразный инвентарь: сосуды, бронзовые пряжки, древки стрел, астрагалы овцы, коровы, лошади. В могильнике Терен-Кёль вскрыты поминальная ямка и нарушенное погребение с конём. В могильнике Кобяк-Хая раскопано погребение по обряду трупоположения. На склонах и седловинах гор Бадьянки и Ермилова выявлены четыре новых могильника.

 

Т.Ч. Норбу

Раскопки могильника Кок-Тей I.   ^

// Археологические открытия 1978 года. М.: 1979. С. 259-260.

 

Экспедиция Тувинского научно-исследовательского института языка, литературы и истории исследовала могильник Кок-Тей I в 18 км к востоку от г. Кызыла, состоящий из 28 курганов различных типов. Исследованы семь курганов, три из которых оказались поминальными (6, 7, 8). Их наземные

(259/260)

сооружения имели округлую крепиду из валунов, а в центре в неглубоких грунтовых ямах обнаружены бараньи позвонки и рёбра. Курган 3 (IX-X вв.) имел подпрямоугольную крепиду из валунов. Погребение совершено по обряду трупосожжения. Инвентарь: поясной набор из прямоугольных и сердцевидных бронзовых бляшек и поясной подвески, оплавленные кусочки бронзы. В северо-восточной части кургана найдены кости животных, а в верхней части наземного сооружения — китайская бронзовая монета.

 

Интересен курган 5, состоявший из трех пристроенных одно к другому наземных сооружений (5а-в), каждое из которых было окружено крепидой из валунов. Сооружения были вытянуты цепочкой с юга на север. Крепида северного сооружения (5в) перекрывала крепиду кургана 4, свидетельствуя о более ранней дате последнего. Могильные пятна курганов 5а-в были отмечены камнями. В курганах 5а и 5в погребённые лежали в вытянутом положении, на спине, головой на запад. В южной части ям найдены кости животных и лепные сосуды. Инвентарь: железные трёхпёрые наконечники стрел (в кургане 5в — два экземпляра со свистящими шариками) и ножи, миниатюрный железный сосуд и бронзовый поясной набор, в составе которого имеется пять бляшек, инкрустированных золотом (5в). Курганы 5а и 5в датируются древнетюркским временем. В южной части насыпи кургана 56 найдено много тувинских вещей — бусы, обломки железных и бронзовых предметов, пуговицы, в том числе с орнаментом «узел счастья», мундштук, лопаточка для нюхания табака, пинцет для выщипывания бороды, нашивные бляшки. У крепиды обнаружены два непарных стремени и мотыга. Предметы разновременны. Верхние камни сооружения носят следы огня. Очевидно, в XIX — начале XX в. курган использовался как святилище. В кургане 5б был похоронен мужчина (в вытянутом положении, на спине, головой на северо-восток). У черепа найден железный крюк от колчана, у пояса — наконечники стрел типа срезней, в ногах — железный сосуд, в западной части ямы — кости животных и гончарный сосуд с волнистым орнаментом. Погребение датируется поздним средневековьем.

 

Курган 2 был окружён крепидой округлой формы из валунов. В центре находилась подпрямоугольная могильная яма, вытянутая с запада на восток. На глубине 30 см обнаружено деревянное перекрытие, под которым в северной части ямы найдены кальцинированные кости, железные нож и черешковый наконечник стрелы, а в южной части — кости животных. Памятник такого типа исследован впервые и датировка его затруднена. Кроме того, на плато обнаружены многочисленные неолитические орудия: скребки, проколки, отщепы, рыболовное грузило.

 

А.П. Окладников, Д.Л. Бродянский

Рудановское городище.   ^

// Археологические открытия 1978 года. М.: 1979. С. 260-261.

 

В 3 км юго-восточнее райцентра Анучино Приморского края открыт многослойный памятник, расположенный на мысовидном выступе отрогов Сихотэ-Алиня. Городище возвышается примерно на 85 м над старицей р. Арсеньевки (один из истоков Усури) и устьем ключа Рудаиовский. Плоская вершина окружена тройным полукольцом рвов и валов; сложная система валов прикрывает доступные для подъёма участки крутых склонов, на которых видны площадки-террасы более 100 жилищ. Основной раскоп заложен па вершине.

(260/261)

 

Верхний слой содержал остатки жилищ с разрушенными канами и серой станковой керамикой X-XI вв. с прочерченным и лощёным орнаментом. Найдены бронзовое ажурное навершие шапки — свидетельство преемственности средневековых и этнографических культур Дальнего Востока, бронзовая оковка, монета чеканки VIII в., железные ножи, серповидные подвески из яшмы и глины. Как показал разрез одного из валов цитадели, его сооружение также может быть датировано X-XI вв. — временем ранних чжурчжэней.

 

Второй слой более насыщен: вершина была сплошь застроена жилищами польцевской культуры. Прямоугольные жилища состояли из одного, двух или трёх помещений, расположенных на разных уровнях. В одних домах в центре имелось большое прямоугольное углубление, в других площадки-террасы примыкали друг к другу. Все жилища были снабжены каменными очагами или канами: прямыми или Г-образными, одноканальными. В польцевских жилищах найдены горшки, сосуды с крупным в виде блюда венчиком, узкой горловиной и крышки к таким сосудам, чаши на коническом поддоне. Посуда украшена оттисками различных штампов и пальцев, ногтевым, гребенчатым, «вафельным» орнаментами. Из бронзы изготовлены браслеты, витые незамкнутые кольца, треугольная подвеска. Найдены железные наконечники стрел (один из них уникален: в виде трёхгранного гарпуна с двумя рядами шипов), керамические диски-пряслица, тёрочники, грубые подвески из базальта, каменные бусы (цилиндрические, сечковидные и прямоугольные) и кольца. Второй слой может быть датирован II-III вв.

 

Третий слой содержал остатки прорезанных жилищ янковской культуры. Одно янковское жилище сохранилось и раскопано полностью в 200 м севернее основного раскопа. Рудановское поселение отличается сравнительно скупой орнаментикой янковской керамики (налепные валики, шишечки, прочерченные линии), а также некоторыми протокроуновскими чертами инвентаря. Из находок отметим бронзовую пуговицу, плоскую, с ушком-выступом — первую такого рода вещь в Приморье. Янковский комплекс поселения можно отнести к позднему этапу континентального варианта этой культуры. Начальный период заселения Рудановского поселения связан, видимо, с мезолитом или поздним палеолитом. В жёлтой материковой дресве есть включения белого суглинка, с которым в Приморье часто связаны находки такого возраста, но все обнаруженные вещи были переотложены позднейшими перекопами. В коллекции есть крупное скребловидное орудие из расколотой вдоль гальки, заготовка торцового нуклеуса, ножевидная пластина, концевые скребки. В целом памятник напоминает Синие Скалы, где наряду с другими есть вещи трёх верхних слоёв Рудановского поселения.

 

А.П. Окладников, А.П. Погожева, В.И. Молодин

Работы в Горном Алтае.   ^

// Археологические открытия 1978 года. М.: 1979. С. 261-262.

 

Горно-Алтайский разведывательный отряд Североазиатской комплексной экспедиции Института истории, филологии и философии Сибирского отделения АН СССР проводил исследования в Горно-Алтайской а.о. Стационарные работы велись на памятнике Кара-Тенеш, на левом берегу р. Куюс, в 5 км вверх по течению от одноимённого села. Это многослойное поселение. Вскрыто около 150 кв.м. Верхний культурный горизонт мощностью до 1 м содержит культурные остатки четырёх эпох — кыргызского, скифского времени, доандроновской

(261/262)

бронзы и афанасьевской культуры. Находки залегают вперемежку, однако типологически расчленяются достаточно надёжно. Основная часть материала относится к афанасьевской культуре. Это фрагменты остродонных сосудов, выполненные в типичной для афанасьевцев манере; пропорции сосудов различны. Интересно отметить наличие значительного количества обломков «курильниц». Не исключено, что ряд каменных очагов, обнаруженных при раскопках, относится к афанасьевскому времени.

 

Не меньший интерес представляет комплекс керамики доандроновского времени. Она плоскодонна, баночной формы, орнаментирована отступающей гребёнкой и палочкой, в общих чертах напоминает самусьскую и кротовскую, но в то же время достаточно своеобразна. Под слоем жёлтого суглинка залегает палеолитический культурный горизонт. Планиграфически прослеживается основная и периферийная части стоянки. Обильный каменный инвентарь представлен крупными широкими пластинами правильной огранки, остроконечниками из пластин, скребками, массивными скрёблами, большим количеством отщепов. Найдены кости животных. На могильнике Кара-Тенеш 2 раскопаны два кургана. Один из них афанасьевский, другой содержал погребение XVI-XVIII вв. На территории могильника шурфовкой выявлено наличие палеолитического культурного слоя. Ещё два палеолитических местонахождения открыты на правом берегу р. Катуни, вниз от с. Куюс.

 

Е.Д. Паульс

Раскопки на Чулыме.   ^

// Археологические открытия 1978 года. М.: 1979. С. 262-263.

 

Чулымская группа Среднеенисейской экспедиции Ленинградского отделения Института археологии АН СССР проводила охранные раскопки в зоне Чулымской оросительной системы на севере Хакасии. Работы велись близ с. Когунёк на двух разрушаемых многолетней запашкой могильниках карасукского времени — Мара и Чазы. В первом могильнике раскопаны две ограды, во втором — одна.

 

В могильнике Мара исследована ограда, содержавшая две могилы взрослых, и ограда с тремя пристройками: в основной ограде и в одной пристройке были погребены взрослые, в двух пристройках — дети. Ограды и пристройка с погребениями взрослых — круглые (диаметр 5-9 м), сооружены из горизонтально уложенных плит песчаника. К ним с востока были пристроены небольшие каменные ящички, поставленные на погребённой почве. Ящички пустые. Детские пристройки — прямоугольные, из вертикально вкопанных плит. Все могилы — прямоугольные ящики из вертикально поставленных плит. Размеры ящика для взрослых — 200×100×70 см, для детей — 80×40×30 см. Все могилы индивидуальные; все, кроме одной, ограблены. В непотревоженной могиле погребённый был положен вполоборота, на левом боку, прислонён к северной стенке ящика, головой на восток. В головах найден глиняный сосуд, у таза — бронзовый нож, у южной стенки ящика — кости животных. В других могилах обнаружены костяной гребень и бронзовые предметы: два височных кольца, два четырёхугольных шила, пуговица. Глиняная посуда богато орнаментирована резным и зубчатым штампом. В одном погребении ребёнка найдены кости лап собаки.

 

В могильнике Чазы раскопана прямоугольная ограда (8,0×3,5 м) из уложен-

(262/263)

ных плашмя плит с двумя могилами. Трапециевидный ящик из вертикально поставленных плит (180×80×55 см) имел перекрытие из мелких плит, уложенных на продольные жерди. Могила не потревожена. Погребённый лежал в вытянутом положении, на спине, головой на северо-восток. В головах находился круглодонный сосуд с валиком на шейке, в ногах — кости барана. Интересен набор украшений головного убора: серьга с тремя шпеньками, к которым крепились пронизки; пуговица; две многоярусные бляшки; два уникальных массивных литых браслета с семью цилиндрическими выступами — всё из бронзы. В заполнении найден бронзовый гвоздик. Детский ящик разрушен и ограблен, в нем обнаружен фрагмент венчика карасукского сосуда.

 

А.И. Петров

Разведочные работы в лесном Прииртышье.   ^

// Археологические открытия 1978 года. М.: 1979. С. 263-264.

 

Тевризский отряд Среднеиртышской экспедиции Омского университета обследовал правый берег Иртыша и устье р. Туй от бывшей деревни Александровки до с. Журавлёвки Тевризского р-на Омской обл. Зафиксированы 22 новых памятника, приуроченных к невысокой первой надпойменной террасе Иртыша. Наиболее ранние стоянки принадлежат к памятникам екатерининского типа и датируются поздним неолитом (Журавлёвка I, II IV, Ямсыса IV, VI VIII, Вознесенка I). На поверхности стоянки Ямсыса VIII хорошо заметны следы жилищ, в шурфе встречена керамика екатерининского типа. На стоянке Ямсыса IV обнаружен очаг толщиной 40 см, насыщенный желтоглиняной керамикой, орнаментированной рядами косопоставленного штампа и фигурными ямками. Мощность культурного слоя на памятниках екатерининского типа — 60-90 см. Зарегистрированы два памятника эпохи ранней бронзы. В культурном слое поселения Ямсыса V обнаружена текстильная керамика. Поселение Александровка III, найденное на оз. Артук близ бывшей деревни Александровки, — двуслойное. Валиковая керамика эпохи поздней бронзы залегает в верхнем слое поселения, в нижних слоях — гребенчато-ямочная керамика эпохи ранней бронзы. На поверхности заметны следы трёх земляночных углублений эпохи ранней бронзы. Памятники эпохи позднего неолита — ранней бронзы расположены в местах, где надпойменная терраса понижается и высота ее не превышает 2-4 м.

 

Шесть городищ относятся к эпохе раннего железа и раннему средневековью (VI-X вв.). Городища подтреугольной формы, расположенные на мысах высотой 4-8 м, выявлены в окрестностях д. Александровки (Александровка IV, VI) и с. Журавлёвка (Ямсыса I). На последнем найдено много керамики VIII-XI вв,, костей и зубов животных, шлаки, куски глиняной обмазки, обломки литейных форм. Культурный слой имеет мощность 80 см. Городища прямоугольной формы (Александровка V, Ямсыса VII, Ямсыса IX) окружены с трёх сторон валом и рвом. На поверхности заметны следы жилищных впадин. Городище Ямсыса VII датируется эпохой поздней бронзы — раннего железа, городища Александровка V и Ямсыса IX — ранним средневековьем.

 

Среди прочих находок отметим бронзовую шумящую подвеску, обнаруженную в 4 км от д. Вознесенки. Продолжено обследование памятников у д. Хутор Бор. На стоянке Хутор Бор I заложен раскоп площадью 16 кв.м. Выявлены два «погребения», заполненных прокалённым песком красноватого и чёрного цвета. Найдены развалы 10 сосудов эпо-

(263/264)

хи поздней бронзы, фрагментированные кости, челюсть животного, берёста, шлак, кусочек бронзы. «Погребения» прорезают слой эпохи ранней бронзы, в котором выявлены остатки канавы глубиной 1,7 м. В её заполнении были фрагменты керамики, скребок, остриё и отщеп.

 

О.Л. Пламеневская

Раскопки курганов на Кадатском Поле.   ^

// Археологические открытия 1978 года. М.: 1979. С. 264-265.

 

Отряд Сибирской экспедиции Ленинградского отделения Института археологии АН СССР начал исследование курганного могильника сарагашенского времени на левом берегу современного водохранилища в долине р. Береш, в 5 км к северу от с. Кадат Шарыповского р-на. Раскопаны два кургана. Прямоугольная ограда кургана 1, образованная вертикально поставленными плитками девонского песчаника, содержала две могилы. Могила 1, центральная, после расчистки представляла собой «каменную чашу», образованную рухнувшим внутрь каменным покрытием; между плитками прослеживались остатки деревянного перекрытия. На дне могилы были похоронены шесть взрослых и ребёнок. Все погребённые лежали в вытянутом положении, на спине, взрослые ориентированы на запад, ребёнок — на юг. Могила была потревожена грабителями ещё до того, как рухнуло покрытие. Расчищен грабительский ход, пробивший северную стенку могилы. В этой части ямы в заполнении собраны останки ещё не менее пяти человек. Инвентарь типично сарагашенский: бронзовые ножи, чеканы, втоки, зеркала, пластинчатые ножные и шейные браслеты; пастовые, костяные, бронзовые, сердоликовые бусы; костяные наконечники стрел; горшки баночной формы. Могила 2 была расположена к востоку от центральной. В ней погребён ребёнок с южной ориентировкой в каменном ящике.

 

Вскрыты две четырёхугольные ограды кургана 2, примыкавшие одна к другой, причём восточная была сооружена позднее, так как выкид из могилы, расположенной в её центре, перекрывал западную ограду. Могила 1 в центре ограды представляла собой грунтовую яму четырёхугольной формы, на юго-восточном и северо-восточном углах которой лежали большие плиты. У западной стены находился скелет женщины с грудным ребёнком, лежавшей на животе, лицом вниз. Могила не ограблена. Покрытие образовывали пять деревянных плах, сплошь закрытых корой. В северо-восточном углу на покрытии обнаружены два горшка, кости лошади и коровы. На дне могилы были захоронены 24 человека, 14 из которых — дети грудного возраста. В западной части могилы погребённые были ориентированы на запад, в восточной лежали «валетом» и ориентированы на север и юг. Инвентарь могилы: бронзовые ножи, чеканы, втоки, зеркала, пластинчатые ножные и шейные браслеты, полусферические бляшки; разнообразные бусы; оленные ажурные бляшки; раковины каури; костяные и бронзовые шилья, иглы, рыболовные крючки; большие глиняные сосуды. Могила 2 — четырёхугольная грунтовая яма с деревянным сгоревшим срубом в восемь венцов и с остатками обгоревшего берестяного покрытия. У восточной стены в заполнении найдены три большие лежавшие плашмя плиты. Вдоль всей стены и под плитами имелись скопления шлака. На дне могилы, в прокалённой земле, в беспорядке лежали обломки костей животных и среди них — бронзовые зеркало, шило, полусферические бляшки.

 

При расчистке древней поверхности курганов под дёрном найдено большое

(264/265)

количество обломков керамики, отщепов и кремнёвых изделий, очевидно относящихся к расположенному на этой территории древнему поселению. Керамика напоминает окуневскую керамику Минусинской котловины.

 

Л.М. Плетнёва

Работы Томского отряда.   ^

// Археологические открытия 1978 года. М.: 1979. С. 265.

 

Работы велись на Коларовских курганном могильнике и городище у с. Коларово Томского р-на Томской обл. на коренном берегу р. Томи. Раскопаны 12 курганов диаметром от 3 до 7,5 м. Все курганы нарушены грабителями. Умершие захоронены по обряду трупоположения, за исключением одного случая, где представлено трупосожжение, произведённое на стороне. В каждом кургане хоронили от одного до пяти умерших; встречены парные захоронения. Все умершие положены на спину, в вытянутом положении, головой на юго-восток за небольшим исключением (по одному на север, юг и юг — юго-восток). Для подстилки и покрывала использована берёста. Захоронение производили на дневной поверхности, сверху насыпали курган. Более поздние захоронения совершены в насыпи и одно — в могильной яме. Большинство погребённых снабжено инвентарём: железными и костяными наконечниками стрел, железными ножами, теслом. Найдены остатки одежды и обуви, украшения (бусы, перстни, серёжки, бронзовые подвески). В насыпях встречена керамика (в скоплениях и отдельными фрагментами). Могильник относится к середине II тысячелетия н.э., за исключением поминального кургана 12 второй половины I тысячелетия н.э.

 

Под насыпью кургана 1 обнаружено ирменское захоронение в ящике из плит глинистого сланца, выходы которого имеются здесь же, на берегу р. Томи. Покрыт ящик такими же плитами. Погребение ограблено, костяк и сосуд из могилы выброшены. В кургане 5 обнаружены остатки ещё одного погребения эпохи поздней бронзы. В поле кургана 7 и за пределами насыпи зафиксировано место обработки каменных орудий. В скоплении размером 1×1 м собрано несколько сот отщепов, несколько скребков, наконечник копья, куски кремнистого сланца, несколько фрагментов ирменской керамики. В насыпях многих курганов найдена керамика того же времени. Примерно в 100 м к западу от могильника располагается поселение эпохи поздней бронзы. Видимо, находки на площади могильника связаны с существованием этого поселения.

 

На Коларовском городище раскопаны три жилища, прорезаны вал и ров. Площадь жилищ — 6-14 кв.м. Они прямоугольные, в каждом из них имелось по одному-два очага. В жилищах найдена керамика, определяющая дату городища — середина II тысячелетия н.э.

 

М.Л. Подольский, Ю.В. Тетерин

Раскопки раннетагарских курганов в зоне Знаменской оросительной системы.   ^

// Археологические открытия 1978 года. М.: 1979. С. 265-267.

 

Знаменский отряд Среднеенисейской экспедиции Ленинградского отделения Института археологии АН СССР продолжил работы у с. Знаменка в Боградском р-не Хакасии, начатые в 1977 г. Исследованы ещё семь курганов (всего 22). Это насыпи высотой до 0,7 м от погребённой почвы с прямоугольными

(265/266)

Золотые украшения гунно-сарматского времени из клада у с. Знаменка.

(Открыть в новом окне)

 

оградами из плит песчаника: небольшие (6,5×6,0 м) с четырьмя угловыми камнями до значительных (18×16 м) с восемью столбообразными плитами. Внутри обычно одна, реже две или три прямоугольные могилы размерами от 1,5×0,8 до 3,2×2,5 м, глубиной до 1,7 м от погребённой почвы. Могильные конструкции представлены тремя вариантами: ящики из плит, бревенчатые срубы и, чаще всего, смешанный вариант — облицованная небольшими плитами в несколько слоёв яма с деревянным срубом или рамой внутри. Соответственно им варьируют конструкции надмогильных сооружений: сплошные перекрытия из плит, бревенчатые, многослойные выкладки из мелких плит поверх брёвен. Погребения преимущественно индивидуальные, редко парные или коллективные (до трех погребённых). Погребённые лежали в вытянутом положении, на спине, головой на запад, в сопровождении двух сосудов. Сосуды в основном баночной формы с утолщённым венчиком, косо срезанным наружу, и широкими желобками под ним, реже — с прямо срезанным венчиком, несколько — с округлым туловом, узким горлом и невысоким прямым венчиком (среди них один на низком поддоне и один на четырёх ножках). Интересен набор бронзовых предметов из одной непотревоженной могилы: небольшой кельт с ушками и продольными рельефными полосками, кинжал с валиковым навершием, зеркало с бортиком. На кинжале сохранились остатки кожаных ножен с вышитым орнаментом — одним из самых ранних среди известных в Минусинской котловине. Знаменские курганы относятся к несколько более раннему времени, чем памятники типа могильника у Подгорного озера.

 

Проведена разведка окрестной территории. Обнаружено городище в виде оплывшего и запаханного вала диаметром около 60 м. Установлено, что первона-

(266/267)

чально вал был окружён рвом глубиной до 2 м и укреплён изнутри бревенчатой стеной, уничтоженной пожаром. Рядом с валом, снаружи, расположен тагарский курган, стратиграфически предшествовавший городищу. У нижней кромки плиты ограды обнаружен клад ювелирных изделий гунно-сарматского времени, прикрытый обломком стенки сосуда с рельефным орнаментом. Клад содержал бусы и подвески из цветной стекловидной массы, сердолика, агата, бирюзы, раковин каури (несколько тысяч), серебряные бляхи от конского убора, золотые изделия (литой спиральный браслет в два с половиной оборота, украшения с гроздьями зерни, мелкие бусы), золотые и серебряные заготовки (прутики, куски мятой фольги и шлака).

 

А.С. Поляков

Исследование средневековых курганов у г. Саяногорска.   ^

// Археологические открытия 1978 года. М.: 1979. С. 267-268.

 

Железный кованый стержень со стилизованной головкой барана.

(Открыть в новом окне)

 

Отряд Среднеенисейской экспедиции Ленинградского отделения Института археологии АН СССР исследовал погребальные памятники древнетюркского и предмонгольского времени в зоне строительства г. Саяногорска. Работы велись на могильниках Означенное V (группа 2) и Означенное VI, VII. Всего раскопаны шесть курганов: три из них (Означенное V, группа 2) относятся к кыргызскому времени, остальные принадлежат аскизской культуре. Курганы кыргызского времени представляют собой подпрямоугольно-овальные сооружения (3,5×2,8 м) из крупных валунов, плотно забутованные валунником и галькой. Курган 8 имел дополнительную пристройку с западной стороны, аналогичную основному сооружению. Погребения совершались по обряду трупосожжения, вероятно, на месте. На уровне древней поверхности прослеживаются интенсивные зольные пятна с мелкими фрагментами кальцинированных костей. В кургане 8 размеры зольного пятна превышают размеры ограды. Обнаружены железные двукольчатые плоские удила, петельчатое стремя с овальной округлой подножкой и нервюрой по внешней поверхности подножки, петля второго стремени, фрагмент ножа. Интересна наход-

(267/268)

ка половины грубого лепного сосуда (пристройка кургана 8), повторяющего форму серебряных сосудов этого времени. Группа 2 могильника Означенное V датируется VII-VIII вв.

 

Памятники X-XII вв. представляют собой округлые в плане сооружения с плоской вершиной и округлой западиной в центре. Диаметр выкладок — 4-6 м, высота — 0,3-0,4 м. Они сложены из двух — четырёх рядов валунника и имеют вид кольцевого вала. Все курганы сооружены на вершинах галечных гряд, на южном их склоне, и ориентированы с северо-востока на юго-запад. Погребения совершались по обряду трупосожжения с конём, вероятно, на стороне. В них обнаружены детали конского убора: витые удила со стержневыми псалиями, начельники, железные оковки лук сёдел, седельные кольца для привязывания тороков. Остальные находки: сердцевидные бляшки с чешуйчатым и растительным орнаментом и следами инкрустации серебром; железные нож, трапециевидная и полукруглая пряжки с подвижным язычком, кованый стержень с острым концом и стилизованной головкой барана.

 

Т.М. Потёмкина

Работы Тобольского отряда.   ^

// Археологические открытия 1978 года. М.: 1979. С. 268-269.

 

Отряд Западносибирской экспедиции Института археологии АН СССР совместно с Курганским областным краеведческим музеем продолжил начатые в 1977 г. исследования памятников в Притобольном р-не Курганской обл. Основные работы велись на двуслойном памятнике у д. Верхняя Алабуга, расположенном на дюнном всхолмлении высотой более 2 м и диаметром 150 м в пойме р. Тобол. На западном и южном склонах дюны вскрыто 806 кв.м. Нижние наслоения, сильно разрушенные пахотой и более поздним могильником, связаны с существованием поселения ранней бронзы. Обнаружены следы слабо углублённых земляночных сооружений нечётких очертаний и ям, с которыми связана керамика боборыкинского типа (плоскодонные сосуды баночных и слабопрофилированных форм с маленькими днищами, орнаментированные рядами насечек и небрежно заштрихованными взаимопроникающими и асимметрично расположенными треугольниками) и толстостенные сосуды, украшенные мелкой выбивкой, напоминающей текстильный орнамент, насечками и ямочными вдавлениями. Изделия из камня представлены обломками шлифованных предметов и орудиями на пластинах, среди которых преобладают ножи и скребки.

 

Не исключено, что ранние наслоения неодновременны.

 

*       *       *

 

В эпоху развитой бронзы значительная часть поселения была занята могильником. Обнаружены 36 погребений и 18 ям, сконцентрированных тремя группами: I — 13 погребений и семь ям; II — 21 погребение и пять ям; III — два погребения и шесть ям. В первой группе более половины захоронений принадлежало взрослым; размеры могильных ям — 2,8-1,9×2,0×1,2 м; вторая группа состояла почти исключительно из детских погребений (19 из 21; размеры могил — 1,4-0,4×1,0×0,3 м). Захоронения совершены в квадратных и прямоугольных ямах, углублённых в материк на 0,10-0,45 м. В 16 случаях прослежены деревянные конструкции — обкладка дна могил брёвнами и перекрытия из плах. Преобладающая ориентировка погребённых — восточная с отклонениями к севе-

(268/269)

ро-востоку и юго-востоку. Инвентарь состоит главным образом из сосудов, поставленных в восточной половине ямы по одному, по два, редко по три и более. Значительная часть сосудов обнаружена вне могил. Сосуды — горшки с ребром или уступчиком на плечиках и баночные формы. Вместе с сосудами у края ям встречены скопления костей черепа и конечностей лошади (пять), овцы (шесть), крупного рогатого скота (пять), собаки (один) (определение В.П. Данильченко). Из бронзовых изделий найдены: двулезвийные ножи-кинжалы срубно-андроновского типа, плоское тесло с параллельными гранями, шилья, желобчатые браслеты с несомкнутыми концами, перстни со спиральными концами, височные привески с заходящими концами из выпукло-вогнутой пластины, покрытые золотой фольгой, набор украшений из двух овальных бляшек с парными отверстиями в центре и ребристых обойм, бусы различных форм. Отметим каменные наконечники стрел треугольной формы с усечённым основанием, клыки кабана, альчики барана. Могильник отнесён к кругу памятников петровского (новокумакского) типа и датирован серединой II тысячелетия до н.э.

 

На поселении Убаган III в устье р. Убаган доследовано мезолитическое жилище — наземное слабоуглублённое сооружение площадью более 40 кв.м со столбовыми конструкциями. В пределах исследованной в 1978 г. части сооружения обнаружены только челюсти крупного быка. Мезолитические наслоения из плотного суглинка толщиной 5-25 см залегают под слоем гумусированной супеси (0,8-1,0 м) с включениями кремнёвых изделий и керамики периода позднего неолита — энеолита. Раскопанная площадь мезолитической стоянки составляет 146 кв.м. На памятнике Убаган I (вскрытая площадь 194 кв.м) раскопом IV (18 кв.м) обнаружены следы поселения алакульского времени, являющегося северной окраиной вплотную примыкающего поселения Убаган II. На раскопе VI (28 кв.м) выявлена могильная яма (0,9×0,6 м) с остатками трёх костяков (двух взрослых и ребёнка), ориентированных на запад. Инвентарь: сосуд синташтинского типа, желобчатые браслеты с несомкнутыми концами, альчики барана. У края могильной ямы найдены кости черепа и конечностей трёх овец.

 

М.Н. Пшеницына, А.С. Поляков, М.Л. Подольский, Д.Г. Савинов, Н.Ю. Кузьмин

Работы Среднеенисейской экспедиции на юге Хакасии.   ^

// Археологические открытия 1978 года. М.: 1979. С. 269-270.

 

Саяногорский отряд экспедиции Ленинградского отделения Института археологии АН СССР продолжил исследование могильника Летник VI на территории г. Саяногорска. Исследованы 12 афанасьевских и восемь раннетагарских курганов. В качестве строительного материала, в отличие от других районов Хакасии, здесь использованы валуны и крупная галька. В афанасьевских курганах внутри круглой каменной ограды диаметром в среднем до 10 м находилась одна, реже — две могилы. Это прямоугольные грунтовые ямы размерами 2,0-1,5 м и глубиной 0,65-1 м. На их бортах сохранились остатки брёвен от наката, уложенных в направлении юго-запад — северо-восток. Остатки деревянного покрытия основных могил несли следы огня. В шести курганах внутри ограды или за ней находились дополнительные детские могилки. В основных могилах погребено по одному-два взрослых, иногда — взрослый и ребёнок. Боль-

(269/270)

шинство могил потревожено. Умершие лежали в скорченной позе, на боку либо на спине, с согнутыми в коленях ногами, головами на юго-запад. Инвентарь представлен серебряной серьгой в виде проволочной спирали, бронзовыми шильями и глиняными сосудами разнообразных форм. Помимо яйцевидных и шаровидных сосудов, найдены три курильницы, овальный и квадратный сосудики с ушками для подвешивания. Поверхность большинства сосудов покрыта оттисками гребенчатого штампа, резным ёлочным орнаментом и др.

 

Памятники раннетагарского времени имели прямоугольные ограды, в которых находились одна или несколько основных могил с пристройками. Над основными могилами возводилось сооружение из валунов, окружённое рядом более крупных камней или дополнительной внутренней оградкой. Два кургана выделяются большими размерами (длина стороны до 15-16 м) и количеством могил (до 10). Ямы глубиной до 1,5-2 м с бревенчатым продольным перекрытием содержали захоронения в прямоугольных деревянных рамах размерами в среднем 2,0×2,5 м. Встречены одиночные, парные и коллективные захоронения. Положение погребённых в основных могилах — вытянутое на спине, головой чаще всего на юго-запад. В пристройках обряд погребения неустойчив — положение на горизонте, в скорченной позе, с северной ориентировкой. Инвентарь представлен глиняной посудой, бронзовыми и костяными изделиями. Преобладают сосуды баночной формы с узкими желобками по краю венчика, резным или штампованным орнаментом. Среди бронзовых предметов есть ножи разнообразных типов, чеканы, зеркала, бляшки, пронизки. Из костяных изделий отметим гребешок с циркульным орнаментом.

 

В.А. Семёнов

Раскопки многослойной стоянки Тоора-Даш в западной Туве.   ^

// Археологические открытия 1978 года. М.: 1979. С. 270.

 

Отрядом Саяно-Тувинской экспедиции проводились исследования в уроч. Тоора-Даш на правом берегу Енисея, в 4 км выше устья ручья Шугур, напротив уроч. Ур-Соир (Аржаан). Стоянка Тоора-Даш оказалась многослойной — всего восемь культурных слоёв. Верхний культурный слой VIII относится, видимо, к концу тагарской эпохи. Культурная принадлежность слоёв VII, V и III не определена из-за отсутствия археологических материалов. Эти слои содержали только остатки кострищ и фауну. Культурный слой VI можно отнести к окуневскому времени (начало II тысячелетия до н.э.). Слой IV датируется концом III тысячелетия до н.э., содержит остатки афанасьевской культуры. Слои II и I, вероятно, имеют неолитический возраст. В слое I обнаружено большое количество каменных орудий и фрагментов керамики. Этот слой перекрывал каменное погребальное сооружение диаметром около 2 м. Могильная яма размыта паводками: сохранились только осколки кремня и фрагменты костей.

(270/271)

 

Е.А. Сидоров

Раскопки у с. Милованово.   ^

// Археологические открытия 1978 года. М.: 1979. С. 271.

 

Миловановский отряд Новосибирской экспедиции Новосибирского городского Дворца пионеров и школьников продолжил раскопки поселения Милованово на правом берегу Обского моря в Ордынском р-не Новосибирской обл. Двумя раскопами вскрыто более 500 кв.м. В раскопе 2 расчищена полуземлянка площадью около 200 кв.м, аналогичная жилищам, изученным ранее на Миловановском и Быстровском поселениях, — возвышенная жилая площадка в центре и углубление по периметру стен.

 

Раскопом 3, расположенным на зольнике, вдоль береговой линии вскрыты два жилища (4 и 5). Оба они относятся к самому раннему, доирменскому времени существования поселения. Жилище 4 прямоугольное в плане (6×7 м), с коридорообразным выходом и рядом столбовых ям по внутреннему периметру котлована. Вдоль стен встречены остатки глиняной обмазки дерева; большое количество сажи и угля свидетельствуют о том, что жилище погибло в пожаре. В его заполнении и на полу обнаружены девять сосудов в обломках, часть рогового псалия, обломки костей.

 

В жилище 5 отмечены следы бронзолитейного производства. На полу найдены капли пролитой бронзы, обломки литейных форм для кельта, долота, шилья, литейные шишки. Керамика из раскопа 3 представлена большими баночными сосудами, орнаментированными горизонтальными рядами ёлочки, выполненной гладким или гребенчатым штампом. Часто они украшены валиком и рядами «жемчужин». Малые сосуды, как правило, горшковидные, с плавной профилировкой, украшены рядами каннелюр по шейке. Многие сосуды залощены. Вышеописанная керамика, с одной стороны, имеет много общего с культурами «лесного андрона» — в первую очередь с еловской, с другой стороны — близка малокрасноярской керамике. Ранний комплекс поселения скорее всего относится к рубежу II и I тысячелетий до н.э.

 

В.Н. Соколов

Работы Среднеангарского отряда.   ^

// Археологические открытия 1978 года. М.: 1979. С. 271-272.

 

Среднеангарский отряд Иркутского краеведческого музея совместно с Братским отделением Общества охраны памятников истории и культуры продолжил обследование поселения Усть-Шаманка I на правом берегу Ангары в 25 км ниже Братской ГЭС, на 18-22-метровой террасе аллювиального происхождения. Зафиксированы пять культурных горизонтов с материалом от эпохи неолита до позднего железа.

 

В неолитическом слое V обнаружена мастерская по расщеплению камня и изготовлению орудий. На площади 9 кв.м найдено 2600 отщепов, залегавших сплошным скоплением, тесло с ушками и заготовка массивного тесловидного орудия из траппа. В слое III железного века обнаружены железные нож с прямым обушком и навершием в виде двух рельефных соприкасающихся окружностей и наконечник стрелы с лопаточковидным горизонтальным острием. В раскопе (12 кв.м) вскрыто погребение. Кладка в форме вытянутого овала была сложена из плит известняка, вкопанных торцом и наклонно. В кладке и двух зачищенных рядом кострищах обнаружено большое количество дроблёных обожжённых костей, принадлежащих скорее всего медведю. Костяк человека лежал на правом боку,

(271/272)

головой вниз по течению реки. Погребальный инвентарь состоял из 50 предметов: 24 наконечников стрел разнообразных форм и размеров (один так называемого «американоидного» типа), трёх нефритовых тёсел, тесла из яшмовидной породы, кремнёвого топорика, двух нефритовых ножей, костяного игольника с иглой, двух гарпунов, костяного лощила, девяти бусин грушевидной формы из зубов марала, трёх подвесок цилиндрической формы, наконечника копья из халцедона. Погребение датируется эпохой палеометалла.

 

На правом берегу р. Шаманки в приустьевой части 5-6-метровой пойменной аллювиальной террасы обнаружено новое неолитическое местонахождение Усть-Шаманка II. Находки приурочены к слою коричневато-сероватого суглинка, лежащего под 10-сантиметровым слоем современного гумуса. Найдено много фрагментов керамики с отпечатками «сетки-плетёнки», топор с ушками из траппа, грузило из плоской речной гальки, скребки.

 

Э.У. Стамбульник

Раскопки на могильнике Аймырлыг.   ^

// Археологические открытия 1978 года. М.: 1979. С. 272.

 

Продолжены исследования могильника Аймырлыг. Исследована небольшая группа погребений, принадлежащих культуре, близкой к окуневской. Это уже известные на Аймырлыге каменные ящики с одиночными захоронениями. Сопровождающий инвентарь включает глиняные горшки, поверхность которых сплошь покрыта геометрическими орнаментами, каменные сосуды, изделия из бронзы и кости, украшения. В этой же группе раскопаны шесть крупных погребальных сооружений скифского периода в основном со срубами. Все они ограблены в древности, но дали новые сведения для уточнения топографии памятника.

 

В другой группе могильника продолжены раскопки погребальных сооружений скифского и гунно-сарматского периодов. Расчищены два сооружения скифского времени со срубами, не имевшие наземных признаков. В них совершены многократные захоронения. Скелеты не были потревожены, при них найдены глиняные горшки, бронзовые и железные изделия (зеркала, ножи, пряжки), украшения. Аналогичные захоронения обнаружены и в большом каменном ящике, относящемся к тому же периоду. Погребения гунно-сарматского времени располагались компактно. Наземные их части сильно разрушены. Типичными являются сравнительно неглубокие прямоугольные ямы, в которых размещена деревянная погребальная камера. Чаще всего это гробы, иногда гроб помещён в срубовидное гробовище; встречаются также деревянные колоды.

 

Инвентарь этих погребений включает глиняные горшки, как типичные для этой территории, так и сопоставимые с керамикой памятников Забайкалья, относимых к культуре хунну, деревянные и берестяные сосуды, железные ножи, наконечники стрел, пряжки, украшения. Интересны берестяные шкатулки с богатым резным орнаментом, в частности с фигурами животных и стилизованным изображением гор. Наряду с костяными изделиями с процарапанными орнаментами, бронзовыми пряжками с рельефным изображением животных эти находки расширяют представления об искусстве населения Тувы указанного времени. На двух шкатулках имеются знаки, сопоставимые с теми, которые относят к выявленной в последнее время новой ранней форме письменности, видимо имевшей распространение на значительной части Азиатского материка.

(272/273)

 

Н.К. Стефанова

Работы в Среднем Прииртышье.   ^

// Археологические открытия 1978 года. М.: 1979. С. 273.

 

Омский отряд Уральской экспедиции продолжал исследование поселения доандроновской бронзы Инберень X на первой надпойменной террасе левого берега Иртыша в Большереченском р-не Омской обл. Завершены раскопки двухкамерного полуземляночного жилища, большой котлован которого, ориентированный с северо-запада на юго-восток, имел подпрямоугольную форму и был углублён от древней поверхности на 80-90 см. В центре камеры площадью 90 кв.м, в неглубокой округлой яме, находился очаг с отходящей к югу канавкой; рядом располагались две хозяйственные ямы с развалами сосудов на дне. К северу от очага выявлены крупные ямы от центральных опорных столбов; ямки поменьше находились вдоль стен. Жилище располагалось на подпрямоугольной площадке, окружённой канавкой, примыкающей концами к склону террасы. К северо-западу от камер канавой, очевидно, ограничивалась небольшая площадка «двора». Большинство собранной на раскопе керамики принадлежит сосудам кротовской культуры. В северо-восточной части раскопа локализовались фрагменты посуды с прочерченно-накольчатым орнаментом, аналогичной керамике памятников развитого неолита Зауралья и Западной Сибири.

 

Возобновлено исследование поселения Черноозерье VI в 1,5 км к югу от д. Черноозерье Саргатского р-на Омской обл. Раскопом (126 кв.м) выявлены большие и малые хозяйственные ямы (в одной остатки кострища), группы столбовых ямок. В культурном слое собрано большое количество керамики логиновского типа, каменный и остеологический материал. На раскопе вскрыто погребение в большой грунтовой яме подпрямоугольной формы, углублённой в материк до 25 см. Трое погребённых лежали в вытянутом положении, па спине, головой на север. На лобных костях одного из скелетов найдена трапециевидная бронзовая бляшка, в ногах — крупные куски охры.

 

Я.И. Сунчугашев

Древние оросительные каналы в предгорных районах Хакасии.   ^

// Археологические открытия 1978 года. М.: 1979. С. 273-274.

 

Экспедицией Хакасского научно-исследовательского института языка, литературы и истории исследовались древние каналы в Аскизском и Ширинском р-нах Хакасской а.о. Из р. Камышта (левый приток р. Абакан) было выведено несколько оросительных каналов, остатки которых сохранились до сих пор. В 6 км к юго-западу от улуса Балганова (центральная усадьба совхоза «Баланкульского») исследован древний горный канал (правый берег р. Камышта) протяжённостью около 2 км. Он прорублен в скальной породе. Ширина канала — 2-2,5 м, глубина — 0,3-0,6 м. Канал начинается с устья лога, в котором в настоящее время отсутствует какой-либо источник воды. Видимо, он был построен для орошения полей снежными или дождевыми водами. В 4 км к западу от названного улуса обнаружен железный рудник, имеющий около 20 выработок. В отвалах найдены рудодробилки из порфиритовой гальки. Судя по комплексу окружающих памятников и каменных орудий, памятник датируется тагарским временем.

 

В Ширинском р-не исследовались каналы, выведенные из горных рек Карыш и Туим. У пос. Тупик обследован древний канал протяжённостью около 2,5 км. Оригинально устроен сброс во-

(273/274)

ды канала: вода направлена по естественному руслу (логу) в соседнюю маловодную речку Карыш, от которой выведены три канала. Сбросовый канал Туим-Карыш имеет длину более 3 км; местами он образовал небольшие озёра с заболоченными пологими берегами. Исследованные каналы ориентировочно датируются ранним железным веком, но использовались и в средние века.

 

A.C. Суразаков

Раскопки в Горном Алтае.   ^

// Археологические открытия 1978 года. М.: 1979. С. 274.

 

Экспедиция Горно-Алтайского научно-исследовательского института истории, языка и литературы вела работы в районе с. Яконур. Открыты два могильника, состоящих из множества каменных курганов: Бажынты и Сары-Кобы. Могильник Бажынты расположен в 9 км к северу-западу от с. Яконур по дороге на с. Келей и состоит из каменных курганов пазырыкского времени, вытянувшихся несколькими цепочками с севера на юг. Диаметр некоторых из них достигает 18 м. Между цепочками разбросаны более мелкие курганы тюркского времени. Вскрыты три кургана. Один из них кенотаф, два других потревожены грабителями. В кургане 29 найдены остатки берестяного колчана, овальная железная пряжка с подвижным язычком, обломок клинка железного кинжала, две костяные срединные накладки на лук. В кургане 19 обнаружены железные трёхлопастной черешковый наконечник стрелы и витые удила с восьмёркообразными окончаниями, которые датируют курган VIII-X вв.

 

Могильник Сары-Кобы находится в 10 км к юго-западу от с. Яконур и состоит в основном из каменных курганов времени ранних кочевников. Курганы тянутся несколькими цепочками с севера на юг. К западу от некоторых курганов прослеживаются овальные выкладки из крупных камней. Раскопаны два кургана и две ритуальные выкладки. В насыпи кургана 24 обнаружено впускное погребение ребёнка с восточной ориентировкой, обложенное камнями и перекрытое тремя небольшими плитами. В могиле на глубине около 3 м расчищена деревянная погребальная камера с потревоженным грабителями захоронением взрослого человека (на правом боку, с подогнутыми ногами, головой на восток). Пол камеры был выстлан корой и густо посыпан мелом. Инвентарь: бронзовые чекан и кинжал с прорезной рукоятью, брусковидным навершием и бабочковидным перекрестием, кувшин, орнаментированный чёрной минеральной краской. За северной стеной камеры расчищено конское захоронение. Погребение датируется V-IV вв. В могильной яме кургана 25 обнаружен обширный каменный ящик с тремя человеческими костяками. Два погребённых лежали в вытянутом положении, на спине, головой на восток; подросток был положен на правом боку с подогнутыми ногами. Инвентаря не было.

 

И.А. Сыркина

Разведки в Уватском районе.   ^

// Археологические открытия 1978 года. М.: 1979. С. 274-275.

 

Экспедиция Тобольского государственного историко-архитектурного музея-заповедника вела разведки на трассе канала, строящегося с целью переброски вод Иртыш в Аральское море, на отрезке Уват — Горно — Слинкино. Обследованы берега Иртыша и прилегающая территория. Выявлены восемь па-

(274/275)

мятников — городищ и поселений. Близ с. Уват на левом берегу Басилового ручья открыто поселение эпохи ранней бронзы. На песчаной гриве, под толстым слоем стерильного песка, залегает культурный слой с керамикой предсузгунского этапа. На правом коренном берегу Иртыша, на высоте 39-40 м от поймы, обследовано Кошелёвское трёхплощадочное городище, культурный слой которого содержит керамику раннего средневековья, украшенную штампами и гребенчатым орнаментом. На левом берегу Иртыша возле бывшей деревни Белкиной (в 3 км от с. Нового) и рядом с центральной усадьбой Красноярского совхоза обнаружены городища с аналогичной керамикой. Красноярское городище имело мощную оборонительную систему, состоявшую из рвов и валов, на Белкинском (Новосельском) и Кошелёвском сохранились только рвы. Эти городища мысового типа.

 

На правом берегу Иртыша у Есаульских юрт и близ д. Старый Туртас на боровой террасе высотой 3-4 м выявлены татарские поселения XVII-XVIII вв. На пашне собраны дисковидные грузила, гончарная керамика с лощёными полосами и рядом косых нарезок. Между сёлами Берёзовка и Сазоново на правом бергу р. Выи обследована гряда, где местные жители находили украшения в виде коньков, наконечники стрел, обрывки цепочек, человеческие кости. Близ паромной переправы у 415 км трассы, па противоположном от с. Уват берегу Иртыша, отмечено местонахождение костей мамонта (обломки черепа, зубы, конечности) и камня.

 

В.А. Татарников

Новые памятники северо-восточного Приморья.   ^

// Археологические открытия 1978 года. М.: 1979. С. 275-276.

 

Экспедиция краеведческого музея пос. Дальнегорск вела разведки в Дальнегорском и Тернейском р-нах и исследовала стоянку Приморская 2. В пос. Дальнегорск обследованы шесть поздненеолитических стоянок. Для них характерны лепные сосуды с венчиками в виде карниза, ретушированные наконечники стрел, сверла, скребки. К позднему неолиту отнесена стоянка Приморская 2, где вскрыто более 70 кв.м. Найдены остатки врезанного в материк жилища с инвентарём, состоящим из ретушированных орудий, точильных брусков, галечного грузила, обсидиановых бус, лепной керамики. Один из сосудов украшен двумя параллельными рядами косых вдавлений. Ещё одна поздненеолитическая стоянка обнаружена в нескольких километрах от устья р. Рудной. На р. Кривой и в Малышевской и Широкой падях открыты три мастерские по обработке кремня. Шурфовкой выявлен культурный слой, насыщенный кремнёвыми отщепами и аморфными нуклеусами. На окраине пос. Смычка на поверхности песчаной дюны собраны вещи, характерные для лидовской культуры эпохи бронзы: лепная керамика, украшенная по карнизу венчика различными оттисками; фрагмент сосуда с налепным валиком, имитирующим тонкий витой шнур; глиняное коническое пряслице; ретушированные изделия и шлифованный наконечник стрелы.

 

В приустьевой части р. Рудной, на разрушенной стоянке эпохи железа, собраны лепная керамика с Г-образно отогнутым наружу венчиком, кремневые отщепы, поделка из мрамора. В устье р. Прямой обнаружены два раннесредневековых городища: одно — в долине, другое — на сопке. При обследовании р. Амги, в её устье и в 4 км от него, выявлены две стоянки, на которых об-

(275/276)

наружены отщепы, цилиндрические бусы, фрагмент подвески из зелёной яшмы. На стоянке в устье р. Амги найдены фрагменты лепной керамики. Предположительно стоянки датируются поздним неолитом или бронзой. В Кавалеровском р-не рядом с известным мезолитическим памятником Установка открыта новая стоянка того же времени с призматическими и дисковидными нуклеусами и пластинами.

 

А.В. Тиваненко

Исследование петроглифов в северной Бурятии.   ^

// Археологические открытия 1978 года. М.: 1979. С. 276.

 

Экспедиция Этнографического музея народов Забайкалья продолжила работы по выявлению петроглифов на территории Бурятской АССР. Исследованиями охвачены долины рек Уды и Баргузина. В долине р. Уды и её притоков наскальные рисунки открыты в местностях Шэнэзам, Додогол, Санный мыс, Шубугуй II, на оз. Исинга. Много новых рисунков выявлено на малоизученных петроглифах Старая Брянь и Варварина Гора. Изображения характерны для «селенгинских» петроглифов Забайкалья эпохи бронзы. Петроглифы на оз. Исинга более чем на 150 км отодвигают границу их распространения на северо-восток, практически до пределов степного ландшафтного региона долины Уды. Шурфовка у подножий писаных скал показывает длительную традицию почитания священных мест — от неолита до наших дней. Наиболее обильные жертвоприношения падают на конец эпохи бронзы — начало раннего железа. У петроглифов Додогол обнаружены пять очагов-жертвенников и один, крупный, на вершине утёса. Здесь наряду с обилием костей молодых домашних животных найдены остатки ритуального захоронения ребёнка с погребальным инвентарём эпохи раннего железа, свидетельствующие о существовании у древних племён Забайкалья человеческих жертвоприношений, о чём говорит и бурятский фольклор.

 

Впервые наскальные рисунки выявлены в долине р. Баргузин: Воронково, Душелан и Гульмакта. Рисунки, в отличие от удинских, носят типично «таёжный» характер. Жертвоприношения, которые также многослойны и иллюстрируют стойкую традицию почитания места от неолита до наших дней, беднее «степных». В них мал процент костей жертвенных диких животных и совсем нет домашних. Встречаются каменный инвентарь (в основном отщепы), угольки, остатки кострищ. В верхних слоях шурфа близ петроглифов Душелан собраны фрагменты посуды позднего облика, куски берёсты, а ниже вскрыты остатки настила из тонких берёз. Полученные материалы иллюстрируют, таким образом, существование в Забайкалье от эпохи позднего неолита до наших дней двух устойчивых этносов, различных по материальной и духовной культуре: таёжных охотников и степных скотоводов, что находит подтверждение в современном этническом делении на эвенков и бурят.

 

A.B. Тиваненко, А.Д. Цыбиктаров

Северобайкальский очаг «селенгинских» петроглифов.   ^

// Археологические открытия 1978 года. М.: 1979. С. 276-277.

 

Экспедиция Бурятского филиала Сибирского отделения АН СССР и Этнографического музея народов Забайкалья вела разведку петроглифов на западном участке БАМа. У с. Нижнеангарск обнаружен самый северный на Байкале и в Бурятии петроглиф «таёжного» стиля с обильными жертвоприношениями у его

(276/277)

подножия и на вершине утёса. Рисунки, нижний ярус которых разрушен, выполнены красной охрой и являются первой находкой «красочной» техники исполнения на петроглифах побережья оз. Байкал. Жертвоприношения показывают длительную традицию почитания культового места от неолита до наших дней. В щели под большим валуном обнаружены сложенные кости жертвенного лося, каменный скребок, ножевидная пластинка, остатки кострища.

 

Близ с. Байкальского выявлен северный очаг типично «селенгинских» петроглифов, оторванный от основной «метрополии» более чем на 400 км. Красочные композиции, содержащие известный набор рисунков (орлы, человечки, ограды-«загоны», пятна), выявлены на шести петроглифах северной части Лударской бухты, на двух петроглифах о-ва Бугучанского, на мысе «Писаный камень» и у с. Байкальского. Шурфовкой под одним из петроглифов выявлены восемь слоёв жертвоприношений от эпохи бронзы до наших дней, аналогичные тем, что встречаются у подножий писаных скал в долине р. Селенги: остатки очагов, обилие костей жертвенного барана и лошади, керамика, обломки бронзовых и железных предметов. В одном из слоёв эпохи бронзы найдено основание сгнившего кола со множеством кусочков берёсты, имеющих следы сшивки. Местные буряты почитают указанные петроглифы в качестве культовых священных мест своих предков. Более поздними изображениями следует считать рисунок, отдалённо напоминающий мифического дракона, выбитый на одном из валунов близ пещеры Лударь, а также процарапанную композицию в виде монгололикой девушки с ветвью в руке, стоящей на солнце и луне, у с. Байкальского. Эти образы имеют аналогии в бурятском фольклоре.

 

На вершинах утёсов с петроглифами имеется пять небольших укреплённых площадок — «городищ», обнесённых рвами, земляными и каменными валами, одно из которых, на господствующей вершине горы у с. Байкальского, имеет три яруса защитных стен и четыре рва. В каменных валах одного из «городищ» располагались три кладки, напоминающие «плиточные» могилы Забайкалья. Городища предположительно датируются В.В. Свининым курыканским временем. Скорее всего, степной ландшафтный регион Северного Байкала является одним из очагов культуры племён эпохи бронзы Забайкалья, бежавших в современное Предбайкалье под натиском хуннов и давших начало, по А.П. Окладникову, сложению курыканской народности — общего предка части бурят и якутов.

 

А.П. Трифонов

Исследования на севере Бурятии.   ^

// Археологические открытия 1978 года. М.: 1979. С. 277-278.

 

Отряд археолого-этнографической экспедиции Института общественных наук Бурятского филиала Сибирского отделения АН СССР вёл разведки в Баунтовском р-не Бурятской АССР по рекам Амалат, Ципа и в среднем течении р. Витим от устья Ципы до д. Бамбуйка. Наибольшего внимания заслуживают местонахождения Усть-Бомбондо, Усть-Актрагда и Нижняя Джилинда II. Стоянка Усть-Бомбондо расположена на 12-15-метровой левобережной террасе р. Бомбондо (левый приток Амалата). Культурный слой, содержащий отщепы, пластинки и фрагменты гладкостенной керамики, залегает в палевой супеси на глубине 10 см. Местонахождение Усть-Актрагда дислоцируется на правом приустьевом мысе р. Актрагда (правый приток Ципы). На поверхности 40-мет-

(277/278)

ровой цокольной террасы собраны отщепы и пластинки.

 

Стоянка Нижняя Джилинда II расположена на правом берегу Витима в 1,5 км ниже его правого притока — р. Нижняя Джилинда. Здесь выявлены четыре разновременных культурных горизонта, залегающих в погребённых почвах. Последние разделены прослоями различных супесей. Горизонт I ранне-железного века обильно насыщен находками (в среднем около 1,5 тыс. на 1 кв.м). Подавляющее число составляют отщепы и обколотые гальки из халцедона, сердолика, различных пород кремня и нефрита. Есть концевые скребки, ножи из отщепов, изделия из металла (бронзовое шило и две железные пластинки). Фрагменты керамики имеют вафельные отпечатки. Находки из остальных культурных горизонтов менее многочисленны и представлены скребками, ножами из отщепов, угловыми резцами на пластинах, наконечниками стрел и различными модификациями нуклеусов. В горизонте III интересны восемь бифациально обработанных кремнёвых пластинок — лезвий составного вкладышевого кинжала.

 

Заложен небольшой раскоп на многослойном памятнике Нижняя Джилинда I, в 100 м ниже по течению Витима. Кроме ранее зафиксированных здесь четырёх культурных горизонтов, выявлены ещё два горизонта: 3а и 5 (последний — в нижней части пойменного аллювия). Установлена идентичность первых горизонтов памятников Джилинда I и II, где встречены фрагменты вафельной керамики в сочетании с аналогичными предметами из камня и металла. Между другими горизонтами находок сходства не наблюдается. Вероятно, три других культурных горизонта Нижней Джилинды II хронологически укладываются между горизонтами Нижней Джилинды I.

 

А.П.Трифонов, В.М. Ветров

Раскопки поселения в устье р. Бамбуйка.   ^

// Археологические открытия 1978 года. М.: 1979. С. 278.

 

Северным отрядом археолого-этнографической экспедиции Института общественных наук Бурятского филиала Сибирского отделения АН СССР и Витимским отрядом Ленской партии Комплексной экспедиции Иркутского университета велись исследования открытого в 1977 г. местонахождения Усть-Бамбуйка на 18-20-метровой аккумулятивной террасе левого берега Витима, в 1,5 км выше устья р. Бамбуйка. Культурный слой, частично нарушенный вспашкой, связан с отложениями палевой супеси делювиального происхождения и залегает на глубине 10-20 см от поверхности. Материал представлен фрагментами гладкостенной, шнуровой и вафельной керамики, в ряде случаев орнаментированной вдавлениями овального в сечении стека. Большой интерес представляют фрагменты небольшого плоскодонного сосуда, внутренняя поверхность которого сплошь покрыта точечными вдавлениями.

 

Каменный инвентарь состоит из наконечников стрел треугольной формы с вогнутым основанием, концевых и боковых скребков из отщепов, ножей из отщепов и пластин, призматических и конических нуклеусов, унифациально оформленного тесла из продолговатой гальки. Ориентировочно памятник отнесён к эпохе металла. В дальнейшем не исключено типологическое и стратиграфическое разделение культурного слоя на несколько горизонтов. Намечается корреляция каменного и керамического инвентаря Усть-Бамбуйки с верхними горизонтами местонахождений Нижняя Джилинда I и II.

(278/279)

 

Т.Н. Троицкая

Работы Колыванского отряда.   ^

// Археологические открытия 1978 года. М.: 1979. С. 279.

 

Отряд Новосибирской экспедиции проводил работы у с. Чёрный Мыс на р. Уени и с. Малый Оеш на р. Чаус (притоки Оби). Продолжены раскопки городища Чёрный Мыс I; вскрыты два жилища и три хозяйственных помещения. Жилище 4 (9,8×6,8 м) было углублено в материк на 10-30 см. Оно сожжено, о чём свидетельствуют обугленные плахи, сажа и прокал. По центру жилища 6 (1.0,10×7,75 м) вдоль всего помещения шёл материковый выступ. Обе постройки имели большие заваленки, плоскую крышу, очаги открытого типа и выход, обращённый в сторону обрыва. Во втором ряду вдоль рва располагались подсобные помещения размерами от 3,9×3,4 до 5,0×4,2 м и глубиной до 40 см. Очаги в них отсутствовали, выходы не прослеживались. Культурный слой поселения очень светлый, слабо насыщен находками. Городище датируется керамикой одинцовского типа (V-VI вв.). У с. Малый Оеш, между селом Соколово и пос. Колывань, начаты раскопки городища Соколово-Колывань III. Оно имеет подковообразную форму (65×45 м) и представляет собой холм на краю надпойменной террасы р. Чаус, опоясанный внутренним рвом и внешним валом. Раскопаны два жилища (5,7×4,0 и 5,8×5,0 м). Вход со стороны обрыва обрушился; прослежены очаги, столбовые ямки. Культурный слой датируется керамикой второй половины I тысячелетия н.э.

 

У с. Быстровка Искитимского р-на, на левом берегу Оби, раскопан курган в могильнике Быстровка 2. Диаметр его — 11 м, высота — 20 см. Курган содержал три захоронения в глубоких могилах. В одной головой на юг без инвентаря был похоронен ребёнок. Парное погребение второй могилы полностью разграблено. В третьей могиле со скелетом, ориентированным на восток — северо-восток, найдены золотая иголка, каменный алтарик с профилированной подставкой, изящное каменное точило и сосуд большереченского типа (V-IV вв. до н.э.).

 

Л.П. Хлобыстин

Работы в бассейне р. Конды.   ^

// Археологические открытия 1978 года. М.: 1979. С. 279-280.

 

Заполярный отряд Ленинградского отделения Института археологии АН СССР провёл обследование стоянок в Ханты-Мансийском автономном округе, в районе пос. Ягодный, на правобережье туманов между р. Лева и пос. Дальним. В устье р. Сумпаньи исследовались стоянки, открытые автором в 1966 г. Стоянка Сумпанья III сильно повреждена в результате строительства. Разведочные раскопки показали, что сохранилась примерно треть поселения. Выявлены два горизонта находок. Находки из нижнего, неолитического горизонта представлены плоскодонными и круглодонными толстостенными сосудами кошкинского тина. Они украшены тонкими волнистыми линиями, сделанными прочерчиванием или «отступающей палочкой», а также ямками-наколами. Вместе с этой керамикой залегали массивные пластинки из кремнистого сланца и изготовленные из них проколки и наконечник стрелы. Керамика из верхнего горизонта относится к эпохам бронзы и раннего железа.

 

На стоянках Сумпанья II и IV обнаружены напластования, содержащие изделия, датируемые от энеолита до раннего железа. На левобережье, на р. Городище, рядом со средневековым городищем найдена стоянка эпохи брон-

(279/280)

зы. Кроме того, обследованы стоянки и жертвенное место в устье р. Левы. У пос. Луговой открыты четыре местонахождения керамики периода раннего железа. Некоторые стоянки, известные с 1966 г., в настоящее время уничтожены строительными и лесозаготовительными работами.

 

В.А. Хорев, Л.Н. Гусева

Исследования Ананьинского городища.   ^

// Археологические открытия 1978 года. М.: 1979. С. 280.

 

Ананьинский отряд Института истории, археологии и этнографии народов Дальнего Востока Дальневосточного научного центра АН СССР продолжил исследования Ананьинского городища (вторая половина XII — начало XIII в.) на правом берегу р. Малая Ананьевка в 1 км к юго-западу от одноименного посёлка Надеждинского р-на Приморского края. Работы велись в восточной части городища и у восточных ворот. Вскрыты остатки пяти жилищ с прилегающим к ним межжилищным пространством, трёх хозяйственных дворов и хозяйственная яма. Общая площадь раскопов — более 1200 кв.м. Особенно интересно открытие рядом с жилищами обширных хозяйственных дворов с расположенными на них свайными амбарами-летниками. Так же как и на Шайгинском городище, они строились здесь на девяти сваях. Здесь обнаружено большое количество фрагментов различных керамических сосудов, ключи, массивные замки, кресало и другие вещи.

 

Жилище 20 расположено в 35 м к северу от северного угла редута. Прямоугольное в плане (40 кв.м), оно имело три очага и трёхканальную отопительную систему типа «кан» с трубой в средней части задней стенки. Основание трубы было вырублено в скальном грунте. Вход в жилище находился с юга. В центре имелась хозяйственная яма глубиной 46 см, заполненная обуглившимся зерном. Дно и стенки ямы были обмазаны глиной и обожжены. В яме вместе с зерном найдены наконечник стрелы, гвоздь, рыболовный крючок и небольшая бронзовая статуэтка Будды. Справа от входа в жилище прослежены остатки горновой ямы с ямками от столбов, к которым крепился рычаг. Вокруг этого устройства и в разных местах жилища собран богатый инструментарий ремесленника, в частности, несколько чеканов, долото, бородок, массивная каменная наковальня, рядом с которой лежал ювелирный молоточек с железной рукоятью. В жилище найдены обломки различных бронзовых предметов, предназначенных для переплавки. Среди железных изделий отметим две инкрустированные серебряной проволокой вещи: наременную аграфную бляху с прямоугольным отверстием в нижней части и узором из волнистых линий, меандров, «гор» и, видимо, закрученных облаковидных завитков; седельную накладку для обрамления торочных отверстий. Узор здесь крупнее и проще, но мотивы те же: «горы», облаковидный завиток, арочки.

 

Ю.С. Худяков, В.А. Зах

Разведка в зоне Означенской оросительной системы.   ^

// Археологические открытия 1978 года. М.: 1979. С. 280-281.

 

Отряд Среднеенисейской экспедиции Ленинградского отделения Института археологии АН СССР и Института истории, филологии и философии Сибирского отделения АН СССР при участии Западносибирского отряда Североазиатской комплексной экспедиции того же института вёл разведки в Бейском р-не

(280/281)

Хакасской а.о. Территория строительства Означенской оросительной системы включает пахотные угодья Сабинского совхоза, где зафиксированы частично снесённые запашкой земляные насыпи тагарских курганов диаметром 50 м и высотой 6 м. Почти все они имеют следы ограбления. Каменные конструкции на поверхности насыпей не прослеживаются лишь за редким исключением. Большие земляные курганы отмечены как одиночные, группами по два-три и в могильниках из пяти — десяти объектов. Они отмечены в 17 пунктах (55 объектов). Судя по внешним признакам (высокая земляная насыпь, в отдельных случаях ограда из каменных плит со столбообразными плитами по углам и сторонам), большинство памятников этого типа предварительно отнесено к сарагашенскому и тесинскому этапам тагарской культуры.

 

В трёх пунктах отмечены следы разрушенного культурного слоя поселений: фрагменты керамики тагарского, таштыкского и кыргызского времени, в том числе обломки кыргызских ваз, обломки пряслица, зернотёрки, литейной формы, шлак, кости животных. Границы распространения находок — в радиусе 50-70 м. На правом берегу ручья Калы, на сравнительно небольшом нераспаханном участке, обнаружены оградка баиновского этапа тагарской культуры и грунтовые таштыкские могилы. Всего в зоне Означенской системы выявлен 21 памятник, включающий 63 объекта. На увале горы Могильной, на западной окраине с. Калы, открыты два кыргызских могильника со следами недавних грабительских раскопок.

 

А.В. Циркин

Работы на поселении Глинка.   ^

// Археологические открытия 1978 года. М.: 1979. С. 281-282.

 

Отряд Южносибирской экспедиции приступил к изучению открытого в 1977 г. А.М. Коротаевым поселения у д. Глинка Новокузнецкого р-на Кемеровской обл., на мысу правого берега р. Томи при впадении в неё р. Средняя Терсь, на первой надпойменной террасе. Площадь поселения — 45 тыс. кв.м, высота площадки от подошвы мыса — 15 м. На площади 226 кв.м исследован культурный слой. Чётко выделяются два культурных слоя, верхний горизонт связывается со временем основания д. Глинки (середина XVIII в.) выходцами из европейской части России и приверженцами старой дониконианской веры. Этот слой представлен гончарной керамикой и бытовыми вещами.

 

Нижний горизонт (на глубине 25-40 см от поверхности) дал материал местной верхнетомской культуры. Это прежде всего керамика, украшенная «жемчужником», «отступающей» лопаточкой, сеточкой, подтреугольным штампом, горизонтальными желобками, горизонтальной «ёлочкой», зигзагами, полулунным узором и др. в различных сочетаниях. Преобладает рисунок в виде сетки, нанесённой по шейке сосуда. Кроме плоскодонной глиняной посуды, в нижнем горизонте встречаются горшки с круглым дном. По составу теста и технологии обжига посуда делится на две группы: из теста с добавлением песка и кварцита, светло-коричневого обжига, с толщиной стенок 0,6-1,0 см; из теста с добавками песка и шамота, тёмно-углистого обжига, с толщиной стенок 0,4-0,8 см. В целом производство посуды было домашним, строго индивидуальным, обеспечивающим потребности патриархального хозяйства. Кроме того, найдены рыболовные грузила из речной гальки, каменные тёроч-

(281/282)

ники-куранты, глиняные пряслица и ковшички, железные ножи и миниатюрный бронзовый кинжал с кольцевым навершием, определяющий нижнюю дату памятника — II-I вв. до н.э. — тесинский этап тагарской культуры.

 

Э.В. Шавкунов

Раскопки на Шайгинском городище.   ^

// Археологические открытия 1978 года. М.: 1979. С. 282.

 

Шайгинский отряд Института истории, археологии и этнографии народов Дальнего Востока Дальневосточного научного центра АН СССР продолжил исследования Шайгинского городища второй половины XII — начала XIII в. в Партизанском р-не Приморского края близ впадения р. Ратной в р. Партизанскую. Вскрыто 4200 кв.м и выявлены остатки здания дворцового типа, 14 жилищ с прилегающими к ним остатками свайных амбаров-летников и отдельные участки городских улиц. Многие из жилищ оказались интересными с точки зрения их конструктивных особенностей и возможности определения производственной деятельности их хозяев. Так, в жилище 173 наряду с хозяйственными ямами, содержавшими обуглившиеся зёрна культурных злаков, кости животных, целую и фрагментированную керамическую посуду, обнаружены ещё две глубокие ямы, в одной из которых с помощью известкового раствора производилась очистка шкур животных от шерсти, а в другой — дубление этих шкур. Это жилище кожевника. В расположенных выше по склону сопки жилищах 175, 180 и 182 обнаружены чеканы, пробойники, кузнечный клин, ромбический в сечении черешковый напильник, миниатюрный молоточек ювелира, шлаки, горновые ямы с сильно прокалёнными стенками и литейная формочка в виде кирпича для отливки серебряных ямбов. Находки свидетельствуют о том, что здесь находился квартал ювелиров.

 

В жилищах 174, 178 и 185, расположенных непосредственно около редута и рядом со зданиями дворцового типа, проживали, несомненно, представители местной знати. Об этом, наряду с характером самих жилищ, отличающихся большой площадью и добротностью, говорят такие находки, как массивная бронзовая печать «Делопроизводителя столичного областного управления», две бронзовые эталонные гирьки с обозначением их веса, при помощи которых осуществлялся контроль за правильным применением жителями города самодельных гирек, большое количество разнообразного оружия и таких дорогостоящих изделий, как поливная посуда, бронзовые пряжка и два тренчика с рельефными изображениями драконов и лежащей под сенью дерева лани, фрагменты большого ажурного выточенного из камня украшения в виде прямоугольной плитки с изображением растительности и аиста, две наременные бронзовые накладки с изображением лежащего тигра и головы дракона. Отметим обнаруженные в жилище 182 выточенное из серого нефрита плоскостное изображение феникса или павлина с бантом в клюве и бронзовые зеркала, огромные кузнечные клещи из жилища 183, бронзовое зеркальце и нефритовый брелок-нэцке в виде выпрыгнувшей из воды рыбки, обнаруженные в жилище 177. В жилище 185 найдено керамическое одиннадцатиграпное биконическое пряслице с целой серией каких-то непонятных знаков. Интерес представляет и керамическая фрагментированная корчага из жилища 176, на стенках которой техникой граффити нанесён сюжетный рисунок в виде пасущегося крылатого коня, какой-то птицы и нескольких последовательно расположенных юртообразных кибиток.

(282/283)

 

В.О. Шубин

Исследования на Сахалине.   ^

// Археологические открытия 1978 года. М.: 1979. С. 283.

 

Отряд Сахалинского областного краеведческого музея и Сахалинского отдела Географического общества вёл разведки в Сахалинской обл. На многослойном поселении Озёрск I в 2,5 км к югу от одноименного посёлка Корсаковского р-на исследованы жилища 15, 16. Они шестиугольные в плане (11×9×0,7 и 12×12×1,1 м), слабоуглублённые, полуподземного типа, с входным отверстием, устроенным, видимо, в крыше. Жилищные пятна обнаружены после снятия верхнего слоя (0,05-0,35 м) сильно гумусированной супеси тёмного, почти чёрного цвета, содержавшей находки XVIII-XIX вв. На полу жилища 15 зафиксирована очажная линза (2×1,5×0,3 м), окружённая по периметру беспорядочными скоплениями камней. В жилище 16 очаг без ограждения был расположен на прямоугольном возвышении (4×3×0,4 м), ориентированном сторонами по осям жилища. Находки тяготели к кострищам. Найдены целые плоскодонные сосуды баночной или горшковидной форм, украшенные различными комбинациями резного орнамента (горизонтальными параллельными линиями, короткими резными насечками). Немногочисленный каменный инвентарь представлен режущими инструментами, наконечниками стрел и копий; найдены топоры, тёрочники, обломки шлифовальных плит. Находки характеризуют поздний этап развития охотской культуры морских зверобоев, рыболовов, охотников и собирателей (II тысячелетие н.э.).

 

На поселении Имчин II в районе железнодорожной станции Ноглики исследованы два округлых в плане жилища — 6, 7 (5,5×0,6 и 4,0×0,6 м). В заполнении жилищ находок сделано очень мало, но в небольшом углублении ниже уровня пола жилища 6 обнаружен «клад мастера» — скопление каменных орудий и инструментов: скребков, ножей, тёсел, проколок, наконечников стрел и копий, резцов, заготовок, ретушированных обломков (всего около 130 экз.) Они изготовлены из пластин и пластинчатых отщепов высококачественных сортов кремнистого сланца сургучно-красного, зелёного и серого цветов, обработаны мелкой отжимной ретушью. Найдены фрагменты плоскодонных горшков, украшенных «шагающей гребёнкой» амурского типа или прочерченными горизонтальными параллельными линиями, расположенными ниже слегка утолщённого прямого венчика. Предварительно находки датированы II тысячелетием до н.э.

 

О.А. Шубина

Разведки на Сахалине и Курильских островах.   ^

// Археологические открытия 1978 года. М.: 1979. С. 283-284.

 

Отряд Сахалинского областного краеведческого музея и Сахалинского отдела Географического общества СССР продолжил разведки в Сахалинской обл. В 7 км к югу от пос. Озёрский Корсаковского р-на обнаружены три группы жилищ, расположенные с интервалом 0,3-0,5 км вдоль берега (Озёрск IV). Зафиксированы котлованы двух типов: прямоугольные (8×8×0,3 м) с валом и без вала (8-10×8-10×0,5 м). В Ногликском р-не обследованы памятники Имчин I-IX. На 15-18-метровой террасе правого берега р. Имчин, в 8 км южнее станции Ноглики, обнаружено поселение Имчин X, насчитывающее 17 округлых в плане жилищ. На мысовидных выступах террасы левого берега р. Имчин обнаружены поселения Имчин XI, XII. Первое насчитывает три

(283/284)

хозяйственные ямы и пять округлых котлованов (4-6×0,5 м), второе — три аналогичных углубления. Культурный слой — слабо гумусированный песок светло-жёлтого цвета — достигает 0,3-0,5 м. На 10-20-метровой террасе левого берега р. Тымь, в 2-3 км к западу от пос. Ноглики, обнаружено поселение Тымь I, насчитывающее около 40 округлых и прямоугольных в плане котлованов жилищ. На 10-метровой террасе правого берега р. Тымь, на пологих склонах невысоких холмов в 14 км южнее пос. Ноглики, выявлены три группы прямоугольных или овальных в плане разновременных жилищ (всего 36 котлованов). Культурный слой — слабо гумусированная супесь жёлтого цвета — и в межжилищном пространстве достигает 0,5 м.

 

В бухте Новокурильская на охотском побережье о-ва Уруп собран подъёмный материал, характеризующий южнокурильскую неолитическую культуру (по В.А. Голубеву). В бухте Алеутка на том же острове обнаружен культурный слой, относящийся к первому на Курильских о-вах русскому поселению Курилоросси.

 

М.В. Шуньков

Исследование палеолитических местонахождений в Горном Алтае.   ^

// Археологические открытия 1978 года. М.: 1979. С. 284.

 

Отряд экспедиции Томского университета вёл исследования в Онгудайском р-не Горно-Алтайской а.о. В 2 км севернее с. Ело раскапывались палеолитическая стоянка Нижний Тюмечин. Она расположена на 8-10-метровой террасе правого берега р. Урсул (система р. Катуни). Остатки материальной культуры (нуклеусы, остроконечники, скрёбла, скребки, острия-проколки, ножи, чопперы, пластины и отщепы) залегают в переотложенном состоянии на глубине 0,20-3,20 м от поверхности в светло-коричневых супесях и суглинках с обильным включением валунно-галечниковых материалов. В 1,5 км восточнее этого местонахождения, у склона горного отрога, в светло-коричневой опесчаненой супеси на глубине 1,30 м от поверхности найдены скрёбла, чопперы, пластины и отщепы. В 200 м севернее Нижнего Тюмечина на бечевнике правого берега р. Урсул собраны нуклеусы, чопперы, остроконечники, дисковидные орудия, скребла, пластины и отщепы, изготовленные из чёрной кремнистой породы.

 

А.Я. Щетенко, С.С. Миняев

Работы 1-го отряда Саяно-Тувинской экспедиции.   ^

// Археологические открытия 1978 года. М.: 1979. С. 284-285.

 

Отряд экспедиции Ленинградского отделения Института археологии АН СССР продолжал раскопки средневековой крепости Бажын-Алаак в Улуг-Хемском р-не Тувинской АССР, расположенной в 1,5 км к западу от пос. Чаа-Холь, слева от старой дороги Шагонар — Чадан, напротив дорожного указателя с отметкой 149 км. Основные работы велись на раскопе 1 в северо-восточной части крепости, где в 1975-1977 г. были вскрыты остатки оборонительных сооружений с северной и восточной сторон и прилегающий к ним культурный слой. В 1978 г. разобрана бровка шириной 5 м. При расчистке участка глинобитной стены под бровкой подтвердились наблюдения предыдущих сезонов: стена сложена из крупных глинобитных блоков, обложенных с внешней стороны сырцовыми плитами. Вдоль северной стены городища по всей длине раскопа

(284/285)

расчищена кладка из камней средних размеров (20×30 см). Ширина её — 3-3,5 м. Камни кладки были замазаны слоем глины толщиной 3-4 см. После разборки кладки и зачистки поверхности культурного слоя выявлен ряд столбовых ям диаметром 25-30 см, иногда парных, которые на равном расстоянии располагались по краю кладки с внутренней её стороны. Под кладкой обнаружены и другие ямы различных размеров и глубины, возможно хозяйственные. Тот факт, что кладка перекрывает столбовые и хозяйственные ямы, позволяет предположить существование по крайней мере двух строительных периодов в развитии оборонительных сооружений крепости. С внутренней стороны крепости западная часть раскопа расширена на 100 кв.м. Культурный слой в раскопе 1 разобран по всей площади до уровня глиняной подмазки толщиной 2-3 см, зафиксированной на многих участках раскопа. Расчисткой поверхности глиняной подмазки выявлено свыше 40 ям различного назначения, в основном хозяйственных. Находки в ямах представлены керамикой и костяными изделиями (двудырчатые псалии, рукоятки ножей). В культурном слое городища найдена керамика характерного уйгурского облика и, возможно, более позднего, а также пряслица и заготовки для них из стенок сосудов, роговая накладка на лук, костяной наконечник стрелы, фрагменты железных и бронзовых изделий.

 

С.И. Эверстов

Исследования Заполярной Индигирки.   ^

// Археологические открытия 1978 года. М.: 1979. С. 285.

 

Нижнеиндигирский отряд Приленской экспедиции Якутского филиала Сибирского отделения АН СССР вёл работы в среднем и нижнем течении р. Индигирки. В 603 км от устья, на территории пос. Белая Гора на правом берегу Индигирки, выявлена стоянка, мощность культурного слоя которой около 40 см. Основные находки приурочены к очагам и относятся к ымыяхтахской культуре. Найдена керамика с мелкими ромбическими отпечатками, концевые скребки на отщепах асимметрично-подтреугольной формы, многофасеточные резцы с уплощённой или массивной рукоятками, мелкий двусторонне обработанный асимметрично-ромбический наконечник стрелы. Есть комбинированные орудия: массивный нож-скребок и нож-скребок-остриё. Обращают па себя внимание фрагменты гладкостенной керамики с примесью шерсти и слоистостью теста. Интересен шлифованный сланцевый топор прямоугольных очертаний с клиновидным продольным сечением. Встречены также ножевидные и ребристые пластины из кремня, халцедона, обсидиана, большое количество отщепов.

 

В 4 км от пос. Белая Гора, на левом берегу р. Сутуроха (левый приток Индигирки), обнаружены наскальные рисунки, выполненные красной охрой. Среди них есть схематичные изображения людей и изображение северного оленя или лося. В 500 м к западу от писаниц, в средней части крутого склона коренного берега, на маленькой площадке с овальным углублением на глубине 12 см в светлом суглинке найден фрагмент венчика глиняного сосуда со сквозными дырочками и слегка отогнутым наружу бортиком. На внешней поверхности видны затёртые отпечатки сетки или вафли. На правом берегу Индигирки, в 145 км от устья, в местности Кресты, напротив известной поздненеолитической стоянки Бурулгино, найдены отщепы и большое количество кремнёвых и халцедоновых обломков. Возможно, здесь древние люди брали сырьё для изготовления каменных орудий.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

наверх

 

главная страница / библиотека / обновления библиотеки / Археологические открытия / Археологические открытия 1978 года