главная страница / библиотека / обновления библиотеки / Археологические открытия / Археологические открытия 1977 года

Археологические открытия 1977 года. М.: 1978.[ продолжающееся издание ]

Археологические открытия 1977 года.

// М.: 1978. 600 с.

 

РСФСР.

 

V. Сибирь и Дальний Восток. (с. 204-286)

 

Аксёнов М.П. Исследования палеолитического памятника Макарово IV на Верхней Лене. — 204

Андреева Ж.В., Конькова Л.В. Десятый полевой сезон на поселении Синие Скалы в Приморье. — 204

Анищук Н.И., Овчинникова Б.Б. Исследование могильника Аймырлыг 3. — 205

Архипов Н.Д. Работы в Жиганском и Олёкминском районах Якутии. — 206

Астахов С.Н., Рева Л.И., Лисицын Н.Ф. Работы в северной части Саянского ущелья Енисея. — 206

Бакина Г.П., Варанкин Н.В., Кернер В.Ф., Паутова Т.Н., Сосновкин И.Н. Исследования на Андреевском озере. — 207

Бобков В.А. Результаты разведок в зоне Канско-Ачинского топливно-энергетического комплекса. — 208

Бобров В.В. Раскопки памятников на оз. Большой Берчикуль и р. Томи. — 209

Богданова Л.Ю., Варанкин Н.В., Стефанова Н.К. Раскопки на поселении Ташково I. — 209

Боковенко Н.А., Митяев П.Е. Обследование памятников в Красноярском крае. — 210

Болдин В.И., Семениченко Л.Е. Раскопки нового бохайского городища в Приморье. — 211

Бородкин Ю.М., Бобров В.В. Разведка в бассейне р. Ини. — 212

Вадецкая Э.Б., Максименков Г.А. Начало работ в зоне Канско-Ачинского топливно-энергетического комплекса. — 213

Васильев Е.А. Работы в Нижнем Приобье. — 213

Васильев Е.А., Рябцев В.А. Работы в Томской области. — 214

Васильев Ю.М., Васильева Т.А. Исследования на Нижнем Амуре. — 214

Васютин А.С. Результаты раскопок поселения Шестаково IV. — 215

Ветров В.М., Инешин Е.М., Миронов А.Ю., Трифонов А.П. Исследования в долине р. Витима. — 216

Виноградов А.В. Могильник раннескифского времени в западной Туве. — 217

Волокитин А.В., Кононова Т.Н., Скляревский М.Я. Исследование палеолитических памятников в Братском районе. — 217

Генералов А.Г., Савельев Н.А., Шмыгун П.Е. Работы в бассейнах рек Кана и Бирюсы. — 218

Гоголев А.И. О работе археолого-этнографической экспедиции Якутского государственного университета. — 219

Горюнова О.И., Новиков Г.Н., Пилипчук Н.П., Рожкова И.А. Раскопки многослойной стоянки Берлога на Среднем Байкале. — 220

Грач А.Д. Исследования в Тандинском районе Тувы. — 220

Давыдова А.В. Раскопки поселения хунну у с. Дурёны. — 221

Деревянко Е.И. Исследования на Среднем Амуре. — 222

Диков Н.Н. Исследования на Чукотке и Камчатке. — 222

Дикова Т.М. Исследования западного по бережья Южной Камчатки. — 224

Длужневская Г.В. Раскопки курганов в Саянском каньоне р. Енисея. — 225

Донских О.А., Худяков Ю.С. Раскопки чаа-таса Тепсей XI. — 226

Дроздов Н.И., Королёва В.Н., Пашинов А.М., Привалихин В.И. Исследования в Северном Приангарье. — 226

Дроздов Н.И., Лаухин СА., Сейфулин Н.X., Колмаков В.Ю. Раскопки Усть-Ковинской стоянки. — 227

Дэвлет М.А., Башилов В.А., Даркевич В.П., Кабо В.Р., Студзицкая С.В. Наскальные рисунки Енисея. — 228

Евдокимов В.В. Раскопки в Верхнем Притоболье. — 229

Ермолова Н.М. Работы лаборатории археологической технологии в Южной Сибири. — 230

Зиняков Н.М. Исследование памятников черной металлургии в Горном Алтае. — 231

Зубков В.С. Могильник Усть-Ямный на верхней Лене. — 232

Ивашина Л.Г. Исследования в Бурятии. — 232

Ивлиев А.Л. Исследования в нижнем течении р. Зеи. — 234

Кирюшин Ю.Ф. Работы в Васюганье. — 235

Козлов В.И. Работы Восточного отряда Приленской экспедиции. — 235

Кокорина О.Б. Разведка на среднем Чулыме. — 236

Коников Б.А. Исследование средневековых могильников в Омской области. — 237

Константинов М.В., Иметхенов А.Б., Сёмина Л.В., Лыцусь А.И. Раскопки на Хилоке и Чикое в Западном Забайкалье. — 238

Копытъко В.Н. Разведка на нижнем Амуре. — 239

Коротаев А.М. Работы Томского отряда Южносибирской экспедиции. — 239

Корочкова О.Н., Стефанов В.И., Стефанова Н.К. Работы в Среднем Прииртышье. — 240

Косарев М.Ф. Работы в Кулундинской степи. — 241

Кубарев В.Д. Курганы Юстыда. — 242

Кубарев В.Д., Зяблицкий С.С., Чевалков Л.М., Гребенщиков А.В. Разведка в Горном Алтае. — 244

Кузнецов А.М. Разведка в бассейне р. Илистой. — 245

Кызласов Л.Р., Кызласов И.Л. Святилище Уйбатского города. — 246

Лапшин В.И. Археологические находки в предгорьях Алтая. — 247

Лежненко И.Л., Белинский К.С., Федоренко А.В., Скляревский М.Я., Лынша В.А. Работы Ангаро-Бельского отряда. — 248

Леньков В.Д., Галактионов О.С., Силантьев Г.Л. Раскопки Екатериновского городища. — 249

Лисицын Н.Ф. Исследование памятников каменного века на западном побережье Красноярского моря. — 250

Макаров Н.П., Привалихин В.И., Дроздов Н.И. Исследования в Кежемском и Тунгусо-Чунском районах. — 251

Малышкин А.В. Исследования на р. Конде в Тюменской области. — 252

Мандельштам А.М. Работы в зоне Малиновской оросительной системы. — 253

Мандельштам А.М., Стамбульник Э.У., Шаровская Т.А. Раскопки на могильниках Байдаг II и Аймырлыг. — 253

Маннай-оол М.X. Исследования в центральной Туве. — 255

Маркин С.В., Бобров В.В. Раскопки палеолитической мастерской на р. Томи. — 255

Мартынов А.И., Абсалямов М.Б. Раскопки Шестаковского городища. — 255

Мартынова Г.С. Раскопки тагарских курганов. — 256

Матвеев А.В. Исследования Быстровского поселения. — 256

Матющенко В.И. Раскопки курганов у с. Новооболони. — 257

Медведев В.Е. Работы на о-ве Уссурийском. — 258

Медведев Г.И., Дроздов Н.И., Пашинов А.М. Исследования петроглифов на нижней Ангаре. — 259

Могильников В.А., Куйбышев А.В. Работы в среднем Прииртышье. — 259

Могильников В.А., Куйбышев А.В., Суразаков А.С. Раскопки в Кызыл-Джаре. — 261

Молодин В.И., Мартынов Н.И., Бобров В.В., Полосьмак Н.В., Лаптева Л.Н., Соловьёва А.И., Равнушкин В.Н. Работы Западносибирского отряда Североазиатской экспедиции. — 262

Монгуш В.Т. Исследования каменного века в Туве. — 263

Морозов В.М. Работы в Тюменской области. — 264

Окладников А.П., Конопацкий А.К. Работы в Приольхонье. — 265

Окладников А.П., Оводов Н.Д. Палеолитическая стоянка в Денисовой пещере на Алтае. — 266

Петрин В.Т. Исследования палеолитической стоянки Могочино I на Оби. — 268

Петров А.И. Работы в таёжном Прииртышье. — 268

Плетнёва Л.М. Работы Томского отряда Среднеобской экспедиции. — 269

Подольский М.Л., Кузьмин Н.Ю., Паульс Е.Д., Поляков А.С., Тетерин Ю.В. Раскопки тагарских курганов на территории Знаменской оросительной системы. — 270

Пономаренко А.К. Разведки на восточном побережье Камчатки. — 271

Посредников В.А. Работы Горно-Алтайской экспедиции Алтайского университета. — 272

Потёмкина Т.М. Работы Тоболо-Иртышского отряда. — 272

Пшеницына М.Н., Немировская Е.Л., Ефимов В.Г. Раскопки памятников тесинского этапа у горы Тепсей на Енисее. — 274

Пяткин Б.Н., Капелько В.Ф. Шалаболинские писаницы. — 275

Пяткин Б.Н., Николаева Т.В. Раскопки в с. Ажендарове. — 276

Симонов В.В. Работы в таёжном Прииртышье. — 277

Соколов В.Н. Исследования в зоне Усть-Илимского водохранилища. — 277

Сунчугашев Я.И. Древние оросительные каналы Хакассии. — 278

Теин Т.С. Изучение палеоэскимосской культуры на о-ве Врангеля. — 278

Тиваненко А.В. Новые петроглифы Западного Забайкалья. — 278

Троицкая Т.Н. Исследования памятников эпохи раннего железа. — 279

Фёдорова Н.В., Коротаев В.П., Кордюкова И.К., Уткина Е.И., Трубецкой В.С., Осоткина Л.А. Исследования средневековых памятников на Барсовой Горе. — 280

Федосеева С.А. Работа Южного отряда Приленской экспедиции. — 281

Хлобыстин Л.П. Разведочные работы на р. Курейке. — 281

Хорев В.А. Исследования на Ананьинском городище. — 282

Худяков Ю.С., Паульс Е.Д. Разведочные работы в зоне Чулымской оросительной системы. — 283

Шавкунов Э.В. Пятнадцатый год исследований на Шайгинском городище. — 284

Шмыгун П.Е. Работы на северном Байкале. — 285

Шубин В.О., Шубина О.А. Исследования на о-ве Сахалине. — 285

 


 

М.П. Аксёнов

Исследования палеолитического памятника Макарово IV на Верхней Лене.   ^

// АО 1977 года. М.: 1978. С. 204.

 

Ленская партия Комплексной экспедиции Иркутского государственного университета продолжила исследования древнейшего в долине Лены памятника — Макарово IV. Он находится на правом берегу р. Лены, в 8 км западнее пос. Качуг Качугского р-на Иркутской обл. Культурные остатки залегают в низах пачки ритмично слоистых склоновых отложений на уровне четвёртой (35-40 м) террасы. Вероятно, эти отложения характеризуют каргинский межледниковый комплекс. Возраст нижней прослойки отложений, содержащей культурные остатки, можно определить ранними интервалами межледниковья. В настоящее время на Макарово IV вскрыта площадь 700 кв.м и собрано более 2000 артефактов. Все изделия из камня. Обнаружены нуклеусы «леваллуа», унифациальные острия, ножи из пластин, скребки, скрёбла, чопперы, пластины, отщепы, сколы. Только дальнейшие исследования позволят определить абсолютный возраст памятника.

 

Ж.В. Андреева, Л.В. Конькова

Десятый полевой сезон на поселении Синие Скалы в Приморье.   ^

// АО 1977 года. М.: 1978. С. 204-205.

 

Раскопы на этом крупном памятнике середины I тысячелетия н.э. были заложены в центральной и западной частях поселения. Наибольшее количество находок сделано в центральной части, в том числе бронзовые ажурные четырёхугольные поясные бляхи с бубенчиками, тюркские поясные бляшки, бронзовые пуговицы, браслеты. Многочисленны изделия из железа, в основном орудия для обработки земли и дерева. Предметы вооружения (наконечники стрел и латные пластинки) единичны. Впервые в Приморье встречены железные кельты с несколько расширяющимся скруглённым лезвием, хороню известные по памятникам польцевской культуры на Амуре. В культурном слое много керамики, тёрок, тёрочников, точил, грузил для рыболовных сетей, пряслиц. Собрано большое количество костей животных, обугленных зёрен злаков. Впервые здесь вскрыто большое сооружение округлой в плане формы.

 

В западной части памятника раскопаны остатки нескольких полуземлянок. В углу одной из них обнаружен уникальный для Приморья комплекс для отливки втульчатых наконечников копий: створки двусторонних литейных форм из сланца и песчаника. Три находки целые, три сохранились наполовину, один обломок начатой матрицы и несколько более мелких фрагментов. Две из имеющихся створок образуют целую форму. Они интересны и тем, что с их помощью можно получить два различных наконечника копья: каждая створка имеет симметрично расположенные две матрицы. Возможно, это универсальная форма или реутилизация. Формы многократно использовались

(204/205)

(сильно обожжены). На одном из обломков сохранилось специальное углеродистое покрытие, видимо технологического характера: форма изнутри чёрного цвета с глянцем.

 

Поражает стандартизация найденных форм; размеры наконечников копий одинаковы (различия в деталях): ширина пера 4 см, ширина втулки 2,6 см, длина пера 14 см, общая длина 22,3 см. Лишь в одном случае общая длина составила 24,2 см. Отливаемые наконечники имели узкое, почти ромбовидное перо, длинную втулку, продолжавшуюся вдоль пера и исчезавшую в верхнем окончании, при этом сечение пера приобретало линзовидные или ромбовидные очертания. Верхний конец пера несколько массивнее его основной части. При совмещении створок формы оставалось отверстие, ведущее к верхней части пера наконечника. Оно небольшое и, возможно, использовалось для выхода газов при заливке формы или для заливки. Но, скорее всего, заполнение проводилось со стороны втулки. На полностью сохранившейся форме имеются специальные насечки для точного совмещения створок.

 

Бронзовые наконечники копий, отливавшиеся в формах, найденных в 1977 г., не имеют аналогий в прилегающих районах в памятниках II — начала I тысячелетия до н.э. Учитывая развитость форм наконечников, можно предположительно отнести их к концу I тысячелетия до н.э. Этому предположению не противоречит серия находок польцевской культуры, которая особенно ярко выявилась в материалах 1977 г. Все это в свою очередь позволяет расширить нижние хронологические рамки основного комплекса поселения Синие Скалы до рубежа нашей эры и предполагать бόльшую длительность функционирования памятника, чем это представлялось ранее.

 

Н.И. Анищук, Б.Б. Овчинникова

Исследование могильника Аймырлыг 3.   ^

// АО 1977 года. М.: 1978. С. 205-206.

 

Отряд Уральского государственного университета продолжал исследование погребальных сооружений на могильнике Аймырлыг 3. Часть из них относится к гунно-сарматскому времени. Это наземные сооружения из камней в плане овальной формы. Чаще две насыпи тесно примыкают друг к другу и курганы объединяются по два. К северу от курганов встречаются по одному-два каменных стояка. Древняя поверхность под наземными сооружениями порой выложена каменными плитами, создавая впечатление остатков платформы. Здесь же встречаются глиняные сосуды. Одни из них поставлены в камерах из камней и сверху прикрыты плитой, другие стоят непосредственно на древней поверхности. В некоторых случаях захоронения совершены в деревянном гробу, закрытом берёстой, или в каменном ящике, перекрытом каменными плитами.

 

Большая часть вскрытых сооружений представлена погребениями древнетюркской эпохи — VI-VIII вв. Это захоронение человека с одним-двумя конями, кенотафы и поминальные оградки. Среди первых вскрыты округлые в плане каменные насыпи. Остатки первоначального сооружения зафиксированы в виде выкладки двух- трёхъярусной крепиды, ограничивающей кольцом захоронение. Человек погребён в северной части могильной ямы, ориентирован головой на восток. Иногда каменный ящик с погребением располагается под сводами материка в так называемом подбое. Кони находятся вне его, к югу, на приступке, и имеют противоположную человеку ориентировку. Иногда захоронение человека отгорожено от костей

(205/206)

коня берёзовыми кольями в виде забора (подобно алтайским). В таком случае могила сооружалась без подбоя. Интересен курган 1 из группы V, в могильной яме которого человек был отделён от коня берёзовым частоколом, укрепленным каменными плитами по бокам. Погребённый покоился в «гробу» из плетёнки, свитой из ветвей карагайника. После снятия перекрытия-плетёнки обнаружился деревянный щит, прикрывавший останки. Под щитом найдены колчан со стрелами, железный меч, кинжал в деревянных ножнах, кожаный пояс с бронзовыми накладками и кожаным мешочком, в котором обнаружены китайская монета и несколько миниатюрных камешков. В ногах покойного стоял большой железный котёл на прорезной подставке. При конском костяке находились части сбруи, типичные для тюркских захоронений.

 

Могильник использовался и в более позднее время кыргызскими племенами, которые осуществляли здесь захоронения в гуннских или тюркских наземных сооружениях.

 

Н.Д. Архипов

Работы в Жиганском и Олёкминском районах Якутии.   ^

// АО 1977 года. М.: 1978. С. 206.

 

Экспедиция Якутского государственного университета исследовала стоянку в 82 км выше устья р. Мэнкэрэ, правого притока Лены. Стоянка находится на первой надпойменной террасе высотой 8-10 м. Находки приурочены к красноватой супеси аллювиального происхождения. Комплекс каменных орудий и фрагменты керамики со шнуровыми оттисками позволяют отнести памятник к III тысячелетию до н.э.

 

По нижней Олёкме обследованы три местонахождения. Стоянка Енюка в 420 км от устья Олёкмы дала фрагменты шахматно-шашечной керамики II тысячелетия до н.э. Стоянка Тэнсик находится в устье одноимённой речки, впадающей в Олёкму. Выявлено два слоя: из верхнего происходят кремнёвый инвентарь и черепки тонкостенной керамики со шнуровыми оттисками; из нижнего, отделенного от верхнего толстой стерильной прослойкой светлой супеси, — крупные отщепы из кристаллической породы, тесло, а также мелкие пластины из кремнистого сланца.

 

Охранные раскопки проводились также на многослойной стоянке Курунг I. При вскрытии трех культурных горизонтов предварительно удалось выделить комплексы среднего и позднего неолита.

 

С.Н. Астахов, Л.И. Рева, Н.Ф. Лисицын

Работы в северной части Саянского ущелья Енисея.   ^

// АО 1977 года. М.: 1978. С. 206-207.

 

Саяно-Тувинская экспедиция работала в составе пяти отрядов на территории будущего водохранилища Саяно-Шушенской ГЭС. В северной его части, недалеко от плотины, палеолитический отряд и неолитическая группа изучали стоянки Джой, Кантегир I и Сосновка Голованьская.

 

На стоянке Джой заложены раскоп 3 (24 кв.м) и через метровую бровку параллельно ему раскоп 4 (18 кв.м.). Изделия встречались с глубины 0,7 до 1,3 м. Культурный слой размыт, кремни рассеяны. Имеются клиновидный микронуклеус, микропластинка, скребло высокой формы. В раскопе 4 небольшое скопление каменных изделий отмечено в северной части; интересно скребло с двумя выпуклыми лезвиями.

 

На стоянке Кантегир I заложен раскоп 4 (около 60 кв.м), соединяющий раскопы 3 и 2. Каменных изделий мало, они приурочены к слоям 3-4, начиная с глубины 1,5 до 3,2 м. Преобладают

(206/207)

отщепы; имеется одно выпуклое скребло. На западном краю мыса, у древнего распадка, где ранее был выявлен слой 1, заложен небольшой (около 8 кв.м) раскоп 5. В нём на глубине 0,8-1,0 м залегали немногочисленные отщепы и орудия. Вероятно, это край стоянки. Из орудий встречены только два выпуклых скребла и скребок.

 

На стоянке Сосновка Голованьская вскрыто 18 кв.м рядом с раскопом 1976 г. Верхний культурный слой, вероятно поздненеолитический,залегал на глубине до 1,2 м в западной части раскопа. Преобладают отщепы; есть пластинки, наконечники стрел; много плиточек и галек. Нижний культурный слой залегал на глубине 1,5-2,2 м. Находок было больше сделано в северо-западном углу раскопа. Наиболее характерные орудия — скребло и скребок. Между нижним и верхним слоями встречались единичные изделия, судя по стратиграфии, мезолитического времени.

 

Г.П. Бакина, Н.В. Варанкин, В.Ф. Кернер, Т.М. Паутова, И.Н. Сосновкин

Исследования на Андреевском озере.   ^

// АО 1977 года. М.: 1978. С. 207-208.

 

Тюменский отряд Уральской экспедиции продолжил изучение южного берега оз. Андреевского около г. Тюмени. Исследования проводились на участках XV и XIII. Общая площадь вскрытий 556 кв.м.

 

Раскопки проводились на средневековом городище IV, представляющем собой округлую площадку (около 3000 кв.м) с пристроенной с севера подтреугольной формы площадкой (400 кв.м), ограниченную рвом и валом с четырьмя башнеобразными уступами. Вскрыты четыре жилища — три на территории городища и одно за его пределами с восточной стороны. Жилища — чуть углубленные в землю постройки четырёхугольной формы с коридорообразным выходом в одной из сторон и открытым очагом в центре. Вдоль стен зафиксированы обгорелые брёвна диаметром 8-12 см от деревянных конструкций.

 

Керамический материал городища представлен круглодонными приземистыми сосудами с наклонной наружу или вертикальной шейкой. Венчики заостренные и отогнутые наружу. Орнамент покрывает венчик, шейку и верхнюю часть тулова, нанесён шнуром, гребенчатым штампом и округлым концом палочки. Найдено также много костей диких животных, что свидетельствует о большой роли охоты в жизни населения городища. Близость последнего к озеру в купе с находками рыболовных грузил позволяет предположить занятие рыболовством. Судя по керамике, городище относится к началу II тысячелетия н.э.

 

На участке XV вскрыто жилище боборыкинского типа с котлованом подчетырёхугольной формы (7,60х6,80 м), ориентированным по странам света. На дне котлована (1,50-1,60 м от современной поверхности) зафиксированы продолговатые канавки, иногда заполненные зольным слоем. В каждом из четырёх углов жилища обнаружены глубокие столбовые ямы диаметром 0,30-0,35 м, вырытые в материке ниже уровня пола до глубины 0,40 м. Коридорообразный выход жилища находился с южной стороны.

 

На участке XII раскопано ещё одно жилище боборыкинского типа подпрямоугольной формы, размером 8,8х6,4 м и глубиной 1,0х1,2 м от современной поверхности. Котлован был перекрыт светло-серым слоем, содержавшим керамику ямочно-гребенчатого типа. Жилище заполнял чёрный слой с остатками тлена от деревянных конструкций, перемешанный с глиной. Пол был изрыт

(207/208)

канавками; по периметру тянулись канавки с хорошо заметным тленом от брёвен. В центре обнаружены остатки деревянного ящика из плах, засыпанного землёй.

 

В 30 м к югу от этого жилища раскопан котлован жилого сооружения кошкинской культуры. Он небольшой, под-четырёхугольной формы (3,6х4,0 м), дно находилось на глубине 1,3 м от современной поверхности. На дне обнаружены скопления керамики кошкинского типа. Это сосуды плоскодонной формы с орнаментом в виде горизонтальных прямых или волнистых линий, нанесённых «отступающей палочкой». Каменный инвентарь чрезвычайно беден; большая часть орудий изготовлена из светло-серого кремня.

 

Установлено, что боборыкинские памятники залегают ниже слоя эпохи ранней бронзы с ямочно-гребенчатой керамикой. В результате раскопок представляется возможным дать более полную реконструкцию наземной части боборыкинских жилищ и их внутренней планировки.

 

В.А. Бобков

Результаты разведок в зоне Канско-Ачинского топливно-энергетического комплекса.   ^

// АО 1977 года. М.: 1978. С. 208.

 

Разведывательной группой Красноярского отряда Южносибирской экспедиции Кемеровского государственного университета проведены поиски памятников в Шарыповском р-не Красноярского края.

 

В зоне Березовского карьера зарегистрированы два поселения и один курганный могильник. Поселение Береш I расположено на правом берегу р. Береш, на высокой второй надпойменной террасе, в 2 км от дер. Дубинино. Судя по керамике, оно тагарского времени. Второе поселение — Берёзовское — открыто недалеко от дороги дер. Никольск — станция Дубинино, на левом берегу ручья Берёзового, на первой надпойменной террасе. На поселении собраны лепная керамика и кости животных. На правом берегу ручья, на второй надпойменной террасе, расположен Берёзовский курганный могильник.

 

Всего в зоне строительства Берёзовской ГРЭС I зафиксированы три курганные группы татарского времени и одно поселение. Первая курганная группа (Кадат I) расположена на юго-западном берегу водохранилища Кадатской ГЭС. На поверхности видны угловые и промежуточные камни четырёхугольной оградки курганов. Синхронный ему могильник Кадат II расположен на правом берегу р. Кадат, в 1,5 км севернее с. Кадат. Группа Кадат III находится в 1,5 км южнее с. Кадат, на левом берегу р. Кадат. На левом же берегу реки, в 0,9 км южнее того же села, недалеко от третьей курганной группы, обнаружено синхронное ей поселение Кадат IV.

 

В зоне проектируемого города Шарыпово зарегистрирован также курганный могильник тагарского времени, расположенный в 2,5 км севернее дер. Береш.

(208/209)

 

В.В. Бобров

Раскопки памятников на оз. Большой Берчикуль и р. Томи.   ^

// АО 1977 года. М.: 1978. С. 208-209.

 

Берчикульский отряд Южносибирской экспедиции Кемеровского государственного университета изучал поселение финальной бронзы на р. Томи, в устье её правого притока р. Люскус (Кемеровский р-н) и памятники на оз. Большой Берчикуль в Тисульском р-не Кемеровской обл.

 

На поселении на р. Люскус был заложен раскоп (116 кв.м). Мощность культурного слоя — 25 см. Глиняная посуда поселения — плоскодонная, горшковидной формы. Техника нанесения узора — резная. Венчик чаще всего украшен заштрихованными треугольниками, соединёнными вершинами или взаимопроникающими, реже сеткой, шейка — «жемчужником», чередующимся с ямками или оттисками уголка лопаточки. Плечики и часть тулова орнаментированы обращёнными вершинами вниз заштрихованными треугольниками или лестничным узором. Орнаментированные зоны отделены друг от друга рядами горизонтальных прочерченных линий. Керамика указывает па принадлежность памятника к ирменской культуре. Два фрагмента сосуда орнаментированы фигурным штампом, оттиски которого образуют мелкую волну, что позволяет определить верхнюю дату существования памятника ранним железным веком. На поселении найдены, кроме того, бронзовый кельт, широкий массивный пластинчатый нож, несколько выгнутых круглых блях с петелькой, гвоздевидные подвески, кольца и пронизки, а также предметы бронзолитейного производства: сопло и литейные шишки.

 

На поселении Берчикуль IV заложены два раскопа общей площадью 95 кв.м. Культурный слой незначительный. Эпохой железа датируются развал сосуда и фрагменты керамики, орнаментированные гребенчатым штампом, а также три больших кострища раскопа 2. Они перекрывают площадки, насыщенные отщепами. В одном из кострищ найдены железные шлаки. К эпохе ранней бронзы относится основной материал памятника: шлифованный топор-тесло, ножи, комбинированные орудия, выполненные выстругивающей ретушью, асимметричные наконечники стрел, скребки. Комплекс находок свидетельствует, что этот памятник — мастерская.

 

На Берчикуле VI в раскопе площадью 16 кв.м найдено много отщепов и несколько фрагментов керамики. На Берчикуле VI на вершине небольшой сопки в раскопе (16 кв.м) обнаружено несколько фрагментов сосуда с уплощённым дном, орнаментированного наколами палочки. Венчик украшен «жемчужником», чередующимся с ямками, и горизонтальными рядами гребёнки. Некоторые фрагменты орнаментированы шагающей гребёнкой. Каменный инвентарь представлен отщепами, ножами, наконечниками стрел, резцом, пестом. Материал датируется эпохой ранней бронзы.

 

Л.Ю. Богданова, Н.В. Варанкин, Н.К. Стефанова

Раскопки на поселении Ташково I.   ^

// АО 1977 года. М.: 1978. С. 209-210.

 

Исетским отрядом Уральской экспедиции исследовано поселение около дер. Ташково Каргопольского р-на Курганской обл. Памятник расположен на правом берегу первой надпойменной террасы р. Исети. Площадь его 8 000 кв.м. На поверхности террасы заметны впадины от полуземляночных сооружений. На площади 100 кв.м вскрыты четыре жилища: два частично и два полностью. Жилище 1 (4,80х3,20 м) глубиной

(209/210)

1,10-1,25 м от поверхности относится к культуре ямочно-гребенчатой керамики. В заполнении и на дне его обнаружены фрагменты сосудов полуяйцевидной формы с ямочным и гребенчатым орнаментами, а также многочисленные каменные изделия, изготовленные преимущественно из светло-серой и сургучного цвета яшмы. Рядом с жилищем 1 частично вскрыто жилище 2, где вместе с ямочно-гребенчатой керамикой обнаружены остатки кованого медного ножа. На дне и в заполнении жилищ 3 и 4 встречалась керамика боборыкинского типа. Жилище 3 размером 5,60х4,80 м и глубиной 1,20-1,40 м от современной поверхности по центру было перекрыто жилищем 1. Жилище 4 залегало под жилищем 2. На дне жилищ 3 и 4 встречены развалы сосудов горшечно-баночной формы, орнаментированных насечками и резными линиями. Вместе с боборыкинской керамикой обнаружены орудия из светло-серого кремня. Северо-восточный угол жилища 3 частично перекрывал яму диаметром 1,0 м и глубиной 1.60 м от современной поверхности, на дне которой обнаружены развалы трёх сосудов остродонной формы с наплывами по внутреннему бортику венчика. Подобная керамика встречается на территории Зауралья в позднем неолите.

 

В результате раскопок удалось проследить четкую стратиграфию и с большей уверенностью датировать боборыкинскую культуру энеолитическим временем.

 

Н.А. Боковенко, П.Е. Митяев

Обследование памятников в Красноярском крае.   ^

// АО 1977 года. М.: 1978. С. 210-211.

 

Новосёловский отряд Среднеенисейской экспедиции Ленинградского отделения Института археологии АН СССР проводил разведку в зоне проектируемой Новосёловской оросительной системы в 5 км западнее и юго-западнее пос. Новосёлово. Значительная часть данной территории распахана, поэтому обнаружены в основном памятники тагарской культуры с заметными внешними признаками — столбообразными камнями ограды.

 

Вокруг оз. Толстый Мыс и одноименного поселка зафиксированы пять могильников (от трёх до 50 и более объектов в каждом). Четыре из них по внешним признакам относятся к разным этапам тагарской культуры (размеры оград от 5х6 до 30х34 м, высота до 6 м), а один грунтовый могильник — к таштыкскому или кыргызскому времени. На южном берегу того же озера обнаружены отщепы и орудия неолитического времени, но культурный слой незначителен.

 

Восточнее оз. Ивтиколь зафиксированы ещё два могильника тагарской культуры, а на южном берегу собраны отщепы и орудия неолитического времени.

 

В 300 м западнее залива Борозда (левый берег Красноярского моря) расположен небольшой могильник (пять четырёхкамерных [четырёхкаменных] курганов с небольшими оградами), ориентировочно раннетагарского времени. По всей зоне встречаются одиночные большие курганы, предположительно тесинского времени, в том числе один с монументальной каменной оградой из огромных плит. Всего на территории Новосёловской оросительной системы зафиксировано около 150 археологических объектов.

 

В пункте Тепсей VII продолжены исследования кургана 3, начатые в 1976 г. Обнаружены ещё две могилы. Одна из них находилась внутри ограды кургана. Могильная яма (2,35х1,40 м) была перекрыта большой каменной плитой, расколотой и сдвинутой при ограблении.

(210/211)

 

В яме расчищены остатки деревянного сруба в два венца, в нем — разбросанные кости женского скелета. Найдены две бронзовые полусферические бляшки, бронзовая цилиндрическая пронизка, обложенная золотой фольгой, стекловидная бусина, обломки двух сосудов и кости овцы. Вторая могила была устроена на месте юго-восточной стенки ограды. Конструкция могилы аналогичная. Она также ограблена, но, судя по сохранившимся на месте костям ног, погребённый (мужчина) лежал головой на юго-запад. В заполнении найдены полусферическая бронзовая бляшка и обломки двух сосудов. Курган, видимо, относится к подгорновскому этапу тагарской культуры.

 

В пункте Малиновый Лог продолжались раскопки могильника афанасьевской культуры. Исследовано три ограды высотой до 0,6 м. Стены их сложены из красного плитняка. В первой ограде центральная могила с остатками деревянного покрытия представляла собой большую яму с захоронением пожилой женщины. При ней найдены обломки двух остродонных сосудов, серебряное височное кольцо, у северо-западной стенки — глиняная курильница. Две детские могилки были покрыты плитами; в одной из них найден остро донный сосудик. Во второй ограде имелись две могилы: в одной, детской, вещей не было, в другой обнаружены два орнаментированных остродонных сосуда. Третья ограда содержала три могилы, расположенные в ряд, где при погребённых находились остродонные орнаментированные сосуды.

 

В.И. Болдин, Л.Е. Семениченко

Раскопки нового бохайского городища в Приморье.   ^

// АО 1977 года. М.: 1978. С. 211-212.

 

Отрядом Института истории, археологии и этнографии народов Дальнего Востока Дальневосточного научного центра АН СССР начаты исследования нового городища — Николаевское I. Памятник находится в 3 км к югу от с. Николаевка Михайловского р-на и в 7,5 км к юго-востоку от бохайского городища Николаевское II и занимает возвышенный участок левобережной долины р. Илистой, который с северо-запада окаймлён протокой, а с юго-запада — болотом, протянувшимся узкой полосой до р. Илистой. Городище прямоугольное в плане (240х300 м), укреплено валом высотой до 2 м, лишь по юго-западной границе, со стороны болота, высота вала не превышает 0,5 м. С северной и северо-восточной стороны видны остатки рва шириной 5 м. В каждой стене вала находились ворота, причём юго-восточные ворота, где следы рва не замечены, защищены траверсом высотой 0,5 м. На поверхности городища отмечены шесть холмов, выложенных крупными камнями.

 

Раскопом (50 кв.м) в юго-западной части городища вскрыты остатки двух жилищ и четырёх хозяйственных ям. Первое жилище — прямоугольное в плане (3,4х2,7 м), со скруглёнными углами, — впущено в материк на 1,35 м. В центре его находился очаг, выложенный по краям камнями. Здесь найдены фрагменты костяных изделий, обломок каменной бусины, костяной наконечник стрелы; в верхней части очага лежали черепки большой круговой корчаги с уплощённым трубчатым венчиком и сохранившимся частично тамгообразным знаком на тулове. Остальные находки из заполнения представлены каменной и глиняными бусинами, раковинами-украшениями, обломками глиняных колец. Второе жилище расположено к востоку от первого. Котлован его углублён в материк на 0,7 м. Оно также прямоугольной формы, небольших размеров (вскры-

(211/212)

та половина его). В этом жилище найдены бронзовые серьга и обломок браслета, железная бляшка тюркского типа, часть глиняного сопла, два перламутровых украшения, имитирующих раковины-каури, нефритовая сечковидная бусина.

 

В заполнении обоих жилищ, а также в хозяйственных ямах собрано большое количество костей животных, раковин, керамики. Керамический материал представлен черепками станковой и лепной посуды, которая по формам и орнаментации идентична посуде бохайского городища Николаевское II, что позволяет датировать и городище Николаевское I VIII-X вв.

 

Ю.М. Бородкин, В.В. Бобров

Разведка в бассейне р. Ини.   ^

// АО 1977 года. М.: 1978. С. 212.

 

Кузбасский отряд Южносибирской экспедиции Кемеровского государственного университета проводил разведки средневековых памятников в бассейне р. Ини (Беловский и Ленинск-Кузнецкий р-ны Кемеровской обл.).

 

В районе водохранилища Ведовской ГРЭС открыты четыре поселения. На Большом острове Беловского моря собрана керамика, в основном однородная по составу теста и технике изготовления. Несколько фрагментов по прямому обрезу венчика орнаментированы косыми насечками, один фрагмент по шейке — вертикальными оттисками гладкого штампа, образующими горизонтальные пояса, между которыми помещён ряд «уточек», выполненных в той же технике. Два фрагмента орнаментированы в ямочно-чеканной технике и аналогичны керамике памятников фоминского этапа верхнеобской культуры (VII-XIII вв. по М.П. Грязнову). Здесь же найдены фрагменты больших толстостенных сосудов с отогнутым наружу венчиком, украшенных наклонными оттисками штампа; на шейке ряд круглых ямок, иногда ногтевых вдавлений. Подобную керамику, очевидно, можно отнести к рубежу I — началу II тысячелетия н.э. Этим же временем, вероятно, датируется поселение у с. Коновалово.

 

Два поселения, обнаруженные у сёл Евтино и Поморцево, датируются русской керамикой XVIII — начала XIX в.

 

Обследовано также нижнее течение р. Ур, левого притока р. Ини. Недалеко от устья р. Ур, на правом её берегу против дер. Конево, обнаружена курганная группа из четырёх насыпей, вытянутых цепочкой по линии северо-запад — юго-восток на одинаковом расстоянии друг от друга. Диаметр курганов 15-20 м, высота 1,5-2,5 м. По внешним признакам их можно датировать концом I тысячелетия н.э.

 

У дер. Павловки на левом берегу р. Ур, на первой надпойменной террасе, собраны фрагменты сосуда с большой примесью песка в тесте, с венчиком, орнаментированным ногтевыми вдавлениями. Тулово украшено «жемчужником», дугообразными оттисками, образующими горизонтальные ряды «елочки», и оттисками вертикально и наклонно поставленной гребёнки. Это поселение можно отнести к доандроновской бронзе.

(212/213)

 

Э.Б. Вадецкая, Г.А. Максименков

Начало работ в зоне Канско-Ачинского топливно-энергетического комплекса.   ^

// АО 1977 года. М.: 1978. С. 213.

 

В 1977 г. Сибирская экспедиция Ленинградского отделения Института археологии АН СССР начала работу в зоне строительства Канско-Ачинского топливно-энергетического комплекса. Раскопки проводились в Шарыповском р-не Красноярского края, на территории Первого Берёзовского угольного разреза. Здесь, близ устья ручья Берёзового, впадающего в р. Береш, находится тагарский могильник.

 

Раскопаны четыре кургана сарагашенского этапа (III в. до н.э.). Насыпи трёх из них почти не сохранились. Четвёртый имел диаметр около 40 м и высоту более 2 м. Под насыпями прослежены оградки из мелких плит песчаника. Два кургана содержали по одной могиле, третий — две большие и два каменных ящичка с детскими погребениями; в четвёртом кургане были четыре основных последовательно сооруженных могилы и столько же впущенных в насыпь. Погребальные камеры глубокие и обширные, перекрытые двумя бревенчатыми настилами, поверх которых у некоторых сохранились каменные вымостки. На дне ям — срубы в один венец, на полу уложена берёста или доски. Все могилы коллективные, кроме одной, наиболее богатой, содержавшей трёх погребённых; в остальных похоронено от 10 до 30 человек. Погребённые положены ярусами, вплотную друг на друга. Следов последовательного подхоранивания умерших, смещения скелетов с первоначального места, а также входов в камеры нет. В каждой могиле, даже ограбленной, найдено очень много вещей, особенно изделий из бронзы: комплекты ножей с кинжалами, чеканы, втоки, шилья, зеркала, так называемые «предметы неизвестного назначения», фигурки оленей, бляшки, бусы, гривны, ножные браслеты. Важно, что в большинстве случаев вещи лежали на первоначальных местах. Есть чеканы с изображениями пары или двух пар горных козлов. Те же фигурки украшали штандарты и колоколовидные навершия.

 

Раскопанные курганы аналогичны другим курганам Минусинской котловины, но отличаются меньшими оградками и обилием вещей, характерных для Кемеровской обл. и района г. Красноярска. При этом в одних и тех же могилах находятся изделия как обычного, так и уменьшенного размера.

 

Е.А. Васильев

Работы в Нижнем Приобье.   ^

// АО 1977 года. М.: 1978. С. 213-214.

 

Разведывательный отряд Томского государственного университета обследовал ряд памятников в Октябрьском р-не Тюменской обл., в бассейне нижнего течения р. Оби. На многослойном поселении Малый Алтым I, расположенном в пос. Малый Алтым, начаты стационарные исследования. Поселение расположено на высоком берегу Оби, на самом краю террасы, и интенсивно разрушается. Мощность культурного слоя более 1 м. Находки разновременны.

 

Неолитический материал немногочислен. Это обломки остродонных горшков, украшенных поясами оттисков короткого гребенчатого штампа, гребенчатым зигзагом, сотовым орнаментом. Керамика может быть датирована концом III тысячелетия до н.э. Эпоха ранней бронзы представлена плоскодонными банками, орнаментированными различными комбинациями гребенчатых отпечатков. Есть ряд четырёхугольных сосудов. Комплексы развитой и поздней

(213/214)

бронзы характеризуются керамикой с крестовым штамповым и сотовым узорами. Каменный инвентарь представлен двумя шлифованными топорами и кварцитовыми отщепами.

 

Среди других памятников отметим поселения эпохи железа Малый Алтым II и III, расположенные в черте одноимённого поселка. На первом зафиксирован мощный культурный слой, в котором сделано много находок, на втором найдена антропоморфная личина, сделанная на прямоугольной каменной плитке. Два поселения эпохи железа открыты в пос. Сосновый на берегу оз. Хотлок. Группа разновременных памятников обследована в пос. Заречном.

 

Е.А. Васильев, В.А. Рябцев

Работы в Томской области.   ^

// АО 1977 года. М.: 1978. С. 214.

 

В зоне газопровода Нижневартовск — Парабель в Карагасокском и Парабельском р-нах Томской обл. проведены разведки, а на поселении Тенга, расположенном недалеко от дер. Прокоп (Парабельский р-н) продолжены стационарные исследования.

 

Поселение Тенга содержит три хронологических комплекса. Керамика раннего комплекса (середина II тысячелетия до н.э.) представлена плоскодонными толстостенными сосудами, украшенными гребенчато-ямочным орнаментом, а также разнообразными отпечатками гребенчатого штампа, выполненными большей частью в технике «шагающей» гребёнки. К этому комплексу следует отнести шаровидные и цилиндрические грузила из обожжённой глины для сетей, большую часть каменных орудий: однотипные скребки овально-треугольной формы, разнообразные наконечники стрел, обломки асимметричных ножей. Ко времени поздней бронзы (XII-X вв. до н.э.) относятся черепки с еловскими орнаментами, обломки тиглей и литейных шишек.

 

В это время, видимо, на поселение попали предметы из бронзы: небольшая тонкая пластинка, круглая выпуклая бляшка, бесформенный слиток. Средневековый материал малочислен. Он представлен грубой круглодонной керамикой со скудным орнаментом по венчику и несколькими железными вещами.

 

Разведочными работами обнаружены три новых памятника: два у дер. Кедровый мыс (Парабельский р-н), третий в дер. Павлово (Каргасокский р-н). Все они датируются эпохой железа. Поселение Кедровый Мыс I находится в восточной части деревни, на берегу оз. Шенак. Высота берега 5 м. Здесь собрана кулайская керамика с площади около 100 кв.м. На поселении Кедровый Мыс II собрана керамика и зафиксирован культурный слой мощностью около 0,8 м. На поселении Павлово культурный слой обнажён в результате строительства. Здесь поднято металлическое украшение с антропоморфным и зооморфным изображениями.

 

Ю.М. Васильев, Т.А. Васильева

Исследования на Нижнем Амуре.   ^

// АО 1977 года. М.: 1978. С. 214-215.

 

Нижнеамурский отряд Института истории, археологии и этнографии народов Дальнего Востока Дальневосточного научного центра АН СССР проводил разведки в Нанайском р-не Хабаровского края. Из открытых здесь памятников наибольший интерес представляют относящиеся к X-XI вв. Дадинское поселение, Джаринское городище и курганная группа в низовьях р. Анюй.

 

Ниже с. Дада, почти на километровом участке правого берега Найхинской

(214/215)

протоки, встречались фрагменты круговой и лепной керамики, бронзовые и железные изделия, монеты X-XI вв., остатки бронзолитейного и железоделательного производств — брак литья, слитки, куски криц, шлаки. Большое количество бронзовых изделий говорит о местном их производстве. Это ажурные украшения, бубенчики, колоколец, лировидная подвеска, поясные принадлежности, изображение собаки. Здесь же обнаружены фрагменты сосудов с воронкообразным венчиком и дольчатым туловом. Куски кирпича и черепицы позволяют судить о существовании на поселении в древности каких-то общественных строений.

 

В обрезе берега вскрыты остатки жилища полуземляночного типа прямоугольной в плане формы. Сооружалось оно в грунте с высоким уровнем подпочвенных вод, поэтому, видимо, столбы кровли были забутованы песком и мелкой галькой. Вдоль стенок жилища сохранились остатки древесного тлена, жжёная обмазка, в средней части — хозяйственная яма, заполненная фрагментами керамики, костями рыб и животных, раковинами, угольками, золой. Здесь найдены пастовые бусины, часть стеклянного украшения типа пронизки-нэцкэ.

 

В низовьях р. Анюй обследована небольшая курганная группа. Наибольший диаметр курганов 13 м, высота — до 1,5 м. Для всех курганов характерно наличие на вершине западин, что является весьма существенным признаком курганов X-XI вв. в бассейне р. Урми Хабаровского р-на и позволяет говорить об этническом родстве подобных могильников.

 

Большой интерес представляет укрепление X-XI вв. на Джаринском утёсе. Это прямоугольное в плане городище, окружённое валом и рвом. В местах, казавшихся более уязвимыми, древними строителями сделана дополнительная обваловка. На берегу Амура ниже городища учащимися Троицкой средней школы найдена уникальная скульптура каменной черепахи. Это изображение, несомненно, культовое, так как символизирует мужское и женское начала.

 

Продолжены работы на могильнике Луданникова сопка, расположенном на правом берегу р. Урми в 8 км от с. Наумовка. Раскапывались курганы у подножия сопки. Значительно возрос процент курганов-кенотафов, а часть погребений, обнесённых каменными оградами, оказалась пустой. Впервые зафиксированы гробы, установленные на камнях.

 

А.С. Васютин

Результаты раскопок поселения Шестаково IV.   ^

// АО 1977 года. М.: 1978. С. 215-216.

 

Одним из отрядов Южносибирской экспедиции Кемеровского государственного университета проведены раскопки разрушающегося поселения Шестаково IV в Чебулинском р-не Кемеровской обл. Оно расположено в 600-700 м к северо-западу дер. Шестаково вниз по течению р. Кии, на второй террасе правого берега, на высоте 20-25 м над уровнем воды. Подъёмный материал представлен фрагментами глиняной посуды и костями животных. Площадь поселения предварительно определена в пределах 5-6 тыс. кв.м.

 

В юго-западной части поселения заложен раскоп (16 кв.м.). Найдены фрагменты глиняной посуды и колотые трубчатые кости животных. Мощность культурного слоя (тёмно-серая супесь) — 28-30 см. В настоящее время с уверенностью можно говорить лишь о нижней дате поселения. По аналогии с керамикой расположенных неподалеку Шестаковских городища и могильника

(215/216)

оно датируется тагарско-таштыкским временем. Остальная керамика относится к тюркскому времени. Среди поздних материалов — три фрагмента кыргызских ваз и развал трёх сосудов с отогнутым наружу уплощённым венчиком.

 

В.М. Ветров, Е.М. Инешин, А.Ю. Миронов, А.П. Трифонов

Исследования в долине р. Витима.   ^

// АО 1977 года. М.: 1978. С. 216.

 

Витимский отряд Комплексной экспедиции Иркутского государственного университета совместно с Иркутским областным музеем краеведения и Институтом общественных наук Бурятского филиала Сибирского отделения АН СССР исследовал верхнее и среднее течение р. Витима.

 

На участке Романовна — Усть-Муя (800 км) зафиксированы и обследованы новые разновременные (от неолита до эпохи железа) памятники в устьях рек Мальта, Индандин, Соленая, Конда, Ингур, Турхай, Има, Каренга, Арекучи, Калакан, Ципа, Нижняя Джилинда, Бамбуйка.

 

При раскопках местонахождений Усть-Каренга XIV и XVI, расположенных на 18-20-метровой надпойменной террасе правого приустьевого мыса р. Каренги, выделены семь стратиграфически разделённых уровней находок. Шесть из них заключены в делювиальной пачке отложений, седьмой — в верхах пойменного аллювия. Материал отражает развитие культуры от неолита до эпохи палеометалла. Неолитические слои представлены кремнёвым инвентарём (отщепы, микропластинки, трансверсальные резцы, призматические нуклеусы) и керамикой с оттисками зубчатого штампа. Более поздние эпохи характеризуются изделиями из халцедона и керамикой: гладкостенной, вафельной, с отпечатками рубчатой лопатки.

 

Раскоп (12 кв.м) на отметке 17,6 м левого приустьевого мыса р. Калара дал такую картину: в пачке отложений, заключающей культурные остатки, выделены пять уровней находок, два из которых заключены в погребённых почвах. На первом уровне непосредственно под таёжной почвой в красновато-бурой супеси наряду с кремнёвыми и халцедоновыми отщепами, призматическими пластинками, битыми гальками, фрагментами вафельной и с отпечатками рубчатой лопатки керамики найдены обломок пластинки и клинышек из железа. Нижележащий материал представлен лишь каменным инвентарём (призматические нуклеусы и их заготовки, призматические пластинки, скребки, топор, отщепы).

 

В устье р. Муи работы проведены на памятнике Старый Витим II. В раскопе (24 кв.м) вскрыто погребение. Дно ямы, имевшей подпрямоугольные очертания, было покрыто слоем охры в 2-3 см. Яма ориентирована с юго-запада на северо-восток. От костяка сохранились только зубы. Погребальный инвентарь состоял из 117 предметов: 28 бусин цилиндрической формы из альгататолита, 88 пластин-вкладышей из халцедона, скребка. Интересны 14 вкладышей, сохранившихся в непотревоженном положении, что позволяет восстановить форму истлевшей костяной или деревянной основы двулезвийного вкладышевого кинжала. Захоронение датируется эпохой палеометалла.

(216/217)

 

А.В. Виноградов

Могильник раннескифского времени в Западной Туве.   ^

// АО 1977 года. М.: 1978. С. 217.

 

Сибирская экспедиция Ленинградского Дворца пионеров и школьного кружка при кафедре археологии Ленинградского государственного университета в основном завершила исследование могильника алды-бельской культуры раннескифского времени в уроч. Усть-Хадынныг (Дзун-Хемчикский р-н Тувинской АССР).

 

Раскопаны шесть курганов, расположенных цепочкой в северо-восточном направлении вдоль края надпойменной террасы р. Хадынныг. Вместе с раскопанным в 1976 г. курганом 4 они составляют особую группу, выделяющуюся по внешним признакам среди погребальных памятников иных эпох, расположенных на той же террасе. Выявлено многообразие деталей конструкции погребальных камер при единстве основных элементов погребального ритуала. Все курганы имели наземные сооружения округлой в плане формы из земли и валунов. На поверхности прослеживались неглубокие задернованные западины в центральной и западной частях насыпей. При разборке развалов наземных сооружений более или менее отчётливо прослеживались крепиды из валунов, но несколько бóльших размеров по сравнению со слагающими каменное тело кургана. Четыре кургана соединялись попарно, образуя комплексы, ориентированные на север — северо-восток.

 

Под каменными панцирями курганов было от двух до пяти могил (всего 22), содержавших индивидуальные погребения в бревенчатых срубах (13), иногда с плитовым перекрытием, в грунтовых ямах (7), в каменном ящике (1) и в деревянной колоде (1). Среди погребённых — 15 взрослых и семь детей. В каждом кургане выделялось центральное погребение пожилого мужчины, окружённое с запада, юго-запада, севера и северо-запада погребениями младших возрастных категорий и женщин.

 

Все погребения разграблены в древности. В ряде могил удалось проследить положение погребённых: скорченное на левом боку, с западной и северо-западной ориентировкой. В двух случаях установлена причина смерти погребённых: от удара чеканом по голове и стрелы, пронзившей тазовую кость. Среди сохранившегося инвентаря есть обломок бронзового псалия, бронзовые поясные бляхи, шило, игла, сосудик, костяной гребень с рукояткой в виде головы хищной птицы, костяные трёхгранные черешковые наконечники стрел, бусы.

 

В развалах наземных сооружений собраны обломки глиняных сосудов, причём стратиграфические наблюдения позволяют связывать их с поминальными ритуалами алды-бельской эпохи. По единственному непотревоженному погребению 3 в кургане 4 весь могильник может быть предположительно датирован VII в. до н.э.

 

А.В. Волокитин, Т.Н. Кононова. М.Я. Скляревский

Исследование палеолитических памятников в Братском районе.   ^

// АО 1977 года. М.: 1978. С. 217-218.

 

Экспедиция Братского отделения Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры обследовала памятники палеолитического возраста: Курчатовский залив, Лодочная пристань, «Жарок», «Тёщин язык», пионерлагерь «Крылатый» (в черте г. Братска), мыс Дунайский, гора Монастырская (в окрестностях г. Братска), местонахождения Кежма 1, 2, Озёрная Баля, Видим, Нижний (в ангарской части Братского водохрани-

(217/218)

лища на участке Заярск-Южный), Калтук, Большеокинск 1-3 (в окинской части водохранилища, в районе Болыиеокинского сужения).

 

В Курчатовском заливе собрано 80 изделий из траппа. Раскопки подтверждают датировку комплекса каргинским временем, предложенную Г.И. Медведевым. В зачистках сделано 15 находок, залегавших на глубине 0,30-1,20 м в сильно деформированной почве. Аналогичный подъёмный материал собран на ближайших местонахождениях «Тёщин язык» и «Крылатый». Среди находок в районе Лодочной пристани выделяются микронуклеус, микропластины, скребки из халцедона и кремня явно более позднего времени. Уникален нуклеус из расколотого куска бивня мамонта, найденный у пионерского лагеря «Жарок».

 

На мысе Дунайском в 1976 г. обнаружены четыре пункта концентрации материала. Среди находок интересны уплощённые по фронту скалывания нуклеусы со скошенными площадками, морфологически сходные с нуклеусами Курчатовского залива, галечные орудия, скребки и скрёбла. Аналогичные изделия в Верхнем Приангарье датируются временем древнее зырянского оледенения.

 

У пос. Калтук, на левом берегу Калтукского залива, с площади 20 кв.м собрано 20 галечных орудий, микронуклеусов. Сечения пластин, отщепы, фаунистические остатки залегают в глинистой толще на глубине 1,00-1,80 м от поверхности. Анализ находок показывает, что по сравнению с материалами мыса Дунайского и Курчатовского залива это более молодые остатки, очевидно уже сартанского времени.

 

А.Г. Генералов, Н.А. Савельев, П.Е. Шмыгун

Работы в бассейнах рек Кана и Бирюсы.   ^

// АО 1977 года. М.: 1978. С. 218-219.

 

Неолитический отряд Комплексной экспедиции Иркутского государственного университета продолжил раскопки многослойного поселения Казачка на правом берегу р. Кана в Рыбинском р-не Красноярского края. В отложениях 9-метровой пойменной террасы, сформированной на прирусловом валу (высота 3-5 м) р. Кан и впадающей в неё р. Казачки зафиксировано 20 гумусированных слоёв с культурными остатками времени от мезолита до эпохи железа. Общая толща культурных отложений достигает 7 м. Гумусированные слои отделены друг от друга чёткими стерильными прослойками речного песка различной мощности (0,05-0,80 м).

 

Полученные по радиуглеродному и споропыльцевому методу данные позволяют отнести формирование пойменных отложений террасы к периоду позднего плейстоцена — голоцена и датировать культурные остатки временем от 10 до 3 тыс. лет назад. Благодаря этим методам и типологическому анализу каменной индустрии и керамики культурный горизонт I можно связать с эпохой железа, горизонты II-III — с эпохой бронзы, IV-VII — с неолитом, VIII-XX — средним и поздним мезолитом.

 

Разведочный отряд экспедиции проводил обследование среднего течения р. Бирюсы. Осмотрен 200-километровый участок от пос. Соляная до с. Шиткина. Среди обнаруженных памятников наибольший интерес представляют стоянки у с. Шелехова (Дедушкин ручей, оз. Долгое и у моста через р. Бирюсу), где при шурфовке первой надпойменной террасы в чётких стратиграфических условиях выделено несколько культурных горизонтов. Обнаруженный материал — керамика, каменные орудия, пластины, отщепы — позволяет предварительно датировать их финальным мезолитом — эпохой бронзы. На правом бе-

(218/219)

регу р. Бирюсы напротив с. Рождественка открыто поселение, где найдены остатки плавильной печи и собрано большое количество криц и керамика эпохи железа.

 

А.И. Гоголев

О работе археолого-этнографической экспедиции Якутского государственного университета.   ^

// АО 1977 года. М.: 1978. С. 219.

 

Железный век Якутии изучен еще недостаточно. Между памятниками эпохи раннего железа и якутской культурой XVII в. не выделены памятники, которые бы чётко отразили проникновение этнической волны, связанной с будущими якутами. В 40-х годах А.П. Окладниковым были выделены две культуры, отнесённые им к архаичной якутской культуре: культура малых домов (XV-XVI вв.) и кыргыс-этёхи (XVI-XVII вв.).

 

С этой точки зрения большой интерес представляют жилища и единичные поселения, раскопанные экспедицией в бассейне р. Синяя Горного р-на, в Кытанахском и Сыланском наслегах Чурапчинского р-на, в Орджоникидзевском р-не. Найдены многочисленные фрагменты глиняной посуды, а также орудия труда. Выявлены новые образцы архаичной якутской керамики. Формы венчиков этих в основном толстостенных глиняных сосудов и орнаментальные мотивы обнаруживают сходство с керамическим инвентарём Прибайкалья, датируемым второй половиной I тысячелетия н.э.

 

Среди изученных памятников несомненный интерес представляет жилище, раскопанное в местечке Ыаача Шелогонского наслега Горного р-на. Его длина 15,5 м, ширина 9,5-10,0 м. Основание со всех сторон окаймлено выпуклыми земляными валами шириной 1,5-2,2 м и высотой 0,3-0,4 м. Углы жилища скруглены. Валы окружают семь больших ям. На глубине 20-23 см от дневной поверхности по краям жилища найдены обгоревшие брёвнышки, очевидно остатки наклонно поставленных стен. Очаг помещён в центре; дополнительный очаг — на правой половине жилища. Прослеживается смешанный культурный слой (20-25 см), где много костей рыб, лося, зайцев; кости крупного рогатого скота встречаются редко. Керамический материал смешанный: фрагменты архаичной якутской керамики и тонкостенной эпохи раннего железа. Изредка встречаются отщепы. Найдены также скребок, бивень, заготовка костяного гарпуна, железный нож якутской формы. По очертаниям и принципу строения жилище напоминает строения культуры малых домов и кыргыс-этёхов, но отличается несколько округлыми в плане очертаниями и большой площадью — 150 кв.м.

 

В Чурапчинском р-не в местечках Маалла и Булгуняхтах частично раскопаны поселения, культурные горизонты которых относятся к разным периодам эпохи металла.

(219/220)

 

О.И. Горюнова, Г.Н. Новиков, Н.П. Пилипчук, И.А. Рожкова

Раскопки многослойной стоянки Берлога на Среднем Байкале.   ^

// АО 1977 года. М.: 1978. С. 220.

 

Маломорский отряд Комплексной экспедиции Иркутского государственного университета исследовал многослойное поселение Берлога в одноименной бухте юго-восточного побережья Куркутского залива (залив пролива Ольхонские ворота), в 4 км к северо-западу от пос. Сатюрты. При раскопках здесь выделены восемь культурных горизонтов, привязанных к тёмным гумусированным геологическим слоям и отделённых друг от друга стерильными прослойками. Общая мощность рыхлых отложений, включающих археологические остатки, 2 м. Генезис отложений — склоновый. Вскрыто 72 кв.м.

 

Материал горизонтов I-II представлен фрагментами шнуровой керамики, украшенными налепными валиками, и небольшим количеством отщепов. Керамика из горизонтов III-V отличается профилировкой и орнаментацией. Среди изделий из камня: скребки, призматические пластинки и нуклеусы. В горизонтах VI-VIII керамики нет. Среди каменных изделий преобладают призматические пластинки, трансверсальные угловые и срединные многофасеточные резцы, призматические и клиновидные микронуклеусы, скребки.

 

Предварительная датировка горизонтов I-II — эпоха бронзы, III-V — неолит, VI-VIII — мезолит.

 

А.Д. Грач

Исследования в Тандинском районе Тувы.   ^

// АО 1977 года. М.: 1978. С. 220-221.

 

Балгазынская экспедиция Тувинского научно-исследовательского Института языка, литературы и истории при Совете Министров Тувинской АССР начала стационарные исследования у подножия хребта Танну-Ола — в зоне проектируе-

 

Изображение на бронзовом зеркале. Могильник Мажалык-Ховузу I.

(Открыть Рис. в новом окне)

 

мой оросительной системы. Основные работы велись на могильнике Мажалык-Ховузу I в долине, ограниченной руслами рек Мажалык и Тээрьге, в 25 км к востоку от дер. Марачёвка.

 

Могильник включает 14 курганов саглынской культуры (V-III вв. до н.э.) и сочетающиеся с ними кольцевые восьмикаменные культовые выкладки. Раскопаны семь курганов с обширными камерами-срубами, ориентированными сторонами по странам света, и четыре других объекта. В камерах — семейные коллективные усыпальницы, положение погребённых — скорченное, на левом боку, ориентировка — западная (в одной из камер у восточной стены обнаружены два погребения на правом боку, ориентированные на север). Черепа многих погребённых трепанированы. В углах срубов помещены остатки ритуальной пищи — черепа, тазовые кости, позвонки и хвостовые кости баранов.

 

В камерах обнаружен весьма разнообразный инвентарь: керамика с рельеф-

(220/221)

ным орнаментом и сосуды с росписью, бронзовые и костяные наконечники стрел, листовидные украшения из слюды, охотничьи амулеты из клыков кабарги и атрофированных клыков марала, ожерелья, включающие бусы из аргилита, бирюзы, а также пастовые бусины и кабарговые клыки, костяные накладки с орнаментом, костяные и бронзовые пряжки с неподвижным язычком, бронзовые зеркала.

 

На одном из бронзовых зеркал — уникальное изображение фантастического животного, выполненное в пазырыкско-саглынской манере скифского звериного стиля. Фигура совмещает четырёх животных: голова грифа, тело копытного (круп вывернут), длинный хвост «кошачьего хищника», один рог горного козла, другой — маралий. На ручке другого зеркала — рельефное изображение, которое может быть интерпретировано как голова бородатого мужчины. На зеркалах представлены также сложные линеарные изображения. На бронзовом крюке от колчанного ремня изображена голова хищника.

 

Раскопанные в Тандинском р-не курганы саглынской культуры представляют особый локальный вариант памятников скифского времени Тувы.

 

А.В. Давыдова

Раскопки поселения хунну у с. Дурёны.   ^

// АО 1977 года. М.: 1978. С. 221.

 

Забайкальский отряд экспедиции Ленинградского государственного университета продолжил разведочные раскопки поселения хунну у с. Дурёны (Кяхтинский р-н Бурятской АССР). Дата поселения — II в. до н.э. — I в. н.э.

 

Одной из первоочередных задач изучения поселения является выяснение степени заселённости отдельных его частей. Наибольшие возможности для решения этой задачи имеются в северной части поселения, условно названной Нижними Дурёнами. Раскоп (110 кв.м) был заложен в месте наибольшей мощности культурного слоя (до 0,95 м). Рядом с раскопом на дневной поверхности в большом количестве обнаружены обломки железной руды. Основная масса находок в раскопе датируется временем хунну (II в. до н.э. — I в. н.э.) и состоит из обломков типичной рядовой керамики сюнну. Кроме того, найдены обломки глиняной посуды, которая, по имеющимся сейчас представлениям, может быть определена как уйгурская. Эта керамика в основном встречена в верхней части культурного слоя (до глубины 0,40-0,50 м), но отдельные фрагменты найдены и в его основании. Подобные находки, как уже отмечалось в наших предыдущих сообщениях, обнаружены как в Средних, так и в Верхних Дурёнах. Поселение у с. Дурёны является пока единственным памятником хунну, где засвидетельствованы факты совместного нахождения в культурном слое сюннуской и уйгурской керамики.

 

Остатки хозяйственных сооружений в 1977 г. найдены только в основании культурного слоя, хотя раскоп 1 в Нижних Дурёнах 1972 г. показал их наличие и в верхних его частях. Культурный слой в различных частях Нижних Дурён неодинаков и по мощности (от 0,35 до 0,95 м), что позволяет предположить различную степень интенсивности жизни на площади Нижних Дурён.

(221/222)

 

Е.И. Деревянко

Исследования на Среднем Амуре.   ^

// АО 1977 года. М.: 1978. С. 222.

 

Амурский отряд Института истории, филологии и философии Сибирского отделения АН СССР вёл разведку памятников мохэского времени на среднем Амуре. Обследованы участки реки от Благовещенска до с. Бибикова (вверх по Амуру) и от Благовещенска до с. Константиновки (вниз по реке).

 

У дер. Саратовки обследованы остатки разрушенного могильника, собран подъёмный материал и раскопаны уцелевшие погребения. Два из них сохранились полностью, третье — частично. Совершены они в грунтовых ямах на глубине 1,5 м. На дне ямы лежали деревянные рамы-обкладки с дном, высота их 15-20 см. Умерших клали на спину с вытянутыми вдоль тела руками, головой на запад, сверху покрывали тканью. В одной из могил на 30 см выше погребённого были сложены кости лошади. В могилах стояли сосуды, по одному у изголовья и в ногах. Дно сосудов пробито. Погребальный инвентарь содержал железные однолезвийные мечи, наконечники копий и стрел, ножи, кресала, предметы конской сбруи, пряжки и бляхи, каменные точила, лошадиные бабки, украшения из бронзы, серебра, нефрита и халцедона.

 

В 1,5 км от этого пункта вскрыты пять погребений; в двух обнаружены мелкие кости собаки, в остальных — захоронения людей. Обряд погребения подобен вышеописанному. Могильник относится к позднемохэскому времени.

 

У с. Гродеково на развеянных дюнах обнаружены остатки двух деревянных сооружений. Они полуподземные, в плане квадратной формы, со сторонами 3,5 и 4 м. Конструкция построек не отличается от конструкции жилищ на мохэских памятниках, но в данном пункте в сооружениях не было очагов. В заполнении полуземлянок найдены фрагменты лепных и круговых сосудов, железный нож и наконечник стрелы, кресало, бусы из халцедона, бронзовые бляшки. В этом же пункте, в 150 м от деревянных построек к востоку, найдены три разрушенных погребения. В одном из них сохранились три серьги из серебра в виде несомкнутого овала. Второе погребение представляло собой разрозненные остатки костяка. В нём обнаружены две железные пряжки с подвижным язычком, а в третьем — нижняя половина скелета и пять бронебойных наконечников стрел из железа.

 

В 2 км от с. Бибикова, на правом берегу р. Курын, обследовано поселение, на котором сохранились глубокие и мелкие западины — следы древних жилищ. На юге поселение примыкает к Амуру. Здесь вскрыто жилище четырёхугольных очертаний. Обнаружены фрагменты лепной керамики мохэского типа, целые сосуды. Особенностью данного дома является находка большого количества глиняных тиглей, обожжённых и без обжига. Все они имеют вид перевёрнутого конуса высотой 6-9 см и диаметром 5-7 см. Стенки у них толстые — 7-10 мм. На тиглях разноцветные натёки глазури. Аналогий им в раскопанных памятниках среднего Амура нет. Курынское поселение датируется IX-X вв.

 

Н.Н. Диков

Исследования на Чукотке и Камчатке.   ^

// АО 1977 года. М.: 1978. С. 222-224.

 

На востоке Чукотки Северо-Восточно-Азиатская комплексная экспедиция Северо-Восточного комплексного научно-исследовательского института Дальневосточного научного центра АН СССР исследовала поселение ранее не известной культуры приморских охотников у мыса Низкий, в 120 км к северо-востоку от г. Анадыря. Здесь, в обнажении берегового обрыва высотой 4 м, в 1976  г.

(222/223)

геолог В. Кичанов обнаружил остатки человеческого скелета. Череп последнего характеризуется, по данным А.А. Зубова, неспециализированностью монголоидных признаков, чем резко отличается от черепов арктической расы (чукчей, эскимосов, коряков). Культурные остатки тоже оказались весьма своеобразными. Жилище, как показали раскопки, необычно для известных приморских культур Чукотки. Оно представляло собой полуземлянку более 10 м в поперечнике. Пол её устилали горбыли и доски, поверх которых был сооружён каменный очаг. Плиточное ограждение очага с четырёх сторон подпиралось четырьмя короткими брёвнами, уложенными на полу вокруг очага четырёхугольной рамой. Внутри обрамления очага сохранились три слоя каменных плит, служивших, очевидно, для изоляции очага от деревянного пола. В жилище найдено много костей, преимущественно морских животных, раковины моллюсков, различные поделки из кости и дерева, моржового клыка, каменные грубо оббитые орудия, несколько маленьких шлифованных сланцевых ножей, фрагменты грубой толстостенной плохо обожжённой глиняной посуды. Последняя ограничивает датировку памятника, вероятно, в пределах последних 3 тыс. лет.

 

На юге Чукотки Ю.А. Колясников обнаружил несколько стоянок каменного века. На одной из них, на левом берегу среднего течения р. Инаськваам, непосредственно на поверхности водноледниковых отложений 15-метровой террасы, среди подъёмного материала (каменных отщепов, ножевидных пластинок, резцов, резчиков, проколок и скребков) оказались типичные для позднего палеолита Камчатки (слой VI Ушковских стоянок) изделия: маленький обсидиановый клиновидный нуклеус и обломок основания обсидианового усечённо-листовидного двустороннеретушированного наконечника стрелы. На другой стоянке, расположенной рядом, встречено изделие из лыжевидного скола с клиновидного нуклеуса.

 

На северо-западе Чукотки М.А. Кирьяк открыла несколько мезолитических и ранненеолитических стоянок на берегу оз. Тытыль в верховьях р. Малый Анюй. На стоянках собран обильный подъёмный материал.

 

На Камчатке продолжено исследование поселения Ушки I, где в шестом культурном слое в предшествующие годы вскрыто 13 жилищ. Обнаружено и раскопано ещё четыре жилища — две полуземлянки с каменными кольцевыми очагами и два наземных жилища с неограждёнными очагами. Найдены остатки сгоревших жердей от деревянного каркаса жилищ, которые были, вероятно, покрыты шкурами. Изображение подобного шалашевидного жилища выполнено в технике граффити на овальной песчаниковой плитке. В шестом слое найдено и примитивное изображение мамонта, сделанное путём незначительной графической подрисовки на специально подобранной песчаниковой галечниковой плитке, имеющей зооморфный вид.

 

Среди фаунистических остатков шестого слоя (его возраст 10760±110, МАГ-219) заслуживают внимания зубы лошади, что свидетельствует о более позднем, чем ранее допускалось, обитании лошадей в палеолите крайнего северо-востока Азии. В чётких стратиграфических условиях (на углистых площадках жилищ, перекрытых непотревоженными слоями вулканического пепла) встречено много каменных изделий, прежде всего клиновидных нуклеусов и листовидных бифасиальных метательных наконечников. Среди них нет плоских черешковых наконечников, характерных для нижележащего культурного слоя VII, а также наконечников с ромбическим или треугольным сечением типа вышележащих слоев. Тем самым подтвердилось, что контролируемое нарушенностью пепловых слоев смешение культурных остатков, отмеченное на сто-

(223/224)

янке в 1962 г. на очень незначительной площади, происходило только в самом верхнем пережиточно-неолитическом слое за счёт выкопанных его обитателями двух ям, проникающих в шестой слой, и проникновения оттуда снизу вверх (а не сверху вниз) отдельных культурных остатков (например, клиновидных нуклеусов). Это подтверждается и полным отсутствием в слое VII каких-либо иных наконечников, кроме черешковых, которых там обнаружено уже несколько десятков (в углистых прослойках под непотревоженными слоями вулканического пепла).

 

Т.М. Дикова

Исследования западного побережья Южной Камчатки.   ^

// АО 1977 года. М.: 1978. С. 224-225.

 

Исследования в Усть-Болынерецком р-не Камчатской обл. проведены Южнокамчатским отрядом Северо-Восточно-Азиатской комплексной экспедиции. Маршрут пролегал по юго-западному побережью полуострова от Усть-Большерецка до Озерной.

 

При осмотре окрестностей Усть-Большерецка на правом берегу р. Амчагачи обнаружены три неолитические стоянки. Две из них расположены в устье ключа Хайково, впадающего в Амчагачу. Культурный слой лежит непосредственно под дёрном (15 см) и достигает мощности 0,4-0,8 м. Среди отщепов андезито-базальта и обсидиана имеются нож типично тарьинских форм, второй — изготовленный на галечном сколе, резчики, боковые и срединные резцы.

 

На побережье Охотского моря по левому берегу устья р. Кошегочек обследованы остатки разрушенного поселения, о котором было известно ещё С.П. Крашенинникову. В культурном слое собраны листовидные и черешковые наконечники, скребки, ножи. Керамика не встречена, что позволяет отнести поселение Кошегочек не к айнской культуре, а скорее к одному из этапов тарьинской — древнеительменской.

 

Четыре разновременных местонахождения выявлены на левом берегу Правой Явиной реки. Юртовища расположены на участке протяженностью 2,5 км на дюнах от самого устья реки по берегу. Обнаружен участок культурного слоя, имеющий наряду с каменным инвентарём керамику типа Нейдзи — с внутренними ушками. Два местонахождения ближе к устью керамики не имеют. Среди большого количества изделий, преимущественно из обсидиана и андезито-базальта, есть типично тарьинских форм ножи и несколько лабреток яшмовидного камня. Значит, до устройства здесь жилья курильца Аручки (по С.П. Крашенинникову, примерно середина XVII в.) часть пространства была заселена более древними носителями докерамической культуры.

 

На развеянной дюне в 15 м от морского побережья зафиксированы разрушенные кости кита и найдены два предмета из андезито-базальта палеолитического облика. Первый представляет собой как бы заготовку чоппинга: подтреугольной формы галька размером 14х12х5 см с удобной для держания в руке пяткой имеет два односторонних скола. Второй — галька, которой двусторонней оббивкой придана форма массивного скребла; сохранился небольшой участок корки на одной из плоских сторон бифаса.

 

На левом берегу устья так называемой Шестой речки, в верхней части дюнных отложений, обнаружен культурный слой (40 см) с отщепами обсидиана и андезито-базальта, обломками раковин.

 

В окрестностях Петропавловска-Камчатского продолжены исследования многослойной древнеительменской стоянки

(224/225)

Авача. Среди многочисленного инвентаря трёх этапов тарьинской культуры интересна коллекция различных форм и размеров лабреток и лабретных шпилек из обсидиана, яшмовидного камня и кости; имеются антропоморфные и зооморфные фигурки из обсидиана. В остатках сгоревшего жилища третьего культурного слоя, датированного 5200±100 лет, обнаружены остатки циновки из растительных волокон.

 

Г.В. Длужневская

Раскопки курганов в Саянском каньоне р. Енисея.   ^

// АО 1977 года. М.: 1978. С. 225-226.

 

Пятый отряд Саяно-Тувинской экспедиции Ленинградского отделения Института археологии АН СССР продолжал изучение курганных могильников в зоне затопления Саяно-Шушенской ГЭС. Раскопки велись на правобережных могильниках Шугур и Сарыг-Хая; в 7 и 8 км ниже устья р. Хемчик. Ранее здесь были исследованы курганы гунно-сарматского и монгольского времени.

 

У подножия хребта, ограничивающего плато Шугур с севера, раскопан каменный курган, наземное сооружение которого круглой в плане формы, диаметром 15 и высотой 1,5 м. Оконтуривающая его крепида из вертикально поставленных уплощённых обломков горных пород укреплена изнутри вторым рядом блоков так, что общая ширина её местами превышает 1 м. Внутренняя площадь заполнялась постепенно. Выявлены шесть отдельных выкладок овальной или округлой в плане форм (овальные вытянуты по оси запад — восток), размером от 3 до 5 м. В центре под одной из таких выкладок была могильная яма. На глубине около 1 м в каменной обкладке находилось погребение человека (в скорченном положении на левом боку, головой на запад). При нём не было инвентаря. Застрявший в левой лопатке бронзовый трёхлопастной наконечник стрелы свидетельствует о том, что человек погиб во время одного из сражений в VII-VI вв. до н.э. Курган датируется раннескифским временем и относится, скорее всего, к кругу памятников алды-бельской культуры.

 

Могильник Сарыг-Хая исследован теперь полностью (53 объекта). Основную часть его составляют курганы с погребениями по обряду трупосожжения. Инвентарь беден (железные ножи, крюк, серебряная оправа кисти, фрагмент зеркала из белого металла, железные и бронзовые пряжки и бляшки от поясных наборов). Предметов вооружения нет; из конской упряжи найдено стремя с пластинчатым навершием, что является несколько необычным для курганов Тувы этого периода.

 

Курганы сопровождаются поминальными и ритуальными выкладками. Поминальные сооружения содержат необожженные кости животных и фрагменты керамических сосудов. Удалось реконструировать первоначальный вид наземных сооружений — округлой в плане формы, диаметром от 0,8 до 4,0 м. На высоту 0,2 м стенки сооружений вертикальные, выше камень обрабатывался и укладывался наклонно к центру. Каждый последующий слой подгонялся и придерживал предыдущий. Таким образом получалось сооружение типа каменной юрты. «Дымовое отверстие» оставалось открытым. Промежутки между крупными камнями заполнялись мелкой тщательно подогнанной галькой. В центре была небольшая ямка для погребения ниже уровня древней поверхности, иногда перекрытая плитой. В больших по размеру сооружениях стенки поддерживались изнутри дополнительными рядами камней, уложенными концентрическими кругами по периметру внешней. Стела, обнаруженная на территории могильника, к сожалению, не имеет надписи или тамги.

(225/226)

 

Могильник Сарыг-Хая относится к IX-X вв., к периоду кыргызской экспансии за Саяны. Не является ли причиной отсутствия предметов вооружения то, что он оставлен в начале периода, ещё на пути следования кыргыз в Туву?

 

О.А. Донских, Ю.С. Худяков

Раскопки чаа-таса Тепсей XI.   ^

// АО 1977 года. М.: 1978. С. 226.

 

Третий отряд Среднеенисейской экспедиции проводил раскопки чаа-таса Тепсей XI, у подножия горы Тепсей, на правом берегу Енисея. Вскрыта площадь 4х14 м между раскопами 1968 и 1976 гг., обнаружены 114 погребений VI-VIII вв., большинство из которых детские (от новорождённых до 14 лет). Дети в возрасте до трёх лет погребены по обряду трупоположения, в вытянутой позе на спине, головой на северо-запад, как правило, без вещей, на глубине до 30 см. Лишь в двух случаях из девяти при скелете ребёнка был сосуд. Подростки в возрасте до 14 лет захоронены в том же положении, но с одним-двумя сосудами и мясом, на глубине до 50 см. Сосуды лепные, грубой выделки, преимущественно баночной формы. Встречен сосуд, напоминающий по форме «кыргызскую вазу». Погребённому клали мясо овцы (до семи особей), как правило, лучшие части туши: крестец и заднюю часть хребта, рёбра, лопатки, конечности. Взрослых хоронили по обряду трупосожжения. Одно погребение совершено в берестяном коробе на глубине 20 см, в ямке, дно которой подстилала каменная плита; сверху всё было перекрыто округлой каменной насыпью.

 

Чаа-тас Тепсей XI исследовался по совету М.П. Грязнова сплошным раскопом, что дало интересный материал, который позволяет наметить возрастную дифференциацию в погребальном обряде кыргызов: дети и подростки погребались по обряду трупоположения без возведения надмогильных сооружений, взрослые — по обряду трупосожжения под курганными насыпями. Существенными представляются различия в сопровождающем инвентаре внутри каждой возрастной группы. Имущественная дифференциация обряда в кыргызском обществе прослеживается с младенческого возраста, что свидетельствует в пользу его социальной неоднородности. Не лишены интереса и демографические наблюдения. Высок процент детской смертности, большинство детей не доживало до года.

 

Раскопками 1977 г. завершено исследование памятника. Вскрыто три кургана типа чаа-тас, 12 округлых каменных курганных насыпей, 55 бескурганпых захоронений. Материал раскопок поможет уточнить историю культуры кыргызов на Енисее.

 

Н.И. Дроздов, В.Н. Королева, А.М. Пашинов, В.И. Привалихин

Исследования в Северном Приангарье.   ^

// АО 1977 года. М.: 1978. С. 226-227.

 

Северо-Ангарская экспедиция Красноярского педагогического института и Краевого отделения Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры работала в Кежемском, Богучанском и Мотыгинском р-нах Красноярского края.

 

При раскопках многослойного поселения Чадобец на площади 140 кв.м зафиксированы три культурных слоя. Материал слоя 1 (железный век) обнаружен в гумусированной почве под дёрном. Найдены железные однолезвийные ножи с короткими черешками, зубья ост-

(226/227)

роги, рыболовные крючки, наконечники стрел с раздвоенным насадом, керамические льячки, кусочки железной руды, остатки плавильной печи, шлаки. Встречаются и каменные наконечники стрел, нуклеусы, призматические пластинки. Глиняная посуда представлена фрагментами тонкостенных сосудов с налепными валиками на внешней поверхности и различными вариантами штампов.

 

Для слоя 2, зафиксированного в толще лёгкой коричневой супеси, характерны шлифованные тёсла, ножи с диагональной ретушью, наконечники стрел, нуклеусы, призматические пластинки, скребки. Интересно грузило к рыболовному крючку китойского типа. Керамика остродонная и круглодонная. Большая часть фрагментов имеет чёткие следы «сетки-плетёнки», остальные орнаментированы отступающей лопаточкой.

 

Между слоями 1 и 2 выделен промежуточный. Этот слой содержит фрагменты круглодонных сосудов со следами рубчатой лопаточки и крестообразных линий. Типологически материал датируется временем таёжной бронзы. Находки слоя 3 сделаны в плотной суглинистой супеси. Это массивные отщепы с ретушью, призматические пластинки и скребки.

 

При зачистке борта 16-метровой террасы в пункте «А», удаленном к устью р. Чадобец от раскопов на 300 м, в гумусированной почве (первый культурный слой), перекрытой серыми дюнными песками, раскопано погребение. В могильной яме с нечёткими границами, без каменной кладки, обожжённые кости были свалены в кучу и перемешаны с углями. Среди костей находились бронзовые бляхи, пряжки, пуговицы, треугольные бляшки, железный однолезвийный нож, полые конусообразные стержни.

 

Интересный материал найден на стоянке в устье р. Пашиной, на левом берегу Ангары, на первой надпойменной террасе. На площади 320 кв.м в толще мощностью 1,5 м, представленной аллювиальными отложениями высокой поймы Ангары, зафиксированы два культурных слоя. На наличие промежуточного слоя эпохи бронзы указывают погребения с бронзовым инвентарём и керамика. Находки слоя 1 связаны с сильно гумусированной тёмной супесью. На глубине 0,2-0,6 м обнаружены остатки плавильных сооружений (домниц) для выплавки железа, шлаки, ножи, стерженьки и пластинки, каменные наконечники стрел, скребки, фрагменты керамики с узкими налепными валиками, кости млекопитающих, птиц и несколько тысяч рыбьих косточек. Слой 2 был насыщен фрагментами керамики с чёткими оттисками «сетки-плетёнки», со следами личиночного орнамента, нанесённого горизонтальными линиями. Найдены каменные шлифованные тёсла, скребки, скрёбла, наконечники стрел, призматические и клиновидные нуклеусы, призматические пластинки, костяная подвеска с биконическим отверстием, напоминающая лосиную головку. Находки этого слоя типологически расчленяются на материалы среднего и позднего неолита.

 

Н.И. Дроздов, С.А. Лаухин, Н.X. Сейфулин, В.Ю. Колмаков

Раскопки Усть-Ковинской стоянки.   ^

// АО 1977 года. М.: 1978. С. 227-228.

 

Ковинский отряд Северо-Ангарской археологической экспедиции Красноярского педагогического института и краевого отделения Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры обследовал устье р. Ковы, левого притока Ангары. Выявлено два памятника.

 

На левом берегу Ангары, в 250 м выше устья р. Ковы, на площади 70 кв.м

(227/228)

вскрыты три культурных слоя, приуроченных к делювиальным отложениям второй надпойменной террасы. Первый слой фиксируется в гумусированной почве двух генераций (железный и бронзовый века), второй — в светло-серых, желтоватых неслоистых песках, местами глинистых красновато-бурых (неолит). Палеолитический, третий слой связан с серой карбонатизированной глиной с многочисленными полосами и прослойками переотложенного гумуса. Прослойки гумуса образуют сложные смещения, характерные для солифлюкционных потоков.

 

Изделия слоя 1 представлены железными ножами, железными и бронзовыми шлаками, обломками сопел, оплавленных бронзой. Изделия из камня — аморфные грубые отщепы, нуклеусы из траппа, наконечники стрел, призматические пластинки. Для слоя характерна керамика с налепными валиками без дополнительной обработки и с «рубленым» валиком или «витым шнуром». В слое 2 найдены в основном призматические пластины, нуклеусы из кремня, траппа, халцедона, наконечники стрел, есть также фрагменты керамики с оттисками «сетки-плетенки». Находки в слое 3 — в основном грубо оббитые камни из речных галек. Уникален нож из куска бивня мамонта со следами от работы. Выявлено кострище со скоплением раздробленных костей бизона. Много раздробленных и расколотых костей мамонта, бизона, северного оленя и лошади.

 

Местонахождение Усть-Кова 1 расположено на правом берегу р. Ковы, в 600 м выше её устья, на уровне июльского уреза воды в реке — 11,5 м. В раскопе (140 кв.м) вскрыт мезолитический слой, приуроченный к покровным отложениям второй надпойменной террасы р. Ковы. В толще коричневого суглинка с расплывчатыми гумусированными прослойками найдена серия клиновидных нуклеусов, призматические пластинки и микропластинки, концевые скребки, ретушированные пластинки и отщепы из кремня и халцедона. В слое зафиксированы круглые в плане углистые пятна с кострищем в центре. Возможно, это остатки наземного жилища площадью 13-16 кв.м.

 

М.А. Дэвлет, В.А. Башилов, В.П. Даркевич, В.Р. Кабо, С.В. Студзицкая

Наскальные рисунки Енисея.   ^

// АО 1977 года. М.: 1978. С. 228-229.

 

Верхнеенисейская экспедиция Института археологии АН СССР проводила исследования наскальных изображений в Красноярском крае и Тувинской АССР, отряд по изучению петроглифов Саяно-Тувинской экспедиции Ленинградского отделения Института археологии АН СССР работал в зоне затопления Саяно-Шушенской ГЭС. Обследованы писаницы Боярского хребта, где обнаружено новое местонахождение, писаницы Сулекская, Волчий лог, Джойская, Сосновка, Кантегир, Бижиктиг-Хая близ пос. Кызыл-Мажалык.

 

Стационарные исследования велись в Саянском каньоне Енисея в пунктах Мугур-Саргол и «дорога Чингисхана». Здесь проведены систематическое описание петроглифов и фиксация различными способами: на кальку (графитные протирки), на полиэтилен, на цветную и чёрно-белую плёнки, а также кинофиксация.

 

Особое внимание уделялось изучению изображений астрономических объектов Мугур-Саргола. В этой связи в составе экспедиции работал специалист-астроном. Обнаружены не замеченные ранее отдельные рисунки личин-масок в рогатых головных уборах, а также изображения домов с примыкающими к ним загонами.

(228/229)

Наскальные изображения на «дороге Чингисхана».

(Открыть Рис. в новом окне)

 

На «дороге Чингисхана» открыта серия новых рисунков. Особый интерес представляет большое скальное панно с изображением сцены охоты. Животные двигаются цепочкой по горной тропе, показанной выбитой ломаной линией. Охотники с натянутыми луками притаились поблизости от тропы. Охотников сопровождают собаки.

 

На «дороге Чингисхана» и в пункте Чинге II при входе в ущелье обнаружены рисунки животных с изображением солнца над головой вместо рогов. Иногда солнце показано над головой животных, рогов не имеющих, например кабанов.

 

В ущелье между урочищами Мугур-Саргол и Ортаа-Саргол выявлен ряд новых петроглифов, в частности рисунок сидящей пантеры, сопоставимый с изображениями этого животного, выполненными в бронзе.

 

В.В. Евдокимов

Раскопки в Верхнем Притоболье.   ^

// АО 1977 года. М.: 1978. С. 229-230.

 

Верхнетобольский отряд экспедиции Карагандинского государственного университета исследовал памятники эпохи бронзы на территории Кустанайской обл.

 

Продолжены раскопки поселения Конезавод III, расположенного у пос. Заречного Кустанайского р-на, на мысу правого берега р. Тобола. В раскопе 1 (400 кв.м) вскрыто сооружение, частично разрушенное жилищем эпохи поздней бронзы. Сохранившаяся часть котлована сооружения площадью около 90 кв.м имела выход в виде небольшого прямоугольного выступа. Время сооружения определяется фрагментами керамики от сосудов алакульского типа, а назначение из-за отсутствия внутренних конструкций и сооружений пока не ясно. Впадина сооружения в эпоху поздней бронзы использовалась под свалку.

 

В 10 м от сооружения, на склоне берега, вскрыта часть зольника мощностью 0,1-1,5 м, где найдены многочисленные кости животных, фрагменты сосудов алакульского типа, кусочки бронзы и бронзовой проволоки, шлаки бронзолитейного производства, бронзовый нож, сделанный из обломка секача, костяное зубило (?), орнаментированное тремя рядами вырезанных треугольников.

 

В раскопе 2 (800 кв.м) вскрыты два

(229/230)

жилища. Первое — площадью около 200 кв.м, с каменными очагами, хозяйственными и столбовыми ямами, с выходом в сторону реки. Оно относится к эпохе поздней бронзы и содержит керамику алексеевского типа. Сосуды орнаментированы преимущественно резными линиями, которые образовывали зигзаги, треугольники, наклонные отрезки, идущие по шейке и верху тулова. Есть сосуды с налепными валиками, расположенными в верхней трети.

 

Второе жилище, площадью около 120 кв.м, имело котлован глубиной 0,8-1,2 м от современной поверхности и выход в сторону реки. На дне котлована отмечены кострища, хозяйственные ямы, немногочисленные столбовые ямы. Часть пола обмазана глиной (в два слоя). В заполнении найдены кости животных, шлаки бронзолитейного производства, многочисленные фрагменты керамики алакульского типа. Это сосуды с уступом, неорнаментированной полоской по низу шейки, трехзональным орнаментом из треугольников и меандров. В двух зольниках рядом с этим жилищем найдены два целых сосуда и многочисленные фрагменты сосудов алакульского типа, два бронзовых ножа (срубного и абашевского типов), небольшой пластинчатый нож, костяной наконечник копья, кусочки бронзы, обломок каменной мотыги, каменные песты и куранты, шлаки бронзолитейного производства.

 

Продолжены исследования алакульского могильника Конезавод, расположенного в 250 м к северо-востоку от поселения. В траншеях площадью свыше 300 кв.м обнаружены шесть разграбленных могильных ям (найдены лишь четыре алакульских сосуда). Могильник синхронен алакульскому слою поселения Конезавод III.

 

Проведены также повторные обследования алакульских могильников у пос. Евгеньевка Тарановского р-на и у пос. Наурзум в Наурзумском заповеднике.

 

Н.М. Ермолова

Работы лаборатории археологической технологии в Южной Сибири.   ^

// АО 1977 года. М.: 1978. С. 230-231.

 

Отряд лаборатории Ленинградского отделения Института археологии АН СССР проводил работы по взятию образцов для методических работ по радиоуглеродному датированию различных археологических объектов. Отбирались образцы дерева, угля, костей человека и животных из могильников различных культур эпохи бронзы долины Енисея: от Минусинской котловины до севера Тувы. Особое внимание уделялось тафономии, а также условиям, возникающим при вскрытии археологического памятника.

 

Анализировался и определялся остеологический материал, обнаруженный при вскрытии могильников, что способствовало правильной интерпретации памятника. Наибольший интерес представил анализ костного материала из двойного захоронения в тюркском могильнике на севере Тувы (раскопки Б.Б. Овчинниковой в долине р. Чаа-холь). Так, в одной могиле обнаружены два находившихся один под другим скелета. На уровне верхнего скелета очень старой женщины, лежавшего под древесной плитой в анатомическом порядке, находились кости скелета лошади. На дне могилы, в 10-15 см ниже верхнего скелета, на остатках древесной подстилки лежали кости рук, фрагменты таза и лопатки другого скелета, принадлежащего женщине среднего возраста.

 

При вскрытии могилы казалось, что лошадь сопровождала верхнее погребение, однако тщательный осмотр её ко-

(230/231)

стей показал, что только часть их находилась в первоначальном положении, а остальные побывали какое-то время на поверхности могильника, но, судя по их состоянию, непродолжительное время: не более одного сезона теплого времени года. Кости конечностей лошади, обнаруженные в инситном залегании, находились на уровне остатков как нижнего, так и верхнего скелетов. Просмотр всего остеологического материала из этого могильника позволил установить, что лошадь была захоронена вместе с нижним скелетом. Затем, во время ограбления могилы, были выкинуты все попавшиеся кости лошади и человека, за исключением некоторых, сохранившихся в инситном залегании по краям могильной ямы. Позднее, но не позже, чем через год после ограбления, во вскрытую могилу была захоронена очень старая женщина, скелет которой и сохранился в анатомическом порядке. Сверху её прикрыли деревянной крышкой, вероятнее всего выкинутой при ограблении нижнего погребения. При засыпи могилы вместе с землей попали обратно в могильную яму и кости лошади, выброшенные ранее грабителями. Серьга, найденная на дне могильной ямы, позволяет датировать это погребение VII-VIII вв.

 

Н.М. Зиняков

Исследование памятников чёрной металлургии в Горном Алтае.   ^

// АО 1977 года. М.: 1978. С. 231-232.

 

Алтайский отряд Южносибирской экспедиции Кемеровского университета проводил разведки и раскопки памятников чёрной металлургии в Горном Алтае. Открыты пять новых памятников железоделательного производства; четыре из них расположены в Курайской степи и один — у с. Балыктуюл.

 

Раскопками у с. Балыктуюл обнаружены четыре сыродутные печи хорошей сохранности. Шахты печей, сооруженные из глины, имеют форму усеченного конуса. Нижний диаметр — 50-70 см, верхний диаметр у колошника — 35-55 см. Высота сыродутных печей — 70-100 см. Для увеличения прочности тонких (1,5-2 см) стенок их засыпали землей. Искусственное дутье велось через конусообразные сопла. Длина воздуходувных сопел 9-17 см. Диаметр дутьевого канала 2-3 см. В ходе сыродутного процесса железный шлак из печей не выпускался, а, постепенно перемещаясь, заполнял всю нижнюю часть шахты. Поэтому печи такой конструкции пригодны лишь для одной плавки. В ходе расчистки печей замечена интересная деталь, характеризующая процесс выплавки железа древними металлургами: в качестве топлива использовался не древесный уголь, а дрова, остатки которых зафиксированы в нижней части некоторых печей, где процесс горения был невозможен из-за отсутствия кислорода.

 

Датирующие вещи при раскопках не обнаружены, но некоторые аналогии и наблюдения (небольшой объём сыродутных печей, архаичность их конструкции и процесса плавки) позволяют предположить их раннее существование. Вероятно, это время становления металлургии железа на Алтае, в ходе которого произошло совершенствование конструкции сыродутных горнов (увеличивается объём, появляются отверстия для выпуска шлака) и самого металлургического процесса.

 

Раскопками в Курайской степи (уроч. Того, р. Тюргун) открыты пять сыродутных печей, сходных по конструкции. Они сооружались в яме, вырытой в материке на глубину около 150 см. Нижние части стенок выкладывались из крупной гальки либо из необработанного камня. Передние и задние стенки чаще изготовлялись из каменных плит.

(231/232)

 

Шахта обмазывалась с внутренней стороны глиной. Внизу передней стенки всегда оставлялось горновое отверстие, через которое по специальному каналу, соединенному с предгорновым углублением, производился выпуск шлака. Отметим одну интересную особенность металлургического процесса в печах данного типа. Во всех случаях, когда углублённые в землю сыродутные печи имеют горновое отверстие, через него производились как выпуск шлака, так и искусственное дутьё. В настоящем же случае дутьё велось через специальные отверстия в верхней трети боковых (длинных) стенок, выходящих под углом 40-50° на поверхность. Диаметр отверстий 3-5 см. На одной из печей зафиксированы 22 отверстия. Длина сыродутных горнов — 120-130 см, ширина — 40-50 см, высота — 130-150 см. Судя по усовершенствованной конструкции сыродутных печей, металлурги в это время полностью овладели приёмами и технологией производства железа. Датирующие вещи отсутствуют.

 

В.С. Зубков

Могильник Усть-Ямный на Верхней Лене.   ^

// АО 1977 года. М.: 1978. С. 232.

 

Верхнеленский отряд Ленской партии экспедиции Иркутсткого государственного университета проводил раскопки на могильнике Усть-Ямный на 7-9-метровой террасе правого берега р. Лены, в устье ручья Ямного, в 1,5 км ниже дер. Козлово Качугского р-на Иркутской обл.

 

На площади 200 кв.м найдено семь погребений. Все они нарушены. Над могилами имелись кладки из плит красно-цветного кембрийского песчаника. В погребениях 2, 3, 7 несколько плит лежало непосредственно на костяках. В погребении 5 зафиксирована внутримогильная «лодкообразная» кладка из плит песчаника. В большинстве своём погребённые лежали в вытянутом положении, на спине, головой на запад, с вытянутыми вдоль туловища руками. Инвентарь представлен дисками из белого и зелёного нефрита с биконически просверленными отверстиями, каменными наконечниками стрел треугольной формы с вогнутой и прямой базой, костяными наконечниками, бусами из известняка, подвесками из зубов марала, обломком бронзовой трубки. В погребении 6 вместе с двумя каменными наконечниками стрел обнаружен железный втульчатый кельт.

 

Кроме того, обнаружено несколько сооружений, являвшихся, видимо, жертвенниками. Так, в изголовье погребений 1, 2, 7 на расстоянии 0,3-1,0 м от могильной ямы находились «очаги» — овальные в плане кладки из плит песчаника с зольником. Археологический материал в «очагах» отсутствовал. В изножье погребения 6 располагались кости косули, лежавшие также на кладке из плит песчаника. В целом могильник предварительно можно отнести к глазковскому времени.

 

Л.Г. Ивашина

Исследования в Бурятии.   ^

// АО 1977 года. М.: 1978. С. 232-233.

 

Отряд экспедиции Института общественных наук Бурятского филиала Сибирского отделения АН СССР проводил разведки в малоисследованных районах северо-восточной Бурятии, прилегающих к зоне строительства БАМа, и стационарные раскопки неолитического поселения в долине р. Селенги.

 

В верховьях р. Витима обследованы стоянки озёр Турхул и Хиагда. Матери-

(232/233)

ал находился, как правило, на границе тёмного гумусированного слоя перемешанной коричневато-бурой и светло-жёлтой супеси на глубине 0,1-0,3 м. Наиболее многочисленные сборы сделаны на южном, юго-западном и северном берегах оз. Турхул и на северо-восточном берегу оз. Хиагда. Это главным образом изделия из яшмовидных и халцедоновых пород камня: нуклеусы, пластины, сплошь ретушированные овальные ножи; скребки и скрёбла с полукруглым ромбическим краем, обработанные мелкой ретушью со спинки, отщепы и сколы со следами обработки. Керамики почти нет. Типологически найденные памятники можно датировать в пределах III тысячелетия до н.э.

 

В Кижингинском р-не исследовались береговые террасы оз. Кулькисон, в 18 км юго-западнее пос. Хуртей. На юго-восточной озерной террасе, примыкающей к заболоченному руслу ручья, вытекающего из озера и впадающего в р. Худун, собран подъёмный материал. Шурфовкой выявлена следующая стратиграфия: сверху — дёрн, ниже — гумусированная супесь мощностью 0,3-0,4 м (культурный слой), подстилающаяся слоем (0,1-0,5 м) перемешанной красновато-коричневой супеси; материковый слой песка — на глубине 0,5-0,6 м. Среди материала преобладают пластины и микропластины из халцедона и яшмовидных пород, частью с подработкой со спинки мельчайшей ретушью. Есть нуклеусы клиновидной и подпрямоугольной форм, округлые и овальные скребки. Встречены фрагменты керамики со шнуровыми оттисками. Стоянка относится ко времени не позднее начала II тысячелетия до н.э.

 

На левом берегу р. Селенги в районе дер. Кибалино, в 75 км к западу от г. Улан-Уде, раскопки проводились в двух пунктах: в устье ручья, в 1,5 км западнее дер. Кибалино, и на берегу Селенги на западной окраине деревни. В пункте I исследовано 110 кв.м. Поселение располагалось между двумя скалистыми сопками и занимало небольшой возвышенный уступ (около 400 кв.м), примыкающий к реке в устье ручья. Раскопки выявили два культурных горизонта. К слою гумусированной супеси приурочены находки толстостенной керамики с налепными валиками, обломки бронзовых и железных ножей, наконечников, бляшек, остатки железоделательного производства в виде шлаков и криц. Ниже, в слое светлого суглинка с примесью гравия, встречены изделия ранненеолитического облика: грубо расколотые гальки, клиновидные нуклеусы из лидита, крупные пластины, овальной формы ножи, ретушированные по краю со спинки; из костяных орудий найдены основа вкладышевого ножа, небольшой резачок, отжимники. Керамика с различными видами гребенчатого штампа, с оттисками шнура и сетки.

 

В пункте II вскрыто 50 кв.м. Культурный слой связан со светлым суглинком (0,6-0,8), перекрытым слоем дерна и сероватой, слегка гумусированной супеси. Находки — клиновидные нуклеусы, кремневые гальки со сколами, пластины, овальные каменные ножи — аналогичны материалам нижнего слоя пункта I и могут быть датированы III тысячелетием до н.э. Отмечены очажные пятна и хозяйственные ямы со скоплениями рыбьих костей и костей животных.

(233/234)

 

А.Л. Ивлиев

Исследования в нижнем течении р. Зеи.   ^

// АО 1977 года. М.: 1978. С. 234.

 

Орнаментированная лошадиная бабка из землянки 1. Ново-Андреевское поселение.

(Открыть Рис. в новом окне)

 

Амурская группа экспедиции Института истории, археологии и этнографии народов Дальнего Востока Дальневосточного научного центра АН СССР вела разведки в Ивановском, Белогорском, Серышевском и Свободненском р-нах Амурской обл.

 

Наибольший интерес представляет поселение на высоком левом берегу Зеи, в 3-4 км ниже дер. Ново-Андреевки Белогорского р-на. Оно тянется вдоль берега Зеи полосой шириной 200-250 м и длиной около 500 м. Значительная часть его была занята бывшей деревней, а теперь распахана. На пашне собраны круговая и лепная керамика, кости животных.

 

В обрыве берега обнаружен культурный слой (0,4-2,0 м). Зафиксированы следы землянок, очаги. Прослежены в разрезах две землянки диаметром 8-10 м и глубиной от современной поверхности 2,0-2,2 м. В их заполнении встречены многочисленные фрагменты ленной керамики мохэского типа, кости животных, железный нож. В землянке прослежены два слоя, содержавшие одинаковый керамический материал, но разделённые полуметровой прослойкой суглинка. Очевидно, землянка была разрушена наводнением, но впоследствии восстановлена. В нижнем слое расчищен очаг, найдены наконечник дротика (?) из рога и лошадиная бабка с изображениями деталей одежды: наспинной накидки в виде прямоугольного лоскута с двумя крестообразными подвесками и широкого пояса с пряжкой и бахромой. На левом боку к поясу подвешен ромбовидный предмет с тремя подвесками. Еще одна бабка, украшенная горизонтальным рядом из 16 точек и с отверстием внизу, найдена на пашне. Собран богатый подъёмный материал: лепная керамика мохэского типа с воротничками под венчиком и сетчатым штампом, гончарная со штампованным орнаментом в виде поясков из нескольких ярусов направленных в разные стороны диагональных полосок одинаковой длины, железный серп, кольцо с пробоем, перламутровое кольцо, точильный камень. Гончарная керамика по ряду признаков (орнаментика, формы венчиков, наличие горизонтальной ленточной ручки) близка керамике бохайских памятников IX-X вв. Приморского края и памятников X-XI вв. нижнего Амура. Ближайшей аналогией серпу является железный серп из слоя IX-X вв. бохайского городища Николаевка 2 Михайловского р-на. В целом памятник предварительно датируется VII-XI вв.

 

Разведками обнаружено средневековое поселение севернее Владимировки Ивановского р-на, возможно образовывавшее единый комплекс с расположенным в 1 км от него средневековым могильником. В дер. Ново-Андреевке выявлено небольшое прямоугольное городище, обнесённое тремя рядами валов и рвов. Аналогичные городища обследованы около дер. Новгородки Свободненского р-на и на берегу оз. Тетерятниково в районе деревень Стретенки и Казанки Серышевского р-на.

(234/235)

 

Ю.Ф. Кирюшин

Работы в Васюганье.   ^

// АО 1977 года. М.: 1978. С. 235.

 

Васюганская экспедиция Алтайского государственного университета продолжила исследования памятников на о-ве Тух-Эмтор у пос. Озёрное в верховьях р. Васюган.

 

На поселении Тух-Эмтор IV был заложен раскоп (84 кв.м), доследованы жилище развитой бронзы (10) и часть городища Тух-Эмтор, вскрытые в 1976 г. Жилище представляло собой сооружение наземного типа, слегка углублённое в материк (15-20 см), подпрямоугольной в плане формы, с тремя наземными очагами, хозяйственными ямами и следами угловых и боковых столбов. Вскрыты также пять хозяйственных ям и очаг вне жилища. При выборке заполнения жилища, очагов и ям обнаружены фрагменты плоскодонных сосудов, украшенные оттисками отступающей, шагающей и печатной гребёнки; каменные наконечники стрел, скребки, ножевидные пластины, отбойники; обломки керамических грузил, литейных шишек и тиглей. В культурном слое поселения встречено большое количество фрагментов сосудов, предметы бронзолитейного производства, каменные тёсла, обломок каменного шлифованного сверлёного топора, кости животных и рыб, шлаки. В восточной части поселения найдены обломки бронзовых кулайских стрел, антропоморфное кулайское литье, кулайская керамика. На городище Тух-Эмтор вскрыты остатки деревянных укреплений, сооружённых по валу городища. В культурном слое встречены фрагменты сосудов, железные и бронзовые изделия второй половины I тысячелетия н.э.

 

На поселении Тух-Сигат IV в раскопе (84 кв.м) доследовано поздненеолитическое жилище (1) и частично вскрыто жилище 2 того же периода. Жилище 1 представляло собой сооружение подпрямоугольной формы, углублённое в материк на 15-20 см, площадью около 22 кв.м, с длинным выходом (4 м) к воде (р. Тух-Сигат). По внешнему и внутреннему контурам и в центре прослеживались следы столбовых ям диаметром 25-30 см и глубиной 35-45 см. Основания некоторых из них укреплены обломками керамики и камней. В заполнении встречены фрагменты круглодонных и плоскодонных сосудов, каменные наконечники стрел, скребки. Жилище 2 подпрямоугольной формы, углублено в материк на 0,6-0,7 м (от современной поверхности — 1,65 м). По контуру прослеживались следы столбовых ям, вскрыты остатки обожжённых перекрытий. В северо-восточной части раскопа вскрыт наземный очаг со значительным скоплением вокруг него молчановской керамики, представляющей, видимо, её северный вариант. Подобная керамика встречена в верхней части культурного слоя, мощность которого около 1 м. В средней его части преобладала керамика эпохи бронзы, найдены также орнаментированные керамические диски; в нижней — позднего неолита. Вместе с ними найдены орнаментированные керамические точильные бруски, каменные наконечники стрел и дротиков, скребки, кости животных, птиц и рыб.

 

В.И.Козлов

Работы Восточного отряда Приленской экспедиции.   ^

// АО 1977 года. М.: 1978. С. 235-236.

 

Восточный отряд Приленской экспедиции Якутского филиала Сибирского отделения АН СССР обследовал р. Улью в Охотском р-не Хабаровского края. Истоки этой реки близко подходят к бассейну р. Маи (приток Алдана), а устье находится на побережье Охотского моря. Раскопана открытая Ю.А. Мочановым стоянка Амка I и обнаружены новые стоянки — Амка II и III.

(235/236)

 

Амка I расположена в 500 м от устья р. Амки на 8-метровой цокольной террасе. Вскрыто 350 кв.м. Глубина залегания культурных слоёв не превышала 40 см. В верхней части первого слоя найдена керамика периода раннего железа, а в нижней — шнуровая белькачинская керамика III тысячелетия до н.э. Второй культурный слой, насыщенный пластинами и орудиями на пластинах, относится к сумнагинской культуре IX-X тысячелетий до н.э. Интересно пришлифованное, слегка расширенное к лезвию тесло с ушками.

 

На стоянке Амка II найдена керамика с отпечатками рубчатой лопаточки эпохи раннего железа. Стоянка Амка III дала выразительный материал усть-мильской культуры бронзового века (3,1-2,1 тыс. лет назад).

 

На западном побережье Охотского моря в 1 км к северу от мыса Нагдан и в 15 км к югу от устья р. Ульи обнаружена пещера с широким и высоким входом. Это расширенная под влиянием волноприбойной деятельности Охотского моря полость в скалах, образованных из вулканических пород ксенотуфов — лепаритов. Перед входом в пещеру находится ровная площадка, лишённая кустарниковой растительности. Благодаря высокому входу и юго-восточной экспозиции, пещера сухая и хорошо прогревается. У входа были заложены два шурфа глубиной до 75 см. Дёрн мощностью 30-35 см содержал много костей млекопитающих, среди которых найдены три костяных шила. Под ним шёл сильно гумусированный суглинок, смешанный с ракушечником и мелкой щебёнкой тёмно-бурого, почти чёрного цвета, мощностью 35-40 см. Он выделен в первый культурный слой. Здесь найдены фрагменты толстостенной неорнаментированной керамики и один отщеп. Этот слой подстилала оранжево-серая супесь (слой не пройден из-за мерзлоты).

 

О.Б. Кокорина

Разведка на Среднем Чулыме.   ^

// АО 1977 года. М.: 1978. С. 236-237.

 

Проблемной лабораторией истории, археологии и этнографии Томского государственного университета проведена разведка по правобережью среднего Чулыма, правого притока р. Оби. Обследовалась главным образом первая надпойменная терраса р. Чулым, высота которой в районе работ 15-20 м. Разведкой обследованы ранее известные памятники и обнаружено несколько новых.

 

У дер. Куяново находится Куяновская стоянка. При шурфовке найдены кремнёвые отщепы, камни со следами сколов, ножевидные пластины, обломок каменного наконечника стрелы, отщепы со следами обработки, а также фрагмент керамики, орнаментированный отступающей палочкой. Материал позволяет датировать памятник неолитом. На Уйдановском городище зафиксированы жилищные западины овальной или круглой формы глубиной 0,3-0,4 м. Хорошо выделяется система оборонительных сооружений — рвов и вал. Высота вала со стороны рва 2-5 м, ширина — 3,6 м, глубина — 1 м. 30 жилищных западин располагаются внутри городища, за рвом и валом их 36. Они располагаются рядами вдоль рва, вала, иногда по три-четыре в ряд. Предварительная дата городища — первая треть II тысячелетия н.э. С западной стороны к городищу вплотную примыкают два кургана высотой 0,4 м и длиной около 4,8 м. В 16 м к западу находится третий курган.

 

Городокское I поселение занимает площадь около 15 000 кв.м и насчитывает 77 жилищных западин глубиной 0,2-1,0 м и длиной от 3,0 до 13,8 м. Два жилища являются трёхкамерными, 53 — двухкамерными, 22 — однокамерными.

(236/237)

 

В двухкамерных жилищах длина малой камеры составляет примерно треть общей длины. Большая камера обычно глубже, чем малая. Отчётливо прослеживается переход шириной около 1 м из одной камеры в другую. При шурфовке и раскопках одного из жилищ установлено, что очаг в двухкамерных жилищах располагался в центре большой камеры. На поселении зафиксированы два трёхкамерных жилища. В одном камеры находятся на одной оси, в другом малые камеры примыкают под углом к противоположным сторонам большой. При раскопках двухкамерного жилища вскрыта площадь 32 кв.м. Культурный слой — мощностью 25-30 см. Датировка Городокского I поселения — начало II тысячелетия н.э.

 

Городокское II поселение находится в 600 м от дер. Городок вниз по р. Чулыму. Собрана коллекция керамики эпохи позднего железа. Культурный слой, хорошо заметный в обнажениях берега, достигает 0,6 м. Городокское III поселение, состоящее из четырёх западин подчетырёхугольной формы, обнаружено в 900 м от поселения II. В шурфе найдена керамика середины II тысячелетия н.э.

 

По обрыву берега в месте расположения поселения III, а также на протяжении 130 м от него обнаружены кремнёвые отщепы, ножевидные пластины. Видимо, Городокскую стоянку следует датировать эпохой неолита.

 

Б.А. Коников

Исследование средневековых могильников в Омской области.   ^

// АО 1977 года. М.: 1978. С. 237-238.

 

Экспедиция Омского педагогического института приступила к изучению курганной группы у дер. Малая Тебендя Усть-Ишимского р-на. Под насыпями трёх курганов обнаружено по одной центральной могильной яме, впущенной в материк, ориентированной с севера — северо-запада на юг — юго-восток. Могилы ограблены. В насыпи и могилах собраны железные черешковые наконечники стрел с плоскими в сечении перьями, бронзовый браслет, подвеска-колокольчик. Глиняные сосуды, встреченные в пасыпи, чашевидной формы, украшены в верхней части отпечатками гребёнки и ямками. Немногочисленный инвентарь датирует курганы IX-XII вв.

 

Завершено исследование могильника у дер. Аргаиз Знаменского р-на. Вскрыты девять погребений, находившихся в материке и культурном слое. Насыпи не прослежены, но курганный обряд захоронения сомнений не вызывает. В могиле квадратной формы, впущенной в материк, находилось погребение двух человек. Под костями скелетов лежали древесные угольки, бронзовая серьга, крестообразная бронзовая бляшка, ажурное бронзовое украшение. Вторая материковая могила содержала погребение воина. На скелете лежал железный панцирь, склёпанный более чем из 220 пластинок прямоугольных очертаний. В погребении найдены четыре железных наконечника стрел, один из которых — трёхлопастный. Третья могила содержала трупоположение с тремя бронзовыми скульптурками глухарей, бронзовым скульптурным изображением медведя, шумящими бронзовыми подвесками, 12 бронзовыми крестообразными бляшками, железным теслом, наконечником стрелы, чашевидной формы сосудом с отпечатками гребёнки и ямками.

 

В различных местах раскопов на разных уровнях найдены 30 железных черешковых наконечников стрел типа срезней, бронзовые подвески-колокольчики. Исследованные погребения датируются IX-XII вв.

(237/238)

 

Продолжены работы по изучению курганного и грунтового могильников у дер. Окунево Муромцевского р-на. Под пятью насыпями вскрыто по одному центральному погребению, совершённому в материке и выше него. Погребённые лежали в вытянутом положении, на спине, головой на северо-запад. У черепов обнаружены бронзовые серьги, на шейных позвонках — бронзовые монеты, использовавшиеся в качестве украшений (на аверсе — изображения человеческих лиц, на реверсе — надписи) . Во рту погребённых найдены расплющенные монеты, около одного из погребённых — бронзовое зеркало. Исследованные погребения следует, очевидно, связывать с сибирскими татарами XIV-XVI вв.

 

На грунтовом могильнике вскрыто 10 погребений с трупосожжениями. Все они располагались выше материка. Два погребения выделялись по составу инвентаря — сосуды подтчевашского типа, бронзовые антропоморфные и зооморфные изображения, бронзовые пластинчатые браслеты, бронзовый браслет, оба конца которого венчают скульптурные головки лосей, 40 бронзовых полых бусин, железные удила, мотыжка, ножичек, обломок сабли (?), бронзовые проволочные украшения. Остальные погребения сопровождались глиняными сосудами, черешковыми железными ножами. На территории грунтового могильника вскрыто также 22 погребения, совершённых в могильных ямах, расположенных выше материка и в нём. Погребенные лежали в вытянутом положении, на спине, головой на северо-запад. Могилы перекрывал настил из берёзовых плах. Находок нет. Вероятно, указанные погребения оставлены сибирскими татарами XVI-XVII вв.

 

М.В. Константинов, А.Б. Иметхенов, Л.В. Сёмина, А.И. Лыцусь

Раскопки на Хилоке и Чикое в Западном Забайкалье.   ^

// АО 1977 года. М.: 1978. С. 238-239.

 

Западный отряд Читинского педагогического института совместно с Институтом геологии Бурятского филиала Сибирского отделения АН СССР, Забайкальским филиалом Географического общества, Читинским отделением Общества охраны памятников истории и культуры и Дворцом пионеров г. Читы исследовал поселение Куналей на первой надпойменной террасе р. Хилок.

 

Верхний слой поселения связан с почвой и датируется поздним неолитом. Найдены два очага, выложенных речными гальками, и очаг с обрамлением из плит, поставленных на ребро, и двойной вымосткой дна. Рядом собраны микропластинки, отщепы и фрагменты керамики. Среди подъёмного материала — клиновидные микронуклеусы, микроскребки, пест. Следующий слой поселения — мезолитический — связан с эоловым голоценовым песком мощностью 0,6-0,8 м. Тут найдены клиновидные микронуклеусы, плечиковые проколки из отщепов, долотовидное орудие, микроскребок.

 

Самый насыщенный слой относится к позднему палеолиту и залегает в верхней части алевритового песка, разбитого мерзлотными трещинами. Найдены ортогональные (галечные) нуклеусы, чопперы, скребки с плечиками, два костяных шила. Расчищен палеолитический очаг. Поселение вскрыто на площади 170 кв.м.

 

Изучалось также поселение Студёное на р. Чикой, охватывающее время от позднего палеолита до ранней: бронзы. В нижнем культурном горизонте, лежащем на речной гальке в основании пойменных отложений (первая терраса), выявлено жилище (3,5х2 м). Это овал из глыб средних размеров с округлым очагом с обкладкой из крупных галек

(238/239)

в центре. Кострища и жилые площадки обнаружены и в слоях мезолита и неолита. Общая вскрытая площадь на поселении достигла 510 кв.м.

 

Небольшие раскопы были заложены на поселении Читкан близ с. Жиндо на Чикое. Основные находки сделаны в палеолитическом втором слое. Найдены скрёбла и концевые скребки из отщепов, плечиковая проколка, грубопризматические нуклеусы, обломок микронуклеуса. Шурф позволил найти ещё один, более древний палеолитический слой.

 

В.Н. Копытъко

Разведка на Нижнем Амуре.   ^

// АО 1977 года. М.: 1978. С. 239.

 

Хабаровский отряд Института истории, филологии и философии Сибирского отделения Академии наук СССР проводил разведки памятников в Хабаровском р-не Хабаровского края.

 

При обследовании долины Амура и его притоков обнаружены новые памятники. Курганный могильник в 1,5 км к юго-западу от с. Петропавловки расположен на высоком берегу протоки, соединяющей озеро с Амуром, и возвышается над уровнем воды на 30 м. Группа из 19 курганов вытянута цепью по склону берега с юго-запада на северо-восток на 50 м, курганы почти смыкаются друг с другом. Насыпи сильно оплыли, их диаметр 6-8 м, высота 0,6-0,8 м. В северо-западной части отдельные насыпи имеют более крупные размеры. В большинстве случаев в центре курганов встречаются небольшие западины.

 

Раскопан круглый в плане и сильно оплывший земляной курган 1 (диаметр 7 м, высота 0,7 м). После снятия насыпи выявился ровик шириной 0,8 м и глубиной до 0,4 м. В центре кургана, рядом с западиной, возвышался валун из туфа (0,45х0,60 м). Здесь обнаружены фрагменты тёмно-серой лощеной керамики из хорошо обожжённой глины, сделанной на гончарном круге, с орнаментом в виде ёлочки. Исследованный курган относится в средневековью. Видимо, курганы оставлены чжурчженями. На правом высоком берегу Амура в 2 км ниже с. Вятского отмечено поселение, состоящее из восьми западин от землянок. Западины неглубокие, диаметром 6-8 м. Они располагаются двумя линиями вдоль берега на протяжении 110 м. Расстояние от ближайшей землянки до воды 20 м. Одна из землянок, находящаяся на выступе крутого берега, окружена рвом и валом. Её диаметр 9 м, глубина 1,5 м. Встреченные в шурфах отщепы позволяют предварительно датировать часть землянок эпохой неолита.

 

А.М. Коротаев

Работы Томского отряда Южносибирской экспедиции.   ^

// АО 1977 года. М.: 1978. С. 239-240.

 

Томский отряд Южносибирской экспедиции Кемеровского государственного университета продолжил разведки в зоне строительства Крапивинского гидроузла на р. Томи в Крапивинском и Новокузнецком р-нах Кемеровской обл.

 

Обнаружен ряд памятников по левому и правому берегам р. Томи, произведены сборы подъёмного материала на поселениях у сёл Убик, Ярыгино, Богданово, Ажендарово, Георгиевка, Осиновое Плёсо, Глинка. Подъёмный материал поселений у Ярыгина, Богданова, Ажендарова, Георгиевки представлен толстостенной, плохо обожжённой керамикой, костями животных, грузилами из обожжённой глины и крупного плоского галечника. Такая керамика изве-

(239/240)

стна из раскопок Ажендаровского и Салтымаковского поселений на р. Томи и датируется XVII-XVIII вв.

 

Наибольший интерес представляет поселение у с. Глинки Новокузпецкого р-на, расположенное в устье р. Верхней Терси на высокой надпойменной террасе. Подъёмный материал представлен орнаментированной керамикой, костями животных, грузилами из галечника и мелкими отщепами из речного кварцита. Керамика плохо обожжённая, рыхлая, с большими примесями песка в тесте. Орнамент традиционен для нижнего течения р. Томи — ёлочка, жемчужник, горизонтальный гребенчатый штамп, ряды мелких ромбов в сочетании с гребёнкой. Часть фрагментов орнаментирована рядами вертикальных зигзагов. Возможно, памятник имеет два культурных горизонта. Подобный памятник в верхнем течении р. Томи найден впервые. Его можно предварительно датировать периодом раннего железа.

 

О.Н. Корочкова, В.И. Стефанов, Н.К. Стефанова

Работы в Среднем Прииртышье   ^

// АО 1977 года. М.: 1978. С. 240-241.

 

Омский отряд Уральской экспедиции начал раскопки поселения эпохи ранней бронзы Инберень X, расположенного на первой надпойменной террасе левого берега Иртыша в Большереченском р-не Омской обл. На раскопе выявлены остатки жилища, состоявшего

 

Антропоморфная статуэтка. Розановское городище.

(Открыть Рис. в новом окне)

 

из двух камер. Площадь первой камеры, исследованной полностью, 55 кв.м. Подчетырёхугольный в плане котлован был углублён в материк на 0,2-0,3 м. В центре первой камеры в неглубокой яме находился очаг, вдоль стен зафиксированы углубления от столбовых и хозяйственных ям. К жилищу с южной стороны примыкали колодец, несколько открытых очагов, зольники и хозяйственные ямы. Культурный слой поселения насыщен обломками глиняной посуды, костями животных, заготовками и поделками из кости. Собрано небольшое количество изделий из камня и бронзы. Характерный облик керамики поселения Инберень X позволяет отнести его к памятникам кротовской культуры, уже известной на Иртыше по материалам поселения Черноозерье IV. В юго-западном углу раскопа исследован погребальный комплекс, состоящий из двух захоронений (одиночного и парного), которые по найденному в погребении 1 сосуду можно отнести к XIII-XIV вв.

 

Возобновлены работы на Розановском городище, расположенном на правом берегу Иртыша в 3-3,5 км к северо-востоку от дер. Горский Лог Горьковского р-на Омской обл. На длинном узком мысу, образованном двумя логами, зафиксировано свыше 60 впадин различных размеров и конфигурации, из них 10 находится на стрелке мыса, укреплённой глубоким рвом и валом. Раскоп был заложен на неукреплённой части памятника рядом с оборонительными сооружениями. Выявлены остатки двухкамерного жилища с нишей, соединённого коридорообразными переходами ещё с двумя постройками. Основная

(240/241)

камера жилища имеет подпрямоугольную форму и ориентирована длинными стенами с северо-запада на юго-восток. Длина котлована этой камеры 5 м, ширина — 4 м, глубина — 0,3-0,6 м. Вторая камера (около 10 кв.м) примыкает к основной с северо-восточной стороны, ниша расположена в юго-западной части сооружения. В центре основной камеры жилища на прямоугольной площадке, оконтуренной неглубокой канавкой, находился очаг. На дне жилища и в заполнении собрано большое количество керамики и костей животных, несколько изделий из глины, кости, камня и бронзы.

 

Материал позволяет отнести исследованные объекты к эпохе раннего железа. Культурный слой городища содержал также в значительном количестве керамику эпохи поздней бронзы. Из гумусированной почвы, в которой остатки различных периодов заселения мыса находятся в перемешанном состоянии, происходит глиняная женская статуэтка.

 

Разведочной группой отряда близ дер. Горский Лог обнаружено ещё одно поселение эпохи раннего железа, дополнительно обследовано Каргановское городище.

 

М.Ф. Косарев

Работы в Кулундинской степи.   ^

// АО 1977 года. М.: 1978. С. 241.

 

Полевые исследования захватили в основном бассейн р. Карасук с окрестными озерами (юго-западная часть Новосибирской обл.). Цель работ — поиски древних памятников и составление археологической карты. Всего в обследованном районе найдено более 40 поселений, стоянок и местонахождений (из них около половины выявлены в 1969-1970 гг.). Отметим следующие археологические особенности обследованной территории.

 

Почти все обнаруженные следы пребывания древнего человека относятся к каменному веку (неолит, а также, возможно, поздний мезолит) и к эпохе раннего металла. Памятники бронзового века не зафиксированы. Курганы (видимо, железного века и средневековья), достаточно обычные здесь до освоения целинно-залежных земель, ныне почти все распаханы и уже не возвышаются над окружающей поверхностью.

 

Большинство местонахождений, выявленных на р. Карасук и на близлежащих непроточных озёрах, являются кратковременными стоянками: находки представлены единичными изделиями, культурный слой не фиксируется.

 

Долговременные поселения с выраженным культурным слоем (Шилово-курьинское, Мелкое II) расположены на проточных озёрах, причём обычно не у речки, а при устье курьи. При наличии системы озеро — река — курья наличествовало и долговременное поселение.

 

Среди каменных предметов большой удельный вес занимают орудия, главным образом скребки. Отщепы и другие отходы каменной индустрии сравнительно немногочисленны; они составляют немногим более 50 % общего количества найденных каменных изделий. Древняя керамика бассейна р. Карасук по форме и орнаменту находит аналогии в Восточном Казахстане (стоянки Пеньки I, II). Каменные орудия также достаточно близки восточноказахстанским (стоянки Исть-Нарым, Пеньки и др.).

(241/242)

 

В.Д. Кубарев

Курганы Юстыда   ^

// АО 1977 года. М.: 1978. С. 242-244.

 

Восточноалтайский отряд Североазиатской экспедиции Института истории, филологии и философии Сибирского отделения АН СССР продолжал исследование курганного могильника ранних кочевников на правобережье р. Юстыд (Кош-Агачский р-н Горно-Алтайской автономной области).

 

В могильнике Юстыд XII вскрыто 10 курганов с каменными насыпями размерами 7-11 м. В насыпях на уровне древней поверхности и в заполнении могильных ям повсеместно встречались угли, зола, разрозненные кости животных. В кургане 10 в заполнении ямы зачищено принудительное захоронение человека с западной ориентировкой. Обширные могильные ямы достигали глубины 2,7-2,9 м. На глубине 1,5-1,8 м во всех курганах отмечен мёрзлый грунт. Основной тип погребальных сооружений — лиственничные срубы из мощных плах, рубленных в два-три венца. В срубах высотой 40-70 см находились один-два человеческих костяка (в скорченной позе, на правом боку, черепом на восток). Во всех случаях при погребённых захоронены один-два коня, уложенных в северной части ямы, с ориентацией, идентичной покойнику.

 

Особо выделяется курган 17, как формой насыпи и небольшой глубиной ямы, так и захоронением в массивном каменном ящике двух погребённых, при которых полностью отсутствовал инвентаръ, но были сохранены основные признаки (поза и ориентировка) этнической общности с погребёнными в соседних курганах. Погребённым в кургана 17 сопутствовали два соподчинённых, захоронения женщин, совершённых в ногах, поверх покрытия каменного ящика. Оба костяка имели западную ориентировку, лежали в сильно скорченной позе, в руку одного из них был вложен керамический сосуд. Таким образом, наряду с уже известными погребениями в каменных ящиках, вскрытыми нами в разные годы в Ала-Гаиле и Бар-Бургазах, юстыдское погребение кургана 17 подтверждает сохранение обычая захоронения в каменных ящиках у местного населения до позднескифского времени.

 

У всех коней найдены железные кольчатые удила с деревянными фигурными псалиями, костяные подпружные пряжки с неподвижным язычком и деревянные украшения сбруи. При погребённых в срубах под черепами найдены кожаные, деревянные и каменные подушки, а в нескольких случаях — значительная «угольная» подсыпка. В головах погребённых или слева от них ставили деревянные и керамические сосуды, кости барана на деревянном блюде, клали железный или бронзовый нож. Впервые найдены бронзовые ножки деревянного блюда (курган 19), выполненные в виде ног коня. В курганах 8 и 26 в области пояса погребённых обнаружены бронзовые чеканы и кинжалы, портупейные ремни и части кожаного пояса, по которым удалось установить способы ношения оружия и его украшения. Поясные пряжки и наборные бляхи — из дерева, но имеются и костяные. На одной из них тончайшей гравировкой нанесена фигура оленя. Во всех погребениях собраны многочисленные обрывки золотых листков и тонких фигурных бляшек, раковины кауры [так в тексте] и бусы. Найдены серьги с различными вставками и подвесками из золотой проволоки, свёрнутой в колечко.

 

Прекрасной сохранности деревянные фигурки животных и зверей, выполненные в лучших традициях скифо-сибирского звериного стиля, входили в состав сакрального головного убора каждого погребённого. Находка в кургане 4 крупных фрагментов такого головного убора свидетельствует об общей церемониально-погребальной традиции, существовавшей у ранних кочевников

(242/243)

(Открыть Рис. в новом окне)

Рис. 1. Деревянные фигурки из курганов, Юстыд XII.

(Открыть Рис. в новом окне)

Рис. 2. Костяная поясная бляха из кургана 17. Юстыд XII.

(243/244)

Восточного Алтая на протяжении нескольких веков. В конструкцию сакрального головного убора, специально сшитого для погребённого, обязательно входили резные деревянные фигурки священных оленей, коней и птиц, а также различные по форме золотые бляшки. Благодаря удивительной сохранности находок из органических материалов, их первоначальному положению в курганах Юстыда, очевидно, может быть решена многолетняя загадка назначения миниатюрных фигурок коней и оленей, происходящих из курганов Катанды и Пазырыка.

 

Оригинальной и редкой нужно признать деревянную скульптурку птицы из кургана 8, отдалённо напоминающую фантастическую птицу из бронзы, известную по материалам Большого Берельского кургана. Весьма традиционной в курганах Юстыда остаётся деревянная модель шейной гривны (присутствовала во всех погребениях), а в кургане 8 найден большой фрагмент настоящей трубчатой гривны из бронзы. Наконечником этой гривны было редкое изображение грифона, выполненное из дерева и затем обложенное золотым листком.

 

Среди других предметов отметим бронзовые зеркала с петелькой, обычно наглухо зашитые в войлочный или кожаный футляр и помещённые на пояс погребённого. Значительная часть добытых материалов из курганов Юстыда находит прямые аналогии в пазырыкской культуре Алтая и культурах скифского времени Тувы и Монголии, органически дополняя их и все же сохраняя при этом самобытные, локальные особенности.

 

В курганах 28 и 29, устроенных вне основной цепочки курганов могильника Юстыд XII, раскопаны непотревоженные захоронения древнетюркского времени. Находки представлены золотыми и серебряными бляхами сбруи и пояса, железными удилами, посеребрёнными стременами, деревянными сёдлами, костяными накладками сложного лука, орнаментированными костяными накладками на седло, колчаном со стрелами, подпружными пряжками. К западу от кургана 28 исследована серия кольцевых каменных выкладок, внутри которых оказались следы мощных кострищ и остатки кальцинированных костей животных.

 

В. Д. Кубарев, С. С. Зяблицкий, Л. М. Чевалков, А. В. Гребенщиков

Разведка в Горном Алтае   ^

// АО 1977 года. М.: 1978. С. 244-245.

 

Восточно-Алтайский отряд Североазиатской экспедиции проводил разведки во всех районах Горно-Алтайской автономной области.

 

В долине р. Катуни, рядом с устьем р. Тургунды, осмотрены и скалькированы семь древнетюркских изваяний, открытых ранее. Они являются неотъемлемой частью культового места, насчитывающего четыре чётких ряда древнетюркских поминальных оградок, устроенных по линии север — юг. Раскопан один курган ранних кочевников в могильнике (пять насыпей) на левом, высоком берегу р. Катуни. Погребение парное, в срубе, с сопроводительными захоронениями коней. Инвентарь типичен для позднескифского времени (IV-II вв. до н.э.). Однако в этом погребении отмечена редкая орнаментация одного из керамических сосудов. На нём реалистично изображены фигуры идущих оленей.

 

В местности Сары-Коба (Усть-Коксинский р-н) открыто новое древнетюркское изваяние. Осмотрены курганы пазырыкского типа у дер. Талда Усть-Канского р-на. У скалы Адыр-Кан (Онгудайский р-н), рядом с известным Чуйским оленным камнем, обследованы отдельные ритуальные оградки скифского времени, почти полностью уни-

(244/245)

Древнетюркское изваяние. Юстыд.

(Открыть Рис. в новом окне)

 

чтоженные пахотой. На отдельных обломанных стелах зафиксированы редкие изображения, характерные для оленных камней.

 

В устье р. Куяхтанар (Кош-Агачский р-н) на дюнных выдувах собран разновременный материал: отщепы, керамика, бронзовое шило, кольцо, наконечники стрел. Четыре ранее не известных древнетюркских изваяния открыты в бассейне р. Чаган-Узун. Особенно интересны два из них, расположенные в древнетюркском комплексе у фермы Сагалак. Новый район с петроглифами открыт и частично исследован в верховьях р. Чаганки, в 10 км от пос. Бельтыр. В окрестностях с. Кокоря собраны обломки оленного камня, на котором нанесены изображения лука в горите, а крупные фигуры оленей полностью опоясывают камень. По стилю и манере исполнения рисунков Кокорянский оленный камень резко отличается от основной массы восточноалтайских оленных камней и находит аналогии среди раннескифских оленных камней соседней Монголии. Второй оленный камень обнаружен прямо в с. Кокоря. Две надписи, отдалённо напоминающие древнетюркские рунические, открыты у Красной Горки на правом берегу р. Чуи, неподалеку от пос. Чаган-Узун. В труднодоступном уроч. Ештыколь в Кош-Агачском р-не, у высокогорного озера Джанысколь, отмечены несколько курганных могильников скифского времени, древнетюркские оградки и одно каменное изваяние. Закончено обследование верховьев р. Бар-Бургазы. Открыто древнетюркское изваяние и стела скифского времени с тамгой. Полностью обследован район среднего течения р. Юстыд, собран многочисленный подъёмный материал. Среди находок отметим редкий плужный лемех с отвалом, датируемый временем династии Тан. Впервые в Кош-Агачском р-не открыта стоянка эпохи палеолита в пойме р. Юстыд. Все орудия изготовлены из местного материала — чёрных кварцитовых галек.

 

А.М. Кузнецов

Разведка в бассейне р. Илистой.   ^

// АО 1977 года. М.: 1978. С. 245-246.

 

Отряд Уссурийского педагогического института продолжил исследование памятников каменного века в среднем течении р. Илистой, впадающей в оз. Ханка. Обследован участок долины от с. Вадимовки до с. Ивановки протяжённостью более 100 км. Обнаруженные памятники дислоцированы на террасовидных площадках цокольного строения, примыкающих к отдельным грядам сопок.

(245/246)

 

Три стоянки обнаружены в районе с. Халкидона. Стоянка Халкидон I разрушена, на поверхности собраны крупный клиновидный нуклеус на унифациальной заготовке, пластины, отщепы, двусторонне обработанные изделия, в том числе скребок, обломки шлифованных тесловидных орудий, распиленные кусочки сланца, неорнаментированные фрагменты керамики. На стоянке Халкидон II собраны клиновидный и два микроторцовых нуклеуса, отщепы. Зачистка выявила древние изделия в поддерновом суглинке, перекрывающем суглинок зольного цвета с включением крупных обломков. Найдены отщепы, пластины, микропластинки и два фрагмента неорнаментированной керамики.

 

На берегу реки у стоянки Халкидон III обнаружены клиновидные нуклеусы, в том числе комбинированных форм; сколы с площадок нуклеусов, двусторонне обработанные изделия, наконечник стрелы, скребок округлой формы, резец с двумя диагональными сколами, фрагменты небольших оббитых тесловидных орудий. Шурф выявил два слоя, содержащих древние остатки. Верхний, поддерновый суглинок серовато-бурого цвета, включал фрагменты керамики, нижний, приуроченный к тонкому слою лёгкого сероватого суглинка с крупными обломками, — микропластинку и несколько отщепов. Стоянки Халкидон II и III можно отнести к раннему неолиту. На стоянке Халкидон I перемешан материал от каменного века до средневековья.

 

Недалеко от впадения в р. Илистую р. Абрамовки шурф и зачистка вскрыли три культурных слоя. Верхний — под-дерновый гумусированный суглинок — содержал керамику, небольшое глиняное изделие цилиндрической формы и обработанную кость; средний — серовато-коричневый лёгкий суглинок с обломочным материалом — клиновидный нуклеус, скребок, отщепы и керамику с прочерченным орнаментом; нижний — погребённый комковатый гумусированный суглинок — отщепы, шлифованный наконечник стрелы, заострённое, обработанное ретушью с двух сторон изделие, донышко от сосуда, фрагменты слегка отогнутых венчиков и другие фрагменты керамики, в том числе с ямочным орнаментом. Верхний слой можно отнести к железному веку, средний — к раннему неолиту и нижний — к эпохе бронзы. Нарушение в расположении слоёв неолита и бронзы объясняется делювиальным происхождением слоя серовато-коричневого суглинка. На площадке собраны сколы с площадок клиновидных нуклеусов, отщепы, фрагмент шлифованного тесла овальной формы и керамика, включая средневековую.

 

Между сёлами Ляличи и Ивановкой на стоянке Илистая II собраны небольшой нуклеус, пластины, отщепы, два скребка, фрагменты наконечников стрел, небольшой срединный резец и фрагменты керамики. При шурфовке сделаны находки в подпочвенном слое лёгкого желтовато-белого суглинка. Эту стоянку также можно отнести к раннему неолиту.

 

Л.Р. Кызласов, И.Л. Кызласов

Святилище Уйбатского города.   ^

// АО 1977 года. М.: 1978. С. 246-247.

 

Хакасская экспедиция Московского государственного университета продолжала исследования средневекового замка в долине р. Уйбат. Раскопана северная его половина. Выявлены два строительных яруса. Когда собственно замок, просуществовавший длительное время, пришёл в запустение, было привезено много песка и гальки, которыми заполнили внутреннее пространство между сохранившимися стенами. На этой платформе из глинобитых блоков (70-

(246/247)

60х40х20-16 см) и сырцовых кирпичей (44-41х20-17х12-10 см) было построено новое сооружение — святилище. Оно представляло собой квадратную ограду (20х20,6 м) без крыши, с входом с юга. Высота ограды около 0,8 м. На западной половине находилось круглое сооружение (высотой 0,75 м и диаметром 8,80 м), обрамлённое стенкой из сырцового кирпича. Посредине возвышался квадратный алебастровый алтарь, ориентированный углами по странам света. Северо-восточный сектор сооружения был глинобитным, а остальные три — из гальки с песком.

 

С севера — северо-востока на круглое святилище вели три ступени. На восточной половине ограды находились прямоугольная площадка (над которой была крыша, поддерживаемая четырьмя столбами, опиравшимися на каменные базы), а в юго-восточном углу трёхступенчатая «трибуна» для сидения. Площадка, на которой во время церемоний, вероятно, восседало самое знатное лицо, возможно, соединялась с круглым святилищем особым переходом, разрушенным грабителями. При раскопках святилища найдены немногочисленные кости животных, обломки сосудов и гвозди. На полу нижнего яруса обнаружены остатки деревянных балок, брусьев и досок, которые остались от внутренних деревянных перегородок замка.

 

Во время разведок на р. Уйбате выявлены древняя плотина и первый окуневский могильник из шести оград в бывшем Окуневском улусе. Кроме того, фиксировались писаницы на горе Хызыл-хая при устье Coca и рисунки на плитах тагарских курганов. Там же найдены другой окуневский могильник и средневековые курганы. Осмотрены окрестности оз. Алтын-коль.

 

Проведена также маршрутная разведка по западной, центральной и северной Туве. Изучалась присаянская система пограничных укреплений уйгуров VIII-IX вв. Открыта квадратная уйгурская крепость на Эдигее, обследована такая же крепость в Бора-Тайге, изучена система каменных стен и глинобитных укреплений на р. Манчуреке, найдены разновременные курганы и каменное изваяние VI-VIII вв.

 

Установлено, что основной караванной дорогой через Саянский хребет являлась тропа, ведущая от Алаша или Ак-Суга по Манчуреку через Чинчилиг — Арбаты на Абакан. Только по этому пути до сих пор проводят гурты скота. Остальные тропы через Саяны доступны лишь для проезда всадников по одиночке.

 

Б.И. Лапшин

Археологические находки в предгорьях Алтая.   ^

// АО 1977 года. М.: 1978. С. 247-248.

 

Историко-этнографическая экспедиция Бийского краеведческого музея вела работы в предгорных районах Алтая. В районе между сёлами Одинцовка и Фоминское Бийского р-на, известном ещё по находкам Г.П. Сосновского, сделан ряд находок на 5-7, 11-15-метровых нижних надпойменных террасах, сложенных песчано-галечниковыми образованиями. Находки, видимо, связаны с более нижними галечниковыми слоями, с мамонтовой фауной (мамонт, носорог, бизон, гигантский олень) и геологически могут быть приурочены к одной из поздних фаз тающего ледника рисс-вюрмского периода, когда происходило накопление песков и галечников.

 

Обнаружены типичные чопперы и чоппинги, крупные массивные галечные отщепы с выраженными ударными бугорками. Находки частично окатаны. Одно орудие выполнено на плоской сероватой гальке с частичной дву-

(247/248)

сторонней оббивкой и выделенным режущим или рубящим концом. Противоположный конец изделия сбоку оформлен в виде очень острого носика. Есть скребло с крутым занозистым полуовальным рабочим краем из плитки светло-жёлтого кварцита. Такой же характерный рабочий край имеет грубый скребок на массивном галечном удлинённых пропорций отщепе из тёмной яшмовидной породы.

 

На выдуве песчаной дюны (11-15 м) правого берега р. Бии перед с. Одинцовкой собраны многочисленные отщепы, призматические нуклеусы, типичный скребок высокой формы верхнепалеолитического облика. В 31 км от слияния рек Бии и Катуни на высоте 11-15 м в лёссовидном отвале найдены два кварцитовых чоппера и обломки костей животных. По р. Чарышу, в Устъ-Калмайском р-не, около Усть-Калманскощ коневодческой фермы, на правом берегу в лёссовидном оползне оврага подняты отщепы верхнепалеолитического облика. В Красногорском р-не в с. Карагуже поднят чоппер на удлинённой гальке с острым углом рабочего края. Находка сделана на господствующей над селом сопке, по её южному склону, в кювете дороги. Здесь же, по р. Ише, собрана коллекция фауны четвертичного времени: кости мамонта, бизона, носорога, лошади, оленя, быка.

 

И.Л. Лежненко, К.С. Белинский, А.Б. Федоренко, М.Я. Скляревский, В.А. Лынша

Работы Ангаро-Бельского отряда.   ^

// АО 1977 года. М.: 1978. С. 248-249.

 

Ангаро-Бельский палеолитический отряд Комплексной экспедиции Иркутского государственного университета проводил рекогносцировки в среднем течении р. Белой — левого притока р. Ангары (Черемховский р-н Иркутской обл.). Обнаружены два местонахождения палеолитического возраста.

 

За верхней околицей с. Вельска, расположенного на левом берегу р. Белой, при слиянии рек Большой и Малой Белой, шурфовкой выявлено местонахождение, связанное с 30-35-метровыми высотными отметками. Скальный цоколь перекрыт пачкой делювиальных отложений, мощность которых возрастает по мере удаления от края террасы. Культурные остатки — отщепы, осколки кварцита, оббитая галька — заключены в слое погребённой почвы плейстоценового возраста на глубине 1,40-1,60 м. Залегание предметов ниже сартанского горизонта позволяет предварительно датировать находки временем каргинского межледниковья. Здесь же в слое жёлтой супеси на глубине 10-20 см от поверхности зафиксированы культурные остатки эпохи мезолита: тёсла с перехватами, боковой резец, дополненный угловым сколом, проколка и большое количество нуклеусов, отщепов и пластин кремня.

 

Вверх по ключу Еловка, впадающему в р. Белую в 3 км выше с. Бельска, на мысу, образованном слиянием двух ручьёв, на месте заброшенной дер. Каштак, обнаружены обильные выходы кремня. Найдены нуклеусы, бессистемно оббитые куски кремня, отщепы, скребло и чоппер со следами патинизации. Находки можно датировать эпохой верхнего палеолита — мезолита.

 

Возобновлены исследования мезолитической стоянки Верхоленская Гора в 5 км от г. Иркутска вниз по р. Ангаре, на правом её берегу. Работы велись в пунктах Верхоленская Гора I (на 20-25-метровом террасовом уступе) и Верхоленская гора II, расположенном в 500 м к северу — северо-западу от пункта I на вершине одноимённой горы с отметками 75-80 м.

 

На Верхоленской Горе I вскрыто 30 кв.м, обнажена поверхность блока, разорванная трещиной, вмещающей большое количество материала культур-

(248/249)

ного горизонта II, снесенного процессами солифлюкции с прилегающей поверхности блоков, на которой осталось всего несколько предметов. В культурном горизонте II отмечается высокий процент пластин, изделий из камня, главным образом ножей, и скрёбел с овальным выпуклым лезвием из плиток аргиллита. Фаунистические остатки многочисленны (косуля, олень, рыба). Найдены обломок костяного гарпуна, изделие из рога. Культурный горизонт I сформировался после заполнения трещины и залегает в коричневой супеси.

 

На Верхоленской Горе II вскрыта площадь 91 кв.м. Культурный горизонт I, залегающий в коричневато-буром суглинке на глубине 38-50 см от поверхности, дал коллекцию в 1,5 тыс. предметов. Найдено большое количество плиток аргиллита в различных стадиях обработки. Преобладают скрёбла и ножи с овальным лезвием различных модификаций из плиток аргиллита. Культурный горизонт II залегает на контакте слоя жёлтой супеси и палевого карбонатного горизонта на глубине 65-70 см. Он маломощен и представлен несколькими фрагментами разложившейся трубчатой кости, осколками кремня, скребком из отщепа аргиллита. Открытие этого горизонта облегчает корреляцию слоёв двух местонахождений. Горизонт I представляется синхронным горизонту I Верхоленской Горы I, а горизонт II второму горизонту последней и датируются разными этапами мезолита.

 

В.Д. Леньков, О.С. Галактионов, Г.Л. Силантьев

Раскопки Екатериновского городища.   ^

// АО 1977 года. М.: 1978. С. 249-250.

 

Екатериновский отряд Института истории, археологии и этнографии народов Дальнего Востока Дальневосточного научного центра АН СССР продолжал исследования Екатериновского городища, близ одноимённого села в Партизанском р-не Приморского края.

 

Обнаружен третий, небольших размеров внутренний город, ограждённый невысоким земляным валом. В одном из наиболее возвышенных районов городища выявлена небольшая (20х20 м), укреплённая земляным валом усадьба-редут, внутри которой чётко прослеживаются три обвалованные западины и ровная четырёхугольная площадка у входа. Усадьбы с подобной планировкой характерны для многих чжурчжэньских городищ Приморья.

 

На городище вскрыты остатки восьми жилищ и более 400 кв.м межжилищного пространства. В целом исследован ещё один небольшой квартал городища, расположенный на террасовидных площадках вблизи источника воды. У всех жилищ вход находился с восточной стороны, отопительная система представлена П- или Г-образной формы канами с двумя или тремя дымоходными каналами. Обнаружен разнообразный вещевой материал: изделия из железа, чугуна, бронзы, стекла, сердолика, халцедона и глины. Наибольший интерес представляет серия кузнечно-слесарного инструментария: клещи, напильники, рашпили, пробойники, различные точильные камни. Отметим железные серпы, лопаты, кайлушки, тёсла, скобель, ножницы, замки, ножи, оригинальной формы бронзовую гирьку, чугунные втулки от ступиц колеса повозки, бусы из белого и синего стекла и сердолика. Встречается и оружие: топорики двух типов (клевец, чекан) и бронебойные долотовидной формы наконечники стрел. Разнообразны по форме и качеству изготовления изделия из глины. Наряду с обычной для чжурчжэньских памятников кухонной и тарной посудой, зачастую украшенной штампованными розетками

(249/250)

или волнистой линией по плечикам, найдены изящная небольшая фарфоровая пиалушка, флакон с коричневой поливой и покрытые серовато-зеленоватой глазурью плоская тарелка и глубокая чаша.

 

Нумизматический материал представлен северосунскими монетами, а также первой для этого городища чжурчжэньской монетой периода Чжэн-лун 1156-1160 гг., что также подтверждает датировку Екатериновского городища XI — первой половиной XII в.

 

Н.Ф. Лисицын

Исследование памятников каменного века на западном побережье Красноярского моря.   ^

// АО 1977 года. М.: 1978. С. 250-251.

 

Разведочная палеолитическая группа Среднеенисейской экспедиции Ленинградского отделения Института археологии АН СССР обследовала стоянки, размываемые при колебаниях уровня воды Красноярского водохранилища.

 

В Новосёловском р-не проведены сборы подъёмного материала на местонахождениях у с. Куртак. В пункте 1, расположенном в 3 км к юго-западу от села, собран микролитический инвентарь: узкие и тонкие пластинки без ретуши, микроскребок, мелкие призматические и конические нуклеусы. В пункте 2, находящемся в 2 км выше по течению Енисея от пункта 1, под трёхметровым обнажением на размытом суглинке найдены три ножа, семь скрёбел, два концевых скребка, девять удлинённых призматических нуклеусов с двумя скошенными ударными площадками, грубый клиновидный нуклеус. Из костяных орудий интересны молоток из отростка рога северного оленя, длинный и узкий наконечник копья или кинжала, отросток рога с просверленным в центре отверстием. Из фауны представлены северный олень, зубр и, возможно, носорог.

 

В небольшой котловине у пос. Дивный на правом берегу лога при устье собраны 19 предметов из камня: скребло, скребок, отщепы, пластины. На стоянке Тарачдха в стенке обнажения на глубине 1,72-1,78 м прослежен верхний культурный слой в виде чёткой прослойки, состоящей из отщепов и осколков серых и зелёных кремнистых сланцев, мелких фрагментов костей и угольков. Нижний культурный слой в настоящее время уничтожен.

 

На мысу правого берега р. Чегерак при впадении её в водохранилище найдены два концевых скребка, резец, небольшие клиновидные и призматические нуклеусы.

 

У дер. Аёшка скопления каменного инвентаря отмечены в двух пунктах, расположенных в 40 м друг от друга. Сборы проводились на поверхности красного суглинка. В пункте 1 найдена песчаниковая плита со следами использования в качестве наковальни. Вокруг неё в радиусе 5 м среди многочисленных отходов производства найдены нож, скребло, концевые массивные скребки, небольшие клиновидные нуклеусы из обломков галек. В пункте 2 собраны призматические нуклеусы, ножи, и скребла со слегка выпуклым лезвием.

 

В степной зоне Новосёловского р-на открыты две неолитические стоянки. На стоянке Толстый Мыс собрано 32 каменных изделия: обломки наконечников стрел, мелкие клиновидные и конические нуклеусы, отщепы с ретушью, скребок квадратной формы. Сборы проводились в юго-западной части озера на размытом красном суглинке. На стоянке Интикуль каменные изделия встречаются в выдувах в южной части озера на разрушенной поверхности 5-6-мет-

(250/251)

ровой террасы. Собрано 45 изделий: микропластинки, микроскребки, небольшие скрёбла, обломок долота. Все нуклеусы на этой стоянке микролитические и имеют клиновидную, конусовидную, кельтовидную форму.

 

В Боградском р-не Хакасской автономной области исследовалась стоянка Афанасьева Гора. Собрано 986 предметов. Среди них небольшие призматические двуплощадочные нуклеусы, микропластины с усечённым концом и ретушью, пластинки с выемкой, резцы, микроскребки, отщепы с ретушью, проколка.

 

Из исследованных памятников к неолиту относятся Интикуль и Толстый мыс, к мезолиту — Афанасьева Гора и пункт 1 у с. Куртак, остальные — к палеолиту.

 

Н.П. Макаров, В.И. Привалихин, Н.И. Дроздов

Исследования в Кежемском и Тунгусо-Чунском районах.   ^

// АО 1977 года. М.: 1978. С. 251.

 

Исследование памятников в Кежемском р-не на Ангаре и в Тунгусо-Чунском на Подкаменной Тунгуске вёл Кежемский отряд Североангарской экспедиции Красноярского педагогического института.

 

При раскопках на стоянке Толстый Мыс в 24 км выше с. Кежма, на 6-7-метровой правобережной ангарской террасе вскрыто 100 кв.м. Материал культурного слоя 1 обнаружен в слое гумусированной почвы на глубине от 7 до 22 см от дневной поверхности. В слое зафиксированы очажные пятна, остатки плавильного сооружения, железные стерженьки, пластинки, шлаки. Вместе с набором изделий из железа найдены каменные призматические пластинки, скребки, нуклеусы, отщепы. Керамика близка материалам железного и бронзового веков поселения Чадобец. Сосуды круглодонных форм с налепным валиком, со следами от рубчатой лопатки и взаимотерекрещивающимися. двойными линиями.

 

Материал неолитического времени (слой 2) приурочен к делювиальным отложениям в виде лёгкой коричневой супеси. На глубине от 28 до 35 см собраны изделия из камня: топоры с ушками, бифасы, концевые скребки, призматические и конические нуклеусы, призматические пластинки, наконечники стрел, «выпрямители древков стрел», крупные заготовки нуклеусов. В раскопе обнаружены мастерская неолитического времени и три очажных пятна. Керамика представлена фрагментами с оттисками «сетки-плетёнки» и с налепными треугольными валиками на внешней поверхности венчика со сквозным отверстием.

 

При осмотре ангарских островов Сергушкин, Барнауль в устье р. Кородимы собран значительный материал эпохи бронзы и железа, а также неолитического времени. В районе пос. Ванавара в обнажении террасы собраны призматические, карандашевидные нуклеусы, ножи на пластинчатых сколах и отщепах, тёсла (полностью шлифованные, трапециевидные в сечении; с уступом, в плане прямоугольные, в сечении квадратные; с узким обушком и с широким овальным прошлифованным лезвием, в сечении близкие к сегменту), а также заготовки тёсел прямоугольных форм, массивный молот из речной гальки с желобком для крепления к рукояти.

(251/252)

 

А.В. Малышкин

Исследования на р. Конде в Тюменской области.   ^

// АО 1977 года. М.: 1978. С. 252.

 

Разведочная группа экспедиции Тобольского музея-заповедника обследовала 10 памятников в бассейне р. Конды (от с. Мулымья до пос. Кондинского). Памятники расположены (за исключением селища Мулымья, которое занимает площадку мыса правого материкового берега р. Конды высотой до 12 м) на небольших притоках или старицах р. Конды на расстоянии до 6 км от неё и занимают довольно высокие (6-15 м) останцы коренного берега. Среди обследованных памятников — два городища, святилище и семь селищ.

 

На городищах Убенка (черта временного посёлка лесозаготовителей и нефтяников Убенка) и Барсучья гора (в 6 км к северу от окраины дер. Бондарка, правый берег р. Вай) с напольной стороны сохранились остатки несколько оплывших рвов и валов. С других сторон городища ограничены обрывистыми берегами мысов, образованных изгибами рек Убенка и Вай. Собранная здесь лепная керамика по форме и орнаментации сопоставима с посудой памятников эпохи позднего железа Обь-Иртышского бассейна.

 

Святилище Учинья (левый берег р. Учиньи, в 150 м от устья, на южной окраине дер. Учиньи), по сообщению местных жителей, функционировало еще в 40-х годах XIX в. На площадке святилища сохранились остатки ствола священного кедра, около которого совершались ритуальные обряды, а на самом дереве развешивались жертвоприношения. При осмотре обнажения и зачистке здесь найдена разновременная керамика (от эпохи раннего железа до современности), кости животных, бронзовый наконечник стрелы скифо-сарматского типа, бронзовый наконечник копья. Вероятно, святилище функционировало с конца I тысячелетия до н.э.

 

Среди селищ наиболее интересно поселение Высокая гора (в 2,5 км от с. Половинка вверх по течению р. Учиньи). До высоты 9-9,5 м от уровня воды холм имеет естественное происхождение (сложен из суглинка), а выше — из остатков обгоревшей берёсты и древесины, глины, песка, золы, угля. Возможно, это остатки железоплавильного и бронзолитейного производств, о чём свидетельствуют также находки шлаков, бронзовых слитков, обломка литейной формы. Кроме того, обнаружены фрагменты керамики эпохи позднего железа и кости животных (сырые, обожжённые, пережжённые)

 

Селище в уроч. Волванча ( в 7 км от западной окраины пос. Кондинского вверх по течению р. Деревенской, левого притока Конды) является двухслойным. Сплошная орнаментация стенок сосудов и плоское дно в сочетании с кремнёвыми наконечниками стрел позволяют относить нижний слой культурных остатков к периоду ранней бронзы. Фрагменты сосудов из верхнего слоя, украшенные по плечикам и в наиболее широкой части тулова поясом из оттисков штампов, расположенных в шахматном порядке, с невысокой шейкой, поставленной прямо или с некоторым наклоном внутрь, с плавным переходом от шейки к тулову, можно датировать серединой I тысячелетия н.э. Остальные селища однослойные и, судя по форме сосудов и орнаментации, датируются концом I — началом II тысячелетия н.э.

(252/253)

 

А.М. Мандельштам

Работы в зоне Малиновской оросительной системы.   ^

// АО 1977 года. М.: 1978. С. 253.

 

В зоне Малиновской оросительной системы, в 7 км северо-восточнее бывшего села Малиновки, на территории Пий-Хемского р-на Тувинской АССР, выявлено более 10 больших земляных и каменно-земляных курганов и значительное число меньших по размерам каменных насыпей. Последние сильно задернованы, что затрудняет их обнаружение.

 

Раскопанные земляные курганы относятся к «скифскому» периоду. В них обнаружены типичные для этого времени срубы в глубоких (до 5 м) ямах, содержавшие, видимо, семейные захоронения. Сопровождающий инвентарь, включающий бронзовое оружие, различные украшения и предметы одежды, позволяет отнести их к середине I тысячелетия до н.э.

 

В нескольких курганах «скифского» периода обнаружены также более поздние впускные погребения гунно-сарматского времени. Наиболее интересны из них два, в которых найдены наборы своеобразных полушаровидных украшений из золотой фольги, а в одном из них — железные изделия редко встречающегося типа.

 

К гунно-сарматскому времени относятся 15 каменных курганов различной величины, вероятно повреждённые распашкой, и компактная цепочка кенотафов различной формы. Несмотря на ограниченное число сделанных в них находок, эти курганы заслуживают специального внимания. Дальнейшие исследования, очевидно, дадут материалы для уточнения сложившихся представлений о сущности так называемых поминальных сооружений, содержащих только вкопанный в грунт глиняный горшок.

 

Новым типом памятников, фактически ранее не известным в Туве, является большая прямоугольная ограда из вертикально установленных плит, имеющая два противолежащих «коридора» и центральную наземную «камеру». В пределах последней обнаружены два скопления кальцинированных костей. В разных частях сооружения найдено значительное количество обломков своеобразной богато орнаментированной керамики, датировку которой, однако, сейчас ещё трудно установить. Фрагменты сходной керамики обнаружены в другой небольшой оградке, содержавшей кальцинированные кости. Последующие работы дадут дополнительные материалы для установления времени этих новых памятников.

 

А.М. Мандельштам, Э.У. Стамбульник, Т.А. Шаровская

Раскопки на могильниках Байдаг II и Аймырлыг.   ^

// АО 1977 года. М.: 1978. С. 253-254.

 

Могильник Байдаг II, расположенный у северного склона одноименной горы, между городами Старый и Новый Шагонар, является единственным в Туве памятником, где имеются погребения хунну. Раскопки проводились с использованием для расчистки компрессора. Исследовано более 40 курганов, в том числе 11 больших и сложных по конструкции погребальных сооружений, составлявших центральную часть памятника. Характерными являются вытянутые четырёхугольные сооружения с четырёхугольной же «пристройкой» в южной части. Стенки — многорядная кладка из обломков плитняка. Некоторые сооружения снабжены снаружи незамкнутым в южной части П-образным неглубоким ровиком.

 

Под основной частью таких сооружений находится глубокая (до 5 м) подпрямоугольная яма, на дне которой на

(263/254)

каменной вымостке помещается дощатый гроб в «срубовидном» гробовище. Гробы были богато украшены многочисленными железными пластинами различной формы, разнообразными полосками и фигурами из золотой и серебряной фольги, закреплёнными железными гвоздиками, а также тканями, в том числе шёлковыми. Композиции декора имели геометрический характер. Сопровождающий инвентарь включал разнообразные предметы, в числе которых много костяных накладок на лук и железных наконечников стрел (есть редкие варианты), принадлежности одежды (железные пряжки и обоймы). Назначение ряда железных предметов до проведения камеральной обработки остается неясным. Некоторые из них сравнительно крупных размеров и сложной формы. К числу наиболее интересных находок относятся три металлических сосуда: два бронзовых «баночной» формы и один железный — «котловидный» на поддоне. Они сходны по форме и декору с глиняными сосудами и имеют аналогии в ранее известных металлических.

 

Среди курганов есть несколько более поздних по времени, чем упомянутые сооружения, что наряду с полученными на могильнике Аймырлыг материалами существенно расширяет возможности для разработки более детальной хронологии гунно-сарматского периода. Могильник Байдаг II является важным свидетельством вхождения Тувы в состав державы хунну. Полученный здесь материал поможет понять внутренние процессы, протекавшие на территории государства в последние два века до нашей эры и в последующий период.

 

Работы на могильнике Аймарлыг носили «спасательный» характер. Исследована курганная группа, через которую проходит трасса строящегося шоссе. Группа состояла из курганов различных периодов. Часть из них, несомненно, относится к «скифскому» времени. Здесь обнаружены типичные бревенчатые срубы в глубоких ямах, содержавшие семейные захоронения. В них найден характерный для второй половины I тысячелетия до н.э. сопровождающий инвентарь, включающий керамику, бронзовое оружие, предметы бытового назначения и одежды, украшения. Наиболее полный комплект обнаружен в одном неограбленном сооружении.

 

Часть курганов группы принадлежит к гунно-сарматскому времени. Это сравнительно крупные так называемые поминальные сооружения. Один курган относится к тюркскому периоду; некоторые другие не могут быть датированы из-за отсутствия находок. Из числа последних выделяется своеобразный курган с двумя наземными камерами: в одной обнаружены останки человека, в другой — остатки скелета лошади.

 

На других участках могильника проводились раскопки курганов «скифского» и гунно-сарматского периодов. Среди первых имеются неограбленные срубы и каменные ящики, давшие некоторые новые материалы для суждений о составе сопровождающего инвентаря. Могилы гунно-сарматского времени, преобладающие в одной из групп, подтверждают сложившиеся на основе ранее полученных данных представления о сложном характере процессов, происходивших на территории Тувы в последние два века до нашей эры. Среди находок в них отметим фрагменты берестяного сосуда, на дне которого вырезаны знаки, возможно сопоставимые с нерасшифрованной ещё письменностью, которая в последние годы обнаружена на территории Казахстана, южных областей Средней Азии и Афганистана.

(254/255)

 

М.Х. Маннай-оол

Исследования в Центральной Туве.   ^

// АО 1977 года. М.: 1978. С. 255.

 

Сенекская экспедиция Тувинского научно-исследовательского института языка, литературы и истории проводила исследования в местечке Сенек Улуг-Хемского р-на Тувинской АССР. Здесь в зоне будущей оросительной системы раскопаны 16 курганов, относящихся к разным периодам древней и раннесредневековой истории Тувы. В их числе пять курганов V-III вв. до н.э., 11 погребений гуннского (I в. до н.э. — II в. н.э.) и курган древнекыргызского (IX-XI вв.) времени.

 

Погребальные сооружения V-III вв. до н.э. представляли собой округлые в плане земляные и каменные насыпи, а также сильно задернованные неглубокие впадины, вытянувшиеся цепью с северо-востока на юго-запад. Под насыпями на дне глубоких (3 м и более) ям в деревянных срубах из лиственничных брёвен найдены останки от двух до пяти человек. Хотя все эти погребения разграблены в древности, в них обнаружены интересные вещи: бронзовые зеркала, ножи в кожаном футляре, кольчатые удила, наконечники стрел из бронзы и кости, бронзовые детали колесницы, а также украшения из рога, бронзы и золота. Особую ценность среди них представляют реалистично вырезанная из большой плоской бронзовой пластинки фигура коня, золотая цепочка от серьги, роговая пуговица.

 

Курганы гуннского времени, сооружённые из камней и валунов, оказались поминальными. В них найдены остатки сожжения и глиняные лепные горшки с арочным орнаментом, характерным для этого периода. В кургане древне кыргызского времени обнаружены остатки трупосожжения: уголь, зола, жжёные кости и коррозированные железные изделия.

 

С.В. Маркин, В.В. Бобров

Раскопки палеолитической мастерской на р. Томи.   ^

// АО 1977 года. М.: 1978. С. 255.

 

Палеолитический отряд Южносибирской экспедиции Кемеровского государственного университета исследовал стоянку на берегу р. Томи у с. Шумихи Кемеровского р-на Кемеровской обл.

 

Стоянка находится на второй надпойменной террасе высотой 20 м, в устье р. Половой, левого притока Томи. Большая часть памятника разрушена гравийным карьером; исследовались периферийные участки. Заложены два раскопа площадью 60 кв.м. Находки сделаны па глубине 70-80 см от уровня древней поверхности в слое светло-коричневого суглинка, перекрытого тёмно-бурыми прослойками супеси.

 

Основным материалом для изготовления орудий являлась галька кремнистых пород кварцита. Нуклеусы представлены призматическими, клиновидными и дисковидными типами. Найдены скребло, проколка, призматическая пластина с продольной ретушью, обломок бифаса, отщепы с краевой ретушью.

 

А.И. Мартынов, М.Б. Абсалямов

Раскопки Шестаковского городища.   ^

// АО 1977 года. М.: 1978. С. 255-256.

 

Продолжены исследования Шестаковского городища в Чебулинском р-не Кемеровской обл. Два раскопа площадью 32 и 24 кв.м примыкали с северной и восточной сторон к старому раскопу. Обнаружены остатки ещё трёх жилищ. Два из них полностью исследованы. В центральной части первого раскопа, на границе культурного слоя и поверхности материка, выявлено пятно от

(255/256)

наземного жилища квадратной формы (3,8х3,8 м). Жилище было углублено в материк на 0,6 м. Оно было срубовой конструкции, со входом коридорного типа с юго-западной стороны. Слева от входа в жилище обнаружена яма неправильных очертаний диаметром 0,6 м и глубиной 1,4 м. Заполнение ямы состояло из чернозёма, большого количества костей, керамики и раздробленных камней.

 

Второе жилище расчищено в северовосточном углу раскопа. Прослежены ямки от кольев, составлявших опору юртообразного сооружения, и очаги в центре. Всего обнаружено 18 ям от кольев диаметром в среднем 8-12 см и глубиной до 0,3 м от уровня материка. Направление выхода определить не удалось. Материал представлен в основном фрагментами керамических сосудов, несколькими обломками зернотёрок, различных поделочных камней и большим количеством костей домашних животных. Он равномерно залегал в толще дёрна, поддёрновом слое и в заполнении жилищ и хозяйственных ям, где его было особенно много. Керамика типично тагарская, неорнаментированная, и более поздняя, шестаковского этапа гуннского времени лесостепной культуры II-I вв. до н.э.

 

Г.С. Мартынова

Раскопки тагарских курганов.   ^

// АО 1977 года. М.: 1978. С. 256.

 

Экспедиция Кемеровского государственного университета продолжила исследования курганной группы в районе пос. Тисуль Кемеровской обл. Курганная группа состоит из шести курганов тагарской лесостепной культуры и гуннского времени. Вскрыты два кургана (3 и 4) с земляными насыпями. Под каждой из них было по три погребальных склепа, перекрытых двойным накатом из брёвен, положенных перпендикулярно друг другу, что характерно для финала тагарской лесостепной культуры в Южной Сибири. Склепы имели земляные отвесные стенки. У восточной стенки ямы 2 кургана 4 обнаружена кладка из плит известняка. Вероятно, это выложенный камнями ход. Обряд погребения — трупосожжение. Останки погребённых сдвинуты с первоначальных мест и представляют хаотическую массу костей на дне погребальных склепов. Курганы ограблены. Следы грабительских лазов зафиксированы при зачистке бровки и перекрытия. Однако часть инвентаря сохранилась. В основном это фрагменты толстостенных сосудов тагарского типа. Из бронзового инвентаря обнаружены зеркало, несколько четырёхгранных проколок, ножи, обломки диадемы, несколько чеканов. Найдены также мелкие пастовые бусы.

 

А.В. Матвеев

Исследования Быстровского поселения.   ^

// АО 1977 года. М.: 1978. С. 256-257.

 

Искитимский отряд Новосибирской экспедиции раскапывал Быстровское IV поселение эпохи поздней бронзы на р. Атаманихе (Искитимский р-н Новосибирской обл.). На двух участках вскрыто 670 кв.м. Исследовались четыре жилища (2-5). В межземляночном пространстве выявлены остатки углублённых в материк сооружений хозяйственного назначения. Жилища площадью до 250 кв.м и более лишь незначительно (на 20-50 см) углублены в материк и имеют в плане подквадратную или прямоугольную форму. Прослежены

(256/257)

ряды столбов, поддерживавших кровлю, и хозяйственные ямы. В жилище 2 вход широкий (до 8 м) и образован сходящими на нет в юго-западной части помещения стенками неглубокого котлована. Вход в жилище 3 значительно уже и в древности соединялся с сооружением типа сеней, также несколько углублённым в материк. В центре сооружения прослежены возвышающиеся над прилегающими участками пола на 10-15 см материковые выступы — «жилые площадки». Размеры их 8х6 и 14х7 м. Пространство между «жилой площадкой» и стенами использовалось, помимо хозяйственных целей, и для содержания скота в зимний период. Об этом свидетельствуют хорошо заметные унавоженные прослойки. Анализ, сделанный в Институте агрохимии и почвоведения Сибирского отделения АН СССР, показал повышенное по сравнению с наслоениями на «жилой площадке» содержание здесь органического вещества. В жилище 3 прослежены остатки рухнувшего при пожаре деревянного перекрытия. В центре жилища располагались очаги в виде узких канав длиной 1-3 м, служившие, вероятно, как для приготовления пищи, так и для обогрева столь большого по площади помещения.

 

На полу всех сооружений встречены развалы сосудов. В жилище 2 это исключительно горшки ирменского типа, в жилище 3 есть примесь более ранней керамики, сопоставимой с еловской. Из каменных орудий встречены гальки-отбойники, точила, наковаленка, оселок со сквозным отверстием, зернотёрка. Из костей животных изготовлялись шилья и проколки, наконечники стрел, тупики. Бронзовые изделия представлены шилом в костяной рукояти и очковидной нашивной бляхой, датирующейся по каменноложским образцам X-VIII вв. до н.э. Есть несколько глиняных фигурок.

 

В.И. Матющенко

Раскопки курганов у с. Новооболони.   ^

// АО 1977 года. М.: 1978. С. 257-258.

 

Омский государственный университет проводил раскопки курганов у с. Новооболони Горьковского р-на Омской обл. Могильник из 12 насыпей, вытянутых цепочкой, располагается на правом берегу Иртыша. Четыре насыпи распаханы, все насыпи повреждены грабительскими ямами. Диаметр курганов 15-30 м, высота — от 2,5 до 4,0 м.

 

Раскопаны курганы 1 и 5. В кургане 1 центральная могила (3,75х2,15 м) была ограблена. В заполнении собраны остатки трёх сосудов горшковидной формы с резным геометрическим орнаментом по плечикам, характерным для сосудов позднесаргатского времени в Прииртышье. Под насыпью кургана открыто два концентрических ровика, имевших по две перемычки на противоположных сторонах кургана. Могила 1 представляла собой расположенную за пределами внешнего ровика и углублённую в материк на 0,25 м яму подчетырёхугольной формы, вокруг которой открыты столбовые ямы. Могилы 2 и 3 располагались в ровиках и были ориентированы вдоль них. Одна из них содержала остатки детского костяка и два сосуда, поставленные в головах и в ногах. Оба сосуда имеют хорошо выраженные саргатские формы, орнаментированы резными линиями в сочетании с ямочками, которые образуют геометрические рисунки,

 

Кроме того, под насыпью открыты остатки сооружения подпрямоугольной формы, углублённого в материк на 5-15 см и заполненного углистой землёй в сочетании с прокалом суглинка. По кромке сооружения расчищено 11 столбовых ямок. Назначение этого сооружения неясно.

(257/258)

 

Курган 5 диаметром 35 м и высотой 4,5 м содержал четыре могилы. Центральное погребение ограблено. В могильной яме, углубленной в материк на 2 м, найдены отдельные кости умершего и обломки деревянного перекрытия. Могила 1 располагалась в южной части насыпи выше погребенной почвы и также была повреждена грабителями. Могила 3 была сооружена в северной половине кургана и несколько углублена в материк. С остатками детского костяка здесь найдены два сосуда, железные наконечники стрел, костяная обкладка лука, железный кинжал в железных ножнах. Могила 2 была сооружена в восточной половине кургана и углублена на 1,5 м в материк. Она тоже потревожена. Находки — обломки железных поделок, крупная каменная бусина; фрагменты керамики, обломки золотых украшений.

 

Оба кургана датируются последним этапом саргатской культуры.

 

В.Е. Медведев

Работы на острове Уссурийском.   ^

// АО 1977 года. М.: 1978. С. 258.

 

Хабаровский отряд Института истории, филологии и философии Сибирского отделения АН СССР продолжал раскопки средневекового грунтового могильника на рёлке о-ва Уссурийского, примерно в 5-6 км к северо-западу от с. Корсакова Хабаровского района.

 

Тремя раскопами (III-V) общей площадью более 600 кв.м вскрыто 88 погребений. Большинство их произведено вторично, особенно в северной половине памятника, где названный ритуал мог быть едва ли не единственным (из-за плохой сохранности костей или полного их отсутствия способ захоронения ряда погребений не установлен). Заметно меньше найдено погребений с трупоположением. Для них, так же как и для вторичных, чаще рыли овальные или прямоугольные с округлёнными углами ямы. Умерших клали на спину с подогнутыми ногами, головой преимущественно на северо-запад. Среди погребений этой группы интересно погребение 90, возможно женщины-шаманки, совершённое в яме длиной около 3 м и шириной более 1 м. Наряду с различными вещами (шесть круговых и лепных сосудов, бронзовые поясные бляхи, пряжка, подвеска, бусы, нож, зуб и фаланга лошади, кресало, рыболовные крючки, наконечники стрел и другие предметы) в могиле имелись кости, видимо, повторно погребённого человека.

 

Обнаружены два погребения с трупосожжениями, перекрывавшие более ранние погребения, произведённые по обряду трупоположения и вторичному ритуалу. В перекрытом погребении (54) с трупоположением встречены обломанный однолезвийный меч-палаш, копьё, наконечники стрел, нож, лепной сосуд, остатки наборного пояса — пряжка, овальные со срезом и квадратные бляшки тюркского типа.

 

Среди разнообразных комплексов сопровождающего инвентаря (предметов быта, вооружения, конской сбруи, украшений, орудий труда) обращают на себя внимание многочисленные остатки боевого доспеха — железные прямоугольные панцирные пластинки. Так, в погребении 62 и поверх него выявлено 700 целых и обломанных пластинок. Могильник — памятник тунгусоязычного населения Приамурья, главным образом IX-X вв., однако не исключено, что какая-то часть могил относится к началу XI в., а единичные погребения — к концу VIII в. н.э.

 

На острове исследован второй средневековый некрополь (в 1,5 км к юго-западу от горы Каменушки). Вскрыто шесть погребений приблизительно того же времени.

(258/259)

 

Г.И. Медведев, Н.И. Дроздов, А.М. Пашинов

Исследования петроглифов на Нижней Ангаре.   ^

// АО 1977 года. М.: 1978. С. 259.

 

Тасеево-Ангарский отряд Комплексной экспедиции Иркутского государственного университета совместно с Красноярским педагогическим институтом проводил работы по выявлению и фиксации петроглифов нижнего течения р. Ангары от Муромского порога до устья Ангары в Богучанском и Мотыгинском р-нах Красноярского края.

 

У пос. Геофизиков, в 5 км ниже районного центра Богучаны, на левом берегу на валуне диабаза обнаружено ещё 51 изображение человеческих личин, схожих с окуневскими юга Красноярского края и Тувинской АССР. Теперь на валуне насчитывается 92 личины, выполненные точечной ретушью.

 

В районе пос. Манзя (Богучанскпй р-н) на правом берегу осмотрены рисунки, обнаруженные А.П. Окладниковым в 1937 г. На ровных вертикальных участках скал охрой нанесены два ритуальных котла тагарского времени, возможно солярные знаки, а также морды медведей, кресты, фигуры лосей с массивными туловищами и маленькими головами, лошади с всадниками, фигуры людей мужского пола. Сохранность рисунков удовлетворительная.

 

На двух камнях у шиверы Мурожной, в 25 км ниже райцентра Мотыгина, точечной ретушью нанесены фигуры людей мужского и женского пола, лошади с всадниками. Видимо, художник изобразил кочёвку племени или военный поход. Возможно, эти рисунки относятся ко времени миграций кетоязычных или самодийских этнических групп с юга на север.

 

На левом берегу р. Тасеевой, у пос. Первомайского Мотыгинского р-на, обнаружено самое северное в Красноярском крае каменное изваяние человека. Оно расположено на вершине горы, на высоте 300-400 м от сентябрьского уреза воды, где на поверхность выходят большие остаточные глыбы тёмно-серого песчаника. Изваяние вытесано из целой глыбы песчаника и представляет собой реалистическое изображение головы человека с выраженными монголоидными чертами. Ориентировка лица — па юго-восток. Высота изваяния от основания — 152 см, наибольшая ширина — 30-35 см. Сохранность хорошая. Рядом с изваянием находится валун с выбитой человеческой личиной. Видимо, здесь было культовое место.

 

В.А. Могильников, А.В. Куйбышев

Работы в Среднем Прииртышье.   ^

// АО 1977 года. М.: 1978. С. 259-260.

 

Иртышский отряд Института археологии АН СССР раскопал шесть курганов у дер. Богдановки Горьковского р-на Омской обл., содержавших разновременные погребения саргатской культуры.

 

Самые ранние захоронения, V-IV вв. до н.э., обнаружены в наиболее крупных курганах (4, 5), достигавших почти 40 м в диаметре и 3,5 м высоты. Под насыпями из чернозёма на уровне суглинистого выкида находились обширные прямоугольные перекрытия из берёзовых брёвен, уложенных вдоль и поперёк могилы, по площади значительно превышавшие контуры могильных ям. Бревенчатое перекрытие в кургане 4 сверху было частично накрыто берёзовыми ветками. Погребения располагались в больших почти квадратных ямах, ориентированных с северо-запада на юго-восток. Вдоль северовосточных стенок ямы имели дополнительные углубления, врезавшиеся в материк до 0,50 м по отношению к дну ямы, которые предназначались, очевид-

(259/260)

но, для размещения погребального инвентаря.

 

Погребения ограблены в древности, костяки разбросаны. Предположительно погребённые лежали головами на северо-запад. Инвентарь сохранился фрагментарно и представлен бронзовыми кольцами от конского убора, обломком клевца, отдельными бляшками, сердоликовой бусиной, стеклянной подвеской, черешком железного наконечника стрелы, глиняным сосудом и фрагментами второго сосуда. В северо-западном углу могильной ямы кургана 4 был положен панцирь, от которого сохранилось около 350 костяных пластин. Характер перекрытия могил и частично инвентарь напоминают богатые савроматские погребения могильника Пятимары и ещё раз указывают на участие южных и юго-западных этнических элементов в сложении саргатской культуры. Вероятно, этим курганам синхронен курган 3 (ограблен), содержавший фрагменты чаши из панциря черепахи.

 

К V-III вв. до н.э. относится разграбленное центральное погребение кургана 2, содержавшее останки трёх погребённых, при которых найдены три золотые серьги и четыре золотых перстня, сердоликовые подвески в золотой оправе, бусы, бляшки, пряслица и другие вещи. Набор инвентаря указывает, что погребение женское. Это нетипично для саргатской культуры, центральные погребения курганов которой, как правило, мужские. Три впускных погребения этого кургана сильно повреждены норами. Возможно, с ними связан найденный в насыпи бронзовый котёл. В двух курганах вскрыты погребения II в. до н.э. — I в. н.э. Они имели порекрытия из дерева и берёсты. Инвентарь представлен глиняными сосудами, стеклянными бусами, бронзовыми бляшками, глиняными курильницами.

 

Небольшой раскоп был заложен на Богдановском городище. Основной материал памятника относится к эпохе раннего железа и одновременен курганам. С этим периодом связаны обширные зольники в культурном слое, грубая лепная керамика с резным и накольчатым орнаментами, пряслица, накладка лука гуннского типа. Выявлен также более поздний, слабо представленный комплекс, в котором присутствует керамика VI-VIII и IX-X вв. Последнюю дату подтверждает находка заготовки костяной пряжки, повторяющей форму бронзовых пряжек сросткинской культуры VIII-X вв. Незначительное количество материала эпохи раннего средневековья указывает на кратковременное пребывание на городище во второй половине I тысячелетия небольших угро-самодийских этнических групп, продвинувшихся в Прииртышскую лесостепь из южнотаёжных районов.

 

На юге Курганской и прилежащих районов Кустанайской обл. по р. Тоболу обследовано 26 памятников, относящихся в основном к эпохе бронзы и энеолиту. Керамику энеолита и ранней бронзы характеризует орнамент, выполненный отступающей техникой, что позволяет сближать названные памятники с памятниками района Тюмени типа Липчинской стоянки и с памятниками Среднего Приишимья типа Вишневки. Такое сходство обусловлено проживанием на названной территории родственного населения. В эпоху развитой бронзы здесь распространяется андроновская культура, представленная наибольшим числом памятников, причём присутствует керамика фёдоровского и алакульского облика. Поселения периода поздней бронзы дают керамику замараевского типа. К железному веку относится часть курганов и небольшое количество керамики на поселениях.

(260/261)

 

В.А. Могильников, А.В. Куйбышев, А.С. Суразаков

Раскопки в Кызыл-Джаре.   ^

// АО 1977 года. М.: 1978. С. 261-262.

 

Алтайская экспедиция Института археологии АН СССР изучала комплекс памятников в зоне мелиоративного строительства у дер. Кызыл-Маны Кош-Агачского р-на Горно-Алтайской автономной области, в межгорных долинах по р. Ак-коли, в уроч. Кызыл-Джар и по р. Талтуре, в уроч. Кöжöн-чöол.

 

Основное внимание было сосредоточено на раскопках курганов в уроч. Кызыл-Джар, где несколько десятков курганов вытянуты цепочками с севера на юг. Раскапывались курганы в пяти цепочках (Кызыл-Джар I-V). Вскрытые курганы принадлежат к двум культурно-хронологическим группам. Первая датируется IV-III вв. до н.э. и относится к позднему периоду пызыркской [пазырыкской] культуры. Для неё характерны захоронения в срубах, глубоких ямах под каменными насыпями. Каменные курганы сопровождались расположенными к западу от них ритуальными кольцами из восьми вертикально стоящих камней и примыкающей к кольцу небольшой округлой каменной выкладкой. К востоку от каменной насыпи у отдельных курганов с мужскими захоронениями шёл ряд каменных столбиков-балбалов (до 11), подобных балбалам у оградок тюрок VI-VIII вв. и, возможно, связанных с ними генетически.

 

Погребённые в срубах лежали головой на восток, па спине, с подогнутыми ногами, вдоль южной стенки. Сруб перекрывали продольным бревенчатым накатом, который застилался сверху ветками и перекрывался большими каменными плитами. В изголовье покойника ставились глиняный сосуд и деревянное блюдо с костями барана. Мужчины-воины имели колчан со стрелами, клевец и кинжалы (бронзовый или железный). В некоторых погребениях встречены бронзовые зеркала, небольшие кожаные мешочки с аппликациями. У ряда погребённых на шее были бронзовые круглопроволочные гривны, обёрнутые золотой фольгой. В одном кургане обнаружены остатки деревянного кубка с ручкой в виде фигурки кабана. Большинство погребений лишено сопровождающих захоронений лошадей. Данное обстоятельство объясняется или локальным своеобразием проживавшей здесь этнической группы, или постепенным исчезновением в IV-III вв. до н.э. у пазырыкского населения Алтая ритуала сопровождения покойников жертвенными конями.

 

Вторая культурно-хронологическая группа характеризуется одиночными погребениями в каменных ящиках, стоявших в грунтовых ямах под каменными курганами. Эти курганы концентрируются цепочками отдельно от курганов первой группы и не сопровождаются ритуальными кольцами и выкладками. Ящики сложены из вертикально поставленных плит и сверху перекрыты подобными плитами. В группе Кызыл-Джар IV для перекрытия ящика использована каменная стена с личиной окуневского типа, указывающая на проникновение в эпоху бронзы населения окуневской общности до Южного Алтая.

 

Погребённые лежали на правом боку, с подогнутыми ногами, головой на восток. Инвентарь беден. В отдельных погребениях в изголовье встречены глиняные сосуды и деревянные блюда с костями барана. Найдены также ножи, клевцы, серьги, бусы, бляшки. С этой группой погребений связано одно женское захоронение в подбое (вдоль южной стенки могилы), закрытом досками, горизонтально положенными на наклонно стоящие стойки. Вторая группа курганов датируется концом IV — началом II в. до н.э. и находит аналогии в материале Тувы и сако-усуней Вос-

(261/262)

точного Казахстана. Последнее, вероятно, указывает на проникновение восточноказахстанского населения на Алтай около III в. до н.э. Аналогичное движение отмечается в это время в степное междуречье Иртыша и Оби. В уроч. Кызыл-Джар раскопаны также четыре каменные оградки эпохи раннего железа, а в Онгудайском р-не у дер. Курота — древнетюркский курган и курган-кенотаф.

 

В.И. Молодин, Н.И. Мартынов, В.В. Бобров, Н.В. Полосьмак, Л.Н. Лаптева, А.И. Соловьёва, В.Н. Равнушкин

Работы Западносибирского отряда Североазиатской экспедиции.   ^

// АО 1977 года. М.: 1978. С. 262-263.

 

Западносибирский отряд Североазиатской комплексной экспедиции Института истории, филологии и философии Сибирского отделения АН СССР проводил исследования главным образом на территории Новосибирской обл.

 

Завершены исследования курганного могильника Преображенка 3 (Чановский р-н). Раскопаны 77 курганов, давших около 200 разновременных погребений. Андроновские могилы представляли собой грунтовые ямы, ориентированные с северо-запада на юго-восток и с юго-запада на северо-восток. Как детей, так и взрослых хоронили под курганными насыпями. Выявлены трупосожжения, захоронения в скорченном положении на боку, а также могилы без костяков. Инвентарь представлен фёдоровскими сосудами, преимущественно баночной формы. Два сосуда имеют четырёхугольный венчик. Бронзовые изделия: височные подвески, бляшки, пронизки, серьги с раструбом.

 

Погребения эпохи финальной бронзы совершены, как правило, на уровне погребённой почвы, в насыпи, реже в неглубоких грунтовых могилах. Погребённые лежали в скорченной позе, на правом боку, головой на юг, иногда с некоторым отклонением к востоку или западу. В ряде случаев кости скелета разрублены и обожжены. Инвентарь представлен круглодонными и плоскодонными сосудами ирменского облика, бронзовыми гвоздевидными подвесками, пронизками, нашивными бляшками. Прослежена четкая стратиграфия: ирменские погребения находятся выше андроновских или перекрывают последние. В кургане 107 обнаружено четыре тюркских захоронения. Судя по найденному инвентарю, они относятся к VII-IX вв.

 

Продолжены исследования ряда памятников в районе г. Куйбышева Новосибирской обл. На могильнике Абрамово 4 раскопаны восемь разновременных курганов. Насыпи 3 и 10 относятся к эпохе финальной бронзы. Погребения совершены на уровне погребённой почвы. Инвентарь представлен сосудами ирменского облика, костями животных, бронзовой нашивной бляшкой. Курганы 5, 7, 8 — сарматские. В каждом из них обнаружено от одной до четырёх могил, ориентированных по линии запад-восток с годичными отклонениями. Погребённые лежали в вытянутом положении, на спине. Сопровождающий инвентарь состоял из сосудов, костяных наконечников стрел, бронзовых украшений. Датировка остальных курганов затруднена.

 

В районе с. Маркова исследовался курганный могильник Марково 1. Раскопано шесть курганов из 28. В насыпях обнаружены мощные прокалы; могильные ямы подпрямоугольной формы расположены в центре кургана, ориентированы с северо-запада на юго-восток. Судя по инвентарю (глиняный светильник, сосуд с небольшим поддоном, пряслица, наконечники стрел, бусы, ту-

(262/263)

алетпые сосудики), могильник принадлежал барабинским татарам.

 

На южной террасе Марковского озера исследовалось поселение доандроновской бронзы. Вскрыто около 100 кв.м. Обнаружено овальное в плане наземное жилище с остатками кострищ в центре, с системой хозяйственных и столбовых ям. Сосуды — плоскодонные, украшены мелким гребенчатым штампом и рядами насечек, ямками по тулову, нередко «жемчужинами» по венчику. Дно орнаментировано. Этот комплекс ближе всего керамике поселения Одино из Приишимья.

 

Проведены охранные раскопки многослойного поселения Крохалёвка 4 (Коченевский р-н). Вскрыто около 50 кв.м. Культурный слой (до 2 м) дал материал (в основном керамику), относящийся к эпохе неолита, ранней бронзе, ирменской культуре, железному веку, а также — русский. Стратиграфически выделены культурные наслоения периода русского заселения, ирменского времени (хозяйственные ямы) и эпохи ранней бронзы (хозяйственные ямы и жилище). Последнее — подпрямоугольной формы, с двумя небольшими очагами в центре. У стенок с внутренней и внешней сторон прослежены круглые столбовые ямки. В заполнении найдены керамика и изделия из камня. Сосуды — плоскодонные банки, украшенные «жемчужинами» (чаще — по венчику, реже — по тулову и дну) и отпечатками ложнотекстильного орнамента по всей поверхности.

 

Продолжена расчистка Айдашинской пещеры в черте г. Ачинска Красноярского края. На памятнике отсутствует культурный слой; разновременные и разнокультурные материалы залегают бессистемно в слоях щебёнки и гравия, перемешанных с глиной. Судя по находкам, пещера представляла собой жертвенное место, функционировавшее в различные эпохи: от неолита до средневековья.

 

В.Т. Монгуш

Исследования каменного века в Туве.   ^

// АО 1977 года. М.: 1978. С. 263.

 

Отряд по изучению каменного века Тувинского научно-исследовательского института языка, литературы и истории работал в составе Балгазынской и Сенекской экспедиций и проводил разведки в зонах оросительных систем. Разведками были охвачены долина Мажалык-Ховузу, русла рек Мажалыка, Тээрьге, Марачёвки и близлежащие террасы. В Тандынском р-не в зоне Балгазынской системы у с. Марачевки, у подножия горы Уттут-Туруг, обнаружена неолитическая стоянка, где собрана коллекция каменных орудий: скребочки, листовидные наконечники стрел, пластинки, обломки керамики и кальцинированные кости.

 

С правой стороны магистрали Кызыл — Ак-Довурак на надпойменной террасе между горами Чеди-Тей и Хайыракан открыты четыре поселения в местности Даштыг-Хавак. Найдены рубиловидное орудие, скребки, нуклеусы, проколки, резцы, пластинки, отщепы, обломки керамики. На распаханном поле подняты также монета, сердцеобразное бронзовое украшение древнетюркского времени, ременное медное и железное коромыслообразное украшения

(263/264)

 

В.М. Морозов

Работы в Тюменской области.   ^

// АО 1977 года. М.: 1978. С. 264.

 

Экспедицией Уральского государственного университета продолжено изучение памятников правого берега р. Дувана в Тюменском р-не Тюменской обл.

 

Городище Дуванское I имеет площадку овальной формы (56х62 м) и окружено валом и рвом. Вскрыты остатки двух жилищ. Жилище I подпрямоугольной в плане формы (5х4 м) было вытянуто с северо-запада на юго-восток. Глубина котлована — 0,4-0,5 м, в центре зафиксирован очаг. С юго-западной стороны к жилищу примыкала хозяйственная яма. Жилище II ориентировано, как и жилище I, но более крупное (6,0х4,7 м), подпрямоугольной формы, котлован углублён на 0,3-0,4 м. У северо-западной стенки располагался очаг, а с северо-восточной стороны — выход шириной 1,2 м. Вещевой и керамический материал позволяет датировать жилища серединой I — началом II тысячелетия н.э. В межжилищном пространстве вскрыты два сооружения с более ранним, чем в жилищах, материалом. Одно из них являлось, очевидно, хозяйственной ямой (?). Она подпрямоугольная в плане, размером 2х2,5-3 м, глубиной до 0,25 м. Северо-западная её сторона фиксировалась слабо из-за поздних перекопов, почти уничтоживших и второе сооружение, остатки котлована которого прослеживаются лишь с западной стороны.

 

Наличие более раннего культурного слоя на городище подтвердилось и при разрезе вала. В северо-западной части городища под насыпью вала обнаружены остатки трёх сооружений: ямы, хозяйственной постройки и, вероятно, жилища. Яма повреждена более поздними сооружениями, имела неопределенные очертания и глубину до 0,3-0,5 м. Котлован подпрямоугольной в плане хозяйственной постройки (2,2х2,7 м) продольной осью ориентирован с северо-востока на юго-запад и углублен на 0,3-0,4 м. С северной стороны — выход шириной до 0,5 м. Вскрытая часть жилища (6х5 м) продольной осью ориентирована также по линии северо-восток — юго-запад. Глубина сооружения 0,3-0,5 м. Эти сооружения можно отнести к эпохе раннего железа.

 

На стыке Тюменской и Свердловской областей, на мысу левого берега р. Атымья, в 1,5-2 км к северу — северо-востоку от пос. Атымья, обнаружено поселение. Фиксирующиеся на поверхности остатки древних сооружений представляют собой западины округлой и подпрямоугольной форм. По размерам выделяются две группы: 3-3,5х4-5 и 0,5-1х5-2 м. Максимальная глубина первых — до 0,5 м, вторых — 0,5-0,6 м. Объекты первой группы располагаются компактно и, очевидно, представляют собой остатки жилых сооружений. Вторые являются хозяйственными постройками и ямами. Вскрыто сооружение, углублённое от уровня древней дневной поверхности на 10-15 см. Оно подпрямоугольное, размером 4,2х3,5 м, ориентировано с запада на восток. У западной стенки фиксировался очаг. Вдоль северной и южной стенок отмечены по две столбовые ямы, вероятно, от опорных столбов кровли. Материал (наконечник стрелы, льячки, керамика) позволяет датировать сооружение концом I — началом II тысячелетия н.э.

(264/265)

 

А.П. Окладников, А.К. Конопацкий

Работы в Приольхонье.   ^

// АО 1977 года. М.: 1978. С. 265-266.

 

Ольховским отрядом Североазиатской экспедиции осуществлено обследование побережья Малого Моря (Ольхонский р-н Иркутской обл.). Работы имели целью проследить контакты между древними культурами по обоим берегам Малого Моря на протяжении береговой линии от залива Мухор и до Онгурена, где ранее археологические памятники не отмечались. В результате разведки впервые удалось выявить вплоть до Онгурена — старинного бурятского поселения — интересные археологические памятники.

 

Особый интерес представляют обнаруженные в районе райцентра Елапцы многочисленные расщепленные валуны и гальки кварцита. Они связаны с высокими уровнями, около 200 м и более над уровнем русла р. Анги. По условиям распространения эти предметы, несомненно имеющие следы деятельности человека, «артефакты», обнаруживают определённое сходство с такими же галечными примитивными изделиями, собранными нами в 1977 г. и ранее на размытых водами Братского водохранилища берегах Ангары, например в Бурети и в близких к ней местах по правому берегу реки. В Еланцах оббитые и расщеплённые примитивные гальки-нуклеусы, изредка — скребловидные изделия связаны с обширными скоплениями валунов. При осмотре большого карьера над Еланцами установлено, что карьером вскрыта толща весьма древних, явно предшествующих верхнему плейстоцену, судя по яркой расцветке, эоплейстоценовых песков и глин. Кварцитовые валуны, в том числе с определёнными признаками обработки человеком, залегают здесь в жёлтых и бурых песках и супесях, составляющих верхнюю часть всей этой толщи.

 

Тем самым по-новому освещается вопрос о древнейших следах деятельности человека не только в Приольхонье, но и вообще в Сибири. Подтверждается высказанное ранее А.П. Окладниковым на материалах Улалинского поселения-мастерской положение о глубокой древности освоения человеком Сибири (в настоящее время, но геологическим данным проф. Л.А. Рогозина, для Улалинки предложена дата не моложе 690 тыс. лет тому назад, а может быть, и много древнее).

 

Другой памятник — позднепалеолитическое («мезолитическое») поселение в местности Кулгупа, в 8 км к югу от Онгурена. Оно располагалось в широкой и просторной долине ныне сухого ручья, впадавшего некогда в Байкал. На нём обнаружены расщеплённые гальки светло-серого кварцита, кварцитовые отщепы с чёткими признаками искусственной обработки, а также крупные изделия из речных галек мелкозернистых пород. Таковы чопперы с овальным односторонне обработанным крупными сколами лезвием, а также своеобразные песты-отбойники. На одном конце последних имеются характерные выбоины — следы ударов по твёрдому камню, на другом — зашлифованная и стёртая площадка, типичная для пестов. Из кварцита выделывали массивные скребловидные инструменты, в том числе орудия типа остроконечников-скрёбел, встречающихся в палеолите Ангары и Енисея.

 

В местности Тудугу у Онгурена обнаружена также своеобразная яма — «кладовка», в которой были захоронены кости крупного оленя за исключением позвоночника и рёбер. Это захоронение, несомненно, имеет ритуальный характер: кости убитого и съеденного зверя были тщательно собраны и уложены в ямке-хранилище, как это практиковалось в недавнее время и таёжными охотниками, чтобы животное могло воскреснуть и снова стать добычей охотников. Возраст описанных находок, как поселения, так и «кладовки», определяется стратигра-

(265/266)

фией: под дёрновым гумусированным слоем, в бурой супеси, над жёлтым суглинком. Это ранний для этих мест голоцен, ориентировочно — около 10 тыс. лет тому назад.

 

В местности Кулгуна обнаружено интересное неолитическое захоронение с каменной выкладкой характерной лодкообразной формы. Костяк старого человека, вероятно мужчины, лежал на спине. При нём были оригинальные костяные изделия: кинжаловидное остриё с зубчиками, орнаментированное костяное остриё, костяная ложка, а также наконечник стрелы из кремня, нефритовый ножичек и вкладное пильчатое лезвие для вкладыша. Инвентарь этого захоронения близок к вещам из погребений в Хужире, а вместе с тем и верхнеленским, чем подтверждаются связи между населением верхней Лены и Байкала в неолите и а начале бронзового века.

 

Среди других памятников обследованного района отметим городища в Еланцах, в Усть-Анге, петроглифы у дер. Куртун и оригинальное жертвенное место под живописным скальным навесом вблизи с. Бугульдейка. В этом жертвенном месте под специальным завалом из глыб дикого камня обнаружены жжёные наконечники стрел из кости и рога, имевшие трёхгранное тело и расщеплённые черешки. Подобные наконечники могут быть по аналогиям из могильных памятников и поселений соседнего Забайкалья датированы началом I тысячелетия н.э. Этим фактом устанавливается заселенность Приольхонья в гуннское время, а также несколько ранее.

 

А.П. Окладников, Н.Д. Оводов

Палеолитическая стоянка в Денисовой пещере на Алтае.   ^

// АО 1977 года. М.: 1978. С. 266-268.

 

Спелеологический отряд Института истории, филологии и философии Сибирского отделения АН СССР продолжал исследования карстовых полостей Алтае-Саянской горной области. В среднем течении р. Ануй и его левого притока р. Каракол (Усть-Канский р-н Алтайского края) наиболее интересной в археологическом отношении оказалась Денисова пещера. Расположена она на правом берегу р. Ануй, в 4 км ниже пос. Чёрный Апуй и приблизительно в 60 км к северу от широко известной палеолитической Усть-Канской пещеры.

 

Основной вход в Денисову пещеру, открывающийся у подножия отвесной скалы, легко доступный, имеющий ширину 10 м и высоту 2 м, обращён на юго-запад и отстоит от уреза воды по вертикали на 28 м. Пол во входном гроте площадью около 150 кв.м ровный и горизонтальный, целиком освещённый через верхнее трубообразное отверстие. В пещере заложены два шурфа: первый (4 кв.м) — в 4 м от линии нависания привходного козырька; второй (2 кв.м) — в 13 м. Оба шурфа пройдены до глубины 4 м от поверхности грунта.

 

Культурные остатки эпохи палеолита встречены в первом шурфе на глубине 3,30 м, во втором — на глубине 1,60 м. Мощность палеолитического слоя, подрезанного во втором шурфе, равна 2 м. Стратиграфия рыхлых отложений в пещере сложна. Круто падающая по боковой, длинной стенке второго шурфа непрерывная сажистая прослойка с примыкающей к ней с одной стороны толщей щебнистого, изобилующего артефактами суглинка, указывает на возможность существования в пещере жилищного комплекса.

 

В процессе вскрытия получен многочисленный и характерный набор каменных изделий. Основная масса их изготовлена из метаморфизованного тёмно-

(266/267)

Рис. 1. План Денисовой пещеры.

Рис. 2. Остроконечник и скребок из Денисовой пещеры.

(Открыть Рис. 1-2 в новом окне)

 

серого кремнистого сланца. В типологическом отношении палеолитические находки представляют выдержанное единообразное целое. Нуклеусы — в основе леваллуазские, предназначенные для изготовления широких пластинчатых отщепов и широких массивных пластин. Длина отдельных пластин достигает 12 см при ширине в среднем 3-3,5 см. У некоторых пластин ударная площадка имеет характерную форму в виде «шляпы жандарма». Очертания большинства пластин удлинённо-треугольные. На спинке часто имеется три и иногда более продольных фасеток. У некоторых из них вдоль одного или обоих лезвий заметны лёгкие выщерблины — следы сработанности.

 

Орудия в собственном смысле этого слова представлены остроконечниками и скребловидными инструментами. Один такой остроконечник имеет длину 8 см. Площадка его тщательно фасетирована на нуклеусе; ударный бугорок намеренно снят; лезвия оформлены асимметрично. Одно лезвие остроконечника слегка тронуто зубчатой ретушью, другое отделано боковыми сколами, достигающими в длину 1,2-2,3 см. К числу типичных скребел относится инструмент, изготовленный из массивной широкой пластины, у которой один край ретушью превращён в острое лезвие.

 

В целом каменный инвентарь Денисовой пещеры имеет ближайшие аналогии в инвентаре других алтайских пещер — Страшной и Усть-Канской, а также близок материалу с поселения Варварина Гора за Байкалом. Соответственно его можно отнести в хронологическом плане к среднему палеолиту леваллуа-мустьерской фации Алтая и Забайкалья.

 

Палеофаунистический материал из культурного слоя пещеры мало вырази-

(267/268)

телен. Кости крупных млекопитающих сильно раздроблены и подчас трудноопределимы. Среди них удалось установить остатки носорога, лошади, бизона (или крупного быка), марала, горного козла, медведя, пещерной гиены, волка, лисицы. Единичны части скелетов сурка, суслика и птиц.

 

Значительная мощность рыхлых отложений в Денисовой пещере (не менее 10-12 м) заставляет надеяться на обнаружение здесь следов ещё более древних культур.

 

В.Т. Петрин

Исследования палеолитической стоянки Могочино I на Оби.   ^

// АО 1977 года. М.: 1978. С. 268.

 

Палеолитический отряд Уральской экспедиции Уральского государственного университета продолжал раскопки стоянки Могочипо в Молчановском р-не Томской обл. Культурный слой лежит на высоте 14 м над уровнем реки и перекрыт мощной пачкой отложений различного генезиса. При вскрытии перекрывающих напластований встречены каменные предметы и некрупные кости. Максимальная высота залегания находок над культурным слоем — около 20 м. По всей вероятности, помимо основного культурного слоя, выше него находился ещё один. В материале обоих слоёв много общих черт: одинаковое исходное сырьё, клиновидные нуклеусы, микроскребки. Верхний культурный горизонт, судя по раскопкам, сейчас полностью уничтожен оползнями, смывом и другими процессами и фиксируется лишь в разрушенном состоянии.

 

А.И. Петров

Работы в Таёжном Прииртышье.   ^

// АО 1977 года. М.: 1978. С. 268-269.

 

Отряд Среднеиртышской экспедиции продолжал исследование стоянок Екатериновка I и II в Тарском Прииртышье. На южном участке стоянки Екатериновка I вскрыто 64 кв.м. Мощность слоя — 1,0-1,2 м. Найдены развалы крупных сосудов, множество фрагментов керамики и единичные орудия (наконечники стрел и дротиков, два ножа, скребок и скребло). Выявлена часть жилища наземного типа, слабо углублённого в материк (0,20-0,30 м). В центральной части его обнаружены два очага, вдоль стенок котлована прослежены столбовые ямки. Вокруг жилища находится несколько различных по форме и назначению ям. Каменный инвентарь жилища представлен двумя долотами и ножами, нуклеусом и проколкой. Интересна заполированная лепестковая подвеска с просверленным отверстием.

 

На стоянке Екатериновка II двумя раскопами вскрыта площадь 61 кв.м. В верхних слоях раскопа обнаружен развал плоскодонного валикового сосуда эпохи поздней бронзы. В раскопе 2 на глубине 20-30 см найдено большое количество керамики эпохи ранней бронзы, орнаментированной протащенной гребёнкой. Керамика екатерининского типа встречена в нижнем слое обоих раскопов. В раскопе 1 выявлена также округлая очажная яма, заполненная углем и обожженным песком красноватого цвета.

 

Найдена ещё одна стоянка — Екатериновка IV — с керамикой екатерининского типа.

 

При обследовании правого берега Иртыша в пределах Тевризского р-на

(268/269)

Омской обл. (от пос. Кайсы до дер. Александровки) и обоих берегов р. Тевриза обнаружено 17 памятников: стоянки, городища, поселения, курганы. Наиболее ранними следует считать стоянки в окрестностях бывших деревень Александровки, Хутор Бор и Ава Луговая. Стоянки Ава Луговая I и II расположены на невысоких расплывчатых гривах, стоянки Хутор Бор I и Александровка I — на первой надпойменной иртышской террасе. Встречено большое количество керамики екатерининского типа, орнаментированной горизонтальными и вертикальными линиями косопоставленной гребёнки и насечки, горизонтальным зигзагом. Реже встречаются фрагменты, орнаментированные ёлочкой, шагающей гребенкой, волной, сеткой, линиями отступающей палочки. Каменный инвентарь представлен отщепами, ножевидными пластинами, обломками шлифованного ножа и топорика. Стоянки относятся к эпохе позднего неолита — ранней бронзы.

 

На р. Тентис выявлены два раннесредневековых городища. Одно из них — Тентис II — имеет три земляных вала высотой от 1,5 до 2,0 м. Из двух городищ у пос. Кайсы одно датируется эпохой поздней бронзы — раннего железа, другое — VI-VIII вв. Здесь же выявлены две курганные группы.

 

У бывшей деревни Хутор Бор открыты пять памятников. На поселении эпохи поздней бронзы — раннего железа Хутор Бор V собрано большое количество керамики. На поселении Хутор Бор IV верхние слои относятся к эпохе развитой бронзы, нижние — к позднему неолиту. Общая мощность культурного слоя — 0,9 м.

 

Л.М. Плетнёва

Работы Томского отряда Среднеобской экспедиции.   ^

// АО 1977 года. М.: 1978. С. 269.

 

Продолжены работы на городище Кижирове, в 40 км к северу от г. Томска. Памятник раскапывался В.И. Матющенко в 1961 г., Л.М. Плетнёвой в 1972 и 1976 гг. Культурный слой городища нарушен постройками и пахотой. Под слоем XV-XVI вв. идёт культурный слой кулайского времени. Раскопками выявлен ров глубиной до 3 м от современной дневной поверхности и шириной в основании 0,4-0,5 м. На дне рва обнаружена кулайская керамика. Посёлок располагался на мысу, ров отделял его от поля. В незначительном количестве встречена керамика V-III вв. до н.э. Посёлок этого времени располагался южнее.

 

Начаты работы на поселениях I, II, VII у р. Кисловки в Томском р-не Томской обл., где разведкой Г.И. Гребневой в 1975 г. зафиксированы семь поселений. На поселении Кисловка I раскопана одна из 13 западин. Культурный слой — 30-45 см. Находок очень мало, представлены они керамикой конца I тысячелетия н.э. На поселении Кисловка II раскопаны семь жилищ из 19. Они прямоугольной формы (4-4,4х5 м), углублены на 0,3 м. В нескольких жилищах отсутствовал очаг; возможно, они были летними. Жилища погибли от пожара. Находки представлены целыми сосудами и фрагментами керамики второй половины I тысячелетия н.э. На поселении VII раскопано жилище прямоугольной формы (3,8х4,4м), углублённое на 0,25-0,30м. Датируется оно тем же временем, что и поселение II.

 

На всех трёх поселениях у р. Кисловки под слоем эпохи железа выявлен неолитический слой, находки из которого представлены каменным наконечником стрелы, скребком, пластинами, отщепами и кусками сланца.

(269/270)

 

М.Л. Подольский, Н.Ю. Кузьмин, Е.Д. Паульс, А.С. Поляков, Ю.В. Тетерин

Раскопки тагарских курганов на территории Знаменской оросительной системы.   ^

// АО 1977 года. М.: 1978. С. 270.

 

Знаменским отрядом Среднеенисейской экспедиции Ленинградского отделения Института археологии АН СССР раскопано 15 курганов тагарской эпохи в 2 км к югу от с. Знаменки Боградского р-на Хакассии. Это плоские насыпи, в большинстве своём распаханные, высотой от погребённой почвы до 0,7 м. Под насыпью — прямоугольные ограды из плит песчаника. Размеры оград от 6,5х6,0 до 18х16 м. В ограде обычно одна могила, редко две (два случая) и три (один случай). У трёх оград с востока пристройка. Всего раскопаны 23 могилы (не считая нескольких безынвентарных погребений младенцев и поздних, в основном тесинских, впускных погребений). Все могилы прямоугольные, ориентированы по линии запад — восток. Размеры их от 1,5х0,8 до 3,2х2,5 м, глубина от погребённой почвы — 0,7-1,7 м. Могилы содержали обычно одиночные погребения, но иногда двух (четыре могилы) или трёх (две могилы) погребённых. Погребённые лежали на спине, головой на запад и запад — юго-запад. Каждому погребённому поставлены по два глиняных сосуда и положена мясная пища. Подавляющее большинство сосудов типично для подгорновского этапа тагарской культуры — баночной формы, с утолщённым венчиком, косо срезанным наружу, и с широкими желобами под ним.

 

Четыре погребения сохранили сопровождающий инвентарь. Оружие из бронзы: три кинжала подгорновского типа, массивный боевой чекан, боевой топорик, два втока, а также три костяных наконечника стрел. Орудия: семь ножей, шило ранней тагарской формы (без шейки), так называемый «предмет неизвестного назначения», два зеркала с петелькой на обороте (всё из бронзы). Из украшений наиболее часты крупные полусферические бляшки, трубочки-пронизки, бронзовые биконические бусы (некоторые обёрнуты тонким листовым золотом), каменные бусы, в том числе две из сердолика. Найден оригинальный декоративный костяной гребешок с циркульным орнаментом. Перечисленный инвентарь соответствует в основном погребальной традиции подгорновского этапа тагарской культуры, датируемого VI-V вв. до н.э.

 

Размеры и конструкции оград и могил существенно варьируют. Ограды — от небольших, с четырьмя угловыми камнями, распространённых в раннетагарскую эпоху, до значительных (18х16 и 15х12 м), с восемью и десятью столбообразными плитами, характерных для позднего, сарагашенского этапа. Могильные конструкции — небольшие каменные ящики из хорошо подогнанных плит, перекрытые сплошными плитами, каменные ящики из небольших плит, с деревянным срубом или рамой внутри, перекрытые бревенчатым накатом с панцирем из мелких плит, и, наконец, срубы, перекрытые бревенчатым накатом (без камня), иногда значительные по размерам,— также соответствуют тенденции развития от ранней тагарской эпохи до сарагашенского этапа.

(270/271)

 

А.К. Пономаренко

Разведки на восточном побережье Камчатки.   ^

// АО 1977 года. М.: 1978. С. 271.

 

Восточнокамчатский отряд Северо-Восточно-Азиатской экспедиции вёл разведки на восточном побережье Камчатки, от п-ова Шипунского на юге до п-ова Кроноцкого на севере (Кроноцкий залив). Обследована территория протяженностью более 700 м вдоль русел рек, побережий озёр и океана.

 

На северном побережье п-ова Шипуиского обнаружено шесть стоянок: в бухте Моржовой, на побережье оз. Большая Медвежка и в устье ручья Дождевого. На стоянке Большая Медвежка I найдена керамика айнского типа с внутренними ушками для подвешивания. На северном побережье оз. Калыгирь отмечено также шесть стоянок.

 

Четыре стоянки обследованы на побережье Жупановского лимана. На стоянке на мысу Копыто культурный слой мощностью от 10 см до 2 м насыщен раковинами моллюсков и содержит большое количество костей морских животных, наслоения берёсты и сгнившие брёвна. Найдена берёста, орнаментированная треугольниками. В устье лимана Берёзового на террасе высотой 20 м обнаружена ещё одна стоянка.

 

Обследованы пять стоянок в районе Семячинского лимана. В обнажениях почвы на мысе около пос. Жупаново прослежены два культурных слоя и собран обильный подъёмный материал. Верхний культурный слой аналогичен обследованному на стоянке мыса Копыто. Его мощность достигает 1,8 м. В нём найдена японская бронзовая монета середины XVIII в. (определение М.В. Воробьёва) и костяной наконечник гарпуна поворотного типа.

 

Одна стоянка обнаружена близ устья р. Третья речка, две — в устье р. Шумной, три — в нижнем течении р. Тихой. На северном побережье высокогорного озера Кроноцкого открыто четыре стоянки, а в долине р. Кроноцкой — три. В устье р. Столбовой отмечена одна стоянка и на побережье залива Ольга — ещё одна.

 

Подъёмный материал, собранный на стоянках, представлен каменными (обсидиан, кремень, халцедон, яшма, сланцы) и костяными орудиями труда. Это наконечники стрел черешковые и листовидной формы; ножи узко- и ширококлинковые с рукоятью-насадом или шейкой-перехватом, горбатые ножи, ножи различных геометрических форм; скребки круглые, трапециевидные, грушевидные, клювовидной формы, а также скребки на отщепах. Тёсла трапециевидной или прямоугольной форм в плане с линзовидным, плоским или трапециевидным поперечным сечением. Костяные изделия: игла для плетения рыболовных сетей, полоз нарты и клепик — деталь собачьей упряжки.

 

На стоянках отмечено различное количество юртовищ — подпрямоугольных углублений от 5 до 15 м в поперечнике, ориентированных выходом, как правило, в сторону океана, реки или озера. Количество юртовищ на стоянках колеблется от двух до 90. Одни едва заметны на поверхности, другие имеют чёткие контуры, глубину до 3 м и несколько выходов. Полуподземные жилища иногда соединяются между собой узкими траншеями. Судя по внешнему виду юртовищ, а также стратиграфии разрушающихся стоянок, археологические памятники побережья Кроноцкого залива разновременны. Айнская керамика с внутренними ушками и японская бронзовая монета позволяют отнести верхние культурные слои стоянок на мысе Копыто и около пос. Жупанова к XVIII в. Нижний культурный слой стоянки около пос. Жупанова, а также стоянки, юртовища которых имеют оплывшие контуры, относятся, возможно, к периоду развитого неолита Камчатки.

(271/272)

 

В.А. Посредников

Работы Горно-Алтайской экспедиции Алтайского университета.   ^

// АО 1977 года. М.: 1978. С. 272.

 

Экспедиция продол/кила исследования памятников раннего металла в окрестностях с. Ело Онгудайского р-на Горно-Алтайской автономной области. Раскопки велись на шести могильниках афанасьевского времени: Ело 1, Ело 2, Ело Баши, Нижний Тоботой, Нижний Тюмечин и Кара Коба. Могильники удалены друг от друга на 1-3 км и располагаются по рекам Ело, Тоботой, Каерлык, Урсул в радиусе 5 км от с. Ело.

 

Могильники представлены оградами двух типов. Первый — кольцо из вертикально вкопанных каменных плит, второй — кольцевидная каменная наброска. Могильники содержат от пяти до 30 оград, всего на шести могильниках их около 90. Из них вскрыты 20. Ограды первого типа внутри кольца имеют каменную выкладку, а могила, находящаяся в центре ограды, перекрыта мощными каменными плитами, иногда в несколько рядов. У оград второго типа внутри кольцевидной наброски каменной выкладки нет, а могила перекрыта бревнами. Некоторые могильники содержат сооружения только первого типа (Нижний Тюмечин), другие (Ело 2) только второго, третьи (Ело 1, Кара Коба) — обоих типов.

 

Независимо от наземных конструкций сооружения могилы имели глубину от 1,5 до 2,3 м от современной поверхности земли. Дно ямы и костяк были окрашены охрой; в отдельных могилах встречены остатки подстилки из лиственничной коры. Погребённые лежали на спине, с согнутыми в коленях ногами, головой к западу с некоторыми отклонениями на юг и север. При погребённых найдены остродонные и круглодонные орнаментированные сосуды, курильница, вещи из бронзы, кости и камня. В оградах под каменной выкладкой и в могилах встречены кости коровы, овцы, лошади, собаки, марала.

 

При раскопках могильника Нижний Тоботой вскрыты объекты, не связывающиеся с афанасьевским временем. Это прямоугольная ограда из вертикально поставленных плит, внутри которой была каменная вымостка. В центре находился каменный ящик, ориентированный с северо-востока на юго-запад. Костяк лежал черепом на юго-запад. В этом же могильнике раскопано погребение под небольшой (2,5х1,2 м) прямоугольной выкладкой из каменных плит. Погребённый лежал на древней дневной поверхности на спине, с согнутыми ногами, головой на север. У ног — череп овцы.

 

Т.М. Потёмкина

Работы Тоболо-Иртышского отряда.   ^

// АО 1977 года. М.: 1978. С. 272-274.

 

Тоболо-Иртышский отряд Западносибирской экспедиции Института археологии АН СССР проводил исследования в Курганской и Омской областях. В Курганской обл. работы велись в устье р. Убаган, где вдоль берега на протяжении 3 км обследовано восемь памятников (Убаган I-VIII), в большинстве случаев со смешанным культурным слоем, включавшим культурные остатки эпохи мезолита и неолита (III, VIII), неолита и бронзы (VII), энеолита (I), энеолита и бронзы (II), раннего железа (IV, VI). Почти все памятники расположены на дюнах и сильно разрушены. Подъёмный материал наряду с керамикой представлен большим числом каменных изделий. Преобладают изделия из кремня и яшмы, среди которых основное место занимают плас-

(272/273)

Сосуд и бронзовое шило из погребения ранней бронзы у дер. Верхняя Алабуга.

(Открыть Рис. в новом окне)

 

тинки и сечения. Других орудий из пластин немного: это скребки, скобели, угловые резцы, проколки, наконечники стрел различных форм с двусторонней плоской ретушью.

 

На поселении Убаган III раскопом I (92 кв.м) вскрыта земляночная часть жилища эпохи неолита неправильной овальной формы (4,8х2,2 м) с двумя хозяйственными и одной очажной ямами. В последней обнаружены: развал остродонного сосуда, сплошь орнаментированного гребенчатым штампом, ножевидные пластины, глиняное грузило и кремнёвый гребенчатый штамп. На другом участке того же поселения (раскоп II, 26 кв.м) под мощным слоем (0,8-1,0 м) переотложенного наносного грунта с включениями неолитической керамики и кремнёвых изделий выявлен мезолитический пласт толщиной 5-25 см со следами жилищного углубления, расчищенного частично (16 кв.м). Материал из раскопанной части жилища представлен небольшим (около 30 экз.), но очень выдержанным однородным комплексом кремнёвых изделий: это почти исключительно ножевидные микропластинки и сечения приблизительно одинаковых размеров. Преобладающая часть их, так же как и костей животных, очень плохой сохранности и сосредоточена вокруг кострища. В двух случаях пластинки (4 и 6 экз.) лежали ровным рядом вплотную друг к другу, составляя, видимо, лезвие орудий, основание которых не сохранилось.

 

У дер. Верхняя Алабуга начаты исследования могильника периода ранней и развитой бронзы, расположенного на песчаном всхолмлении в пойме р. Тобола. На площади 90 кв.м выявлены пять погребений. Четыре из них — алакульские с характерным обрядом погребения, керамикой и бронзовыми украшениями (браслеты, бляшки, бусы, височное кольцо). Одно погребение — ранней бронзы, первое на территории лесостепного Зауралья. Могильная яма прямоугольной формы (0,9х0,6х0,2 м) с закруглёнными углами ориентирована с северо-запада на юго-восток. Костяк взрослого человека помещался в юго-западной её половине в сильно скорченном положении, на спине, черепом на северо-запад. У нижней челюсти найдено массивное бронзовое четырёхгранное шило, в северо-западном углу — круглодонный сосуд, орнаментированный по всей поверхности и у края с внутренней стороны оттисками гребенчатого штампа. Большое число фрагментов сосудов ранней бронзы, среди которых преобладают обломки с псевдотекстильным орнаментом, а также кремнёвые изделия (пластины, сечения, скребки, скобели, угловые резцы) собраны на распаханной поверхности памятника.

(273/274)

 

В Омской обл. продолжены исследования на Чудской горе. Получены стратиграфические и планиграфические данные, позволяющие с достаточной уверенностью говорить о четырёх основных этапах заселения памятника. Наиболее ранние и мощные наслоения относятся к сузгунско-еловскому времени и связаны с существованием в центральной части горы культового места. Раскопаны ещё три сооружения культового назначения (слабообугленные полуземлянки) с большим числом целых и раздавленных сосудов, кострищ, скоплений золы, угля, костей животных (преимущественно черепа и конечности). Следующий этап представлен небольшим количеством керамики с крестовой орнаментацией, связанной с более верхними горизонтами. Разрезы довольно мощных валов и рвов и частичное вскрытие двух земляночных углублений на ограниченной ими площадке показали, что данные сооружения относятся к третьему строительному горизонту — времени существования штамповой керамики зеленогорского типа (по В.Н. Чернецову) периода раннего железа. Городище также располагалось в центре горы, занимая значительную часть площадки культового места, частично разрушив и перекрыв сооружения последнего. Самые поздние наслоения представлены немногочисленной татарской посудой, приуроченной к отдельным ямам или кострищам в верхних горизонтах памятника.

 

М.Н. Пшеницына, Е.Л. Немировская, В.Г. Ефимов

Раскопки памятников тесинского этапа у горы Тепсей на Енисее.   ^

// АО 1977 года. М.: 1978. С. 274-275.

 

Тепсейский отряд Среднеенисейской экспедиции Ленинградского отделения Института археологии АН СССР завершил раскопки у горы Тепсей на правом берегу Красноярского водохранилища. Закончены исследования могильника Тепсей VII и большого кургана-склепа Тепсей XVI тесинского этапа (II-I вв. до н.э.).

 

В могильнике Тепсей VII вскрыто 26 могил. 14 из них — срубы с бревенчатым потолком и дощатым полом, закрытыми берёстой. Девять могил — грунтовые ямы, три — каменные ящики. Все могилы, кроме двух, индивидуальные. Погребённые лежали на спине, головой на северо-восток, реже — на юго-восток. В трех могилах — трупосожжения. При погребённых обычно находятся глиняные сосуды, железные ножи, кольца и пряжки, пластины-накладки, стержни, застёжки, костяные обоймы и пряжки, подвески, роговые булавки, бусы из стекла, камня и сердолика. В двух могилах найдены железные кельты. Уникальны костяные наременная обойма, украшенная двумя скульптурными головками медведя, и обкладка ножен с циркульным орнаментом.

 

В пункте Тепсей XVI доследован курган диаметром 24 м и высотой около 1,5 м. Под насыпью находилась квадратная ограда (18х19 м при высоте 1,2 м) из крупных вертикально поставленных плит. Вдоль каждой из стен ограды и по её углам стояли 20 больших столбообразных плит. С юго-запада был вход в ограду. В ограде, в глубокой яме (2,4 м) сложного устройства, находился склеп: сруб, внутренняя площадь которого составляла 23 кв.м.; окружавший его тын, пол, потолок и двухслойный накат над ямой были сделаны из брёвен диаметром 35-50 см. С юго-западной стороны находился вход в склеп. Склеп и всю площадь внутри ограды закрывал мелкий плитняк с нарезанными кусками дёрна. Сооружение в целом имело форму усечённой пирамиды с каменной оградой-крепидой в основании.

(274/275)

Костяные предметы из могильника Тепсей VII

1 — наременная обойма с двумя скульптурными головками медведя; 2 — обкладка ножен.

(Открыть Рис. в новом окне)

 

Склеп сожжён. В его восточной половине имелись дощатые «полати» шириной до 2,3 м, устроенные в два яруса.

 

В склепе было погребено не менее 30 взрослых людей. Их укладывали на пол и «полати» на спине, иногда на боку. Черепа, как правило, моделировали глиной и превращали в своего рода глиняные «головы», схематично передающие черты лица умершего. Пять из них хорошо сохранились. Склеп ограблен. Найдены шесть глиняных сосудов и четыре берестяных короба, прошитых ремешками, образующими несложный орнамент. Найдены также железные и бронзовый ножи, железные стержень, крюк и пряжка, бронзовые игла и шило, конусовидная бляшка, два кнопковых зеркала, каменная имитация раковины каури, клык кабарги, пастовая бусина, две глиняные бляшки и обрывки листового золота.

 

Под стенами ограды кургана снаружи открыты 23 могилы того же времени, что и склеп. Это подобия небольших каменных ящиков. В пяти из них захоронены взрослые, в остальных — дети и подростки. Большинство могил — без инвентаря. В ограде кургана, на северозападном борту ямы, было ещё два безынвентарных тесинских погребения — взрослого в каменном ящике и ребёнка, завернутого в берёсту. С юго-восточной стороны склепа находились две другие тесинские могилы в каменных ящиках, впущенные в имевшиеся здесь карасукские ограды.

 

Под каменно-деревянными конструкциями кургана оказались два кургана

 

подгорновского этапа тагарской культуры и три карасукских ограды. Один тагарский курган содержал две могилы со срубами и каменным покрытием. Северо-восточная стена ограды кургана и остальные его могилы уничтожены тесинским склепом. Другой курган оказался в южном углу ограды тесинского кургана. В нем в каменном ящике обнаружен потревоженный скелет взрослого. Карасукские ограды обычного устройства. В одной из них были две могилы в каменных ящиках, в остальных — по одной.

 

Б.Н. Пяткин, В.Ф. Капелько

Шалаболинские писаницы.   ^

// АО 1977 года. М.: 1978. С. 275-276.

 

Хакасский отряд Южносибирской экспедиции Кемеровского государственного университета копировал писаницы на р. Тубе, правом притоке Енисея. Памятник известен и частично скопирован А.В. Адриановым.

 

Петроглифы нанесены на круто обрывающиеся плоскости скал трёх гор: Берёзовой, Сосновой и Последней. Наибольшее количество рисунков сосредоточено на горах Последней и Берёзовой, на высоте 15-20 м от уреза воды.

(275/276)

 

Техника нанесения петроглифов представлена точечной выбивкой, выбивкой в сочетании с прошлифовкой, шлифовкой, прочерчиванием (гравировкой), выполненными охрой рисунками. В некоторых случаях удалось проследить первоначальный эскиз — изображение намечено тонкой линией, а затем выполнено в той или иной технике. Встречаются незаконченные фигуры. Наиболее многочисленны изображения различных животных: лося, оленя, марала, медведя, значительно реже — птицы, рыбы. Изображения человека редки и в основном относятся к самым поздним пластам петроглифов. Наряду с многочисленными одиночными фигурами животных есть многофигурные композиции, где изображены сцены охоты, батальные сцены и ряд других сюжетов: лодки, солнечные личины, идущие и стоящие группы зверей.

 

Хронологически петроглифы определяются от неолита, может быть, несколько раньше, до кыргызского времени. В некоторых случаях удалось установить последовательность нанесения рисунков на одну плоскость и определить их культурную принадлежность. Так, на одной из плоскостей были выбиты фигуры лосей, а затем нижняя часть скалы обвалилась, уничтожив частично некоторые фигуры животных. В образовавшейся нише охрой нарисован фантастический зверь, глотающий солнце. Несколько позже в нише нарисован зверь, хорошо известный по окуневским аналогиям. Факт его более позднего нанесения бесспорен. В другом случае стилистически аналогичные фигуры лосей перекрыты изображением фантастического хищника, аналогичным изображению зверя на плите в окуневской могиле из Черновой XIII.

 

Таким образом, определённая группа изображений может быть отнесена к до-энеолитическому времени. Некоторым подтверждением этому могут служить находки каменных изделий в непосредственной близости от петроглифов. Каменный инвентарь представлен серией нуклеусов, скребков, свёрел, пластин, обломков наконечников дротика. Наиболее поздние рисунки, относящиеся к кыргызскому времени, выполнены главным образом техникой прочерчивания (гравировка) и имеют прямые аналогии на Сулекской и других писаницах этого времени.

 

Б.Н. Пяткин, Т.В. Николаева

Раскопки в с. Ажендарове.   ^

// АО 1977 года. М.: 1978. С. 276.

 

Экспедиция Кемеровского государственного университета проводила раскопки в зоне затопления водохранилища на р. Томи. На территории с. Ажендарова, на второй надпойменной террасе левого берега р. Томи при впадении р. Ажендарки в Томь, были заложены два раскопа и сделаны зачистки. Стратиграфия следующая: дерновый слой (10-15 см), суглинок светло-серого цвета (15-20 см), подстилающие глины.

 

Основная масса находок была сделана в дерновом слое и на границе дёрна и суглинка. Сосуды баночной формы и горшки — лепные, толстостенные, тёмного цвета, сделанные техникой кольцевого налепа из плохо отмученной глины с примесью шамота. Крынки изготовлены на гончарном круге из хорошо отмученной глины с добавлением мелкого отощителя, обжиг хороший. Они покрыты глазурью красного, коричневого и зеленоватого оттенков. Найдены также железные предметы (ножи, обломки скобеля, кованые четырёхгранные гвозди) и грузила для рыболовных сетей из плоских речных галек. Предварительно памятник можно отнести ко времени появления русских в этом районе.

(276/277)

 

В.В. Симонов

Работы в таёжном Прииртышье.   ^

// АО 1977 года. М.: 1978. С. 277.

 

Разведывательный отряд Омского педагогического института вёл работы в таёжном Прииртышье.

 

На Вертинисском городище, расположенном в Усть-Ишимском р-не Омской обл., на левом берегу р. Ишима, наиболее интересными объектами раскопок оказались три хозяйственные ямы диаметром около 1,5 м и глубиной до 0,60 м от уровня материка. Они, видимо, имели деревянные перекрытия с земляной насыпью поверху. В одной из ям прослежен коридорообразный вход со ступенчатым спуском, направленным в сторону берега. В заполнении ям, кроме обычных находок (керамики, костей животных, шлака, обмазки и кусков обожжённой глины), обнаружены железные ножи, костяные изделия (пронизки, наконечники стрел, ложка), бусы, бронзовый перстень. В нижнем слое встречается керамика, орнаментированная гребенчатым штампом. Она аналогична керамике поселения Тюрмитяки I. Сходен и каменный инвентарь этого поселения с материалом слоёв городища Вертинис. Нижний слой городища относится к эпохе неолита — ранней бронзы, верхний — к VIII-XII вв.

 

Близ дер. Тюрмитяки обследованы поселение развитой бронзы, два городища эпохи железа и две курганные группы. Наиболее интересна курганная группа Тюрмитяки VI, содержащая 45 насыпей. По внешнему виду курганы делятся на две группы: маленькие, диаметром 6-12 м, с обязательной грабительской ямой и большие, диаметром 20-40 м.

 

В.Н. Соколов

Исследования в зоне Усть-Илимского водохранилища.   ^

// АО 1977 года. М.: 1978. С. 277.

 

Среднеангарский отряд Комплексной экспедиции Иркутского государственного университета обследовал среднее течение р. Ангары от Братска до затопленного ныне порога Долгий.

 

На правобережной террасе с максимальной отметкой 34 м в устье горной речки Долгая обнаружена стоянка. Культурный слой залегает в бурой супеси на глубине до 45 см от поверхности. Сразу под дёрном найдена керамика эпохи железа. Нижний уровень слоя представлен фрагментами керамики с отпечатками «сетки-плетёнки», следами штриха, вдавлений разнообразных форм. Тут найдены топоры со следами шлифовки, тёсла, наконечники стрел миндалевидной формы, выпрямители древков стрел (лощила), скребки из отщепов и пластинчатых сколов. Датируется этот комплекс предварительно эпохой позднего неолита — ранней бронзы. Отметим, что поселение расположено в 1 км ниже Дубынинских писаниц. Возможно, изучение стоянки позволит точнее датировать наиболее древние их изображения.

 

При обследовании стоянки в устье р. Шаманки зафиксированы пять культурных горизонтов. Найдена керамика с отпечатками «сетки-плетёнки», следами штриха, ногтевых вдавлений, отпечатками зубчатого штампа, фрагменты с налепными валиками. Каменный инвентарь представлен тёслами, топорами со следами подшлифовки, скребками, наконечниками с черешковым насадом. Хронологический диапазон находок широк — от неолита до позднего железа.

(277/278)

 

Я.И. Сунчугашев

Древние оросительные каналы Хакассии.   ^

// АО 1977 года. М.: 1978. С. 278.

 

Экспедиция Хакасского научно-исследовательского института языка, литературы и истории вела поиски древних оросительных каналов в Аскизском и Ширинском р-нах. В последнем разведкой и предварительным исследованием охвачена долина р. Туима (Тоим). На правом берегу Туима зарегистрированы три канала, расположенных один за другим по течению речки и, очевидно, относящихся к тагарскому времени. Первый канал берёт начало южнее дер. Тупик, трасса его протяжённостью около 4 км проложена вдоль Туима. В 450 м от конца первого канала начинается второй, длина которого около 1 км. Русло канала имеет глубину 0,2-0,4 м от поверхности при ширине 1,0-2,5 м. Местами русло не сохранилось. В 1,5 км южнее улуса Малый Спирин, расположенного ближе к устью Туима, исследован третий канал. Длина сохранившейся части не менее 1,5 км.

 

На левом берегу р. Аскиза, между улусом Верхний Аскиз и станцией Аскиз, зафиксирован оросительный канал протяженностью около 800 м. Канал местами разрушен. Глубина его в начале 0,9 м при ширине 4 м. Следы древнего оросительного канала сохранились и на правом берегу Аскиза в 400 м от западной окраины улуса Верхний Аскиз. Судя по многочисленным памятникам долины р. Аскиза, канал начал функционировать позднее времени карасукской культуры.

 

Т.С. Теин

Изучение палеоэскимосской культуры на о-ве Врангеля.   ^

// АО 1977 года. М.: 1978. С. 278.

 

Врангельский отряд Северо-Восточно-Азиатской экспедиции третий сезон исследовал стоянку палеоэскимосской культуры в Чертовом овраге на о-ве Врангеля.

 

Орудия труда и охоты изготовлены из глинистого и кремнистого сланцев. Встречаются предметы из чистого кремня. Много орудий труда из гальки. Обилие ножей, черешковых метательных наконечников, концевые копьеца наконечников гарпуна поворотного типа, наконечники стрел показывают, что обитатели стоянки занимались преимущественно охотой на морских зверей и уток. Два кострища, обнаруженные на стоянке, открытого типа. Отсутствие керамики свидетельствует о значительной древности стоянки, относящейся, судя по аналогиям с палеоэскимосскими культурами Арктической Америки, в частности Северной Гренландии, ко II тысячелетию до н.э.

 

Продолжались также раскопки землянки на мысе Рыркайпий, начатые в 1975 г. Обнаруженные предметы материальной культуры показали, что землянка относится к древнеберингоморскому периоду. Остальные землянки на мысе Рыркайпий относятся к пунукскому времени.

 

А.В. Тиваненко

Новые петроглифы Западного Забайкалья.   ^

// АО 1977 года. М.: 1978. С. 278-279.

 

Экспедиция Этнографического музея народов Забайкалья начала работы по выявлению петроглифов на территории Бурятской АССР. Исследованиями были охвачены главные притоки р. Селенги — Чикой, Хилок, Джида, Темник, а также окрестности г. Улан-Удэ.

 

В долине Чикоя наскальные рисунки охрой открыты в местностях Каменушка, Тагалсар, Городовой утёс, причём

(278/279)

последний пункт оказался не только самым высокогорным в Забайкалье (до 1500 м), но и одним из крупнейших собраний древнего наскального искусства края. У некоторых орлов, изображённых на потолке пещеры, размах крыльев более 1 м. Они не имеют пока аналогий ни в Забайкалье, ни в Монголии.

 

В долине Хилока древние изображения выявлены в районе сёл Долга, Сухой Ручей, Бичура, Олентуй, Усть-Обор. В долине Темника петроглифы впервые найдены на стенах Темниковской пещеры и в местности Галтай. Много новых писаных скал найдено в окрестностях г. Улан-Удэ: Итанца, Большой Тологой, Кордон, Омулевка, Тапхар I, Бэшэгтуу II, Айрак I-IV. Следует также отметить новые композиции и рисунки, выявленные на известных петроглифах Острая сопка, Забока (Ганзурино), Утёс, Поворот, Хужир.

 

Все найденные рисунки относятся к так называемой «селенгинской» группе изображений Забайкалья, выполнены красной охрой и датируются А.П. Окладниковым бронзовым веком. Постоянными деталями древних композиций являются рисунки орлов, людей, оград-загонов, пятен, зооморфных и антропоморфных фигур, крестообразных и солярных знаков, животных. Новые петроглифы дали материал, позволяющий не только расширить ныне известный их ареал, но и датировать часть из них поздней бронзой — началом железа.

 

Отметим, что почти все известные петроглифы Западного Забайкалья совпадают с современными культовыми местами бурят. При подъёмных сборах, зачистке естественных обнажений и осмотре скальных щелей в ряде случаев встречены следы более древнего почитания писаных скал, начиная с неолита. Наиболее многочисленны находки эпохи бронзы и раннего железа, представленные обожжёнными и разбитыми костями домашних животных, орудиями труда, керамикой, человеческими жертвоприношениями. Найдены также кострища и каменные жертвенники. Последние аналогичны шаманским жертвенникам бурят. Важно указать также па некоторые элементы древних наскальных композиций, которые находят объяснение с точки зрения мифологии, этнографии, шаманских представлений как бурят, так и вообще монголо-язычных народов Центральной Азии.

 

Т.Н. Троицкая

Исследования памятников эпохи раннего железа.   ^

// АО 1977 года. М.: 1978. С. 279-280.

 

Новосибирская экспедиция исследовала два памятника первых веков нашей эры.

 

Городище Чёрный Мыс 1 расположено в Колыванском р-не Новосибирской обл. на левом берегу р. Уени. Площадь его 60х30 м. Раскопано более 400 кв.м. Культурный слой тонкий и слабо насыщен находками. Городище ограждено рвом и валом. Исследованное жилище (5,7х4,5 м) углублено в материк на 25 см. На внешнем вале, близ входа, обнаружены остатки сооружения в виде крупного кола, окружённого полукольцом из более мелких кольев. Диаметр сооружения 1,6 м. Возможно, это остатки ограждённого деревянного идола. Оборонительные сооружения имели следы перестройки. Городище было расширено, старый ров засыпан, а на его месте сооружено жилище (6,0х5,2 м). Новая линия обороны огибала жилище в виде выступа. Находки представлены керамикой одинцовского типа.

 

У заброшенного села Ивановка Ордынского р-на, на левом берегу Оби, при впадении в неё р. Чингис, раскапывалось городище Ивановка 5 (54х24 м).

(279/280)

окружённое рвом и валом. Прослежен въезд. Вскрыта площадь 231 кв.м, исследованы остатки четырёх жилищ, средняя площадь которых 5х6 м. В жилище 4 наряду с обычным очагом с глиняными бортиками встречен сложный: это материковый выступ (1,52х1,33 м), окружённый овальным ровиком; огоиь горел на выступе. Между валом и этим жилищем обнаружено погребение пяти крупных животных (кабанов), положенных головами на юго-запад. Оборонительные сооружения представлены внешним валом (ширина 3 м, высота 0,4 м) и внутренним рвом (ширина 2,6 м, глубина около 1 м). На городище найдены отдельные железные изделия и круглодонные сосуды, орнаментированные в основном штампом в виде вертикальной уточки. Они датируются первыми веками нашей эры.

 

Проведены охранные работы на двух городищах. На городище Ивановка 3 найдена керамика ирменского и завьяловского (VII-VI вв. до н.э.) типов. Городище Ивановка 4 дало керамику рубежа I-II тысячелетий н.э.

 

Н.В. Фёдорова, В.П. Коротаев, И.К. Кордюкова, Е.И. Уткина, В.С. Трубецкой, Л.А. Осоткина

Исследования средневековых памятников на Барсовой Горе.   ^

// АО 1977 года. М.: 1978. С. 280-281.

 

Сургутский отряд Уральской экспедиции исследовал поселения I тысячелетия н.э. на Барсовой Горе близ г. Сургута.

 

Завершены раскопки городища Барсов Городок II/1. Полностью исследована прямоугольная площадка (50x25 м) городища, застроенная двумя рядами жилищ. Изучены остатки девяти жилищ — слегка углублённых (на 20-30 см от древней поверхности) сооружений прямоугольной формы (7х8,5 м) с выходом в виде коридорчика и одним-двумя очагами в центре. Раскопаны две хозяйственные постройки (2x2 м) с очагом и обильно насыщенным органикой культурным слоем. Исследованы довольно своеобразные оборонительные сооружения: вал как самостоятельная конструкция отсутствует, являясь одновременно общей задней стенкой ряда жилищ; ров очень небольшой — 0,5-0,6 м шириной и 0,4-0,5 м глубиной от древней поверхности. Материал представлен керамикой, орнаментированной фигурными и гребенчатыми штампами, несколькими железными ножами, стилизованной фигуркой из бронзы, обломками тиглей. Предварительно памятник датируется V-VII вв.

 

Начато исследование группы городищ, связанных общей системой обороны — Барсов Городок II/2-5. Раскопки велись на городище Барсов Городок II/4, обладающем самой мощной линией укреплений. Исследованы два жилища. Это большие, практически наземные сооружения прямоугольной формы (12x9 м) с выходами-коридорчиками, с одним очагом в центре, около которого расположена куча частично обожжённых валунов. По периметру жилищ фиксируется канава глубиной около 0,3 м, а вдоль неё — столбовые ямки. Городище имеет глубокий ров — 2,7 м от уровня древней поверхности и вал высотой 1 м. С внешней стороны рва — ещё один вал, высотой 0,7 м, который, видимо, представляет собой остатки двух разновременных линий обороны. Под ним вскрыт небольшой ров, не прослеживающийся на поверхности. Впоследствии ров был перекрыт валом более позднего городища Барсов Городок II/5. Находки из раскопок: железные ножи, обломки тиглей, шлак, несколько поделок из бронзы, керамика. Дата памятника — середина I тысячелетия н.э.

 

Продолжено исследование поселения конца I тысячелетия н.э. Барсов Горо-

(280/281)

док II/1б. Вскрыто наземное прямоугольное жилище с высокой подсыпкой стен, коридорообразным выходом и большим очагом в центре. Находки из жилища — керамика, железные крючок и нож, пастовая бусина. Жилище перекрывает сооружение эпохи бронзы, от которого остались небольшие округлые ямы. В них обнаружена керамика с волнисто-ямочным узором.

 

С.А. Федосеева

Работа южного отряда Приленской экспедиции.   ^

// АО 1977 года. М.: 1978. С. 281.

 

Отряд раскапывал многослойную стоянку Таланда II в 105 м выше устья р. Мархи, левого притока р. Вилюя в его среднем течении. Стоянка приурочена к левому приустьевому мысу левого притока Мархи — речки Таланда и находится в отложениях 15-16-метровой высокой поймы. На ровной поверхности поймы, имеющей сегментовидную форму, заложен раскоп (10х7 м), обращенный длинной стороной к реке. Мерзлота позволила вскрыть культурные отложения только на глубину 1,40 м. Обнаружено девять культурных слоев (нижние VII-IX раскопаны на небольшой площади).

 

Стратиграфия стоянки довольно ч`ткая. В ней чередуются напластования красновато-бурых и серовато-бурых пылевидных супесей и жёлтых или желтовато-серых мелкозернистых, хорошо отсортированных песков. К супесям приурочены культурные слои. Пески являются стерильными прослойками, разделяющими культурные слои. Исключение составляют слои I-III, налегающие один на другой, но различающиеся по цвету. На отдельных участках между ними также встречены топкие прослойки песка. В процессе раскопок наблюдались разрывы и смещения культурных слоёв под воздействием мерзлотных процессов. Требовалось особое внимание при разборе слоёв в местах мерзлотных жил отгибания и полигональных растрескиваний, где, например, культурный слой IV упирается в слой VI, а V — в середину слоя VII.

 

Обнаруженные культурные остатки, как правило, тяготеют к кострищам. В слое IV открыты два овальных в плане очага, выложенных речными гальками небольших размеров. В слоях II-IV и VI обнаружены скопления керамики: в слое II — с отпечатками рубчатой лопаточки, в слое III — с вафельными отпечатками, а в слоях IV и VI — со шпуровыми отпечатками. Есть изделия из камня, кости и берёсты. Сосуды с отпечатками рубчатой лопаточки по форме, способу лепки, толщине стенок и составу теста относятся к неолиту. В бассейне р. Лены эта керамика впервые найдена в чётких стратиграфических условиях. Вафельная и шнуровая керамика обнаружена в той же последовательности, что и на хорошо известных многослойных стоянках Алдана и Лены.

 

Л.П. Хлобыстин

Разведочные работы на р. Курейке.   ^

// АО 1977 года. М.: 1978. С. 281-282.

 

Заполярная экспедиция Ленинградского отделения Института археологии АН СССР обследовала р. Курейку от оз. Дюпкун до устья. На оз. Дюпкун обнаружены три пункта с каменными изделиями. Две стоянки расположены на высоком правом берегу протоки, соединяющей Малый и Большой Дюпкун, напротив метеостанции. Изделия из халцедона, яшмы и кремнистого сланца

(281/282)

(наконечники стрел, обломок шлифованного ножа, угловой резец) найдены в тонком культурном слое, залегающем непосредственно под дёрном, и на поверхности галечной осыпи крутого обрыва. Их набор позволяет датировать стоянки развитым неолитом. На юго-восточном берегу озера, напротив бухты Медвежьей, на поверхности песчаной гряды найден халцедоновый резец, а у ручьёв Большой и Малый Медвежий — крупный наконечник кремнёвого копья. По берегам Курейки на протяжении свыше 150 км от оз. Дюпкун до первого порога древние поселения не обнаружены. В низовьях р. Курейки, от первого порога до устья, известна лишь одна стоянка около бывшей деревни Серково.

 

В.А. Хорев

Исследования на Ананьинском городище.   ^

// АО 1977 года. М.: 1978. С. 282-283.

 

Отряд Института истории, археологии и этнографии народов Дальнего Востока Дальневосточного научного центра АН СССР продолжал исследования Ананьинского городища, расположенного на правом берегу р. Малой Ананьевки в 1 км к юго-западу от пос. Ананьевка Надеждинского р-на Приморского края.

 

В восточной части городища вскрыты остатки укрепленной усадьбы-редута и четыре жилища с прилегающим к ним межжилищным пространством. Редут, как и на ряде других городищ XII — первой половины XIII в., представлял собой четырёхугольную площадку (20х21 м), обнесённую почти двухметровым земляным валом. Внутри прослеживались две широкие длинные террасы с небольшим перепадом между ними и неглубокий ров у восточной стенки редута. Въезд, скорее всего, находился в северо-восточном углу.

 

Раскопками в редуте вскрыты остатки четырёх жилищ, одно из которых было разрушено ещё до гибели городища. Самым большим и, очевидно, центральным, было жилище в юго-западном углу редута. Оно имело односекционный двухканальный кан с двумя боковыми очагами. Два других жилища, в том числе и разрушенное, были меньшими по размерам, с односекционными трёхканальными капами и одним очагом. На территории редута в межжилищном пространстве обнаружено несколько железных предметов, в том числе наконечники дротика и стрелы, фрагментированный чугунный котёл с петлями на внутренней стороне для подвешивания. Судя по всему, редут был местом пребывания чиновника, имевшего отношение к охране городища.

 

Исследования остатков четырёх жилищ к западу и юго-западу от редута позволили не только выявить некоторые новые элементы в конструкции жилищ, но и получить интересный вещевой материал, подтверждающий выводы о высокой материальной культуре чжурчжэней XII — первой половины XIII в. Кроме большого количества разнообразных по форме наконечников стрел, ножей, ножниц, ключей, замков, различного кузнечно-слесарного инструментария, украшений из бронзы и камня, обнаружена небольшая чугунная сковородка с ручкой. Венчик её сделан в виде восьмилепестковой розетки, а по внутренней поверхности дна нанесено украшение в виде двойных цепочек жемчужника. Рядом был найден миниатюрный чугунок с двумя ручками и орнаментом в виде гофрированных линий по тулову, заполненный обгоревшим зерном. И сковородка, и чугунок предназначались, скорее всего, для ритуальных целей. В жилище 17 найден оригинальной формы молоточек ювелира, с помощью которого делалась инкрустация серебряной проволочкой на железных предметах. Серия инкрустированных предметов в виде хомутков, колец, поясных

(282/283)

накладок найдена при раскопках городища; рисунки инкрустаций выявлены рентгеноструктурным анализом. Перед жилищем 16 обнаружена бронзовая статуэтка будды и фрагменты фарфорового будды. Здесь же найдена бронзовая фигурка духа предка. Это позволяет говорить о том, что хотя некоторая часть чжурчжэней и исповедовала буддизм, однако полностью не порвала и с шаманизмом, которого придерживалось подавляющее большинство населения.

 

Ю.С. Худяков, Е.Д. Паульс

Разведочные работы в зоне Чулымской оросительной системы.   ^

// АО 1977 года. М.: 1978. С. 283.

 

Чулымский отряд Среднеенисейской экспедиции Ленинградского отделения Института археологии АН СССР проводил разведки на территории строительства Чулымской оросительной системы. Выявлен 21 могильник, включающий 369 курганов и поминальник. Большинство памятников, судя по внешним признакам (наличие земляной насыпи и ограды из каменных плит со столбообразными плитами по углам и сторонам), может быть отнесено к баиновскому, подгорновскому и сарагашенскому этапам тагарской культуры. Значительно реже встречались одиночные курганы с высокой земляной насыпью, относящиеся, вероятно, к тесинскому этапу (II-I вв. до н.э.).

 

Есть два могильника таштыкской культуры, включающие склепы и грунтовые могилы. Близ одного из них располагается таштыкский поминальник, В трех пунктах обнаружены курганы типа сууктэр: могильник, одиночный курган и отдельные курганы в составе таштыкского могильника. Они могут быть отнесены к кыргызскому времени.

 

Разведочные раскопки проведены в трёх местах: Хызылар, Терен-Кёль и Тиргеш. В могильнике Хызылар раскопан таштыкский склеп. Камера (3,5х3,5 м) была укреплена срубом в один венец, покрыта накатом из брёвен и огорожена стеной из плитняка. Сверху имелась насыпь из мелких песчаниковых плит. Вход в камеру находился с юго-западной стороны. В ней обнаружены останки трёх человек, погребённых по обряду трупосожжения, и разбросанные кости погребённого по обряду трупоположения, а также череп коровы, лошадиный, 10 овечьих и 24 коровьих астрагала. Из инвентаря отметим два типично раннеташтыкских сосуда и обрывок золотой фольги.

 

Каменный курган в виде кольцевой насыпи из плит, раскопанный на могильнике Терен-Кёль, содержал в центре каменный ящик. Погребение ограблено. Сохранились отдельные кости человека и фрагменты керамики. На утёсе горы Гурьянова раскопан одиночный курган Тиргега в виде насыпи из поставленных с наклоном к центру тонких песчаниковых плит. Под насыпью на глубине 15 см обнаружен скелет (на спине, черепом на северо-восток). Погребения под каменными курганами из-за отсутствия вещей интерпретировать затруднительно.

 

Проведены также небольшие раскопки у горы Тепсей на восточном берегу Красноярского водохранилища. Закончено исследование «кыргызского чаа-таса» в пункте Тепсей XI. На площади 56 кв.м открыто более 20 погребений VIII-VII вв. до н.э. В основном это захоронения детей от новорождённых до 14 лет. При погребённых — по одному-два горшка и кости овцы (в некоторых несколько овец (до семи) в одной могиле). Захоронения взрослых совершены по обряду трупоположения.

(283/284)

 

Э.В. Шавкунов

Пятнадцатый год исследований на Шайгинском городище.   ^

// АО 1977 года. М.: 1978. С. 284-285.

 

Отряд Института истории, археологии и этнографии народов Дальнего Востока Дальневосточного научного центра АН СССР продолжал исследование Шайгинского городища — памятника культуры чжурчжэней XII — начала XIII в. Городище расположено в Партизанском р-не на одном из вдающихся в долины рек Партизанской и её левого притока Ратной южных отрогов Сихотэ-Алиня.

 

Вскрыты остатки 12 жилищ с прилегающими к ним участками улиц и хозяйственными дворами, где, как правило, почти всегда удавалось проследить расположенные в определённом порядке девять ям от столбов свайных амбаров-летников. Наиболее интересно жилище 162, принадлежавшее мастеру-ювелиру по золоту. Здесь, особенно на территории хозяйственного двора с выявленными на нём следами свайного амбара-летника, обнаружены подвесной железный пинцет с кольцом-фиксатором, обломок кузнечных клещей, фрагменты трёх льячек, обрубок золотого плоского в сечении кольца и два инкрустированных тонкой золотой нитью железных изделия. Одно из таких изделий представляет собой наременную накладку из воронёной, лишь слегка коррозированной стали. На лицевой её стороне выбит спиральный орнамент в виде тонкой желобчатой линии с сохранившимися следами золотой инкрустации. В жилище обнаружены также выплески расплавленной бронзы и железа, шлак, обломки бронзовых изделий и огромное число резаной кости.

 

Раскопки других жилищ позволили выявить новые элементы в конструкции канов и собрать богатый и интересный вещевой материал. В жилище 166 найдены бронзовые фигурка духа-предка и гирька с арабской и древнеуйгурской надписями, в жилище 168 — две бронзовые фишки от шахмат (у одной из них на обеих сторонах имеется надпись слон, а у другой — пешка). В жилище 169 обнаружена миниатюрная бронзовая со следами позолоты накладная аграфная пряжка в виде фигурки лежащего тигра. Определённый интерес представляет и

Находки с Шайгннского городища:

1 — фигурка духа-предка; 2 — аграфная наременная пряжка с изображением тигра; 3 — бронзовая гирька с арабской и древнеуйгурской надписями; 4 — фишки шахмат.

(Открыть Рис. в новом окне)

 

обломок каменной печати из жилища 170, навершие которой выполнено в виде скульптурного изображения маньчжурского короткоухого зайца.

 

Помимо перечисленных находок, обнаружены фрагменты многочисленной гончарной сероглиняной, фаянсовой, фарфоровой и поливной посуды, огромное число наконечников стрел, каменные ядра, наконечники копий, в том числе и нового типа, топоры, чугунные втулки от колёс, серпы-горбуши, фрагмент каменного жернова, стеклянные и сердоликовые бусины, монеты, замки, ключи, гвозди, пряжки, наременные украшения из инкрустированного серебряной нитью железа, бронзы и камня,

(284/285)

чугунные гирьки от весов, кайлушки, пешни, ножи. В совокупности материал позволяет более полно и всесторонне охарактеризовать материальную культуру чжурчжэней.

 

П.Е. Шмыгун

Работы на Северном Байкале.   ^

// АО 1977 года. М.: 1978. С. 285.

 

Северобайкальский отряд Комплексной экспедиции Иркутского государственного университета продолжал работы в зоне строительства БАМа, в бухте Курла близ пос. Северобайкальск.

 

Завершены раскопки трёхслойной стоянки Курла I. В культурном горизонте II зафиксированы остатки округлого в плане жилища, где найдены свыше 30 микроскребков, несколько скрёбел, тесловидных изделий, микропластинки, отщепы, два костяных гарпуна ошурковского типа, обоймы вкладышевых ножей, обломки пластин из рога оленя. Этот горизонт, видимо, относится к мезолиту. Материал горизонтов I и III малочислен и невыразителен. В горизонте I собрана керамика позднебронзового времени. Горизонт III представлен в основном отщепами, микропластинками и фауной времени мезолита.

 

При разведочном маршруте от мыса Тыя до с. Байкальского на северо-западном побережье Байкала выявлено несколько новых памятников эпохи бронзы и железа. На стоянке Онакачан, одноименной бухте в 10 км к юго-западу от бухты Курла, зафиксированы два культурных горизонта. Горизонт I, залегающий под дёрном и давший только керамику, датируется железным веком. Горизонт II зафиксирован в красно-коричневых супесях, подстилающих современную почву. Здесь наряду с керамикой встречаются изделия из камня. Этот горизонт можно отнести к эпохе поздней бронзы.

 

В.О. Шубин, О.А. Шубина

Исследования на о-ве Сахалине.   ^

// АО 1977 года. М.: 1978. С. 285-286.

 

Отряд Сахалинского краеведческого музея и Сахалинского отдела Географического общества СССР продолжил исследование памятников поздненеолитической охотской культуры на юге и неолитических поселений на севере Сахалина.

 

На многослойном поселении Озёрск I в Корсаковском р-не расчищен котлован древнего жилища (14). На площади 320 кв.м сразу под дёрном обнаружен культурный слой — тёмная, сильно гумусированная супесь, образующая западину неправильно прямоугольных очертаний (9х8х0,4 м). В этих пределах найдены фрагменты охотской керамики с резным орнаментом, осколки бутылочного стекла, металлические предметы и другие вещи XVIII-XIX вв. В нижнем культурном слое, сложенном гумусированной супесью коричневого цвета, расчищено основание полуподземного сооружения шестиугольных очертаний (13х11х0,5 м). Исследованы многочисленные ямы от опорных столбов; вдоль плечиков, на некотором удалении от них, по периметру обнаружена неглубокая канавка. В заполнении и на полу жилища найдены 15 целых плоскодонных сосудов, десятки крупных скоплений керамики, каменные грузила, топоры, ножи, наконечники стрел и копий, точильные камни. Обнаружены кости китов, собак (в том числе в одном из целых сосудов горшковидной формы найден череп собаки) и других сухопутных и морских млекопитающих, раковины морских моллюс-

(285/286)

ков. Предварительно исследуемое жилище датируется XII-XIV вв.

 

На Северном Сахалине на поселении Имчин II исследованы четыре котлована жилищ округлых очертаний диаметром 3-4 м и глубиной до 1 м. В центре жилищ располагались очажные линзы диаметром в среднем до 0,4 м при толщине 3-6 см, лишённые ограждения. Околоочажное пространство обрамлял невысокий (до 0,3 м) уступ, переходивший в крутые плечики. Пол во всех жилищах был плотный, хорошо утоптанный, но заполнение по цвету плохо отличалось от материка. Древнюю дневную поверхность в межжилищном пространстве перекрывала золистая супесь светло-серого цвета; вдоль внешнего края жилищ по периметру зафиксированы ямки от опорных столбов, сходившихся, видимо, над центром жилища, образуя подобие чума. Немногочисленные фрагменты керамики и каменные орудия характеризуют период развитого неолита (II тысячелетия до н.э.). На том же поселении раскопан котлован неправильно овальных очертаний диаметром 7-8 м и глубиной до 0,6 м. Найдены многочисленные скопления и разрозненные фрагменты плоскодонных сосудов, сходных с нижнеамурскими, каменные топоры, тёсла, ножи, скребки, наконечники стрел и копий. Общая площадь раскопов достигла 360 кв.м.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

наверх

главная страница / библиотека / обновления библиотеки / Археологические открытия / Археологические открытия 1977 года