главная страница / библиотека / обновления библиотеки / Археологические открытия / Археологические открытия 1975 года

Археологические открытия 1975 года. М.: 1976.[ продолжающееся издание ]

Археологические открытия 1975 года.

// М.: 1976. 604 с.

 

I. РСФСР.

 

Сибирь и Дальний Восток.

 

Абрамова З.А. Ерицян Б.Г., Ермолова Н.М. Новый мустьерский памятник Южной Сибири. — 211

Абрамова М.Б., Морозов В.М., Ульянова Е.В. Разведки в Тюменском районе Тюменской области. — 212

Аксёнов М.П., Шуньков М.В., Медведев Г. И. Новый палеолитический памятник на Верхней Лене. — 212

Алаев С.Н., Бердников М.А., Медведев Г.И. Новые палеолитические местонахождения в долине р. Осы. — 213

Алексеев А.Н., Зыков И.Е. Исследования на Олёкме. — 213

Антипина Н.В. Работы Вилюйского отряда Приленской экспедиции. — 215

Архипов Н.Д. Вилюйская экспедиция. — 216

Астахов С.Н. Работы в зоне затопления Саяно-Шушенской ГЭС. — 216

Багынанов Н.Г. Работы Якутского отряда Приленской экспедиции. — 217

Бобров В.В. Исследования в Кемеровской области. — 218

Болдин В.И., Семениченко Л.Е. О раскопках на городище Николаевка II в Приморье. — 219

Вадецкая Э.Б. Новые памятники у сёл Лебяжьего и Восточного. — 220

Вадецкая Э.Б., Баранов Л.Н. Раскопки памятников таштыкской культуры у дер. Комарково. — 222

Варанкин Н.В. Разведка в Тюменской области. — 224

Васильев Ю.М., Васильева Т.А. Исследования на Нижнем Амуре. — 225

Викторова В.Д. Раскопки жилищ по берегам Андреевского озера. — 226

Горюнова О.И., Ендрихинский А.С., Лежненко И.Л., Шмыгун П.Е. Исследования на Северном Байкале. — 227

Горюнова О.И., Савельев Н.А. Новая многослойная стоянка на Среднем Байкале. — 227

Грач А.Д. Новые исследования в Саглынской долине. — 228

Грязнов М.П. Раскопки у горы Тепсей на Енисее. — 230

Гуляев В.М., Кононова Т.Н., Кубенко Н.В., Медведев Г.И., Стрелова Е.А. Раскопки многослойной стоянки Стрижова Гора в долине р. Кан. — 231

Давыдова А.В., Миняев С.С. Раскопки поселения сюнну у с. Дурёны. — 232

Диков Н.Н. Исследование ранних памятников каменного века в бассейне р. Колымы и на Камчатке. — 233

Диков Н.Н. Открытие древнейшей азиатской культуры морских зверобоев на о-ве Врангеля. — 234

Дикова Т.М. Исследования на юге Камчатки. — 234

Длужневская Г.В. Работы в Саянском каньоне Енисея. — 236

Дроздов Н.И. Северо-Ангарская экспедиция. — 237

Дьяков В.И., Дьякова О.В. Раскопки в Северном Приморье. — 237

Дэвлет М.А., Косых Т.Н, Цыбиктаров А.Д. Раскопки в Тодже. — 239

Дэвлет М.А., Попова И.Ф., Титова Н.И. Работы в Саянском каньоне. — 239

Елькина М.В. Раскопки поселений раннего железа на Барсовой горе близ г. Сургута. — 241

Зах В.А., Соболев В.И., Троицкая Т.Н. Работы на берегах Новосибирского водохранилища и р. Ини. — 242

Кириллов И.И., Ковычев Е.В. Дворцы — новый комплекс археологических памятников. — 243

Кирюшин Ю.Ф. Работы в Васюганье. — 244

Кистенёв С.П. Работы Нюйского отряда Приленской экспедиции. — 245

Ковалёва В.Т. Боборыкинское поселение. — 245

Козлов В.И. Работы Алдано-Буотомского отряда Прнленской экспедиции. — 246

Коников Б.А. Разведка по реке Тара. — 247

Коновалов П.Б. Окончание раскопок хуннского кургана в Ильмовой пади. — 247

Константинов М.В., Немеров В.Ф. Исследования в Западном Забайкалье. — 248

Корякова Л.Н. Курганы саргатской культуры у с. Красноярка. — 249

Корякова Л.Н., Стефанов В.И., Стефанова Н.К. Исследования в Среднем Прииртышье. — 250

Кубарев В.Д. Работы в Горном Алтае. — 251

Куминов Н.Н. Работы в Курганской области. — 255

Кызласов Л.Р., Кызласов И.Л. Раскопки средневекового замка в Хакасии. — 256

Леньков В.Д., Галактионов О.С. Раскопки Лазовского городища. — 257

Лисицын Н.Ф. Обследование берегов Красноярского водохранилища. — 258

Мандельштам А.М. Могильник Аймырлыг. — 259

Матющенко В.И., Коркина И.А., Мельникова Л.В. Раскопки в Томской области и в Алтайском крае. — 260

Медникова Э.М., Могильников В.А., Суразаков А.С. Работы на Верхнем Алее. — 261

Могильников В.А., Уманский А.Н., Шемякина А.С. Работы в Кулундинской степи. — 262

Молодин В.И., Нечепуренко Н.Я., Полосьмак Н.В. Раскопки в Барабе. — 264

Морозов В.М., Пархимович С.Г. Работы на Среднем Тром-Агане. — 265

Мочанов Ю.А. Исследование палеолита в Якутии. — 266

Овчинникова Б.Б., Панова О.Ю. Раскопки средневековых погребений на могильнике Аймырлыг. — 267

Окладников А.П., Асеев И.В., Конопацкий А.К. Раскопки на о-ве Ольхоне и мысу Бурхан. — 267

Окладникова Е.А. Новые открытия наскальных изображений в Горном Алтае. — 268

Орехов А.А. Работы в Северо-Западном Берингоморье. — 269

Пашинов А.М., Дроздов Н.И. Новые петроглифы нижнего течения Ангары. — 271

Петрин В.Т., Смирнов Н.Г. Исследования палеолитического памятника в Приобье. — 271

Петрова Н.А., Смотрова В.И., Смотрова Г.И., Дроздов Н.И., Ларченко С.И. Раскопки древнего могильника на Средней Ангаре. — 272

Плетнёва Л.М. Работы Томского отряда Среднеобской экспедиции. — 273

Подольский М.Л. Обследование берегов Красноярского водохранилища. — 274

Савинов Д.Г. Памятники северных предгорий Кузнецкого Алатау. — 275

Самбу И.У. Новые исследования могильника Чинге II. — 276

Севастьянова Э.А. Работы в зоне Старо-Аскизской оросительной системы. — 277

Севастьянова Э.А., Майнагашев П.Н. Охранные работы в Хакасии. — 279

Соболев В.И., Зах В.А., Сидоров Е.А., Елагин В.С., Матвеев А.В. Работы в Барабинской и Кулундинской степях. — 280

Стамбульник Э.У. Раскопки на могильнике Кара-Даг. — 281

Сунчугашев Я.И. Исследование памятников орошаемого земледелия и металлургии в Хакасии. — 282

Троицкая Т.Н. Исследования на берегах р. Уени. — 282

Фёдорова Н.В. Раскопки средневекового городища в районе Барсовой горы близ г. Сургута. — 283

Федосеева С.А. Раскопки многослойном стоянки Усть-Чиркуо на Вилюе. — 285

Филиппова З.И. Работы Амгинского отряда Приленской экспедиции. — 286

Чиндина Л.А. О работах Нарымского отряда. — 287

Шавкунов Э.В., Хорев В.А. Исследования на Шайгинском городище. — 287

Щербакова Н.М. Работы Верхнеалданского отряда Приленской экспедиции. — 289

Щетенко А.Я. Работы Первого отряда Саяно-Тувинской экспедиции. — 289

Эверестов С.И. Работы Горного отряда Приленской экспедиции. — 290

Эртюков В.И. Работы Витимского отряда Приленской экспедиции. — 291

 


 

З.А. Абрамова, Б.Г. Ерицян, Н.М. Ермолова

Новый мустьерский памятник Южной Сибири.   ^

// АО 1975 года. М.: 1976. С. 211-212.

 

Палеолитический отряд Красноярской экспедиции провёл обследование берегов Красноярского водохранилища. Выявлен ряд новых местонахождений. В районе с. Новосёлово-Старое Новосёловского р-на Красноярского края на размываемых участках поселений Новосёлово VI и VII собран обильный материал, дополняющий характеристику инвентаря верхнепалеолитической кокоревской культуры.

 

Произведены разведочные раскопки двух гротов в районе дер. Толчеи Боградского р-на Хакасской АО. В гроте Двуглазка (Глядены), обнаруженном в 1974 г. и находящемся в 1 км к западу от деревни выше по течению р. Толчеи, заложен раскоп, площадью 8 кв.м и глубиной 3,4 м. Обнаружено три культурных слоя: верхнепалеолитический и два мустьерских. Если изделия верхнепалеолитического слоя изготовлены главным образом из тёмного кремня, то каменный инвентарь двух нижележащих слоёв включает изделия из серо-зелёного базальта. Чётко выраженных нуклеусов в этом инвентаре нет, поэтому о первичном раскалывании судить трудно, тем не менее по морфологии отщепов можно полагать, что обитателям грота была знакома техника леваллуа. В число орудий входят остроконечники, скрёбла, зубчатые орудия. Типологически облик инвентаря двух нижних слоёв — однородный, мустьерский. Особо следует отметить наличие во всех трёх слоях костяных осколков со следами обработки и использования. Основную часть находок в отложениях грота составляют остатки животных. Преобладают остатки носорога, лошади, осла. Часто встречаются кости зубра, архара и крупных хищников, среди которых доминируют остатки пещерной гиены. Многочисленны кости очень крупного зайца. Северный олень и мамонт, остатки которых обычны в памятниках верхнего палеолита, здесь крайне редки (найден один фрагмент рога предположительно северного оленя и одна метаподия и несколько пластин эмали зубов мамонта). Облик фаунистического комплекса новой стоянки позволяет предполагать, что время её существования отличалось относительно тёплым и засушливым климатом с преобладанием степных ассоциаций.

 

В гроте Пасечный, в 1,5 км выше по течению р. Толчеи, в том же известняковом массиве заложен раскоп площадью 12 кв.м и глубиной до 2,4 м. Здесь два культурных слоя разделены мощным стерильным слоем

(211/212)

щебёнки: верхний содержит малое количество фаунистических остатков, нижний насыщен мельчайшими осколками костей, в том числе обработанных и со следами использования. Фауна грота не определена. Поскольку здесь найдено лишь одно каменное изделие, датировка слоя затруднительна.

 

М.Б. Абрамова, В.М. Морозов, Е.В. Ульянова

Разведки в Тюменском районе Тюменской области.   ^

// АО 1975 года. М.: 1976. С. 212.

 

Разведочным отрядом Уральской экспедиции проведено обследование трассы Нижневартовск-Куйбышев в пределах Тюменской обл. Все памятники, обнаруженные в междуречье Пышмы-Туры, располагаются на гривах, вытянутых в широтном направлении по обеим берегам небольшой р. Дуван, вытекающей из Андреевского оз. Непосредственно на трассе нефтепровода (между 664 и 672 км) выявлено и предварительно обследовано девять поселений. Площадь их колеблется от 100 до 1800 кв.м. Культурный слой мал, частично разрушен при строительстве нефтепровода. Судя по собранному материалу (керамике, каменным предметам и другим изделиям) они в основном относятся к эпохе железа.

 

В 0,6 км к востоку от нефтепровода, в лесу расположена Дуванская 1 курганная группа. Шесть курганов тянутся цепью вдоль лесной дороги. Диаметр курганов 9-12 м, высота 0,3-0,7 м. Курганы повреждены грабительскими ямами.

 

Кроме того, обнаружено поселение, расположенное на первой надпойменной террасе р. Дуван и предварительно датируемое эпохой железа.

 

М.Н. Аксёнов, М.В. Шуньков, Г.И. Медведев

Новый палеолитический памятник на верхней Лене.   ^

// АО 1975 года. М.: 1976. С. 212-213.

 

Комплексной экспедицией Иркутского государственного университета обнаружен новый палеолитический памятник в районе бывшей дер. Макарово на верхней Лене (Качугский р-н Иркутской обл.).

 

Новый памятник, получивший наименование Макарово IV, дислоцирован на четвёртой террасе (35-40 м) правого берега р. Лены. Обследование позволяет определить перспективную для раскопок площадь в 1,5-2 тыс. кв.м. Культурные остатки связаны с тонкой прослойкой (2-5 см) мелкой окатанной гальки, сосредоточенной в средней части пачки горизонтально слоистых полихромных чередующихся прослоек песков и супесей, залегающей на глубине 1,4-2,2 м от современной поверхности. Горизонтально слоистые отложения разорваны морозобойными трещинами, нарушающими залегание культурного слоя. Возраст вмещающих отложений предварительно может быть определён в широком диапазоне как позднекар-

(212/213)

гинский раннесартанский. Все каменные изделия несут следы значительной эоловой эрозии. В культурном слое обнаружены только изделия из кремня и кварцита: унифациальное остриё, ножи из пластины, скрёбла, чопперы, плоские нуклеусы «леваллуа», пластины, отщепы, сколы.

 

Полученные данные позволяют предварительно отнести Макарово IV к началу верхнего палеолита. В настоящее время это наиболее древний памятник в верхней части долины р. Лены.

 

С.Н. Алаев, М.А. Бердников, Г.И. Медведев

Новые палеолитические местонахождения в долине р. Осы.   ^

// АО 1975 года. М.: 1976. С. 213.

 

Ангарский палеолитический отряд Комплексной археологической экспедиции Иркутского университета, проводя поиск палеолитических местонахождений в приустьевом участке долины р. Осы, представляющем ныне залив Братского водохранилища, обнаружил два пункта находок близ пос. Рассвет. Местонахождения находятся на северо-западном склоне горы Игетей. Первое из них — Игетей I — расположено в логе, разделяющем 45-55-60-метровые уровни склоны горы с мощным профилем (до 18 м) и делювиальных отложений. Здесь на глубине 2,4-2,6 м в линзовидно-слоистых отложениях каргинской почвы, богатой древесным углем, зафиксированы отщепы, обломки пластин, изделия из мелких призматических пластин, чоппер, микронуклеус, обломки наконечников из кости, обломок кайла из рога северного оленя, кости с линейным орнаментом. Фауна представлена костями лошади.

 

Игетей II находится в 200 м к северо-северо-западу от местонахождения Игетей I. Здесь в шурфе на глубине 1,00-1,20 м от современной поверхности найдены скребок, скребло, отщепы и осколки кварцита. Все предметы лежат в кровле каргинской почвы, сильно измятой солифлюкцией. Обработанный кварцит носит следы эоловой эрозии одного из фасов. Материал Игетея I не эродирован. Вероятно, мы имеем дело с разновременными комплексами.

 

А.Н. Алексеев, И.Е. Зыков

Исследования на Олёкме.   ^

// АО 1975 года. М.: 1976. С. 213-214.

 

Олёкминский отряд экспедиции Якутского государственного университета продолжал исследования в долине Олёкмы. Разведкой охвачен участок от устья Олёкмы до местности Болбутка протяженностью около 400 км. Открыто восемь новых стоянок, основные культурные слои которых относятся к неолиту. Памятники приурочены к первой и второй надпойменным террасам и расположены на мысах, образуемых впадением в Олёкму следующих притоков (сверху вниз по течению): Безымянной, Тэнсик, Курунг, Баасыпай, Малая и Большая Кюскэ и Кураанах Таас.

(213/214)

На трёх обнаруженных памятниках проведены раскопки.

 

Стоянка Курунг расположена па мысовидном уступе левой, первой надпойменной террасы Олёкмы, образованном впадением в неё р. Курунг. Первый слой памятника связан с поддёрновой, сильно гумусированной темной супесью, мощностью 2-3 см, содержащей фрагменты тонкостенной гладкой керамики эпохи металла. К красноватой супеси с горелыми горизонтами, мощностью до 24 см, приурочены находки второго культурного слоя с вафельной керамикой, распространённой в позднем этапе неолита Якутии. Незначительная стерильная прослойка светлого песка отделяет второй культурный слой от третьего, заключённого в желтоватой супеси (10-15 см). Находки фрагментов шпуровой керамики позволяют датировать комплекс третьего слоя развитым неолитом (III тысячелетие до н.э.). Ниже, под пачкой крупнозернистого светлого песка мощностью 15-20 см, в толще серого песка встречены тонкие детритные прослойки, содержащие отщепы и пластины. До вечной мерзлоты таких прослоек три.

 

Малая Кюскэ приурочена к первой надпойменной террасе левого берега Олёкмы. Красноватая супесь, подстилающая дёрн, дала находки первого культурного слоя: фрагменты вафельной керамики, кремнёвые наконечники стрел, ножи, скребки, пластины, отщепы, кости животных. По характеру находок к первому поздненеолитическому культурному слою относится горелый горизонт (5-6 см), отделённый от красноватой супеси довольно мощным (до 15 см) отложением сероватой супеси. Стерильная прослойка (17-20 см) чётко отделяет первый слой от второго, залегающего в сероватой супеси, включающей в себя второй горелый горизонт. На основании обнаруженных фрагментов шнуровой керамики и характерного для развитого неолита инвентаря, второй слой можно датировать III тысячелетием до н.э.

 

На местонахождении Баасынай II, дислоцированном на второй надпойменной террасе Олёкмы, смешанные культурные остатки приурочены к красноватой супеси, мощностью 30-38 см. Обнаружено большое количество отщепов и пластин. Готовых изделий мало. По находкам вафельной и шнуровой керамики хронологические рамки памятника могут быть определены III-II тысячелетиями до н.э.

 

Исследования проведены и на стоянке Баасынай I, открытой в 1974 г. А.Н. Алексеевым на правом берегу Олёкмы напротив скалы с петроглифами Баасынай. Первый культурный слой представлен немногочисленными фрагментами керамики эпохи бронзы Якутии. Второй слой связан с горелой прослойкой (I горизонт) и слоем красной супеси, толщина которой варьирует от 20 до 40 см (II горизонт). Оба горизонта второго слоя относятся к одному этану неолита.

 

С целью уточнения стратиграфии доследованы памятники Малая Джикимдэ I, Новый Летен А и В.

 

Наибольшую ценность из исследованных стоянок представляют Курунг и Кюскэ, давшие в чётко стратифицированных условиях чистые комплексы развитого и позднего неолита. Теперь стало ясно, что бассейн Нижней и Средней Олёкмы входил в ареал приленской культурной области по крайней мере с середины неолита.

(214/215)

 

Н.В. Антипина

Работы Вилюйского отряда Приленской экспедиции.   ^

// АО 1975 года. М.: 1976. С. 215-216.

 

Отряд проводил разведку в зоне водохранилища Вилюйской ГЭС. За 10 лет, прошедших с начала накопления воды в «Вилюйском море», существенно изменился ландшафт его берегов. Для археологических исследований открылись ранее недосягаемые уровни: размываются и обнажаются участки высоких вилюйских террас, в недавнем прошлом из-за отдалённости от русла реки и мощного растительного покрова почти недоступные для изучения. В 60 км ниже устья р. Чиркуо, на левом берегу Вилюя обнаружены три стоянки, приуроченные к разным высотным уровням устья Улахан Эдьек, получившие названия Улахан Эдьек I, II, III.

 

Стоянка Улахан Эдьек I находится на левом приустьевом мысу речки. Ее площадка на 3-4 м выше современного уреза воды. Здесь обнаружены, кроме отщепов и ножевидных пластин из глинисто-кремнистого сланца и халцедона, обломки плоских удлинённо-треугольных наконечников стрел с пильчатыми краями, двойные много фасеточные резцы с ретушированными концами, миниатюрное одностороннее ретушированное желобчатое тесло. Керамика плохой сохранности; большинство фрагментов её лишено орнамента, либо орнамент затёрт. Но на одном из фрагментов сохранились слабые шнуровые отпечатки. Материалы стоянки датируются неолитическим временем и, очевидно, относятся к белькачинской и ымыяхтахской культурам III-II тысячелетий до н.э.

 

Стоянки Улахан Эдьек II и III находятся на правом приустьевом мысу речки и приурочены соответственно к 4-6 и 10-12 м аллювиальным песчано-галечным террасам. На стоянке Улахан Эдьек II собраны отщепы и пластины, заготовки и обломки орудий и призматических нуклеусов, массивный кремнёвый скребок с ушками, кварцитовое галечное скребло и фрагмент венчика лепного сосуда, орнаментированного по бортику зубчатым штампом, а под бортиком двумя рядами выдавленных изнутри округлых горошин. Облик найденных материалов свидетельствует о наличии здесь остатков сумнагинской и ымыяхтахской культур и, вероятно, эпохи бронзы. На стоянке Улахан Эдьек III найдены отщепы, пластины, трапециевидное тесло с пришлифованным лезвием, фрагменты неорнаментированной и вафельной керамики, что даёт основание датировать её неолитом и говорить о наличии здесь ымыяхтахского поздненеолитического комплекса.

 

По правому берегу р. Чоны в 88 км ниже устья р. Мархан обнаружены два пункта находок, приуроченных к восьми — десятиметровой цокольной террасе р. Чоны, в этом месте разрезанной ручьём Арыы-Юрэгэ. Сборы сделаны на бечевнике и по склону террасы. Культурный слой прослеживался под дёрном, в верхней части жёлтого покровного суглинка, мощность которого — 0,3-0,4 м. Культурные остатки содержат кварцитовые, кремнёвые и халцедоновые отщепы, ножевидные пластины, призматические нуклеусы, треугольные наконечники стрел (один из них с асимметричным жальцем), зашлифованный полулунный нож, остриё с притуплённой спинкой, неорнаментированную керамику и фрагмент с отпечатками сетки, а также

(215/216)

фрагмент венчика, украшенного отпечатками зубчатого штампа. Хронологические рамки этих находок широки: от IX-V тысячелетий до н.э. по I тысячелетие н.э. включительно.

 

Н.Д. Архипов

Вилюйская экспедиция.   ^

// АО 1975 года. М.: 1976. С. 216.

 

Вилюйская экспедиция Якутского государственного университета сосредоточила стационарные раскопки на берегу оз. Бэрэ в 7 км от пос. Сунтар. С первого пункта раскопок (94 кв.м) происходят черепки шнуровой, вафельной керамики и каменный инвентарь, свойственный для белькачинской и ымыяхтахской культур Якутии III-II тысячелетий до н.э. Второй культурный комплекс составляют фрагменты разнотипной керамики со штампованным орнаментом,типичные для эпохи металла.

 

Второй пункт находится в 120 км к юго-западу от исследованного. Немногочисленные орудия из камня — наконечники стрел с прямым основанием, скребки, скобели, нуклеусы и ножи, — изготовлены примитивной техникой. Найдены обломки керамики с налепными валиками, опоясывающими сосуд восемью рядами, много кусков шлака и руды, а также четырёхгранное железное шило и обломки изделий из листового железа. Весь комплекс в целом датируется I тысячелетием до н.э.

 

Интересные данные по раннему железу получены при исследовании стоянки близ устья р. Вахунайки, правого притока Чоны (Верхний Вилюй). В культурном слое вскрыт очаг, толщиной 12-13 см. Внутри обнаружено красное пятно интенсивно обожжённой глины. Там же встречаются куски железного шлака и руды. Это, по-видимому, остатки кузнечного горна. Железные предметы представлены наконечником стрелы, рыболовным крючком, ножом и орудием в форме шара с двумя отростками с противоположных сторон. Для определения возраста памятника имеет значение обнаруженная здесь керамика с параллельными рядами налепных валиков. Она аналогична керамике со стоянки Бэрэ. Форма ножа типологически близка к черешковым ножам гунпо-сарматского времени Центральной Азии и Южной Сибири, время массового распространения которых II-I вв. до н.э.

 

С.Н. Астахов

Работы в зоне затопления Саяно-Шушенской ГЭС.   ^

// АО 1975 года. М.: 1976. С. 216-217.

 

Саяно-Тувинская экспедиция продолжала исследование ложа водохранилища Саяно-Шушенской ГЭС, работая в составе семи отрядов. В настоящей заметке даётся информация о работах палеолитического отряда.

 

Основным объектом исследования была многослойная стоянка Кантегир, где вскрыто 39 кв.м в раскопе 1 и 60 кв.м в раскопе 2. В раскопе 1 добирались слой 3 (на глубине 2,8-2,9 м) и слой 4 (на глубине

(216/217)

3-3,4 м). Обнаружено их мерзлотное изменение в восточной части раскопа. Фауна — зубр и сибирский козерог. В раскопе 2, расположенном в 15 м к востоку от первого, вскрыто пять слоёв из шести или семи на глубину до 3 м. Слой 1, содержащий немногочисленные отщепы, нуклеус, микропластинки и орудия из кремня, залегает в пылеватом жёлто-сером песке на глубине от 0,5 до 0,8 м, преимущественно в центральных и восточных квадратах раскопа. Слой 2 более насыщен находками, они тяготеют к восточной части раскопа, встречаясь с глубины 1,16 до 1,53 м. Нет ни очагов, ни окрашенности. Слой 3 сохранился лучше — на центральных квадратах имеется значительное скопление кремней около кострища, частично уходящего в стенку раскопа. Глубина залегания от 1,7 до 1,85 м. Местами наблюдается окрашенность слоя угольками и охрой. Инвентарь — отщепы, нуклеусы, единичные скрёбла и скребки. Ниже, с незначительным перерывом, идёт слой 4, возможно, объединяющий два горизонта. Глубина залегания находок 1,9-2,1 м, в центральных квадратах наблюдается повышение древней поверхности. Окрашенность более заметна, найден кусок охристой породы. Сохранились кострища в виде линз, заполненных углем, отщепами и косточками. Одно кострище является слиянием двух налегающих один на другой очажков. К ним тяготеют скопления отщепов и нуклеусов. Имеются скрёбла и скребки, заготовка наконечника из рога. Слой по краю раскопа поврежден древней промоиной, идущей и ниже, в слое 5. Слой 5, возможно, также с двумя горизонтами, залегает па глубине 2,4-2,7 м в центральных квадратах, понижаясь к востоку и западу до 2,9-3,0 м. В центре — очаги, налегающие краями друг на друга. Много кремня, встречаются скоплениями отщепы, осколки, чешуйки, нуклеусы. Найден роговой наконечник копья с пазами — по одной стороне вдоль всего края, по другой — у острия. В кремнёвом инвентаре преобладают скребки высокой формы, скрёбла единичны. Фауна слоев 3-5 по предварительному просмотру не отличается от вышележащей, кроме позвонков крупных рыб.

 

Кроме того, проведена разведка р. Кентегир на протяжении около 65 км. Обнаружено одно палеолитическое местонахождение. На р. Енисей найдена неолитическая стоянка Сосновка Джойская.

 

Н.Г. Багынанов

Работы Якутского отряда Приленской экспедиции.   ^

// АО 1975 года. М.: 1976. С. 217-218.

 

Отряд проводил разведку но левому берегу р. Лены, от пос. Синска до пос. Кангаласы. Общая протяженность маршрута — около 300 км. В результате открыто 11 разновременных стоянок. Большая их часть приурочена к левому коренному берегу р. Лены в окрестностях г. Якутска. На стоянке у пионерлагеря «Энергетик» (17 км выше г. Якутска) обнаружены каменные изделия и керамика ранненеолитической сыалахской культуры. Стоянки Покровск и Октемская Незабудка дали разновременные комплексы от раннеякутского до средненеолитического —

(217/218)

белькачинского. На стоянке Техтюр обнаружена ымыяхтахская вафельная керамика. Остальные стоянки: Чалыгыр (40 км ниже Якутска), Мархинский дом инвалидов (36 км ниже Якутска), Улахан (60 км выше Якутска), Владимировка (22 км выше Якутска), Ферма, левый мыс (13 км выше Якутска), Племхоз (5 км выше Якутска) из-за малочисленности материалов можно пока отнести в целом к эпохе камня.

 

Стоянка с богатым смешанным подъемным материалом обнаружена в устье р. Синей, на краю шестнадцатиметровой правой приустьевой террасы. Среди материала — наконечники стрел как ранненеолитического, так и поздненеолитического облика. Керамика представлена фрагментами сетчатой сыалахской и обработанной лопаточкой — эпохи железа.

 

В.В. Бобров

Исследования в Кемеровской области.   ^

// АО 1975 года. М.: 1976. С. 218-219.

 

Кузбасская экспедиция продолжала исследование кургана 4 на оз. Утинка Тисульского р-на Кемеровской обл. и поселения на оз. Большой Берчикуль.

 

На кургане исследовались склеп (8x8 м) и две могилы. Конструкция могил, обряд погребения и инвентарь свидетельствуют о том, что они относятся к тагарской культуре, к IV-III вв. до н.э. Среди предметов (змейчатообушковые ножи, конические втоки, предметы неизвестного назначения с головками лося на конце, проколки, иглы, сосуды баночной формы), характеризующих тагарскую культуру, интересна находка украшения в могиле 3: на груди погребённого сохранился большой фрагмент тканой одежды с прикреплённым к ней зеркалом. В петельку продеты три нитки бус, лучеобразно опускавшиеся вниз. Набор бус определённого чередования не имеет. Это бронзовые пронизки, биконические бусы из стекловидной цветной массы, камня и рога. Склеп, крытый брёвнами в три наката и берёстой, ограблен. Дно его выстлано дёрном и стружкой. Сохранившийся инвентарь позволяет датировать его концом I тысячелетия до н.э. и отнести к раннеташтыкским.

 

На оз. Большой Берчикуль, на поселении эпохи ранней бронзы заложены два раскопа, продолжавших прошлогодний, общей площадью 276 кв.м. Кремнёвые отщепы являются преобладающим материалом. Здесь же найдены обломки каменных ножей, конические нуклеусы, скребки на отщепах. Крайне редки фрагменты сосудов. Отсутствие следов жилых сооружений предполагает временный сезонный характер поселения.

 

Проведенные в Тисульском р-не разведки выявили ряд новых разновременных памятников. На северном берегу оз. Большой Берчикуль, в 4 км от одноимённой деревни, собрана тагарская керамика, происходящая из распаханного культурного слоя поселения. На западном берегу оз. Малый Берчикуль расположено разрушенное поселение. Среди подъёмного материала — керамика карасукского времени и кремнёвый инвентарь, вероятно, эпохи неолита. Неолитический подъёмный мате-

(218/219)

риал собран на оз. Утинка, на месте расположения курганного могильника. Наконечники, аналогичные по форме наконечникам кельтеминарского типа, и отсутствие керамики позволяют датировать открытую стоянку ранним неолитом. Ряд памятников с каменным инвентарём открыт около пос. Тисуль и дер. Третьяково. Разведочный раскоп (16 кв.м) заложен на второй террасе правого берега р. Серта у дер. Дворниково, на останце, образованном траншеями песчаного карьера. Обнаружены часть полуземлянки с очагом; керамика, орнаментированная оттисками гребёнки, отступающей лопаточки, ямками. Поселение относится к эпохе бронзы. Здесь же встречены находки тагарского и карасукского времени. Ещё одно сильно разрушенное поселение открыто на оз. Пустое. Найдены фрагменты орнаментированного сосуда баночной формы. Предварительно поселение датируется эпохой ранней бронзы.

 

В.И. Болдин, Л.Е. Семениченко

О раскопках на городище Николаевка II в Приморье.   ^

// АО 1975 года. М.: 1976. С. 219-220.

 

Николаевский отряд сектора археологии средневековых государств Института истории, археологии и этнографии народов Дальнего Востока Дальневосточного научного центра АН СССР начал исследование средневекового городища Николаевка II, расположенного в Михайловском р-не Приморского края, на левом, равнинном берегу р. Илистой, приблизительно в 1 км к северо-западу от с. Николаевки. В плане городище имеет форму прямоугольника (100х300 м). Оно ориентировано по сторонам света и укреплено валом, высота которого не превышает 2 м. Территория городища неоднократно распахивалась; на вспаханной поверхности встречается много фрагментов керамики и костей животных.

 

В западной части городища были заложены три раскопа общей площадью около 500 кв.м и пробита траншея через вал. Стратиграфические разрезы раскопов показали наличие однородного культурного слоя мощностью 0,5-1,9 м, состоявшего из коричневой супеси со значительными прослойками беловатой, плотно спрессованной золы и обмазки (20-30 см). Подобная стратиграфия выявлена и при зачистке разреза вала, насыпанного из коричневой супеси, поверх которой залегал слой галечника (10-15 см); по краям вал был забутован камнями на высоту до 1 м. Наряду с этим, четко прослеживаются два строительных горизонта: в нижнем выявлены котлованы жилищ, впущенных в материк на глубину до 1 м. Жилища прямоугольной формы, небольших размеров (3x4 м). Верхний строительный горизонт наиболее насыщен остатками различного рода сооружений. Выявлены ряды больших овальных ям различной глубины, заполнение которых состояло из древесной зоны (30 см), перекрытой слоем сильно прокаленной обмазки (20 см). У некоторых ям дно выложено мелким галечником. Вскрыта часть наземного сооружения, от ко-

(219/220)

торого сохранился лишь фундамент высотой 0,5 м, сложенный из камней. Внутри этого здания располагались ряды очагов: по три очага вдоль стен и два — в центральной части. По всей видимости, в этой части городища находились производственные сооружения, о чём свидетельствует как заполнение углублений, так и находки шлаков, куска руды, сильно оплавленных и деформированных керамических сосудов.

 

Археологический материал, собранный в процессе раскопок, идентичен для всего культурного слоя. Различия между нижним и верхним строительными горизонтами прослеживаются лишь в количественном соотношении лепной и гончарной керамики. В нижней части культурного слоя, наряду с гончарной, довольно часто встречаются лепные сосуды, характерные для мохэских памятников V-VIII вв. В верхней части слоя преобладают фрагменты сероглиняных станковых сосудов.

 

Найдены обломки корчаг с ленточными, горизонтально прикрепленными ручками и сосуды, рассечённые по тулову широкими вертикальными желобками. Сосуды такой формы (дольчатая керамика) распространяются на Дальнем Востоке в X в. Остальные находки представлены костяными и железными наконечниками стрел, костяными свистульками, бронзовыми поясными бляшками тюркского типа, различными украшениями из кости, бронзы, камня, раковин морских моллюсков, железными ножами и напильником. В целом материал позволяет датировать городище VIII-X вв., временем, когда Приморье входило в состав государства Бохай (698-926 гг.). Кроме того уже сейчас можно сделать предварительный вывод о том, что первоначально на месте городища находилось селище, от которого сохранились жилища-полуземлянки. Позже оно было укреплено земляным валом.

 

Э.Б. Вадецкая

Новые памятники у сёл Лебяжьего и Восточного.   ^

// АО 1975 года. М.: 1976. С. 220-222.

 

Обследование берегов Красноярского водохранилища и раскопки проведены на правом берегу Енисея у сёл Лебяжье и Восточное Краснотуранского р-на Красноярского края.

 

Могильник окуневской культуры располагался на левом берегу р. Бири, близ г. Козлихи. Он частично разрушен морем, частично раскапывался в предыдущие годы Н.В. Леонтьевым и Г.А. Максименковым. Обнаружены ещё три могилы в каменных ящиках. Две разграбленные; кроме костей взрослых и детских скелетов, в них найдены кремнёвый наконечник стрелы и подвеска из клыка хищника. Одна из стенок ящика оказалась стелой с остатками антропоморфной личины, изображением быка и двух солярных знаков. В третьем неограбленном ящике скелеты двух взрослых людей лежали в традиционной позе на спине с высоко поднятыми коленями. Поверх скелетов — три черепа других людей. Обычай подхоранивать одни головы уже встречался в могилах окуневской культуры. Из вещей найдены орнаментированные горшок, костяной рифлёный игольник, шило

(220/221)

и ожерелье из копыток мелкого животного.

 

Два могильника андроновской культуры (Лебяжье I, V) расположены у зимнего берега водохранилища в месте интенсивного размыва. В одном уцелели две камеры-цисты с тремя сосудами (Лебяжье V). Один уникальный: богато орнаментированный мелкозубчатым штампом и починен бронзовой заклёпкой. Значительная часть второго могильника (Лебяжье I) также уничтожена морем. Найдены и раскопаны семь могил в оградках (диаметр 5-6,5 м) и вне оград, а также три миниатюрных ящичка с погребением грудных младенцев в оградках, диаметром 1,6 м. В могилах захоронено по одному-два человека, положенных скорченно на левом боку, головой на запад. С ними сосуды, бронзовые серьги, игла; на голенях и стопах — снизки бус. По конструкции различаются две группы погребальных камер-цист: глубокие, аккуратно сложенные, книзу расширяющиеся конусом, покрытые массивными каменными плитами и блоками; мелкие, небрежно сложенные, под более лёгкими плитами. Встречены неграбленные могилы.

 

Три карасукских могильника (Лебяжье II-IV) находятся на разных участках залива. В большинстве случаев сохранились четырёхугольные оградки небольшого размера (4х4 м), содержавшие по одной могиле-ящику. Есть одни ящики с обвалившимися оградками и даже участки, где ящики переработаны волнами, а скелеты лежат на поверхности. Расчищены 33 могилы. Все граблены, серия вещей незначительная: круглодонные сосуды, височные кольца, проволочный браслет, обломок широкого пластинчатого браслета, треугольная бляшка, гвоздик, бронзовое шило. Ящики трапециевидной и прямоугольной форм, более узкие и длинные, чем обычно в карасукских могильниках. Их средние пропорции 2х0,7 м. Лебяжье IV отличается также отсутствием характерной для этого времени строгости ориентировки. Здесь длинные стенки ящиков ориентированы не только на запад — восток, но и на север — юг.

 

Два могильника (Лебяжье VI-VII) подгорновского и сарагашенского этапов тагарской культуры расположены в северном конце залива. Один находился недалеко от окуневского (Лебяжье VI) и поглощен морем. От него уцелели две ограды (10х7 м и 9х6 м), содержавшие шесть нарушенных грабителями и водой могил в виде каменных ящиков или ям, укрепленных низким срубом и покрытых брёвнами и массивными плитами. Среди костей одного-двух скелетов в них найдены горшки и плошки, бронзовые бляшки, пронизки, бронзовые и сердоликовые бусины. Ориентировка погребённых западная. Второй могильник занимает ровный низкий участок залива, прямо напротив села. Смыты насыпи, но не размыты ограды и плиты надмогильных сооружений с отчётливо прослеживающимися конструкциями. Раскопана одна могила из трёх в ограде (11х9 м). В каменном ящике находились остатки двух скелетов, положенных на спине черепом на восток; в головах — крупный горшок и две плошки, в ногах кучкой лежат бронзовые нож, шило и костяной орнаментированный нож. Тагарские курганы значительной величины имеются и на южном участке залива, у горы Туран.

 

Около с. Восточного, у южных отрогов горы Туран, зафиксированы разрушавшиеся карасукский и та-

(221/222)

гарский могильники. Большой каменный курган обнаружен на краю берега водохранилища, в 3 км от села. Курган представлял собой одиночный песчаный холм. Море смыло песок и обнажило развал камней ограды и надмогильного купола. Значительное количество камней вывезено отсюда для строительства. Раскопана наружная стена ограды из массивных рваных камней, зачищен каменный покров всего сооружения. Он имеет вид плоского кольца, сплошь покрытого камнем, площадью 300 кв.м., высотой 0,7 м и диаметром 19,5 м. Первоначальная высота ограды — не менее 2 м. В центре имеется незначительное понижение вымостки, диаметром 6 м. Здесь предполагается основная камера, сооруженная из более крупных камней. Над ней расчищены впускное нарушенное погребение человека, кости животного, два черепка афанасьевского сосуда. Раскопки прекращены в связи с поднятием уровня воды, но будут продолжены. Предположительно курган — выдающееся сооружение энеолитической эпохи.

 

Э.В. Вадецкая, Л.Н. Баранов

Раскопки памятников таштыкской культуры у дер. Комарково.   ^

// АО 1975 года. М.: 1976. С. 222-223.

 

Минусинский отряд Ленинградского отделения Института археологии АН СССР начал раскопки таштыкского грунтового могильника на правом берегу Енисея, в 2,5 км к северу от дер. Комарково Минусинского р-на Красноярского края, в уроч. Песчанка. Могильник расположен под интенсивно выветривающимися дюнными холмами, однако большая часть его еще сохранилась на глубине 2-3 м от поверхности дюны. Раскопаны 17 могил. За исключением двух детских могилок, отличающихся меньшей глубиной и конструкцией от взрослых, остальные в целом однородны. Ямы, глубиной 1,5 м от древней поверхности, укреплены на дне срубом в один ряд брёвен, с дощатыми полом и потолком, крытыми берестой. Наружные стенки срубов укреплены плитами или дополнительными брёвнами. В срубах по одному-два погребённых, в одном случае — трое. В коллективных могилах встречены трупоположения, трупосожжепие и кучки костей скелета. Преобладают могилы с двумя погребёнными, одни из которых похоронен по обряду трупоположения, второй — сожжения на стороне. Прямоугольной формой срубов и небольшим, количеством одноактно погребённых могильник Песчанка аналогичен Абаканской управе (раскопки А.В. Адрианова) на противоположном берегу Енисея. Могильник неграблен, благодаря чему удалось исследовать конструкцию не только самих могил, но и надмогильных дерновых сооружений. Найдены горшки (в головах или ногах), железные пряжки, костяные шпильки, игольник, бронзовые зеркало, серьга; обрывки листового золота, пастовые и сердоликовые бусы. Золотом обложены крашеные деревянные плашки неясного назначения, деревянные пуговицы, обшлага, ворота и рукава одежды. На четырёх черепах сохранились фрагменты глиняных

(222/223)

масок. Наиболее богатой оказалась могила с тремя погребёнными (два скелета и кучка пепла). Под головами сохранились деревянные резные «подушки», на лицах — белые глиняные маски с красными узорами. Очевидно, волосы продевались в узкие берестяные трубочки, вокруг одной из которых веером лежат 12 костяных шпилек, а под ними — низки пастовых, сердоликовых и янтарных бус. Шея погребённой украшена бронзовой гривной. От одежды второго погребённого сохранились костяная рифлёная булавка и две железные поясные пряжки; в ногах стояли два сосуда.

 

В 4 км севернее могильника, на правом берегу высохшей р. Дальняя Чёя, раскопан склеп таштыкской культуры. Здесь, на обширной террасе имеются овальная ограда (диаметр 20 м) энеолитического периода, 10 оград карасукской культуры, несколько тагарских курганов, большой (17х18 м) и малый (7,5х11 м) таштыкские склепы, более 10 курганов типа чаа-тас. Раскопан малый склеп с четырёхугольной камерой размерами 4,5х4,5 м и глубиной менее 1 м. В камере находилось около 20 кучек трупосожжений, три взрослых и один детский скелеты, остатки нескольких масок. В глазницы одного из черепов вставлены гипсовые кружочки. Найдены миниатюрные железные удила и фрагменты железных предметов, более 30 сосудов разнообразных форм и орнаментации. Интересно сооружение склепа. Стены ямы, выкопанной в грунте на 0,5-0,7 м, укреплены вертикально поставленными массивными плитами, к которым с наружной стороны примыкает сплошная стена, высотой 0,5 м и шириной 1,4-1,6 м, выложенная из плоских плит. С внешней стороны плиты аккуратно подобраны, углы скруглены. С юго-западной стороны устроен вход в форме трапеции, расширяющийся в сторону камеры. Стены входа выложены из вертикально поставленных и положенных горизонтально плит. Пол входа, ведущий в камеру под углом 35°, укреплён четырьмя деревянными плахами и массивной плитой, положенной с тем же уклоном. По предварительным данным, камера заполнялась погребёнными в один ряд; сверху они сплошь покрывались берёстой; затем вдоль стен с каждой стороны камеры укладывали бревно для укрепления берестяного покрытия и стен. На берестяном покрытии, видимо, разводили костры, особенно активно вдоль стен; после чего камеру засыпали грунтом и заполняли плитами. Вход достраивали двумя вертикальными плитами и закрывали третьей, что имело уже лишь декоративное значение. Далее стены склепа достраивали, замыкая перед входом. Таким образом, вход оказался внутри юго-западной стены, которая после достройки имела ширину более 4 м. Очевидно, малый склеп заполнялся единовременно, по конструкции он близок грунтовым могилам.

 

Разведкой в окрестностях деревни зарегистрированы таштыкский грунтовой могильник на левом берегу р. Сухая Чёя, при её впадении в Енисей, и поселение из четырёхугольных землянок на высоком мысу между южными отрогами горы Суханихи и Сухой Чёей.

(223/224)

 

Н.В. Варанкин

Разведка в Тюменской области.   ^

// АО 1975 года. М.: 1976. С. 224.

 

Разведочная группа Тюменского отряда Уральской экспедиции продолжала обследование берегов Андреевского оз. Новые памятники выявлены между двумя дамбами, для постройки которых вырыты карьеры, разрушившие культурные слои.

 

Карьер на северо-восточном берегу озера на четырёхметровой террасе дюнного происхождения нарушил две неолитических стоянки и одну стоянку эпохи ранней бронзы. Среди неолитических находок — ножевидные пластинки, скребки, два наконечника стрел подтреугольной формы. Керамика орнаментирована резными линиями, «отступающей палочкой» и гребёнкой. На стоянке эпохи бронзы встречается керамика липчинского типа, украшенная гребёнкой и ямками. При зачистке стенок северной части карьера в профиле, обнаружен котлован жилища с интенсивно чёрным заполнением, глубиной 1,1-1,2 м от поверхности, шириной 6 м. На дне котлована найден развал остродонного сосуда и фрагменты керамики, орнаментированные только «отступающей палочкой» и прочерченными линиями. Подобная керамика характерна для ранней стадии развития зауральского неолита. Недалеко от жилища обнаружены остатки разрушенного могильника. Сохранились два погребения. Среди вещей — две бронзовые бляхи, позолоченная стеклянная бусина и две соединённые фигурки бобров, выполненные в реалистическом стиле из белой бронзы.

 

В северо-восточной части карьера, в стенке, найден клад — 13 заготовок из светло-зелёного сланца для производства шлифованных орудий.

 

Второй карьер расположен на северном берегу озера, на террасе высотой около 2 м. При зачистке его стенок в профиле выявлены остатки двух жилищ полуземляночного типа с глубокими столбовыми ямками и прослойкой угля на дне котлована. На дне жилища найдены сосуды полуяйцевидной формы с плоскими и волнистыми венчиками. Керамика украшена геометрическими узорами, нанесёнными способом прочерчивания, или «отступающей палочкой», шагающей и протащенной гребёнкой. Каменные орудия изготовлены из чёрного плитчатого сланца и розового кремня. На одном из жилищ, на глубине 0,4-0,6 м обнаружены два погребения андроновского времени с двумя сосудами и четырьмя бронзовыми колечками.

 

Между карьерами на второй надпойменной террасе по берегу озера выявлены 10 впадин от жилищ полуземляночного типа неолитической эпохи и шесть — эпохи бронзы.

(224/225)

 

Ю.М. Васильев, Т.А. Васильева

Исследования на Нижнем Амуре.   ^

// АО 1975 года. М.: 1976. С. 225.

 

Нижне-Амурский отряд Института истории, археологии и этнографии народов Дальнего Востока Дальневосточного научного центра АН СССР продолжал работы в Хабаровском крае на курганном могильнике Луданникова сопка, 8 км от с. Наумовка, на правом берегу р. Урми. Он датируется второй половиной X — первой половиной XI в. н.э. Основные раскопки проводились в «нижней» подгруппе западной группы могильника, находящейся несколько выше подножья сопки. В кургане 11 оказалось три погребения, расположенных тремя ярусами. В самом нижнем, в головах погребённого, найдены лепной баночный сосуд и крышка конической формы с отверстием в верхней части. Впервые на могильнике в этом погребении одновременно с сосудами в головах найден сосуд в ногах покойного. Почти половина погребений нижней подгруппы потревожена в древности. В них отсутствует могильный инвентарь, кости перемешаны или выброшены из могил, сосуды разбиты, а фрагменты их рассеяны по древней поверхности кургана. В некоторых курганах на горизонте разводились большие костры, о чем свидетельствует большое количество углей на уровне погребённого дёрна в насыпях курганов. Из семнадцати погребений два парных. В обоих случаях костяки лежали почти вплотную к стенкам гроба в традиционных позах (на спине, головой на восток, с согнутыми в коленях ногами). В кургане 39 на глубине 0,4 м над другим разрушенным в древности погребением расчищено впускное погребение, от которого частично сохранились кости ног и пять шаровидных обувных пронизок из серебра. В восточной части могилы найдены два лепных и два станковых сосуда, а рядом — 21 наконечник стрелы и остатки колчанной портупеи из пяти очковидных подвесок, соединявших стальные оконечники, к которым приклепывались ремни.

 

В 5-6 км к югу от Луданниковой сопки обследован могильник Барсучьи норы, состоящий из 11 курганов: девять сферической и два прямоугольной формы. Своими длинными сторонами последние ориентированы с севера на юг. Все курганы окаймлены ровиками. Раскопан курган 2, вершина которого вымощена несколькими слоями плитняка, общей толщиной 0,15-0,20 м. В восточном секторе кургана на глубине 0,3 м найден разбитый станковый сосуд, фрагменты кальцинированных костей, большое количество крупных углей. В центре кургана под вымосткой также встречены фрагменты керамики, кальцинированных костей и половинка обгоревшей сердоликовой бусины цилиндрической формы. На погребённом дёрне зачищены следы большого кострища. В четырёх ямах, выкопанных в погребённом дёрне, находились остатки полуистлевших деревянных столбиков, обуглившихся в верхней части. Два из них забутованы галькой, среди которой есть жжёный грунт, угли. По-видимому, здесь был сооружён помост, ориентированный в меридиональном направлении, на который укладывали при кремации покойника.

(225/226)

 

В.Д. Викторова

Раскопки жилищ по берегам Андреевского озера.   ^

// АО 1975 года. М.: 1976. С. 226-227.

Антропоморфная фигурка из жилища липчинского типа.

(Открыть рис. в новом окне)

Многолетние исследования на Андреевском оз. в районе Тюмени продолжались в двух пунктах. На карьере 2 раскопаны остатки неолитического жилища. Сохранилась небольшая южная часть котлована, углублённая в грунт на 0,6-0,7 м. Периметр южной стенки длиной 5,6 м и фрагмент восточной окаймляла канавка, шириной 0,3 м и глубиной 0,2-0,3 м. Три столбовые ямы зафиксированы вдоль южной стенки, четыре ямки — в 1 — 6,8 м севернее неё. Верхние слои содержали керамику эпохи железа, бронзы, неолита, а также кремнёвые отщепы. Рядом с большой каменной плитой лежала костяная мотыга. В заполнении жилища и на дне его найдены фрагменты неолитических сосудов полуяйцевидной формы. Вся поверхность сосудов украшена геометрическими узорами, нанесёнными «отступающей палочкой» или гребенчатым штампом. Один сосуд с пола жилища орнаментирован волнами «протащенной гребёнки». Орудия изготовлены на пластинах розового кремня и отщепах чёрного сланца.

 

Другой раскоп исследовал стоянку, расположенную на пологом мысу южного берега Андреевского оз. (ЮАО-XII). Установлено, что котлован основного жилища с севера в верхней своей части перекрыт сооружением эпохи бронзы. Строго фиксируется только западная граница позднего жилища и наземный очаг с мощным слоем прокала. В пределах остатков поздней постройки найдена керамика липчинского типа, грузики в форме палочки, обломки глиняной антропоморфной фигурки. От более раннего жилища сохранился котлован подпрямоугольной формы (8x8 м) с почти отвесными стенками, углублённый грунт на 0,5 м. Жилище ориентировано строго по странам света. По периметру постройки с северной и восточной сторон зафиксирована канавка, шириной 20 см и глубиной 15-20 см. В центре сооружения находилось овальной формы очажное углубление, размерами 2х1,4 м и глубиной до 0,2 м. В 1,4 м от стен, параллельно им, образуя четырёхугольник вокруг очага, расположены столбовые ямки. На дне жилища и в его заполнении найдены фрагменты плоскодонных сосудов. Наплыв с внутренней стороны сосудов и верхняя их часть украшены волнистыми линиями, либо прочерченными, либо нанесёнными «отступающей палочкой». Нижняя часть сосудов чаще всего не орнаментирована. Тут же найдены обломок овального в сечении тесла, шлифовальная плита,

(226/227)

орудия на пластинах светло-серого кремня. Юго-западнее описанного жилища раскопан угол постройки того же типа с аналогичными находками. В межземляночном пространстве на уровне дневной поверхности расчищен раздавленный плоскодонный сосуд. Исследованное жилище — первое в серии памятников неолита с плоскодонной посудой в Зауралье. Керамика этого типа сопровождала материалы почти всех раскопов последнего десятилетия на южном берегу Андреевского оз.

 

О.И. Горюнова, А.С. Ендрихинский, И.Л. Лежненко, П.Е. Шмыгун.

Исследования на Северном Байкале.   ^

// АО 1975 года. М.: 1976. С. 227-228.

 

Комплексный отряд археологической экспедиции Иркутского государственного университета и Института земной коры Сибирского отделения АН СССР исследовал четвертичные отложения на северном побережье Байкала от мыса Тыя до пос. Нижнеангарск Северобайкальского р-на Бурятской АССР.

 

В бухте Курла в 18 км юго-западнее пос. Нижнеангарск открыто шесть памятников каменного века, получивших названия Курла I-VI. Местонахождения Курла II, III и VI — двухслойные; остальные — однослойные. Наибольший интерес представляют памятники Курла I-III и VI. Первые культурные горизонты этих памятников дислоцируются в облёссованных серых песках: мощностью 1-1,5 м, лежащих на хорошо окатанных галечниках. Вторые горизонты фиксируются на контакте этих песков с галечниками и в верхах галечников. Сверху пески перекрыты делювиальным шлейфом, сложенным разнозернистыми песками с большим количеством грубообломочного неокатанного материала, щебня, мощностью до 6 м, и современной почвой, мощностью до 0,4 м. В культурных горизонтах много остатков фауны и кострищ в виде зольно-углистых пятен без обкладки. Археологический материал памятников аналогичен. Для первых горизонтов характерны трансверсальные резцы, микропластинки, единичные скрёбла и чопперы. Для вторых горизонтов характерны микронуклеусы, микропластинки, изделия из кости. Предварительно оба горизонта датируются эпохой мезолита.

 

О.И. Горюнова, Н.А. Савельев

Новая многослойная стоянка на Среднем Байкале.   ^

// АО 1975 года. М.: 1976. С. 227-228.

 

Байкальский неолитический отряд Комплексной археологической экспедиции Иркутского государственного университета проводил раскопки многослойной стоянки Итерхей, открытой в 1923 г. П.П. Хороших.

 

Памятник находится в одноименной бухте, расположенной на юго-восточном побережье залива Куркут (залив пролива Ольхонские ворота), в 3 км к северо-востоку от пос. Сатюрты. В геоморфологическом отно-

(227/228)

шении это район северо-восточной части Приольхонского плато, обрамляющего западное побережье Среднебайкальской впадины. За полевой сезон вскрыта площадь 66 кв.м, проведена шурфовка памятника, отобраны пробы на споро-пыльцу и радиоуглерод. Общая мощность отложений, включающих культурные остатки, достигает 2 м. Зафиксировано девять культурных горизонтов, привязанных к темным гумусированным слоям, отделенных друг от друга тонкими (иногда линзовидными) прослойками песка. Отложения склоновые.

 

Археологические находки I-VI культурных горизонтов в основном представлены керамикой, отличающейся по слоям профилировкой сосудов, формой венчиков и орнаментацией. Культурный комплекс дополняется многочисленными скребками, скребловидными орудиями из кварцита, обломками пил из сланца (IV и VI горизонты); орудиями рыбной ловли: грузилами, костяными стерженьками составного рыболовного крючка и крючка для вязания сетей (III-IV горизонты) и наконечниками стрел (IV горизонт). В VII-IX культурных горизонтах преобладают призматические пластинки и вкладыши, появляются полиэдрические (VIII горизонт) и угловые резцы, проколки, призматические и клиновидные нуклеусы, костяные обоймы вкладышевых орудий. Керамика в слоях не обнаружена.

 

Предварительная датировка I-VI культурных горизонтов — неолит, VII-IX — мезолит.

 

А.Д. Грач

Новые исследования в Саглынской долине.   ^

// АО 1975 года. М.: 1976. С. 228-230.

 

Экспедиция Научно-исследовательского института языка, литературы и истории при Совете Министров Тувинской АССР развернула свои основные работы в высокогорной долине Саглы.

 

На могильнике Саглы-Бажи I (группа 2) с полной расчисткой наземных сооружений исследован комплекс курганов монгунтайгинского типа, перекрытых более поздними дуговыми выкладками-«усами», сочетающимися с объектами скифского времени.

 

На могильниках Дужерлиг-Ховузу I и Даган-Тэли I исследована серия курганов с непотревоженными камерами-срубами саглынской культуры, относящихся к заключительному этапу скифского времени. Семейные усыпальницы, большинство которых было сковано подкурганной мерзлотой, содержали богатый и разнообразный сопровождающий инвентарь: оружие из бронзы и железа, орудия труда, домашнюю утварь, украшения, амулеты. Обнаружена большая серия высокохудожественных, в большинстве своём уникальных произведений искусства, исполненных древними мастерами в роге, золоте, бронзе — изображения горных козлов, архаров, антилоп, лошади, кошачьих хищников, птиц. Среди произведений искусства, выполненных в скифском зверином стиле, представлены сцены терзания. Вновь открытые неграбленные комплексы саглынской культуры документируют начало широкого внедрения железа в Туве. Исследование промёрзших камер позволило уста-

(228/229)

Находки из могильников Дужерлиг-Ховузу I и Даган Тэли I (бронза, рог, золото).

(Открыть рис. в новом окне)

новить принципиально новые элементы погребального ритуала древних саглынцев. В камерах обнаружены специальные отсеки для заупокойной пищи, возле которых находились рога нескольких особей марала; в головах погребённых мужчин найдены остатки мясной пищи — лопатки с положенными при них железными ножами. В одной из камер наряду с реальными захоронениями обнаружен кенотаф, где вместо погребённого находилось изображение человека на роговом медальоне с сопровождающим инвентарём.

 

Взяты экспериментальные пробы заполнения промёрзших камер

(229/230)

с целью восстановления древнего микромира путём выведения микроорганизмов из состояния анабиоза.

 

Помимо раскопок памятников скифского времени, велись исследования объектов поздних исторических эпох — древнетюркского времени и XVIII в. (богатое женское шаманское захоронение).

 

Доследованы уникальные петроглифы наскального святилища в уроч. Чинге-Мугур-саргол, находящегося в зоне будущего водохранилища Саяно-Шушенской ГЭС. Вновь полностью пройден Саянский каньон Енисея (маршрут Каравей — Усть-Уса — Большой Порог — Майна).

 

М.П. Грязнов

Раскопки у горы Тепсей на Енисее.   ^

// АО 1975 года. М.: 1976. С. 230.

 

У горы Тепсей, на правом берегу Енисея, в пункте Тепсей VII, частично исследованном в 1968-1970 гг., на могильнике тесинского этапа вскрыты сплошным раскопом 14 могил (27-40). В отличие от других могильников тесинского этапа, здесь все могилы индивидуальные (нет характерных повторных захоронений); в срубах, реже — в простой грунтовой яме; нет каменных оград и могильных ящиков. Погребённые лежат на спине, головой на северо-восток. Срубы из тонких брёвен часто перекрыты берёстой. Посуда — маленькие горшочки, чаще кубковидные, на коническом поддоне, с орнаментом в виде ряда жемчужин по венчику. В мужских захоронениях найдены костяные наконечники стрел и обломки железных орудий и пряжек, в женских — разные бусы и подвески, характерные костяные булавки, иголка, пряслице, берестяная шкатулка. Интересна могилка младенца с большим числом бусин и тремя бронзовыми бляшками — одна так называемая решётчатая, две выполнены в позднетагарском зверином стиле. Одна большая плоская трапециевидная агатовая бусина, подобная роскошной агатовой бусине Иволгинского могильника, сломана пополам и использовалась как две отдельные бусинки. Дата могильника — II-I вв. до н.э.

 

В пункте Тепсей XV, в 0,5 км к северу от предыдущего, раскопаны две могильные ограды в обширном могильнике карасукской культуры, погребенном под слоем наносного песка мощностью 0,5-0,7 м. Ограды, обнаруженные в обрыве оврага, частично им разрушены. В центре обеих оград находились тонкостенные каменные ящики, разграбленные в древности. Погребённые (мужчина в одном и женщина в другом) лежали на спине, головой на северо-восток. В головах стояли орнаментированные горшки; при женском костяке обнаружены круглые проволочные серьги.

(230/231)

 

В.М. Гуляев, Т.Н. Кононова, Н.В. Кубенко, Г.И. Медведев, Е.А. Стрелова

Раскопки многослойной стоянки Стрижова Гора в долине р. Кан.   ^

// АО 1975 года. М.: 1976. С. 231.

 

Многослойный памятник Стрижова Гора расположен в 6 км выше г. Канска, на третьей (16-20 м) террасе правого берега р. Кан. Здесь, западнее раскопа 1974 г. вскрыта площадь 200 кв.м. В процессе раскопок толща геологических напластований пройдена на глубину свыше 4 м. Следы деятельности древних обитателей долины р. Кан зафиксированы в восьми геологических слоях, различаемых по цвету, структуре, составу. В общей сложности выделено 18 культурных горизонтов, содержащих культурные остатки эпохи бронзы, неолита (1-I; 2-II), финального мезолита (3-II), среднего мезолита (4-Ш; 5, 6, 7-IV; 9, 10, 11, 12, 13-V), раннего мезолита (14, 15, 16, 17-VI) и палеолита (18-VII). Все культурные горизонты IV, V, VI, VII геологических слоёв в большинстве своём связаны с тонкими прослоями погребённого гумуса. Общее число последних составляет 22 (IV-6; V-12; VI-2; VII-2). 14-18 горизонты залегают в пачке слабо расчленённых плотных оглиненных карбонатных лёссовидных супесей, что указывает на их относительно ранний геологический возраст в системе сартанского оледенения. Вышележащие культурные горизонты, вплоть до горизонта 4, заключены в толще тонкослоистых песков и супесей конца плейстоцена — начала голоцена.

 

Наиболее выразительный морфологически и разнообразный по типам материал собран в 14-17 культурных горизонтах. Здесь в скоплениях обработанного кремня найдены бифасы различных форм, серия клиновидных нуклеусов с бифасиальным оформлением латералей, многочисленные моно- и бифронтальные нуклеусы параллельного и веерообразного расщепления, ретушированные пластины из кремня, сланца, мелкозернистого кварцита, скребки и скребла из пластин. Вместе с изделиями из камня встречены орудия и украшения из кости и рога: массивный гарпун с плоским плечиковым насадом из рога благородного оленя; вкладышевый наконечник с черешковым насадом; массивный костяной рыболовный крючок, овальный, без бородки и головки, шириной 40 мм, высотой 135 мм; костяная игла; плоское шило из рога благородного оленя; шило из грифельной кости оленя, орнаментированное ритмичным чередованием групп косых параллельных насечек; подвески из резцов оленя с прорезями на корнях для привязывания; кирки из рога оленя. Обитатели Стрижовой Горы того времени охотились на лошадь, благородного и северного оленя.

 

В 18 культурном горизонте немногочисленные находки представлены обломками бифасов из светлого кремня, ножом-унифасом из мелкозернистого кварцита, микронуклеусами из кремня, чоппером из гальки, микропластинами и многочисленными чешуйками от обработки изделий. Вместе с обработанным кремнем найдены кости лошади. Принадлежность 18-VII горизонта к палеолиту пока условна.

(231/232)

 

А.В.Давыдова, С.С.Миняев

Раскопки поселения сюнну у с. Дурёны.   ^

// АО 1975 года. М.: 1976. С. 232.

 

Забайкальский отряд Ленинградского государственного университета совместно с Кяхтинским краеведческим музеем продолжил работы по изучению поселения сюнну у с. Дурёны (Бурятская АССР), начатые в 1972 г. Исследовались Средние Дурёны. Именно эта, средняя часть поселения, в значительной степени разрушенная выдувами, и дала основание считать поселение сюнну у с. Дурёны памятником, утраченным для науки. Однако в северной, лесистой части Средних Дурён сохранились значительные площади нетронутого культурного слоя, перспективного для изучения. Здесь был заложен раскоп площадью 200 кв.м.

 

Культурный слой мощностью до 0,9 м относительно беден находками, но они весьма характерны, так как состоят, в основном, из шлаков и обломков литейных форм. Это позволяет предположить, что данный участок поселения связан с производством железных изделий. Кроме того, здесь открыты остатки жилища и 28 ям, располагавшихся в основании культурного слоя и впущенных в материк. Отметим, что в Нижних Дурёнах ямы находились не только в материке, но и выше, по всей толще культурного слоя. Там отмечено три условных горизонта их залегания. Весьма примечателен также факт нахождения в раскопе уйгурской керамики. Фрагменты её обнаружены вместе с сюннской как в верхних, так и в нижних частях культурного слоя.

 

Вторым объектом работы в Средних Дурёнах было жилище 5, расположенное в 250 м к югу от раскопа и в 70 м от края надпойменной террасы. В заполнении его расчищен мощный горелый слой от рухнувшего перекрытия. Здесь найдено свыше тысячи обломков керамики, железные и костяные предметы и украшения, среди которых наибольший интерес представляет пластина с инкрустацией бирюзой и перламутром. Общая дата материалов жилища — рубеж нашей эры. Любопытно, однако, что на перекрытии расчищенной в жилище печи найден обломок ножки железного котла такого типа, который датируют обычно раннемонгольским временем. Фрагмент такого же котла найден ранее в Верхних Дурёнах, в печи жилища 2.

 

Проведённые работы ещё раз доказали важность и перспективность изучения поселения сюнну у с. Дурёны, материалы которого дают возможность исследования не только различных аспектов культуры сюнну, но также и одной из важнейших для истории Центральной Азии проблемы этногенеза народов, пришедших на смену сюнну в первые века нашей эры.

(232/233)

 

Н.Н. Диков

Исследование ранних памятников каменного века в бассейне р. Колымы и на Камчатке.   ^

// АО 1975 года. М.: 1976. С. 233.

 

Колымский отряд Северовосточно-азиатской экспедиции Дальневосточного научного центра АН СССР продолжал исследования в зоне затопления Колымской ГЭС (в устье р. Конго) и на р. Малтан.

 

При раскопках многослойной стоянки у р. Конго получен комплекс каменных изделий из нижнего позднепалеолитического культурного слоя: чопперы, резцы, скребла, скребки, ножи, нуклеусы и ножевидные пластинки. Культурные остатки извлечены из вечномерзлой супесчаной толщи. В мерзлоте хорошо сохранились и различные деревянные поделки. По археологическим данным, возраст нижнего культурного слоя стоянки Конго предварительно определяется концом сартанского оледенения.

 

Малтанская двухслойная стоянка несколько более поздняя. Она приурочена к мысовидному выступу восьмиметровой цокольной террасы левого берега р. Малтан в 80 км от её впадения в правый приток Колымы — р. Бахапчу. Культурные остатки прослеживаются сразу под дёрном и до полуметра глубже в рыхлых перекрывающих каменный цоколь террасы отложениях — в супеси, содержащей грубоокатанную гальку. В верхнем культурном слое выявлены следы углистых площадок — от округлых оснований наземных жилищ. Вместе с оббитыми орудиями из жёлтого кремнистого сланца здесь встречен фрагмент керамики. В нижнем слое преобладает техника скалывания ножевидных пластин, причём и там совсем нет шлифованных орудий. Судя по облику каменных изделий, нижний культурный слой относится к раннему голоцену, вероятно, к началу периода его климатического оптимума.

 

На Камчатке продолжены раскопки многослойной стоянки Ушки V, расположенной на южном берегу Большого Ушковского оз. в долине среднего течения р. Камчатки. Культурные слои IV, V и VII дали новые ценные находки ранненеолитического и палеолитического времени. В слое V выявлено жилище, в слое VII исследовались остатки трёх больших жилых сооружений. Получены новые данные по стратиграфии этого памятника, приуроченного к значительно более низкому берегу озера (1,5-2 м), чем остальные ушковские стоянки.

(233/234)

 

Н.Н. Диков

Открытие древнейшей азиатской культуры морских зверобоев на о-ве Врангеля.   ^

// АО 1975 года. М.: 1976. С.234.

 

Чукотский отряд Северовосточно-азиатской экспедиции Дальневосточного научного центра АН СССР работал в Беринговском, Чукотском и Шмидтовском р-нах Чукотского национального округа. Наиболее значительные результаты достигнуты на о-ве Врангеля.

 

О-в Врангеля является остатком древнейшей суши (Берингии), соединявшей в ледниковое время Азию с Америкой. И в настоящее время его растительность и животный мир во многом имеют реликтовый, берингийский характер. Рекогносцировочные исследования, охватившие южную часть острова, привели к открытию первой на нём стоянки каменного века на побережье залива Красина, в 15 км к западу от пос. Звёздный (бух. Сомнительная) — на скалистом мысе у Чёртова оврага. Каменные орудия собраны прямо на щебнистой поверхности этого высокого мыса. Культурный слой идет здесь местами на глубину до 0,5 м. Насыщенный обломками моржовых, нерпичьих, лахтачьих и птичьих костей, он содержал оббитые орудия из черного ороговикованного сланца и одно слегка подшлифованное по лезвию тесло. Обнаружен повторный наконечник гарпуна (длина 13 см) из моржового клыка. Форма его архаична и своеобразна: с одним большим отверстием для линя, с корытообразной открытой втулкой для колка и с почти такой же боковой выемкой и желобком наверху — для закрепления там с помощью ремешка концевого каменного черешкового копьеца. Именно такие оббитые с обеих сторон черешковые наконечники из чёрного сланца типичны для стоянки. При всём своеобразии найденный наконечник гарпуна близок по конструкции древнейшим северо-гренландским наконечникам палеоэскимосской культуры Индепенденс (II-I тысячелетия до н.э.). Облик каменной индустрии, обнаруженной на о-ве Врангеля, тоже имеет общие черты с палеоэскимосскими культурами арктической Америки.

 

Т.М. Дикова

Исследования на юге Камчатки.   ^

// АО 1975 года. М.: 1976. С. 234-235.

 

Южнокамчатский отряд Северовосточноазиатской экспедиции Дальневосточного научного центра АН СССР продолжил исследования мыса Лопатка I — южной точки Камчатского п-ова, где ранее собран обильный подъёмный материал, в том числе керамика типа Нейдзи. Выяснилось, что культурный слой, содержащий айнские элементы культуры, на участке Лопатка I расположен на стерильной прослойке песка, покрывающей более древний культурный слой — неолитический, с орудиями, идентичными участкам Лопатка II, III, предварительно датируемым рубежом нашей эры. Раскопаны остатки жилища этого слоя, на 0,3 м углублённого в песок.

 

В 5 км от оконечности мыса Ло-

(234/235)

патка, на четырёхметровом песчаном берегу Охотского побережья во время разведки обнаружены «юртовища», а в разрезе берегового обнажения — остатки раковинной кучи с айнской керамикой. Раскопками этого памятника, названного «Место Высадки», выявлено жилище, слегка углублённое в песок. О сезонности его свидетельствуют четыре прослойки песка в кухонных остатках. Собрано большое количество керамики с внутренними ушками, каменные и костяные орудия. Среди последних имеются разнообразные наконечники поворотных гарпунов, стрелы с ложбинкой для яда, черешковые наконечники стрел. Несколько экземпляров их изготовлено из расщеплённых трубчатых костей птиц. Орнамент на костяных изделиях геометрический. Найдена костяная пластина с отверстием для подвешивания и стилизованным изображением этого обитаемого участка побережья. Материалы раскопанного комплекса подтверждают вывод о том, что на мысе Лопатка в середине XVII в. селились на время сезонной охоты, что здесь происходило соприкосновение двух культур — айнской и ительменской (исконные обитатели юга полуострова). Показательно, что на «Месте Высадки» культурный слой с керамикой типа Нейдзи перекрывает второй — безкерамический слой с каменным инвентарём, аналогичным участкам Лопатка II, III — древнеительменским.

 

На северо-восточном берегу оз. Налычева проведены раскопки юртовища, где около земляного очага обнаружены фрагменты глиняного сосуда, высотой 15 см и с толщиной стенок 1,5 см. Он цилиндрический, плоскодонный. По внутреннему краю его опоясывает двойной валик. Внешняя поверхность без орнамента. Жилище углублено в землю на 0,4 м. Местами прослежены остатки горелого лёгкого каркаса из тонких жердей. Вход в жилище со стороны озера — с юго-востока.

 

В пос. Авача близ г. Петропавловска-Камчатского, на двадцатиметровой сопке Авача собран обильный каменный инвентарь тарьинского облика. Стоянка имела два культурных слоя, по облику орудий мало различимых. В нижнем слое раскопана половина жилища. Оно углублено в землю на 0,5 м, имело деревянный каркас и, возможно, перекрытие из берёсты, земляную обсыпку. Пол жилища устлан травой. Жилище погибло при пожаре. Выше, по обрыву сопки, разобраны остатки раковинной кучи с обломками костей птиц и животных, найден костяной наконечник остроги и наконечник поворотного гарпуна. Исследования на сопке Авача позволяют восстановить картину заселения этой местности. Первоначально поселились здесь ранние тарьинцы — охотники на птиц и сухопутных животных. Впоследствии на самой вершине сопки обитали люди, непосредственно связанные с морем — собиратели раковин моллюсков, охотники на морского зверя.

(235/236)

 

Г.В. Длужневская

Работы в Саянском каньоне Енисея.   ^

// АО 1975 года. М.: 1976. С. 236.

 

Группа Саяно-Тувинской экспедиции продолжала раскопки курганов на правобережных террасах Саянского каньона Енисея. Работы велись на нескольких могильниках: Чинге II-IV (на плато по обе стороны от р. Чинге), Шугур и Сарыг-Хая, находящихся в 15 км ниже р. Чинге по течению Енисея.

 

Раскопана серия поминальных памятников гунно-сарматского времени на могильниках Чинге I и II. Наземные сооружения из разновеликих обломков горных пород и валунов, с разной степенью задерновки, овальной в плане формы (от 5х7 м до 9х11 м, высотой не более 1 м). Под ними в неглубоких ямках, спущенных с древней поверхности или прямо на ней, находились керамические сосуды обычной вазообразной формы; только один сосуд был с налепной полоской по плечикам.

 

Могильник Шугур включает объекты скифского и гунно-сарматского времени. Курганы гунно-сарматского времени возведены близко друг от друга, порой смыкаются стенками, и только путём последовательной разборки наземных конструкций удалось выявить их количество и последовательность возведения. Полностью изучена группа из пяти сооружений овальной в плане формы (4-5х6-7 м). Стенки первоначальных сооружений двойные — внешний и внутренний ряды сложены из хорошо подогнанных камней в несколько слоёв, пространство между которыми забутовано более мелким камнем. Центральный объект находится западнее, тогда как 1-2 и 4-5 размещены по оси север — юг.

 

Курганы 2 и 5 возведены раньше 1 и 4, пристроенных с южных сторон и имеющих общие с ними стенки. К западу от курганов располагаются каменные стелы, развёрнутые узкими гранями по оси запад — восток. Под наземными сооружениями в курганах 1 и 3 найдено по керамическому сосуду с арочным прочерченным орнаментом; под сооружениями 4 и 5 керамические сосуды находились в каменных ящичках, перекрытых сверху каменными плитами. Под наземным сооружением 2 обнаружено погребение мужчины в грунтовой яме, перекрытой деревянными плахами. Голова его лежала на камне-«подушке». Инвентарь беден. Наибольший интерес представляют миниатюрные железные удила с пропеллеровидными псалиями.

 

Курган, исследованный на могильнике Сарыг-Хая (состоящем из восьми объектов), относится к монгольскому времени. В грунтовой могильной яме, глубиной около 1 м, под округлым в плане каменным наземным сооружением находилось погребение в колоде, закрытой деревянной плахой. Погребённый лежал вытянуто на спине, головой на северо-восток. На голове — берестяная бокка. Умерший, по-видимому, был завёрнут в саван, орнаментированный нашитым на него шнуром. При костяке найдены две пастовые бусины и железный нож. В ногах, в юго-западном конце колоды лежали деревянное седло, с железной окантовкой лук, пара стремян с пробитыми в дужке отверстиями для путлища, железные удила с большими кольцами и украшения сбруйных ремней.

(236/237)

 

Н.И. Дроздов

Северо-ангарская экспедиция.   ^

// АО 1975 года. М.: 1976. С. 237.

 

Экспедиция Красноярского краевого музея проводила работы в среднем и нижнем течении р. Ангары. В устье р. Иодабец, правого притока Ангары, близ с. Зеледеево, Богучанского р-на продолжены стационарные раскопки многослойного поселения Усть-Иодабец. В раскопах общей площадью 320 кв.м, в делювиальных покровных отложениях выделены три культурных горизонта. В слое погребённой почвы, под почвенно-гумусным слоем (первый культурный горизонт) обнаружены три железоплавильных сооружения, заполненные шлаками. Здесь же найдена яма с глиной для замазки тиглей. Среди железных изделий односторонне заточенные ножи с кольцевым навершием на рукояти, плоские черешковые наконечники стрел с асимметричными жальцами, зубья, остроги, двойные рыболовные крючки, иглы, острия, пуговицы, украшения. В этом же горизонте обнаружены изделия из камня — наконечники стрел, тёсла, скребки, ножи. Обломки керамики орнаментированы налепными валиками и различными вариациями отступающей лопаточки. Для второго культурного горизонта (слой коричневой супеси) характерны выложенные речной галькой очаги овальной формы, шлифованные топоры с ушками, тёсла, наконечники стрел с вогнутой базой, фрагменты керамики, декорированные в стиле «сетки-плетёнки». Найдены два стерженька составных крючков, напоминающие китойские. Третий культурный горизонт зафиксирован в слое плотной суглинистой погребённой почвы и представляет собой бескерамический комплекс с хорошо выраженной индустрией призматических пластин и нуклеусов (79 % от общего количества находок), микроскребков и крупных скрёбел.

 

Исследовались также памятники в зоне затопления будущего Богучанского водохранилища в Кежемском р-не Красноярского края и в Усть-Илимском р-не Иркутской обл.

 

Проведены раскопки островной стоянки Сосновый мыс с погребениями на Ангарском о-ве у с. Ката. В раскопе (100 кв.м) обнаружены два парных погребения и два одиночных захоронения одно над другим. Три погребения можно датировать эпохой раннего металла, а одно — неолитическим временем.

 

В.И. Дьяков, О.В.Дьякова

Раскопки в Северном Приморье.   ^

// АО 1975 года. М.: 1976. С. 237-238.

 

Североприморский отряд Института истории, археологии и этнографии народов Дальнего Востока Дальневосточного научного центра АН СССР продолжал изучение памятников II тысячелетия до н.э. в Тернейском и Дальнегорском р-нах Приморского края.

 

В Тернейском р-не проведены первые стационарные исследования на поселении Благодатное III. Выявлены конструкции трех жилищ, представляющих собой наземные сооружения подпрямоугольной формы. Характерным является выравнивание площадки на склоне террасы, но при

(237/238)

этом сохраняются отдельные тумбообразные возвышения и уступы, используемые для оборудования интерьера жилища. Лежанки-нары из жердей, основаниями которых служили материковые останцы и крупные валуны, располагались вдоль стен. Площадь под нарами частично использовалась для хранения сосудов, опускаемых в специальные углубления. Важной особенностью жилищ является наличие двух-трёх небольших очагов, расположенных не в центре, а ближе к стенам, у нар, на разных концах строения.

 

Собранный материал свидетельствует о широком применении кремня. Обработка последнего велась ретушью с сохранением неолитических традиций при оформлении изделий и использованием свойств материала. Одновременно применялись шлифованные изделия. Характерными являются прямоугольные в сечении топорики, наконечники копий с выделенным черешком, односторонние заточенные ножи с короткой рукоятью. В каменном инвентаре значительный процент составляют плечиковые мотыги; встречены обломки сегментовидных курантов и зернотёрочных плит. Керамика представлена лепными сосудами с прямой шейкой, выпуклыми туловами и плоскими донышками, орнаментированными по венчикам и плечикам горизонтальными прочерченными линиями, ногтевыми вдавлениями, иногда налепными валиками. Уникальной является находка мужской скульптурки из обожжённой глины.

 

Второе поселение этого типа — Лидовка I, расположено на 100 км южнее, в северной части Дальнегорского р-на. Несколько близко расположенных жилищ, оказавшихся на площади раскопа, были выстроены непосредственно на уровне древней поверхности. Здесь не оказалось ни одного углубления, характерного для жилищ-полуземлянок. Контур дома прослеживался по многочисленным глиняным столбикам диаметром 20-40 см, поставленным вдоль стен на плотный слой материковой глины и щебенки и служившим основаниями для нар-лежанок. Так же, как и на поселении Благодатное III, под нарами были вырыты хозяйственные ямы. Жилища имели два-три очага овальной формы. Нижняя часть очагов иногда выстилалась берёстой. Обнаружены очаги летнего типа, расположенные за пределами жилищ. Материал поселения представлен ретушированными и шлифованными орудиями, керамикой и в целом аналогичен материалу с поселения Благодатное III. Следует отметить только наличие маленьких шлифованных долотец с шириной лезвия 0,3-0,5 см. Наряду с плечиковыми мотыгами, обломками курантов, обнаружено обугленное зерно. На обоих упомянутых поселениях встречена также крашеная в малиновый цвет керамика.

(238/239)

 

М.А. Дэвлет, Т.Н. Косых, А.Д. Цыбиктаров

Раскопки в Тодже.   ^

// АО 1975 года. М.: 1976. С. 239.

Костяной гребень. Могила 2, курган 7. Тоора-Хем.

(Открыть рис. в новом окне)

Тоджинская экспедиция Института археологии АН СССР проводила раскопки в бассейне р. Бий-Хем в Северо-Восточной Туве. Исследовались стоянки на правом берегу р. Тоора-Хем на первой и второй полянах по дороге из районного центра Тоора-Хем в пос. Адыр-Кежиг.

 

Вскрыто 132 кв.м площади стоянок. Инвентарь: каменные орудия и керамика.

 

В пункте Тоора-Хем («Вторая поляна») закончены раскопки курганного могильника, состоявшего из семи курганов (курганы 1-6 раскопаны в 1970-1973 гг.). Курган 7 с земляной насыпью, высотой 0,45 м и диаметром 13 м содержал три перекрытые бревенчатыми накатами грунтовые могилы глубиной от нулевой точки у северной полы кургана до 0,95 м. Могилы оказались ограбленными. В центральной могиле 2 находились потревоженные остатки скелета, костяной гребень с ручкой в виде фигурки кабана и жёлтая стеклянная бусина.

 

М.А. Дэвлет, И.Ф. Попова, Н.И. Титова

Работы в Саянском каньоне.   ^

// АО 1975 года. М.: 1976. С. 239-240.

 

Тоджинская экспедиция Института археологии АН СССР совместно с группой по изучению петроглифов Саяно-Тувинской экспедиции АН продолжила работы по выявлению и фиксации петроглифов в Саянском каньоне Енисея от его начала до устья р. Хемчик. Стационарные исследования проводились на правобережье Енисея в устье р. Чинге, в пункте Бижиктиг-Хая и на левобережье в уроч. Мугур-Саргол. Петроглифы разновременны, от эпохи ранней бронзы до средневековья.

 

Своеобразны рисунки масок-личин. Скопировано свыше 200 таких изображений. Часто они снабжены фантастическими дополнениями в виде скобок и полос, передающих, вероятно, устрашающую татуировку на лицах. Многие личины с усами. Под подбородком нарисованы ручки для держания масок, реже — ушки для привязывания. На голове имеются рога, изредка с ответвлениями. Между рогами обычно помещалась «антенна» — линия с кружком на конце, который иногда заменялся

(239/240)

Наскальное изображение эпохи бронзы. Мугур-Саргол.

(Открыть рис. в новом окне)

фигурой в виде буквы «Ф», крючка, дуги или трезубца. Встречаются личины без рогов и отростков-«антенн». В 1966 г. А.А. Формозов обследовал петроглифы в уроч. Мугур-Саргол и насчитал там около 30 личин, которые датировал окуневским временем. Наши стратиграфические наблюдения подтверждают точку зрения о доскифском времени основного типа масок-личин. Интересно, что ещё в конце XIX — начале XX в. тувинские шаманы прикрепляли небольшие масочки к одежде или к головному убору. Эти маски осмысливались как вместилища духов предков или охранители шаманов.

 

На скалах в уроч. Мугур-Саргол изображены человечки в рогатых головных уборах в молитвенной позе, с воздетыми к небу руками. Возможно, это изображения участников каких-то древних ритуальных танцев, мистерий и пантомим. Около личин встречаются рисунки фантастических животных — мифических существ с треугольными многоярусными головами. Возможно, что это замаскированные животные или люди, ряженые животными, которые принимали участие в тех же неведомых нам обрядах, что и человечки в масках. Встречено новое изображение «человека-мухомора» — антропоморфного существа с грибообразной головой.

 

Многочисленны и разнообразны сцены охоты. Чаще всего встречаются изображения горных козлов и других диких животных: оленей, быков, горных баранов, кабанов, волков. Единичны рисунки птиц, рыб, насекомых. Много рисунков вьючных животных, в том числе противостоящие изображения северных оленей. Среди средневековых петроглифов отметим выбитые на камнях тамги.

 

Значительный интерес представляют рисунки «дворов-оградок» круглой и прямоугольной формы с точечным заполнением или рассечённым черточками внутренним пространством. Иногда круглая и прямоугольная «оградки» примыкают друг к другу. До сих пор считалось, что самым западным пунктом, где встречены изображения «дворов-оградок», являются хубсугульские писаницы Монголии. Тувинские петроглифы находятся много западнее монгольских. От последних их отличает техника исполнения: тувинские выбиты точечными ударами, монгольские, как и забайкальские, нарисованы охрой.

(240/241)

 

М.В. Елькина

Раскопки поселений раннего железа на Барсовой горе близ г. Сургута.   ^

// АО 1975 года. М.: 1976. С. 241.

 

Сургутский отряд Уральской экспедиции продолжал на Барсовой горе раскопки поселений, находящихся под угрозой разрушения. Частично раскопаны два городища, два поселения и отдельное жилище, продолжена топографическая съёмка памятников. Раскопанные поселения характеризуют различные этапы раннего железа исследуемого района.

 

К началу железного века относятся городище Барсов городок I/18, III-7 и поселение Барсова гора III/13. Городище Барсов городок I/18 расположено на краю второй береговой террасы и частично разрушено обрывом берега. Сохранилась часть подчетырёхугольной формы размерами 70х36 м. Городище окружено неглубоким и нешироким рвом и низким размытым валом. На внутренней площадке прослежены остатки восьми наземных и одной слегка углублённой постройки. Вскрыты пять жилищ наземной конструкции с очагами и хозяйственными ямами по центру. Стены жилищ деревянные, снаружи присыпались землёй. Находки представлены остатками медеплавления, керамикой. Сосуды плоскодонные, орнаментированные до дна, либо круглодонные, с орнаментом в верхней трети. Узоры выполнены струйчатым, гребенчатым и крестовым штампами и ямками.

 

Городище Барсов городок III/7 располагается на третьей береговой террасе. Оно подчетырёхугольной формы (118х98 м), вытянуто в направлении запад — восток и окружено узким рвом, глубиной до 0,5 м, заключённым между двумя невысокими валами. На внутренней площадке прослежены остатки 35 наземных и слегка углублённых построек. Вскрыто наземное жилище и примыкающая к нему, слегка углублённая хозяйственная пристройка. Жилище подпрямоугольной формы (10х8 м) с двумя очагами по длинной центральной оси. Находки представлены, в основном, керамикой. Сосуды круглодонные, слабо-профилированные, орнаментированные в верхней части гребенчатым и струйчатым штампами, ямками. Аналогичные жилища исследованы на поселении Барсова гора III/13.

 

Поселение Барсова гора III/12 относится, примерно, к середине I тысячелетия до н.э. Оно состоит из семи жилищ, выстроенных в ряд в направлении запад — восток. Наземные постройки представляют собой равные площадки, приподнятые над окружающей поверхностью на 20-30 см и окружённые канавками. Раскопаны два жилища, размерами 16х9 м и 13х8 м. На полу в каждом жилище обнаружено по два очага, расположенных по длинной центральной оси; стены снаружи присыпаны землёй. В жилищах найдены керамика, тигли, обломок бронзового ножа, кости лошади. Сосуды круглодонные, украшенные по верху вертикальными и горизонтальными оттисками гладкого или гребенчатого штампов.

(241/242)

 

В.А. Зах, В.И. Соболев, Т.Н. Троицкая

Работы на берегах Новосибирского водохранилища и р. Ини.   ^

// АО 1975 года. М.: 1976. С. 242.

 

Новосибирским отделением Общества охраны памятников истории и культуры организованы охранные работы на размывающихся водой памятниках. Исследования проводились Ордынским и Тогучинским отрядами Новосибирской экспедиции.

 

На поселении Ордынское 9, расположенном на берегу Ордынского залива (левый берег Оби), зачищена кромка осыпающегося берега. Выявлены остатки двух разрушенных жилищ. Впервые за семь лет работы на этом памятнике удалось точно локализовать участки с преобладанием керамики большереченского типа (I-IV вв. до н.э.) и рубежа нашей эры. Продолжены раскопки могильника Ордынское I. Два кургана содержали глубокие разграбленные могилы, окруженные рвами. В них найдены сосуды бийского этапа болыпереченской культуры (V-IV вв. до н.э.) и каменная тёрочка. Под третьим курганом, помимо полностью ограбленной могилы, выявлена часть землянки, уходящей за пределы насыпи. В ней хорошо прослеживается система столбовых ям, обнаружены кремнёвые отщепы и обломки керамики, близкой к самусьской. На поселении Ордынское 12 завершены раскопки двухкамерного жилища эпохи поздней бронзы с керамикой еловского типа.

 

У с. Усть-Алеус на левом берегу Оби, к югу от устья р. Алеус, в могильнике Усть-Алеус 3 раскопан один курган. Под насыпью выявлены ров и одна неразграбленная могила, скелет, лежащий в глубокой могиле под тройным накатом брёвен, без сопровождающего инвентаря.

 

На правом берегу Оби у с. Новая Каменка Ордынского р-на на высокой каменистой террасе р. Каменушка проведены раскопки интенсивно разрушающегося обрывом городища Каменушка 4. Вскрыто 110 кв.м, выявлены две частично обрушившиеся землянки, за пределами которых находились два очага. Находки, в основном, представлены керамикой. Сосуды имеют круглое дно; чаще всего орнаментирована лишь верхняя половина сосуда, реже — всё тулово. Найдено большое количество точильных камней (абразивов). Памятник предположительно датируется первой половиной II тысячелетия н.э.

 

В Тогучинском р-не на р. Ине между сёлами Тогучин и Заречное открыты 10 памятников: три эпохи неолита и ранней бронзы, два — эпохи поздней бронзы и одно — I тысячелетия н.э. На первых трёх поселениях начаты раскопки. На стоянке Иня 3 вскрыто 48 кв.м. Найдены нуклеусы, тёсла, ножевидные пластины, отщепы и керамика. Сосуды орнаментированы насечками, наколом и отступающей палочкой. Материал близок находкам Новокусковской стоянки. На стоянке Иня 2 вскрыто 60 кв.м. Выявлены остатки очага и хозяйственная яма. Найдены различные кремневые орудия. Для керамики характерны оттиски гладкой шагающей палочки и ложно-текстильный орнамент. Раскопками на стоянке Иня 4 обнаружены кремневые отщепы, скребки, керамика самусьского типа.

(242/243)

 

И.И. Кириллов, Е.В. Ковычев

Дворцы — новый комплекс археологических памятников.   ^

// АО 1975 года. М.: 1976. С. 243-244.

 

Отряд экспедиции Читинского пединститута продолжал раскопки памятников в уроч. Дворцы, расположенном в 20 км от г. Читы, в долине р. Кадалинки.

 

Стоянка эпохи позднего палеолита обнаружена на нагорном склоне сопки в слое щебёнистых склоновых отложений, перекрытых дерновым слоем. Выявлен культурный слой, частично разрушенный морозобойными трещинами. Находки группируются вокруг небольших, овальных в плане очажных выкладок. Это концевые скребки на пластинах и отщепах из грубых кремнистых пород, двустороннеоббитые острия, амфорные нуклеусы, боковые резцы. Обнаружены кости носорога, косули. Стратиграфическое положение памятника и типологическое сравнение материала позволяют отнести его к заключительной стадии саратанского оледенения.

 

В 50 м ниже по склону расположено крупное двухслойное поселение. Верхний слой пылеватой гумусированной супеси содержал крупные каменные выкладки и воронкообразные очаги. Рядом с выкладками находились скопления фрагментов сосудов с отпечатками перевитых нитей на поверхности. Верхняя часть их украшалась с помощью штампа, налепных валиков. Узоры состояли из различных комбинаций штампа. Сосуды имели параболоидную форму и округлое днище. Найдены также мелкие кремневые наконечники стрел, скребочки, клиновидные нуклеусы, каменный стерженёк к рыболовному крючку и медные шлаки. Второй слой поселения — неолитический — залегает в более вязких (жирных) супесях и отделён от первого стерильной прослойкой. Наряду с обычным неолитическим инвентарем в слое найдены костяная мотыга с приостренным обухом и прямоугольным отверстием для рукояти, каменные песты и плиты с «проковкой» поверхности. Материал стоянки может быть датирован III тысячелетием до н.э.

 

В этом же урочище найдено три погребения эпохи бронзы под курганной засыпкой эллипсоидной в плане формы, размерами до 25-30 кв.м. В могильной яме, забутованной камнем, внутри круга из черепов оленей, на спине, головой на восток, лежал погребённый. Из трёх курганов два были ограблены. В погребениях найдены: медные заколки для волос долотовидной формы, иногда орнаментированные растительным узором, медные спиралевидные подвески-серьги и бляшки, бусы из нефрита. Наборный пояс в одном из погребений состоял из прямоугольных медных блях с растительным узором. Погребения подобного рода не были известны на территории Забайкалья. Они резко отличаются от плиточных могил.

 

По склонам сопки и в небольших распадах обнаружены погребения эпохи железа, относящиеся к двум культурам. Это — курганы бурхотуйской культуры и своеобразные однорядные каменные выкладки, под которыми в узких могильных ямах совершены погребения в лодках-долблёнках и просто на земле. Погребённые лежали на спине, головой на северо-восток. Некоторым при-

(243/244)

дана поза полусидящего в лодке человека. Среди погребений есть вторичные, о чем свидетельствуют и отсутствие многих костей, часто черепов, и следы зубов зверей на некоторых из них. Погребальный инвентарь этой группы захоронений отличается как от инвентаря погребений бурхотуйской культуры, так и от более поздних, монгольских. Особенностью его является большое количество изделий из кости: наконечники стрел, пряжки и бляхи, накладки на колчан и лук. Все они орнаментированы ажурной резьбой, «фисташками», лепестковыми розетками. На одной из пряжек — «узел вечности». Погребения новой ундугунской культуры могут характеризовать период формирования тунгусских племен и относиться к XI-XV вв. н.э.

 

Ю.Ф. Кирюшин

Работы в Васюганье.   ^

// АО 1975 года. М.: 1976. С. 244.

 

Васюганская экспедиция Томского государственного университета продолжала исследование поселения Тух-Эмтор IV у пос. Озёрное в верховьях р. Васюган и провела разведку на р. Парабель в окрестностях с. Новиково.

 

На площади в 72 кв.м поселения Тух-Эмтор IV доследовано жилище 8 эпохи ранней бронзы, вскрытое в 1974 г., и частично ещё два жилища. Одно из них (10) относилось к эпохе развитой бронзы, другое (11) — к переходному этапу от эпохи поздней бронзы к раннему железу. Все жилища подпрямоугольной в плане формы, площадью от 17-18 до 20-25 кв.м. В них хорошо прослеживались хозяйственные ямы, следы угловых, боковых и центральных столбов. В жилищах эпохи бронзы очаги отсутствуют. Видимо, поселение этого времени носило сезонный характер. При выборке заполнения жилищ (8, 10) и хозяйственных ям обнаружены фрагменты плоскодонных сосудов, украшенных оттисками отступающей, шагающей и печатной гребёнки и ямками; каменные наконечники стрел; ножевидные пластины, скребки, отщепы, отбойники; обломки тиглей, литейных шишек, глиняных форм и керамические грузила (некоторые из них украшены отпечатками гребёнки). В жилище 10 найдена бронзовая четырёхгранная в сечении стамеска.

 

В культурном слое поселения обнаружено большое количество фрагментов сосудов; предметы бронзолитейного производства, в том числе обломки форм и литейных шишек для изготовления наконечников копий и кельтов; каменный инвентарь. Найдены фрагменты сосудов с зооморфными изображениями (головы и туловища выполнены объёмно из глины, некоторые детали — резными и гребенчатыми линиями). В верхней части слоя и у жилища 11 встречены керамика переходного времени и обломок кулайского втульчатого наконечника стрелы с шипом.

 

В устье р. Мехат — правого притока Парабели (левый приток Оби), обнаружено поселение эпохи поздней бронзы, которое интенсивно размывается водой. По берегу реки в разведочной траншее (4 кв.м) собраны большое количество еловской керамики и предметы бронзолитейного производства.

(244/245)

 

С.П. Кистенёв

Работы Нюйского отряда Приленской экспедиции.   ^

// АО 1975 года. М.: 1976. С. 245.

 

Нюйский отряд Приленской экспедиции Якутского филиала Сибирского отделения АН СССР вел работы на левобережье среднего течения Лены и в низовьях Нюи — левого притока Лены.

 

На Нюе открыто несколько стоянок, относящихся к неолиту, эпохам бронзы и раннего железа. Особенно богата стоянка Усть-Нюя, расположенная на левом приустьевом мысу Нюи. Здесь найдены разнообразные каменные орудия и керамика. Материалы, относящиеся к эпохам бронзы и железа, собраны на стоянке Туруктинка, расположенной на левом берегу Лены, в 15 км ниже впадения в неё Нюи. Гладкостенная керамика эпохи бронзы (?), кремнёвые пластины и отщепы обнаружены на склоне десятиметровой высокой поймы Лены.

 

Обследовалась стоянка Малая Мунку, открытая А.П. Окладниковым в 1940 г. А.П. Окладников считал, что на стоянке есть только неолитические остатки и на основании обнаруженных здесь зубов домашнего быка предполагал, что неолитические племена Якутии уже занимались разведением рогатого скота. В 1975 г. удалось чётко зафиксировать, что на стоянке Малая Мунку в гумусированном слое в перемешанном состоянии залегают вместе остатки различных этапов неолита, эпох бронзы и железа. В окрестностях стоянки на поверхности встречается и якутская керамика. Учитывая это и то, что ни на одной стоянке эпохи камия в бассейне Лены, обладающей чёткой стратиграфией, кости домашних животных, кроме собаки, обнаружены не были, следует считать ошибочным предположение о разведении рогатого скота в эпоху неолита Якутии.

 

В.Т. Ковалёва

Боборыкинское поселение.   ^

// АО 1975 года. М.: 1976. С. 245-246.

 

На участке XII Южного берега оз. Андреевского закончено исследование Боборыкинского поселения. Вскрыто 412 кв.м. На поселении — три жилища и две хозяйственные ямы. Жилища подчетырёхугольной формы, с несколько деформированными углами, площадью от 37 до 40 кв.м. Выход у всех жилищ с южной стороны. На полу обнаружены ямки от столбов и различной формы канавки, углубленные ниже пола на 10-30 см и расположенные преимущественно у стен. Очаги в виде прокала или скопления углей располагались, как правило, в центре жилищ. Иногда встречаются обломки глиняных кирпичиков, вероятно, использовавшихся для обкладки очагов. Хозяйственные ямы диаметром до 1,5 м углублены до 1,3 м от современной поверхности.

 

Северная часть поселения представляет собой однослойный памятник с характерным интенсивно-чёрным заполнением, а материал, собранный из этого слоя, в том числе из двух жилищ и ямы, составляет за-

(245/246)

крытый боборыкинский комплекс. Посуда представлена как остродонными, так и плоскодонными формами. Орнамент расположен преимущественно в верхней части сосудов, реже — в придонной. Встречаются сосуды и без орнамента или с одним горизонтальным пояском небрежно нанесённых ямочных вдавлений. Узор наносился только остриём путём прочерчивания нарезок и насечек, ямочными вдавлениями, а также методом «отступающей палочки». Узоры просты — это горизонтальные линии, часто сгруппированные по несколько штук, горизонтальный и вертикальный зигзаги, треугольники, ромбы. Основная масса орудий сделана из ножевидных пластин, из светло-серого кремня или зелёного сланца. Это наконечники стрел удлинённо-листовидной формы, проколки и провёртки, скобели и скребки, а также шлифованные орудия — тёсла, долотца.

 

В южной части поселения, где находилось третье жилище и хозяйственная яма-погреб, на дне и в заполнении которых найдена та же боборыкинская керамика, сверху над чёрным слоем залегал слой светло-коричневой супеси, содержавший керамику липчинского типа. Дальше от берега расположена стоянка эпохи раннего металла, северная часть которой заходит на боборыкинское поселение и даёт стратиграфию двух различных типов керамики, ранним из которых является боборыкинский. Значит, исследованное поселение может быть датировано не позднее конца III тысячелетия до н.э. или ещё более ранним временем.

 

В.И. Козлов

Работы Алдано-Буотомского отряда Приленской экспедиции.   ^

// АО 1975 года. М.: 1976. С. 246-247.

 

Алдано-Буотомский отряд Приленской экспедиции Якутского филиала Сибирского отделения АН СССР проводил исследования памятников на Алдане и Буотоме (правых притоках Лены). На Алдане обследованы стоянки Нычангда, Толоонка, Тымныя, Кэрди и Каллагыр I, Каллагыр II. Последние две стоянки, содержащие материалы сыалахской и белькачинской неолитических культур, а также остатки древнеякутской керамики, находятся почти в устье Алдана. Они могут явиться важным связующим звеном при корреляции памятников Алдана и Лены. Особый интерес представляет стоянка Нычангда, расположенная на 1025 км от устья Алдана, на его левом берегу. Здесь вскрыта почти четырёхметровая аллювиальная толща отложений высокой поймы, аналогичная культурным пачкам стоянок Белькачи I и Сумнагин I, что, наряду с обильным подъёмным материалом, собранным на бечевнике, позволяет надеяться, что стоянка Нычангда при продолжении работ может встать в один ряд с замечательными многослойными памятниками, приуроченными к отложениям высокой поймы Алдана, на которых зафиксированы материалы различных культур возраста 9,5-0,5 тыс. лет тому назад.

 

На Буотоме обнаружены четыре стоянки, давшие выразительный материал эпохи камня, бронзы и раннего железа. Исключительно важ-

(246/247)

но, что на двух из них (стоянки Соловьёвка и Дьюкайя) найдены остатки мамонтовой фауны, позволяющие предполагать, что здесь могут быть зафиксированы следы плейстоценового человека. Работы на Буотоме дают дополнительные данные о том, что уже в эпоху камня человек заселил не только долины крупных рек Якутии, но и их весьма незначительные по сибирским масштабам притоки.

 

Б.А. Конников

Разведка по реке Тара.   ^

// АО 1975 года. М.: 1976. С. 247.

 

Отряд Омского государственного педагогического института им. А.М. Горького вёл разведку в Знаменском р-не Омской обл. На двух городищах у дер. Новоягодная проведена зачистка обнажений. На городище у детского дома уточнена стратиграфия вала, опоясывающего центральную часть поселения. Отмечена неоднократная подсыпка укреплений, присутствие прослоек обожжённой глины. Деревянные конструкции по гребню вала не прослежены. Высота вала 3 м, ширина 5 м. С внешней стороны вала проходил ров, глубиной 1 м и шириной 2 м. В верхней части вала собрано свыше 100 фрагментов керамики. Последняя представлена круглодонными сосудами, украшенными орнаментом (оттиски штампа, прочерченные линии). Датируется городище второй половиной I тысячелетия н.э.

 

К северу от деревни, на Линевской сопке расположено городище X-XIII вв. Здесь собрана керамика.

 

П.Б. Коновалов

Окончание раскопок хуннского кургана в Ильмовой пади.   ^

// АО 1975 года. М.: 1976. С. 247-248.

 

Экспедиция Института общественных наук Бурятского филиала Сибирского отделения АН СССР завершила раскопки одного из курганов хуннской знати в Ильмовой пади (Кяхтинский р-н Бурятской АССР).

 

Внешне объект представлял собой покрытую редкими камнями насыпь высотой до 1,5 м со впадиной посредине и шлейфообразным придатком с южной стороны. По краям насыпи и шлейфа проступало каменное обрамление, оказавшееся оградой (высота до 0,8 м) из гранитных плит и глыб, сложенной по периметру огромной подквадратной ямы и примыкающего к ней конусообразного дромоса. Яма была симметрично разделена на 10 равных отсеков, а дромос — пополам каменными перегородками; такая же перегородка отделяла дромос от ямы. Яма глубиной 8,5 м вырыта крутыми уступами со всех сторон и заканчивается просторным ложем для погребальной камеры, куда ведёт четырнадцатиметровый дромос, спускающийся под углом около 15°. За перегородкой, отделяющей вход в яму, он становится круче. Погребальная камера — бревенчатый сруб (3,8х1,5 м), уста-

(247/248)

новленный на дне с дощатым полом и обложенный со всех сторон бутовым камнем, заполняющим всё пространство между стенами сруба и ямы. В срубе находился дощатый гроб, придвинутый к задней и правой (восточной) боковой стене сруба так, чтобы в переднем (северном) конце оставалось свободное пространство для жертвенного инвентаря. Внутри камеры и над ней зафиксированы следы сильнейшего погребального огня, от которого сильно пострадал сруб. Очевидно, огонь горел над срубом, но не успел он догореть, как яма над ним была перекрыта бревенчатым накатом в два ряда, сначала поперёк, потом вдоль. Между рядами брёвен была постлана лесная труха (шишки, хвоя, ветки), а сверху набросано огромное количество такой же трухи, которая в спрессованном виде достигает 25-30 см толщины.

 

Погребение ограблено. Захоронен был мужчина преклонного возраста, монголоидного облика, высокого роста и мощного телосложения. Находки немногочисленны. От некогда богатого погребального убранства остались фрагменты тканей нескольких видов; лент из золотой фольги; бронзовые четырёхлепестковые розетки, украшавшие саркофаг; фрагменты нескольких глиняных горшков разных размеров и форм (в самом крупном из них, кувшинообразном, обнаружено просо). Найден также бронзовый жезл — предмет, отмечающий достоинство, социальное и общественное положение погребённого.

 

М.В. Константинов, В.Ф. Немеров

Исследования в Западном Забайкалье.   ^

// АО 1975 года. М.: 1976. С. 248-249.

 

Западный отряд Читинского педагогического института и Общества охраны памятников истории и культуры продолжил исследования в долинах рек Хилок и Чикой. Вскрыт новый участок поселения Толбага I, возраст которого определяется 15 100±520 лет (СОАН-810). Общая изученная площадь достигла теперь 300 кв.м. Открыты 13 очагов и очажных пятен. Интересен очаг, обставленный плитками гнейса. Полнее выявлен контур основания жилища, обозначенного камнем. Пополнились серии каменных изделий — скрёбел, остроконечников, резцов, проколок, изготовленных чаще всего из крупных и средних пластин. Есть чопперы. Открыты долотовидные орудия из отщепов. Из нуклеусов больше всего одно- и двуплощадочных однофронтальных. Найдено несколько выразительных левалуазских нуклеусов.

 

Ещё одно палеолитическое поселение изучалось в Читкане близ с. Жиндо (25 кв.м.). Слой памятника связан с серым обызвесткованным суглинком, залегающим на небольшой глубине. Он насыщен отщепами, пластинками, преимущественно неправильных очертаний. Орудия — крупные односторонние поперечные скрёбла из отщепов, концевой скребок из пластины. Интересно соседство отбойника и камня с конусовидным углублением, употреблявшегося, возможно, для зажима нуклеуса при скалывании. Из фауны определим рог бизона.

 

Поселение Студённое близ с. Н. Нарым оказалось пятислойным.

(248/249)

В верхнем слое собран инвентарь развитого неолита: скребки из отщепов, микропластинки, даурские острия, наконечники с выемкой, клиновидные микронуклеусы, песты, чопперы, топоры. Керамика тонкостенная, с текстильными оттисками и штампом — гребенчатым, прямым. Слои 2-4 связаны иловатыми прослойками, переслаиваемыми палево-серой супесью. Они относятся скорее всего к раннему неолиту — мезолиту. Отметим выразительное сочетание микротехники и нуклеуса с чёткой левалуазской традицией (слой 4). В слое 5 найдены очаг, выложенный крупными гальками, кости плейстоценовых животных и отдельные кремни.

 

У с. Зугмары открыт могильник из девяти курганов, скорее всего монгольского времени. Погребённые лежали на небольшой глубине, в основном на спине, в одном случае — в колоде. В головах у некоторых вертикально поставлены жертвенные косточки. Инвентарь погребений — берестяной колчан, железные наконечники стрел типа срезней и костяные железные однолезвийные ножи, роговые накладки на лук, игольница с железной иглой, напёрсток.

 

Л.Н. Корякова

Курганы саргатской культуры у с. Красноярка.   ^

// АО 1975 года. М.: 1976. С. 249-250.

 

В зоне строительства Красноярской оросительной системы продолжены раскопки могильника у с. Красноярка Омской обл., представляющего собой группу небольших насыпей, сосредоточенных вблизи большого кургана высотой до 5 м, разрушенного грабителями.

 

Курган 3 с уплощённой насыпью, диаметром около 28 м и высотой около 0,5 м, содержал пять погребений. Одно из них (4) располагалось в центре, в глубокой прямоугольной яме, ориентированной с северо-запада на юго-восток. Погребение ограблено и, кроме костей двух скелетов и кусочков истлевшего дерева, не содержало находок. Другие погребения находились в полах кургана, по кругу. Они прорезали первоначальную насыпь, воздвигнутую, очевидно, над центральным погребением. Прямоугольная яма погребения 1 содержала захоронение женщины в вытянутом на спине положении, головой на север; при ней обнаружены мелкие стеклянные бусы с внутренней позолотой, бронзовые серьги, железный наконечник стрелы III-II вв. до н.э., глиняные пронизки и два сосуда, стоявших в ногах и в изголовье погребённой. Второе неграбленное захоронение также дало мало находок: железные наконечники стрел и сосуды, сопровождающие умершего, лежавшего вытянуто на спине головой на север. Погребение 3 в квадратной яме (0,9х0,9 м) — кенотаф. Погребение 5 разграблено. Под насыпью вокруг погребений обнаружены два рва, один из которых (внутренний) сооружен несколько позднее внешнего рва, ограждавшего, видимо, насыпь над центральным погребением. Во внешнем рву и в насыпи обнаружены три черепа собак. Железные наконечники стрел датируют курган не ранее III в. до н.э.

 

Курган 4, диаметром 18 м и высотой 1,2 м, насыпан над двумя погребениями, вокруг которых обнаружен

(249/250)

кольцевой ров с входом с восточной стороны. В центральной части кургана зафиксирована глиняная утрамбованная площадка, перекрывающая центральное погребение 2. В могильной яме прямоугольной формы с заплечиками по всем сторонам, ориентированной в направлении северо-восток — юго-запад, найдены разрозненные кости трёх скелетов, обломки сосуда, втульчатый костяной наконечник стрелы, железные удила и 39 панцирных пластин из кости. Яма была перекрыта на уровне заплечиков и на древней поверхности накатами из брёвен, причём брёвна верхнего наката обожжены. Стенки и дно также укреплены деревом. Под полой кургана обнаружено захоронение в прямоугольной могильной яме, где погребённый лежал вытянуто на спине, головой на северо-запад, в сопровождении двух маленьких сосудов. Курган датируется IV-III вв. до н.э.

 

Курган 5, диаметром 12 м и высотой 1,5-1,8 м содержал одно разграбленное погребение, ориентированное с востока-северо-востока на запад — юго-запад, в котором находились разрозненные кости скелетов взрослого и ребёнка (5-6 лет), небольшие железные наконечники стрел, фрагменты глубокого сосуда, кусок мела. Под насыпью зафиксирован кольцевой ровик с двумя входами; в насыпи найден большой грубый сосуд, украшенный по шейке пояском косой резной решетки. Предположительно курган относится к IV-II вв. до н.э.

 

Вскрыто погребение разрушенного экскаватором кургана 6. В прямоугольной могильной яме костяк лежал на спине с подогнутыми ногами, черепом на северо-запад. Находки — железная круглая пряжка, точильный брусок, два раздавленных сосуда без орнамента, кости лошади.

 

Весь инвентарь из курганов у с. Красноярка свидетельствует о принадлежности их к раннему этапу саргатской культуры.

 

Л.Н. Корякова, В.И. Стефанов, Н.К. Стефанова

Исследования в Среднем Прииртышье.   ^

// АО 1975 года. М.: 1976. С. 250-251.

 

Омский отряд Уральской экспедиции проводил исследования памятников близ дер. Инберень Большереченского р-на Омской обл., расположенных на первой надпойменной террасе левого берега р. Иртыш.

 

На городище Инберень IV продолжены раскопки в целях установления более точной даты городища и его культурной принадлежности. Вскрыты две впадины, часть рва и вала. Выявлены остатки сооружений эпохи бронзы и раннего железа. Эпоха бронзы представлена двумя округло-квадратными камерами небольших размеров с очагами, в пределах которых найдено большое количество керамики и костей животных. В числе находок бронзовый гвоздь, стержень, литейная форма, заготовка для наконечников стрел. К раннему железу относится прямоугольная камера (9,6х4,2 м), соединяющаяся коридором с раскопанным в 1973 г. жилищем. Находки: керамика, пряслица, кости животных, бронзовый втульчатый наконечник стрелы — IV в. до н.э.

 

Раскопки рва и вала показали, что они сооружены в эпоху раннего

(250/251)

железа. При исследовании части входа на городище установлено, что оно было укреплено частоколом, от которого остались многочисленные ямки и две канавы. В одной из них найдены бронзовый втульчатый наконечник стрелы и литая фигурка пантеры. Судя по этим находкам, поздний слой городища датируется V-III вв. до н.э. Облик керамики этого слоя говорит о принадлежности городища к саргатской культуре на раннем этапе её развития.

 

Продолжены исследования городища Инберень VI: раскопаны въезд на городище и часть примыкающих к нему рва и вала, а также часть оборонительных сооружений в северном конце городища. Здесь прослежены остатки двойного ряда укреплений. Внутренний вал более высокий, внешний — незначительный; на гребне внутреннего вала, очевидно, располагался частокол. Исследованы два жилища (в пределах укрепленной площадки и вне её). Котлованы жилищ подпрямоугольные в плане, размерами 12х9 м и 8х6 м, оба углублены в материк на 0,2-0,4 м. В центре каждого располагались простые очаги в неглубоких ямках. В очажном слое второго жилища найдено много обломков глиняных литейных форм, фрагментов тиглей с капельками бронзы на стенках. Собрано около 2000 фрагментов керамики, кости животных. Помимо обломков листовой бронзы, найдены втульчатые двухлопастные наконечники стрел с крючком-шипом на одной стороне. Вещевой и керамический комплекс памятника определяют время его существования VIII-VI вв.

 

На поселении Инберень V вскрыто одно жилище (10х9 м, глубина около 0,5 м) с очагом в центре и коридорообразным выходом в южной части. В жилище и за его пределами собрано большое количество керамики и костей животных. На дне полуземлянки у северной стенки найдены тигель, два костяных наконечника стрел, несколько сосудов. Керамика представлена сосудами горшковидной формы, реже встречаются маленькие чаши. Орнамент покрывает шейку, плечики и тулово сосудов; основные элементы узора — ряды ямок, насечек, резная «сетка», ёлочка. Узоры часто наносились «крестовым» штампом. Предварительная дата поселения — начало I тыс. до н.э.

 

В.Д. Кубарев

Работы в Горном Алтае.   ^

// АО 1975 года. М.: 1976. С. 251-255.

 

Восточно-Алтайский отряд Североазиатской экспедиции Института истории, филологии и философии Сибирского отделения АН СССР совместно с Горно-Алтайским педагогическим институтом и краеведческим музеем продолжал исследования в Кош-Агачском и Улаганском р-нах Горно-Алтайской АО.

 

Завершены раскопки двух могильников в высокогорном уроч. Уландрык. Исследовано 10 курганов, вытянутых цепочкой с севера на юг. С западной стороны, на некотором расстоянии от них, устроены два ряда восьмикаменных поминальных колец. Каждому кургану всегда соответствуют два, а иногда и три таких кольца, диаметром 2-5 м. Курганы имеют каменную сферическую насыпь, размерами 7-13 м. В ней часто встречаются кости жертвенных жи-

(251/252)

вотных, угли и впускные погребения теленгитов. Могильные ямы — с отвесными стенками, глубиной 1,7-2,4 м. В заполнении двух ям поверх зольного пятна на глубине 0,2-0,4 м обнаружены принудительные захоронения рабов, ориентированные на северо-запад.

 

Выделено три типа погребальных сооружений: срубы, колоды и каменный ящик. В срубах, рубленных в обло в два-три венца, находились по одному-три костяка (скорченно на правом боку, черепом на восток). В колодах погребались только дети, причем могилы для них сооружались отдельно, а небольшие насыпи (диаметр 2-4 м) вплотную пристраивались к насыпям больших курганов. В каменном ящике находилось погребение взрослого мужчины (скорченно на левом боку, головой на запад). Устойчивым признаком погребального обряда, характерного для населения Горного Алтая в скифское время, являются сопроводительные захоронения коней. Коня, убитого ударом клевца в затылок, клали на небольшое возвышение над срубом в северной части ямы. Число коней иногда достигает трёх. Все они уложены с подогнутыми ногами, черепом в ту же сторону, что и погребённые. Кони всегда «взнузданы» железными или бронзовыми кольчатыми удилами с деревянными двудырчатыми псалиями. Найдены также костяные пряжки от подпруги и узды, деревянные украшения сбруи. В детских погребениях и в срубах, где ориентировка погребённых западная, кони отсутствуют. В двух курганах-кенотафах человеческих костяков не оказалось, но погребальный инвентарь был.

 

Погребённые в срубах чаще всего клались на дощатый настил, приподнятый на валунах в правой части сруба. В левом (северном) отсеке обычно ставили по одному керамическому сосуду, деревянному ковшу и деревянному же блюду овальной формы. На последнем всегда были крестцовые позвонки барана и в них — железный или бронзовый нож с кольцевидной, а чаще петельчатой рукоятью. Новой чертой погребального обряда, характерной, очевидно, только для курганов Восточного Алтая, является угольная подсыпка под головами погребённых.

 

Благодаря подкурганной мерзлоте хорошо сохранились многие предметы из недолговечных материалов: деревянные скульптурные изображения оленей, лошадок, птиц, первоначально обложенные золотой фольгой. Найдены они в основном в головах погребённых. Это позволяет предполагать, что они имели сакральное значение и украшали головной убор, изготовленный специально для погребения. Центральное место среди всех изображений всегда занимает фигурка оленя со вставными рогами из золотой фольги. Совершенно обязательной для всех погребённых была деревянная имитация шейной гривны в виде двух барельефных фигур волков или их голов, покрытых золотой фольгой. К числу редких находок относятся и две резные диадемы из дерева. Вообще для Уландрыка характерны имитации многих предметов личного пользования погребённых. Так, из дерева изготовлены: модель сложного лука, стрелы, кинжалы, односторонние ножны, зеркала, поясные бляхи, пряжки. В одном из курганов найдены костяные копии типично алтайских проушных чеканов, в другом настоящий бронзовый чекан был обломлен и с погребённым оставлена только рукоять, окрашенная в красный цвет. Боевое оружие в виде бронзовых кинжалов, чеканов

(252/253)

Деревянная гривна из кургана 12. Уландрык II.

(Открыть рис. в новом окне)

Жертвенная ограда со стелой в центре Бар-Бургазы.

(Открыть рис. в новом окне)

(253/254)

из бронзы и железа встречено только в погребениях с западной ориентировкой.

 

Для обоих Уландрыкских могильников получены радиоуглеродные даты: Уландрык I, курган 5 сооружен 2360±30 лет; Уландрык II, курган 5 — 2190±10 лет. То, что второй могильник возник позже, подтверждают смешанный обряд захоронения и состав инвентаря, датируемого не ранее III в. до н.э.

 

Древнетюркское изваяние из уроч. Ачик.

(Открыть рис. в новом окне)

 

Частично исследован курганный могильник на правом берегу р. Бар-Бургазы (приток р. Чуи). Он по внешним признакам (форма, материал насыпей, поминальные кольца) не отличается от Уландрыкского. Отметим лишь наличие рядов балбалов, установленных к востоку от некоторых курганов. Вскрыто пять курганов. Два погребения — в каменных ящиках, другие — в лиственничных срубах с сопроводительным захоронением коней. Инвентарь — обычный для рядовых могил ранних кочевников Алтая.

 

На этой же реке раскопана и частично реставрирована небольшая оградка прямоугольной формы из массивных плит, врытых на ребро. В центре её стояла стела с тамгообразным знаком. Этот вид памятников относится к скифскому времени и, возможно, является жертвенным сооружением.

 

В верховьях р. Елангаш обследован могильник эпохи ранних кочевников. Раскопаны два небольших кургана, давших детские погребения в лиственничных колодах, ориентированных по линии восток — запад. В головах погребённых — керамические сосуды, кости баранов и черепа козлов, а рядом с ними — железные ножи. С курганами Уландрыка и Бар-Бургазы эти погребения сближаются общими чертами погребального ритуала и находкой в обеих могилах обрывков золотой фольги от несохранившихся деревянных фигурок оленей и лошадок.

 

Продолжены раскопки курганов в зоне затопления Чуйской ГЭС (Улаганский р-н). В долине Баратал исследовано 10 малых и один большой курган скифского времени. Большая часть могил разграблена.

 

В уроч. Ала-Гаил закончено исследование могильника, одновременного Баратальскому. Раскопаны восемь курганов. Устройства курганов

(254/255)

Баратала и Ала-Гаила почти не отличаются от основной массы уже известных курганов ранних кочевников Алтая. Однако костяки коней здесь более крупные, чем в курганах Уландрыка и Бар-Бургазы, а их сбруя украшена многочисленными фигурными бляхами из кости и сверлёными кабаньими клыками. Удила в основном железные, псалии костяные, двудырчатые, с примитивной гравировкой в виде головок грифов на концах. Подпружные пряжки из кости, но имеются и точные их копии из бронзы. В двух курганах Ала-Гаила замечены угольная подсыпка под головами погребённых и фрагменты деревянных фигурок оленей со вставными рогами из золотой фольги, что опять же указывает на связь погребений с Уландрыкским. Не исключено, что оба могильника сооружены одновременно. Разведкой открыт новый район с наскальными рисунками в верховьях р. Кокоринки и осмотрены три неизвестных ранее древнетюркских изваяния в уроч. Ачик, на р. Юстыд и о. Чаган-Бургазы.

 

Н.Н. Куминов

Работы в Курганской области.   ^

// АО 1975 года. М.: 1976. С. 255.

 

Экспедиция Курганского педагогического института исследовала памятники Убаган I, II, III в Притобольном р-не и провела разведки левобережья р. Тобол в Куртамышском р-не.

 

Памятник эпохи бронзы Убаган I расположен на высоком правобережном устьевом мысу р. Убаган. Памятник значительно разрушен ветровой эрозией и позднейшими постройками. На западном и южном краях мыса, обращённых к рекам Убаган и Тобол, заложены две траншеи, общей протяжённостью 36 м при ширине 1 м. В культурном слое мощностью до 0,7 м обнаружены фрагменты керамики алакульского облика с богатым геометрическим орнаментом, изделия из камня и бронзы (каменный пест, бронзовый наконечник стрелы, бронзовая проволока).

 

Выше по течению р. Убаган на памятниках Убаган II и III также заложены разведочные траншеи, шириной в 1 м и общей длиной 58 м. Неолитическая стоянка Убаган III почти полностью разрушена ветровой эрозией. Меньше разрушен памятник Убаган II: развеян верхний культурный слой, относящийся к эпохе развитой бронзы, а нижний, неолитический сохранился. Комплекс неолитического времени представлен керамикой с гребенчатой орнаментацией и изделиями из пластин. Интересен каменный топор прекрасной шлифовки. Среди подъёмного материала — кремнёвые наконечники стрел, шлифованные тёсла, ножевидные пластины, скребки. Комплекс эпохи развитой бронзы представлен керамикой алакульского облика, обломками изделий из камня и бронзовыми шильцами, проволочками, небольшим кинжальчиком, обломками очковидных подвесок.

 

При обследовании левого берега р. Тобол обнаружено семь разновременных памятников (от неолита до раннего железного века). Самые интересные из них — памятники эпохи неолита и бронзы в районе дер. Озёрная Куртамышского р-на.

(255/256)

 

Л.Р. Кызласов, И.Л. Кызласов

Раскопки средневекового замка в Хакасии.   ^

// АО 1975 года. М.: 1976. С. 256-257.

 

Двадцать пятый год работы Хакасско-Тувинской экспедиции Московского государственного университета ознаменовался открытием в древнем городе, стоявшем в дельте р. Уйбат, уникального замка IX-XII вв. Расчищен фасад восточной стены, которая имела сложные очертания и расширялась книзу. По её углам выявлены округлые бастионы, ограничивающие прямоугольные заглублённые участки, разделённые посередине двумя дополнительными фланкирующими выступами. В северном конце стены дверь шириной 1,2 м.

 

Оборонительный характер архитектуры замка очевиден. Для строительства его понадобились десятки тысяч сырцовых кирпичей и глинобитных блоков. Замок, вероятно, был двухэтажным. Если упомянутая дверь находилась на уровне древнего горизонта, то глинобитный пол верхнего этажа расчищен на верху холма. На нем располагался необычный алебастровый «столик» (алтарь?) с бортиками (1,2х1,2 м). Найдены остатки деревянной шкатулки, обитой бронзовыми гвоздиками и ажурными позолоченными украшениями, а также половинка редкого танского фарфорового сосуда, служившего, в зависимости от положения, то крышкой, то чашечкой.

 

Характер находок свидетельствует о том, что обитатели замка относились к высшему слою местного общества. Это подтверждает оборонительная стена, разделяющая замок внутри на две половины. Ею, вероятно, отделялись внутренние покои замка, где жили хозяева. Скорее всего, это замок верховного правителя древних хакасов Ажо, который в середине IX в. объявил себя каганом. Это произошло после успешной двадцатилетней войны с уйгурами, до того обитавшими на территориях современной Тувы и Монголии. Такое понимание подтверждается находками обиходной посуды под восточной стеной. Здесь, кроме баночных сосудов типа чаа-тас и «кыргызских» ваз, впервые в Хакасии найден типичный уйгурский горшок с уступом под венчиком. До сих пор такие сосуды были известны только в городах и могилах уйгуров VIII-IX вв. в соседней Туве. Возможно, пленные уйгуры в 820-840 гг. участвовали в строительстве замка, вокруг которого затем возник город. Судя по немногочисленным обломкам, возле замка находилось деревянное здание или павильоны с крышами из обожжённой черепицы, подобные найденным на уйгурском Шагонарском III городище.

 

Пройдены большие разведочные маршруты по Хакасии (Усть-Абаканский, Боградский, Ширинский, Орджоникидзевский р-ны) и правому берегу Енисея (от р. Тубы на севере до р. Сизой на юге). Открыто значительное количество афанасьевских, карасукских, тагарских могильников. Особенно много обнаружено таштыкских склепов с поминальными рядами, менгиров, писаниц, тамг. Открыты новые и осмотрены известные чаа-тасы (Суглуг-Юрьский, Чульский, Койский, Быстрянский, Суханинский, Подзаплотский). На скале Крес-Хая близ оз. Фыркал зафиксирована древнехакасская руническая надпись и тамга. На хребте Арга — две крепости

(256/257)

(све). Осмотрены также Троицкое городище, Большая Боярская и Сулекская писаницы. Найдены пять новых могильников аскизской культуры, курганы которой оказались и на чаа-тасах. Подтверждено, что таштыкские склепы правого берега Енисея относятся к типу «подквадратных насыпей».

 

Раскопаны два аскизских кургана на горе Самохвал и захоронение нового типа в «каменной лодке» на Чульском чаа-тасе. Кроме того, открыты неизвестные каменные изваяния эпохи энеолита, поселения и стоянки средневекового периода.

 

В.Д. Леньков, О.С. Галактионов

Раскопки Лазовского городища.   ^

// АО 1975 года. М.: 1976. С. 257-258.

 

Лазовский отряд сектора археологии средневековых государств Института истории, археологии и этнографии народов Дальнего Востока Дальневосточного научного центра АН СССР продолжал раскопки Лазовского городища, расположенного в 5 км от пос. Лазо в Приморском крае. Вскрыты остатки трёх жилищ, двух зданий дворцового типа и расположенная внутри городища укрепленная усадьба-редут.

 

До вскрытия редут представлял собой небольшую (20х20 м) территорию, обнесённую двухметровым глинобитным валом. Внутри укрепления прослеживались три обвалованных западины и ровная четырёхугольная площадка, расположенная у входа в редут. Раскопки показали, что внутри редута находились остатки трёх жилищ и ровная площадка без каких-либо следов сооружения. Все жилища были перекрыты толстым (до 0,8 м) слоем глины, в котором изредка встречались угольки. Наибольшей толщины слой глины достигал на месте, где должны были располагаться стены жилища. По всей вероятности, стены были глинобитными, что пока не встречалось при раскопках средневековых памятников Приморья. В первом жилище, расположенном слева от входа в редут, кан был Г-образной формы, двухканальный и довольно узкий (не более 0,5 м). В заполнении небольшого очага много золы, угля и жжёных костей. Во втором и третьем жилищах отопительная система была одинаковой: два прямых узких кана с двумя дымоходными каналами были сооружены параллельно друг другу вдоль правой и левой стен жилища. У каждого кана было по одному очагу, заполнение которых состояло главным образом из золы и жжёных костей. В заполнении одного из очагов в третьем жилище найдены: несколько фрагментов станковой керамики, гвозди и одна северо-сунская монета. В юго-восточной части редута, на наружном склоне вала, до вскрытия четко прослеживалась небольшая возвышенность. Здесь выявлены остатки очень маленького помещения (2х2,5 м) с миниатюрным прямым двухканальным каном. По-видимому, здесь находилось караульное помещение. Принимая во внимание выгодность стратегического положения редута, наличие вокруг него оборонительного вала, можно предположить, что редут был местом пребывания чиновника, имевшего отношение, скорее всего, к охране города.

 

На территории городища исследо-

(257/258)

ваны также остатки трёх жилищ, которые в конструктивном отношении оказались идентичными жилищам Шайгинского городища. В жилищах выявлены остатки П-образных трёхканальных канов с несколькими очагами. К наиболее интересным находкам, обнаруженным в процессе расчистки жилищ, следует отнести отлитый из чугуна сошник; втулку для ступицы колеса; железные клещи; кресала, заготовку кресала; сверло, пряжку и наконечники стрел. Бронзовые изделия представлены кольцом с рельефным орнаментом, хомутком и небольшим перстеньком.

 

Но самая ценная находка — чугунная гирька весом 930 гр. с двумя надписями.

 

Таким образом, вывод о верхней дате Лазовского городища — начало XIII в. — получил ещё одно неоспоримое доказательство. Вместе с тем, датировка таких средневековых городищ Приморья, как Шайгинское, Ананьинское и Скалистое, имеющих идентичный с Лазовским городищем материал и датированных концом XII — началом XIII в., также не вызывает теперь никаких сомнений.

 

Н.Ф. Лисицын

Обследование берегов Красноярского водохранилища.   ^

// АО 1975 года. М.: 1976. С. 258-259.

 

В составе Палеолитического отряда Красноярской экспедиции проведена разведка в Новосёловском, Балахтинском и Краснотуранском р-нах Красноярского края. В период максимального подъёма уровня вод при заполнении водохранилища интенсивно размываются отложения третьей и четвёртой террас Енисея. С этими террасами связаны находки верхнепалеолитического облика. Многие находки связаны с логами, выходящими к Енисею. У с. Даурское Балахтинского р-на, на правой стороне Змеиного лога встречены кости и зубы носорога, пластинки зубов мамонта. Выше по течению Енисея, на левом берегу следующего лога, у обнажения высотой 1,5 м найдены рог северного оленя и галечные отщепы. У с. Ижуль при впадении р. Ижульки в Енисей, на правом её берегу, на мысу собраны кости мамонта, отщепы и обломки галек зеленокаменных пород. Скопления галечных нуклеусов и отщепов отмечены ещё в трёх пунктах выше по течению Енисея. Всего собрано 130 предметов. Из орудий найдено массивное скребло. У дер. Куртак Новосёловского р-на на мысу, образованном р. Бережековой и Енисеем, вместе с трубчатыми костями и зубами мамонта собрано 67 палеолитических изделий и отходов производства: галечные и нуклевидное орудия, скребок, отщепы, осколки. Более поздние материалы представлены топориком с пришлифованным лезвием. У пос. Дивный, в логу, под трёхметровым обнажением найдено боковое скребло и скребловидно-долотовидное орудие из лидита.

 

В Краснотуранском р-не в 3 км к югу от с. Лебяжье, до максимального подъёма воды на второй террасе Енисея у горы Туран собраны топор с зигзагообразным рабочим лезвием, топоровидное галечное орудие, обломок наконечника копья, грубые скребловидные галечные орудия и овальное скребло на отщепе. На

(258/259)

третьей — четвёртой террасах отмечены четыре пункта с находками верхнепалеолитических орудий. Находки приурочены к логам и образуют скопления предметов на расстоянии 100-200 м друг от друга. Пункт I расположен у северного склона горы Туран и связан с четырёхметровым песчанистым обнажением. Собраны пластинки бивней мамонта, обломки нуклеусов, отщепы, нуклевидное орудие типа скребло-тесло. В пунктах II-III, расположенных ниже по течению, найдено незначительное количество отщепов и обломков нуклеусов. В пункте IV вместе с зубом и лопаткой мамонта собраны два овальных и два подтреугольных скребка, нож на пластине, отщепы.

 

А.М. Мандельштам

Могильник Аймырлыг.   ^

// АО 1975 года. М.: 1976. С. 259-260.

 

Раскопки на могильнике Аймырлыг проводились на разных участках этого крупного памятника, причём основное внимание, как и раньше, уделялось погребальным сооружениям скифского периода. Получены новые данные о системе их расположения как в чётких цепочках, так и в более сложных по своей структуре группах, характеризующихся различной степенью компактности. Наличие повторяющихся вариантов местоположения позволяет теперь более конкретно ставить вопрос о некоторых общих закономерностях формирования могильника в целом. Так, например, прослежена тенденция к концентрации погребальных сооружений древнетюркского и более поздних периодов преимущественно у склонов горных кряжей. В то же время погребальные сооружения скифского периода явственно тяготеют к краям низкой здесь надпойменной террасы р. Чаа-холь. Дополнительному исследованию подлежит вопрос относительно специфики размещения погребений гунно-сарматского периода.

 

Раскопки погребальных сооружений с бревенчатыми срубами в глубоких ямах позволили получить ряд новых и интересных комплексов сопровождающего инвентаря скифского времени. Значительно пополнилась коллекция глиняных сосудов, в частности, хорошо выделанными горшками, украшенными сравнительно богатым рельефным и прорезным орнаментом. Благодаря усовершенствованию методики консервации наметился прогресс в сохранении деревянных изделий, в том числе различных сосудов (включая берестяные). Найдено сравнительно большое количество предметов вооружения, среди которых отметим бронзовый чекан с полностью сохранившейся (и недеформированной) деревянной рукояткой. Для выявления типичных комплексов оружия интерес представляют новые наборы наконечников стрел. Как и в прошлые сезоны, найдено некоторое количество изделий из кости и рога, украшенных тонкой художественной резьбой в типичном зверином стиле. В их числе — гребни и части костяных пластин от ножен. Заслуживают внимания также золотые бляшки с изображениями животных (барана, кошачьего хищника). Уникальна находка бронзового кельта — впервые обнаружен в Туве в погребении.

(259/260)

 

Интересны погребения гунно-сарматского времени. В некоторых из них обнаружены хорошо сохранившиеся деревянные гробы, несколько варьирующие по своей конструкции. Сопровождающий инвентарь этих погребений сравнительно разнообразен и включает, помимо глиняных сосудов, деревянные и берестяные изделия, оружие, костяные предметы, остатки ткани. Для уточнения их датировки большое значение имеют найденные обломки бронзовых зеркал и фрагменты шёлковой одежды.

 

Сходство с памятниками, известными в Забайкалье, указывает на вероятную принадлежность некоторых погребений сюнну.

 

Одним из существенных результатов работ 1975 г. является завершение инструментальной съёмки плана всего могильника. В процессе съёмки уточнены границы ряда групп и сделаны дополнительные наблюдения над характером расположения различных погребальных сооружений на разных участках.

 

В.И. Матющенко, И.А. Коркина, Л.В. Мельникова.

Раскопки в Томской области и в Алтайском крае.   ^

// АО 1975 года. М.: 1976. С. 260-261.

 

Экспедиция Томского государственного университета проводила раскопки разновременных курганных могильников в Томской обл. и Алтайском крае.

 

Курганный могильник у с. Иштан на левом берегу р. Мингер (Кривошеинский р-н Томской обл.) частично распахан и в настоящее время насчитывает 20 насыпей. Одни курганы имеют насыпь высотой до 0,5 м и диаметром 15-30 м, высота других достигает 1,5 м, а диаметр — 20-25 м. Некоторые курганы имеют вытянутую форму (30-35 м). Раскопаны один маленький (1) и один большой (7) курганы.

 

Курган 1 содержал пять могил эпохи поздней бронзы, сооружённых на материке, в том числе две детские могилы. В четырёх погребениях умершие лежали скорченно, на правом боку, головою на юг или юго-запад. Инвентарь составляли три горшка хорошо профилированной формы с резным геометрическим орнаментом, образованном штрихованными треугольниками и ромбами, а также бронзовые трубчатая пронизка и бесформенный обломок пластинки. Курган датируется эпохой поздней бронзы. Курган 7 содержал семь могил, три из которых нарушены грабителями. Насыпь этого кургана возведена из дёрна, все могилы сооружены на материке или в насыпи. Могилы имели бревенчатую обкладку, иногда костяк был закрыт берёстой. Погребённые лежали вытянуто на спине, головой на восток. Инвентарь представлен железным ножом в берестяном чехле, железными и костяными наконечниками стрел, серебряными проволочными браслетами, гривной, глазчатыми бусинами, бронзовыми зеркалом и нашивками и датирует курган поздним средневековьем.

 

Курганный могильник у с. Дресвянка Каменского р-на Алтайского края находится у верхнего конца села, на правом берегу Оби и состоит из 70 насыпей разной величины (от 10 до 20-25 м в диаметре). Могиль-

(260/261)

ник дважды раскапывался А.П. Уманским. Здесь вскрыт один курган в южном конце могильника, насыпь которого перекрыта слоем навеянного песка, мощностью до 0,45 м. Курган насыпан из чернозёма. Его диаметр 20 м, высота 0,6 м. Под ним открыты пять могил, одна из которых (детская) была чуть углублена в материк, а четыре другие имели глубокие ямы (1,40х1,25-0,80 м). Четыре погребения ориентированы с востока на запад, одно — с севера на юг. Во всех могилах, за исключением детской, обнаружены бревенчатые обкладки и перекрытия. Могила 2 имела четырёхслойное бревенчатое перекрытие (берёза и сосна). Погребённые лежали вытянуто на спине, головой на восток. В могиле 4 открыто парное захоронение, где мужской костяк лежал вытянуто на спине, а слева вытянуто на левом боку находился женский скелет. По инвентарю (горшки, глиняные пряслица, каменная зернотёрка, амулеты из сверленых клыков волка) погребения датируются концом I тысячелетия до н.э.

 

Берегаевский могильник находится на левом берегу Чулыма, в 2 км выше пос. Берегаево Тегульдетского р-на Томской обл. Он активно разрушается паводками. В настоящее время сохранились 10 курганов, насыпи которых сильно сглажены. Здесь вскрыты пять насыпей, обнаружены 10 могил, сооруженных на уровне погребённой почвы, с трупоположениями и трупосожжениями. В первом случае погребенные лежали вытянуто, головой на северо-восток. Сохранились остатки деревянной обкладки, берестяной подстилки и берестяного покрытия. Погребальный инвентарь — костяные и железные наконечники стрел, кресала, медные нашивки и клёпаный котел. Исследование межкурганного пространства обнаружило вокруг насыпей ямы, из которых взята была земля для возведения курганов, а также скопления керамики за пределами курганов. Погребальный инвентарь и обряд захоронений позволяют относить этот памятник к чулымским тюркам XVI-XVII вв.

 

Э.М. Медникова, В. А. Могильников, А.С.Суразаков

Работы на Верхнем Алее.   ^

// АО 1975 года. М.: 1976. С. 261-262.

 

Исследования проводились в зоне сооружения Гилевского гидроузла на р. Алей в Алтайском крае. Раскапывались памятники эпохи бронзы, раннего железа, раннего средневековья.

 

На поселении Гилёво II представлен материал от неолита до большереченской культуры. Наиболее выразительный комплекс относится к эпохе поздней бронзы. Он характеризуется керамикой с валиками по шейке, украшенной резным и — реже — зубчатым орнаментом. К этому же комплексу относятся бронзовые серпы и тесло, а также остатки бронзолитейного производства. Исследования последних лет показали, что ареал керамики с валиковой орнаментацией на востоке, помимо Казахстана, захватывает юг степной полосы Западной Сибири вплоть до Верхней Оби в окрестностях Бийска. Этот ареал ограничивает с юга область распространения ирменской культуры, лесостепной по облику и связанной с более северными культурами юга лесной поло-

(261/262)

сы Обь-Иртышья. Представленная на поселении керамика болынереченской культуры несколько своеобразна. Это самый юго-западный памятник этой культуры. В свете материала, полученного Алейской экспедицией, можно утверждать, что территория большереченской культуры захватывала большую часть междуречья верхнего течения Оби и Иртыша, преимущественно в ареале лесостепи и ленточных боров. Непосредственно Верхнее Приобье — один из районов этой культуры.

 

Раскопанные в пункте Корболиха IX курганы эпохи раннего железа оказались ограбленными. Могильная яма кургана 4 содержала останки нескольких погребённых и была ориентирована с запада на восток, как и в других курганах. Инвентарь беден. Интересны обломки железных булавок, головки которых обёрнуты золотым листком, украшены орнаментом из завитков, напоминающим орнаментику Пазырыкских курганов, что позволяет предполагать хронологическую близость этих памятников.

 

Курганы VIII-IX вв., раскопанные здесь, содержали погребения с трупоположениями (вытянуто, на спине, головой на восток). Часть из них сопровождалась захоронением верхового коня. Детские погребения сопровождающих костяков коней не имели. Инвентарь представлен железными наконечниками стрел, саблей, удилами, стременами, орнаментированными бронзовыми бляхами, украшавшими уздечку. Погребальный обряд и инвентарь позволяет считать население степей Верхнего Алея VIII-IX вв. близкородственным кимакам Верхнего Прииртышья.

 

В пункте Корболиха VIII вскрыт курган с трупосожжением, в погребальный инвентарь которого входили удила и железные наконечники стрел в берестяном колчане. Ритуал и инвентарь сближают это погребение с древнехакасскими захоронениями Минусинской котловины. Возможно, тут был похоронен древнехакасский воин, попавший сюда в период экспансии енисейских кыргызов в IX-X вв. Пришлые кыргызы-завоеватели, очевидно, вскоре стали смешиваться с местными кимаками. На это обстоятельство указывает тот факт, что погребения с трупосожжениями древних хакасов располагаются на одних могильниках с ингумациями кимаков. Это прослежено и в пункте Корболиха VIII, и на других памятниках.

 

В.А. Могильников, А.П. Уманский, А.С. Шемякина

Работы в Кулундинской степи.   ^

// АО 1975 года. М.: 1976. С. 262-263.

 

Исследования памятников в этом районе проводились в зоне строительства Кулундинского магистрального канала и Кулундинской оросительной системы.

 

Около г. Камень-на-Оби продолжены раскопки курганного могильника Камень II. Вскрыто семь курганов, обнаружено 38 погребений. Насыпи земляные, частично распаханы. Для погребального обряда характерно положение костяков вытянуто на спине, черепом на запад, с отклонениями. Останки погребённых лежат в деревянных обкладках, перекрытых сверху бревнами или

(262/263)

горбылями. Выявлены некоторые особенности устройства погребальных конструкций, не отмечавшиеся ранее. Так, в некоторых центральных могилах толстые горбыли — колотые брёвна обвязки по дну могилы — соединялись путём вставления затёсанных концов поперечных обкладок в узкие пазы, вырубленные топором на концах длинных обкладок. В ряде могил отмечено употребление осоки, застилавшей нижние ряды брёвен перекрытия, чтобы земля не проникла в сруб. В некоторых курганах (6, 11, 12) обнаружены более поздние подхоронения детей в могилы матерей. В погребении 1 кургана 10 костяк мужчины лежал на животе; правая рука вытянута вдоль тела, левая согнута в локте, кисть под грудью. Поверх гробовища были брошены голова и ноги лошади. Возможно, это более позднее впускное погребение эпохи тюрков. Инвентарь захоронений беден; многие костяки лишены вещей. Преобладают глиняные лепные кувшиновидные сосуды. Предметы вооружения почти полностью отсутствуют. Из вещей, в прошлом здесь не встречавшихся, найдены плоские деревянные блюда, круглые глиняные плошки с симметрично расположенными отверстиями в днище, глиняный сосуд в виде бочонка с высокой горловиной на боку, бронзовая подвеска конической формы. Новые материалы подтверждают правильность установленной ранее даты могильника Камень II III-II вв. до н.э. и указывают на связи населения степного междуречья Иртыша и Оби с сако-усунскими племенами Средней Азии и населением тагарской культуры, граничившей с востока.

 

Около с. Баево раскопаны два кургана. В их насыпях встречены два детских погребения (курган 1), кости животных и фрагменты керамики эпохи бронзы. Около края кургана 2 в углисто-золистом слое найден большой сосуд, украшенный отступающей гребёнкой, по своему облику наиболее близкий керамике окуневской культуры и самусьского населения Приобья. Находка этой керамики в комплексе с ранее обнаруженной посудой этого типа в среднем течении р. Алея (поселение Волчий Мыс) позволяет считать, что население самусьско-окуневского круга около середины II тысячелетия до н.э. занимало почти весь район междуречья среднего и частично, верхнего течения Иртыша и Оби, вплоть до предгорий Алтая и только позднее, в последней трети II тысячелетия до н.э. оно было в степной зоне частью ассимилировано, частью вытеснено двигавшимися на восток андроновскими племенами. Вскрытые в кургане 1 детские скорченные погребения относятся, скорее всего, к началу I тысячелетия до н.э. В насыпи кургана найдены фрагменты керамики карасукского облика, очень сходной с керамикой этого типа из Минусинской котловины. Одно погребение сопровождала белая цилиндрическая настовая пронизка, второе — без вещей.

 

На реках Большая Черемшанка и Чесноковка, на правобережье Оби (Первомайский р-н) рекогносцировочно исследован ряд поселений эпохи поздней бронзы, большереченской и верхнеобской культур, которые дают дополнительные сведения об ареале этих культур. Можно говорить, что население верхнеобской культуры освоило не только прилежащие к Оби пространства, но и заселило мелкие правобережные притоки Оби, где вело комплексное хозяйство.

(263/264)

 

В.И. Молодин, Н.Я. Нечепуренко, Н.В. Полосьмак

Раскопки в Барабе.   ^

// АО 1975 года. М.: 1976. С. 264.

 

Новосибирский отряд Северо-Азиатской комплексной экспедиции Института истории, филологии и философии Сибирского отделения АН СССР проводил исследования в лесостепной Барабе.

 

Продолжены работы на памятнике Преображенка 3 (Чановский р-н Новосибирской обл.). Раскопаны 11 курганов (21-31) и обнаружены 30 погребений эпохи бронзы (андроновские, карасукские), раннего железа, а также тюркского времени. Особый интерес представляет курган 21, в котором вскрыто парное андроновское погребение мужчины и женщины с тремя сосудами. У правой руки мужчины лежал бронзовый нож, а на ногах женщины — свыше 60 бронзовых нашивных пронизок. Курганы 23 и 24 позволили выявить интересный погребальный обряд карасукского времени: захоронения совершены на уровне погребённой почвы и обнесены ровиками, в которые поставлены сосуды карасукского типа. Там же обнаружены части скелетов животных.

 

Рядом с курганами раскопан грунтовой андроновский могильник, состоявший из 18 детских захоронений. Общая вскрытая площадь его — свыше 400 кв.м. Своеобразен погребальный обряд этого могильника: могилы содержат только черепа или только андроновские сосуды; костяки отсутствуют. Лишь в двух могилах обнаружены целые детские скелеты. Из инвентаря, помимо керамики, в могиле 5 рядом с черепом ребёнка обнаружены восемь золотых височных колец.

 

Продолжено исследование памятника Венгерово 2 (Венгеровский р-н Новосибирской обл.), где на площади около 150 кв.м вскрыто жилище 2, относящееся к кротовской культуре. Обнаружены керамика, обломки литейных форм, каменные орудия, кости рыб и животных.

 

В Кыштовском р-не раскопаны два кургана, ориентировочно датируемые X-XIII вв. н.э. Особенно богато погребение 1 кургана 1, содержавшее череп человека и около 10 бронзовых украшений, в том числе великолепный гребень с навершием в виде двух сидящих орлов. Под курганами найден энеолитический культурный слой с ямочно-гребенчатой керамикой и каменными орудиями.

 

В Куйбышевском р-не вскрыты два кургана на могильнике Абрамово 4 с погребениями одинцовского и тагарского времени. Велись раскопки городища Абрамово I. У с. Крохалёвка (Коченевский р-н) исследовался памятник Крохалёвка I, относящийся к самусьской культуре. Здесь же раскопан один курган, наиболее интересно в котором неолитическое погребение.

(264/265)

 

В.М. Морозов, С.Г. Пархимович

Работы на Среднем Тром-Агане.   ^

// АО 1975 года. М.: 1976. С. 265.

 

Разведочный отряд Уральской экспедиции продолжал исследование ранее открытых и поиски новых памятников в районе Среднего Тром-Агана (правый приток Оби).

 

Проведены частичные раскопки селища, расположенного около городища Ермаково XI. Вскрыто одно наземное жилище подпрямоугольной в плане формы, площадью до 35 кв.м., с одним очагом и выходом в западной части. С северо-восточной стороны жилища вскрыта яма, очевидно, хозяйственная, округлой в плане формы, диаметром 1,5 м и глубиной от уровня первой фиксации 0,5 м. Находки представлены керамикой, остатками бронзолитейного производства. Предварительная дата памятника — эпоха железа.

 

Проведено обследование левобережья р. Тром-Аган, в районе заброшенной дер. Ермаково, в 99 км от устья р. Аган. Открыты пять городищ (из них два окружены селищами) и 12 селищ. Большинство их расположено на берегах пойм древних рек и озёр, ныне частично заросших, вблизи от ягельных участков. Некоторые находились в глубине террасы. Городища небольшие (площадью не более 2000 кв.м.), за исключением одного (2700 кв.м.), окружены оборонительной системой в виде двух-трёх линий валов и рвов. На внутренней площадке большого по величине городища зафиксировано более позднее по времени городище, площадью 1500 кв.м. Селища достаточно компактны (300-900 кв.м), включают от трёх-четырёх до семи-восьми впадин, в большинстве своём окружённых валообразными насыпями. Планировка, в основном, беспорядочна.

 

Разведкой по р. Саву-Пеу (правый приток Тром-Агана), в нижнем её течении, открыто 18 памятников, расположенных по берегам реки, близлежащих стариц и озёр, на ягельных участках. Из них — шесть городищ (в том числе четыре, окружённые селищами) и 12 селищ. Городища имеют, по сравнению с Ермаково, значительно меньшую площадь (200-400 кв.м) и более простую оборонительную систему в виде вала или рва. Селища включают от 3-4 до 10-11 объектов: впадин, окружённых валообразными насыпями, в приподнятых над окружающей поверхностью площадок.

 

Помимо разведок в новых районах, проведено дополнительное обследование правого берега р. Сургутки, где обнаружены ещё четыре городища и пять селищ, характеристиками не отличающихся от памятников левобережья Тром-Агана.

(265/266)

 

Ю.А. Мочанов

Исследование палеолита в Якутии.   ^

// АО 1975 года. М.: 1976. С. 266.

 

Приленская экспедиция Якутского филиала Сибирского отделения АН СССР исследовала стоянку Авдеиха, расположенную на правом берегу Витима, примерно в 350 км от его устья. На площади около 900 кв.м вскрыто четыре культурных слоя, приуроченных к пойменному аллювию двадцатипятиметровой террасы. Во всех слоях обнаружено значительное количество ножевидных пластин, отщепов, скребков, скрёбел, резцов и бифасов. Интересна серия клиновидных нуклеусов, насчитывающих около 200 экз. По предварительным данным, возраст стоянки Авдеиха — 17-12 тысяч лет.

 

На Лене исследовалась стоянка Частинская, ранее считавшаяся древнейшим памятником палеолита Северной Азии. Новые работы показали, что Частинская в лучшем случае относится к самому концу палеолита. Однако чёткого культурного слоя этого времени тут зафиксировать не удалось. Не исключено, что принятые А.П. Окладниковым за палеолитические изделия невыразительные кварцитовые отщепы могли попасть в отложения аллювия девятиметровой террасы Лены по многочисленным трещинам из перекрывающей покровной супеси, содержащей наряду с выразительными неолитическими материалами и отдельные кварцитовые отщепы.

 

Важные палеолитические материалы получены на стоянках Эжанцы, Усть-Миль 2, Ихине 1 и 2, приуроченных к низам надпойменного аллювия третьей надпойменной террасы Алдана. Возраст этих стойбищ охотников на мамонта по радиоуглеродным датам 32-25 тысяч лет. Хорошие серии бифасов собраны на палеолитических стоянках Верхне-Троицкая и Тумулур, погребённых в аллювиальных отложениях второй террасы Алдана, возраст которой 25-12 тысяч лет.

 

Единичные палеолитические изделия, в том числе великолепный трансверсальный резец, обнаружены в отложениях второй (?) террасы Вилюя на стоянке Усть-Чиркуо, перекрытых наложенным аллювием высокой поймы, содержащим остатки сумнагинской культуры IX-V тысячелетий до н.э. Клиновидный нуклеус палеолитического облика обнаружен на Среднем Вилюе на стоянке Бакемда.

 

На самой северной в мире палеолитической стоянке Берелех, в низовьях Индигирки, найдены вместе с бифасами обломки гравированных бивней мамонта, что подтверждает предположение О.Н. Бадера об отнесении случайной берелехской находки изображения мамонта к дюктайской культуре.

 

В бассейне заполярной Колымы на оз. Бочанут в верхнеплейстоценовых отложениях обнаружено скопление искусственно обработанных костей мамонта, бизона и лошади.

 

На северо-западном побережье Охотского моря в плейстоценовых отложениях на стоянке Кухтуй 3 найдены великолепные бифасы, а на стоянке Амка — следы древней пластинчатой индустрии.

(266/267)

 

Б.Б. Овчинникова, О.Ю. Панова

Раскопки средневековых погребений на могильнике Аймырлыг.   ^

// АО 1975 года. М.: 1976. С. 267.

 

Группа Уральского университета продолжала систематическое исследование средневековых погребений на могильнике Аймырлыг. Раскопанные в этом сезоне погребальные сооружения древнетюркского периода представляют собой округлые насыпи, при расчистке которых выявились кольцевидные кладки из камней в два-три яруса. Здесь обнаружены различные виды погребений: человек с конём, с двумя конями, человек без коня и кенотаф. В погребениях с конями имеется разделительная стенка: конские костяки ориентированы на запад, скелеты людей расположены в подбое или в каменном ящике, в вытянутом положении на спине, черепом на восток. С конями обнаружен богатый убор, роговые застёжки от пут и пряжки, железные и бронзовые бляхи и подпружные пряжки, сёдла хорошей сохранности, удила, стремена, тесла и трёхзубый железный предмет. При человеческих костяках — не менее богатый сопровождающий инвентарь: поясной набор с бронзовыми фигурными бляхами и остатками шёлковой ткани, железный нож в ножнах, костяные поделки с кружковым орнаментом, колчан со стрелами, орнаментированные костяные накладки на лук. Интересными находками являются золотые серёжки с бусинами, покрытыми золотой фольгой; бронзовое зеркало, видимо, местного производства, но выполненное по китайскому образцу; маникюрные железные ножницы; чернолаковый и деревянные сосудики.

 

Проводились также раскопки курганов кыргызского времени (IX-XII вв.), наземные сооружения которых представляют собой небольшие округлые насыпи из камней различной величины. В них обнаружены трупосожжения на горизонте: остатки погребальных кострищ, пережжённые кости людей и животных. Закончены раскопки могильника этого периода, состоящего из ряда каменных колец, вытянутых неровной цепочкой. Сопровождающий инвентарь представлен прежде всего традиционным набором конского снаряжения: бронзовыми бляшками от сбруйного украшения с растительным орнаментом, железными пряжками, стременами, удилами. Обнаружены также железные наконечники стрел, напильник, каменный оселок, керамика.

 

А.П. Окладников, И.В. Асеев, А.К. Конопацкий

Раскопки на о-ве Ольхоне и мысу Бурхан.   ^

// АО 1975 года. М.: 1976. С. 267-268.

 

Исследования на о-ве Ольхоне и на мысу Бурхан продолжены экспедицией Института истории, филологии и философии Сибирского отделения АН СССР, в которой принимали участие и американские учёные (В. Лафлин, Д. Гопкинс, Д. Кларк, Д. Кемпбелл, А. Харпер).

 

На мысу Бурхан вскрыты три захоронения. Первое из них нарушено грабителем в древности. Захоронение содержало костяк мужчины, ле-

(267/268)

жавший в вытянутом положении на спине, головой на запад. При нём обнаружены костяное остриё и типично глазковский медный пластинчатый нож. Во втором погребении обнаружен костяк человека, лежавший на спине, с подогнутыми в коленях ногами, головой на юг. При костяке обнаружены костяные острия и острия из рога, сходные с найденными в захоронениях китойского типа и в серовских могилах на Ангаре. Там же оказался составной крючок большего размера. Третье захоронение содержало типично серовские вещи: наконечники стрел, в том числе с черешком, ножичек из светло-зелёного нефрита, скульптурное изображение рыбы из белого байкальского мрамора, а также тонкостенный глиняный сосуд с пунктирным орнаментом. Это — первое серовское захоронение, обнаруженное на мысу Бурхан в Хужире.

 

Особый интерес для понимания образа жизни и хозяйства первобытного населения о-ва Ольхона представляют своеобразные углубления, представляющие в плане миндалевидные ямы со следами огня и костями рыб, в том числе — щитками рыб осетровой породы. Они служили хранилищами для рыбы, а может быть, и коптильнями.

 

Разведками обнаружено неолитическое поселение в Лиственичной Губе около пос. Харанцы. Здесь прослежены погребённые почвы, с которыми связаны остатки древней культуры: миниатюрные ножевидные пластины, отщепы (в нижнем слое) и раздавленный глиняный сосуд со своеобразным орнаментом, напоминающим схематически трактованную рыболовную сеть или рыб. Существенно, что с погребёнными почвами связаны древесные угли и ископаемые корни деревьев. Таким образом, становится возможным уточнить хронологию древних культур Ольхона с каменным инвентарём и керамикой неолитического облика.

 

Е.А. Окладникова

Новые открытия наскальных изображений в Горном Алтае.   ^

// АО 1975 года. М.: 1976. С. 268-269.

 

Экспедиция Института истории, философии и филологии Сибирского отделения АН СССР продолжала исследования комплекса наскальных изображений в бассейне р. Дьялангаш (Кошо-Гачский р-н Горно-Алтайской АО). Обследовался правый берег реки. Скалы из плотного мелкозернистого песчаника сохранили тысячи рисунков, выбитых древними художниками. В основном наскальные рисунки обнаружены на скальных выступах между рекой и цепью гор, но есть они и на огромных, отдельно лежащих валунах, тянущихся широкой полосой вдоль берега Дьялангаша. Большинство рисунков выбито редкой неглубокой точкой и резко выделяется на тёмном фоне скального загара скалы. Такова, например, композиция, изображающая магическую охоту на оленей. Главные действующие лица — два шамана, фигуры которых изображены лежащими под оленями, совершают загадочные ритуальные действия. Рисунок оленей с гордо поднятыми прекрасными головами заключён в обрамление из двух пар солярных знаков. Композицию допол-

(268/269)

няет фигура лучника, стреляющего в двух баранов, расположенных в нижней части каменной плоскости. Этот рисунок отличает не только уникальность сюжета, но и изысканность рисунка, грациозность силуэта.

 

Основным мотивом выбитых алтайских петроглифов являются бесчисленные фигуры горных козлов и баранов, а также лошадей. Иногда это огромные композиции, в состав которых входят рисунки колесниц и антропоморфные фигуры. Среди выбитых рисунков преобладают изображения большого размера, высота их доходит до 1 м, а самых маленьких — до 5 см. Встречаются изображения, исполненные тонким острым инструментом. Граффити более многообразны. Тонким металлическим резцом древний мастер сумел запечатлеть на поверхности камня сцены грандиозных перекочёвок, караваны верблюдов, жилища номадов — юрты, табуны лошадей и даже портреты своих соплеменников, женщин с детьми на руках, не забыв при этом передать многие этнографически интересные детали одежды. Размеры граффити невелики — от 3 до 10 см.

 

Анализ техники нанесения выбитых рисунков на камень, некоторые стилистические особенности рисунка, степень «загара» камня, а также наличие в том же месте датированных эпохой бронзы курганов позволяют предположить, что выбитые петроглифы охватывают период со II тысячелетия до н.э. по I тысячелетие н.э. Возраст граффити, естественно, гораздо моложе. Можно полагать, что они оставлены тюркскими племенами.

 

А.А. Орехов

Работы в северо-западном Берингоморье.   ^

// АО 1975 года. М.: 1976. С. 269-270.

 

На северо-западном побережье Берингова моря работы проводились этнографо-археологическим отрядом Северо-Воеточноазиатской экспедиции Дальневосточного научного центра АН СССР. В Олюторском р-не Камчатской обл. и в Беринговском, Анадырском р-нах Магаданской обл. исследованы уже известные и обнаружены новые памятники, которые предварительно можно датировать II тысячелетием н.э.

 

Находки относятся к двум культурам, отличающимся друг от друга. Для первой, керекской, приморской культуры характерно наличие втульчатых костяных наконечников стрел и копий, керамики без налепных ушек. Это стоянки на мысе Рифовом, в лагуне Опука, в устье р. Хатырки, у пос. Майныпыльгино, в бухте Гавриила, в лагуне Лахтина. Для второй, более северной приморской культуры характерно почти полное отсутствие втульчатых костяных наконечников стрел и наличие керамики с налепными ушками. Собранный материал позволяет сделать вывод, что последняя культура испытала как керекское (в меньшей степени), так и эскимосское (в большей) влияния. Памятниками данной культуры являются стоянки на Земле Гека.

 

Из памятников керекской культуры изучались стоянки в лагуне Опука, вблизи Майныпыльгино и в бухте Гавриила. В лагуне Опука

(269/270)

обнаружено два поселения. Слева от горловины лагуны у основания косы замечены следы более крупного поселения (более 40 землянок). Высота террасы в основании косы 10-15 м. Высота косы 3-4 м, ширина 100-110 м. При вскрытии жертвенного места в 2 км к юго-западу от подножия террасы извлечены более 20 преимущественно втульчатых, костяных наконечников стрел, бусы, бисер. Справа от горловины, на косе, в 50 м от устья обнаружено другое, меньшее поселение. Высота косы в районе скопления землянок 3-4 м, ширина 100-120 м. В обнажении, в 10 м от берега лагуны, в культурном слое на глубине 0,45 м найден каменный скребок со шлифованным лезвием.

 

На р. Майна (левый берег) изучено долговременное становище (более 30 землянок) — местечко Эт-чун. Высота косы здесь 4-5 м. В траншее, в крайней левой землянке, в двух культурных слоях (первый — на глубине 0,35 м, второй — 0,6 м) найдено несколько каменных грузил, скрёбла, костяные изделия, китовые, оленьи и птичьи кости. В 2 км к юго-западу от землянки проведена шурфовка. Из культурного слоя на глубине 0,25-0,30 м извлечено много изделий из кости, каменные грузила, скрёбла. В бухте Гавриила, на левом берегу протоки, в 30 м от устья исследовано долговременное становище (более 20 землянок). Высота косы 2-3 м, ширина 90-110 м.

 

В обнажении культурного слоя на глубине 0,6-0,9 м обнаружены каменные тёсла со шлифованным лезвием, скребки, фрагменты керамики. Вскрыты каменные печи для приготовления пищи, на правом берегу протоки, в 1,5 км от подножия холмов, при вскрытии жертвенного места на глубине 0,15-0,20 м найдено свыше 150 костяных наконечников стрел и копий, преимущественно втульчатых, два каменных наконечника, металлические вставки, бусы, бисер.

 

Следы более северной культуры обнаружены на Земле Гека. В 2 км к юго-востоку от мыса Гека исследовано большое скопление землянок. В траншеях землянок I и II (400 м к северо-западу от маяка) в культурном слое на глубине 0,30-0,35 м и землянки III (50 м западнее маяка) на глубине 0,35-0,70 м обнаружены каменные, с двухсторонней обработкой овальные скрёбла, ножи со шлифованным лезвием, фрагменты керамики с налепными наружными ушками. При вскрытии жертвенного места в 150 м к юго-западу от маяка получено свыше 150 костяных наконечников стрел (только два втульчатых), отличающихся от костяных наконечников Опуки и бухты Гавриила, что свидетельствует о своеобразии культуры данной территории. В 15 км к юго-востоку от мыса Гека в культурном слое на вершине террасы найдены обломки каменных наконечников стрел, каменные и обсидиановые скрёбла.

(270/271)

 

А.М. Пашинов, Н.И. Дроздов

Новые петроглифы нижнего течения Ангары.   ^

// АО 1975 года. М.: 1976. С. 271.

 

Нижне-Ангарский отряд Северо-Ангарской экспедиции Красноярского музея в Нижнем течении р. Ангары проводил поиски и изучение петроглифов. Открыты три новых местонахождения древних петроглифов. Всего учтено, описано, сфотографировано и частично скалькировано более 100 рисунков. Рисунки расположены на огромных валунах диабаза, всегда на плоскости, обращенной к реке.

 

В 5 км ниже райцентра Богучаны, у пос. Геофизиков на левом берегу, на валуне диабаза выбито 41 изображение человеческих личин в виде кругов с чётко обозначенными глазницами и ртом; они выполнены точечной ретушью, после чего выбитые места прошлифовывались. Глубина выбитых линий 0,2-1,5 см. Эти изображения схожи с окуневскими.

 

У шиверы Мурожной, в 25 км ниже с. Мотыгино, на правом берегу Ангары обнаружены два писаных камня эпохи бронзы. Первый из них — плоская глыба тёмно-серого диабаза находится у самого уреза воды. Четыре полосы рисунков нанесены точечной ретушью на протяжении 3,7 м. Здесь 30 изображений — лошади с всадниками, антропоморфные фигуры, солярные знаки. Второй камень находится в 110 и выше первого. Техника исполнения рисунков — точечная ретушь, длина полосы — 1,4 м. Изображены всадники на лошадях, люди с заплетёнными косичками и тремя пальцами на руках и ногах.

 

Композиции представляют собой, видимо, сцены кочёвки или военного похода.

 

В.Т. Петрин, Н.Г. Смирнов

Исследования палеолитического памятника в Приобье.   ^

// АО 1975 года. М.: 1976. С. 271-272.

 

Палеолитический отряд экспедиции Уральского государственного университета исследовал Могочинскую палеолитическую стоянку, одну из немногих, известных на Западно-Сибирской низменности. Памятник открыт В.И. Евтушенко в 1972 г. и в том же году обследован В.А. Дремовым и В.А. Посредниковым. В 1973 г. на стоянке В.И. Матющенко и М.В. Аниковичем вскрыта площадь 22 кв.м. Отрядом заложены два раскопа общей площадью 71 кв.м. и сделаны пять зачисток.

 

Памятник расположен в современной приустьевой части древнего лога высокого (до 40 м) левого берега р. Оби. Культурные остатки залегают непосредственно над толщей тобольских песков, в железистой прослойке, и несколько выше её, в горизонтально-слоистых суглинках. Их мощность на раскопанной площади 4 м. Железистая прослойка с находками горизонтально вытянута вдоль левого борта оврага более чем на 90 м. Учитывая, что в зачистке 1973 г. вдоль обрыва р. Оби культурный слой не зафиксирован, можно предположить, что люди останавливались на пляже небольшой речки с крутыми берегами, хорошо защи-

(271/272)

щенном от холодных ветров. Это подтверждается и тем, что уровень горизонта культурных остатков лежит на 14 м выше летнего уровня р. Оби и скорее всего может быть связан с основанием первой надпойменной террасы. Остатков бытовых конструкций не обнаружено, за исключением ямы в раскопе 1. В ней лежали каменные изделия и крупная разбитая кость мамонта. На всей вскрытой площади встречается много отходов каменной индустрии, найдено несколько бивней, один из них расчленён вдоль. На тех же участках найдены долотовидные и рубящие орудия, лежащие иногда по несколько штук вместе. Всего собрано более 1000 каменных предметов. Основными типами орудий являются рубящие изделия из галек, долотовидные со следами сработанности, мелкие с округлым лезвием скребки. Найдены клиновидные нуклеусы. Кости принадлежали мамонту, северному оленю и другим представителям верхнеплейстоценового комплекса фауны. Предварительно можно говорить о близости этого комплекса к кругу памятников восточносибирского палеолита.

 

Н.А. Петрова, В.И. Смотрова, Г.И. Смотрова, П.И. Дроздов, С.И. Ларченко

Раскопки древнего могильника на Средней Ангаре.   ^

// АО 1975 года. М.: 1976. С. 272-273.

 

Кежемский отряд Северо-Ангарской экспедиции Красноярского музея совместно с Неолитическим отрядом Комплексной археологической экспедиции Иркутского университета продолжил раскопки могильника Сосновый Мыс, расположенного на о-ве Сосновом (юго-восточнее устья р. Каты) на пяти-шестиметровой террасе. Вскрыто шесть погребений, одно из которых (3) разрушено вследствие склоновых явлений. Все погребения находились под кладками, представляющими собой сплошные вымостки из плит траппа и валунов речной гальки. Кладки вытянуты вдоль р. Ангары (север — северо-запад, юг — юго-восток). Погребение 2 представляло собой беспорядочное нагромождение костей одной особи, что указывает на обряд трупорасчленения или повторного захоронения. В северо-восточном углу могильной ямы обнаружен позвоночный столб другой особи. Погребальный инвентарь состоял из 17 подвесок из трубчатой кости и двух острий из грифельной кости оленя. Погребение 4 впущено в могильную яму погребения 5. Погребённый лежал на спине, с согнутыми конечностями, в могильной яме глубиной 0,67 м. Под тазовой костью при расчистке обнаружен костяной игольник. Погребение 5 обнаружено на глубине 1,19 м от дневной поверхности. Костяк лежал на спине в вытянутом положении. Верхняя часть его нарушена могильной ямой погребения 4, нижняя — засыпана охрой. Погребальный инвентарь представлен кремнёвым ножом, заготовкой стрелы из халцедона, украшением из клыка кабарги, обломком костяного острия и подвеской из клыка марала.

 

Прямо под валунами кладки без каких-либо следов могильной ямы

(272/273)

обнаружен костяк одной особи и череп другой (погребение 6). Костяк находился на правом боку. Руки погребённого были согнуты в локтях и лежали справа от туловища параллельно друг другу, ноги согнуты в коленных и тазобедренных суставах. Большая берцовая кость правой ноги распилена. Позвоночник, рёбра, лопатки, лучевые кости, кисть левой руки отсутствуют. Череп 2 находился рядом с черепом 1. Погребение двойное. Погребённые лежали на спине с согнутыми в коленях ногами. Между костяками находились пять кремнёвых наконечников стрел. Около одного из скелетов обнаружен обломок массивного кремнёвого наконечника копья.

 

Л.М. Плетнёва

Работы Томского отряда Среднеобской экспедиции.   ^

// АО 1975 года. М.: 1976. С. 273.

 

Отрядом продолжены раскопки однослойного поселения Шеломок II, относящегося к V-III вв. до н.э. Вскрыто межжилищное пространство. Найдены костяные наконечники стрел, капли бронзы, шлак, грузила, керамика. Последняя представлена фрагментами плоскодонных сосудов, украшенных по венчику «жемчужником», оттисками палочки, гребенчатым штампом.

 

Продолжены работы на городище Шеломок (ранее раскопки здесь вели в 1949 и 1960 гг. Г.В. Трухин, в 1969 г. М.Ф. Косарев). Вскрыт культурный слой на площади 40 кв.м. Обнаружено жилище подпрямоугольной формы с очагом из глины; собраны керамика, железные и костяные предметы. Данный объект относится к позднему средневековью.

 

Работы разведочного характера проведены на поселении Шеломок III. На площади в 40 кв.м вскрыт культурный слой мощностью до 0,25 м. Насыщенность его находками слабая. Судя по орнаментации керамики, поселение предварительно можно датировать первой половиной I тысячелетия н.э.

 

В пос. Тимирязево были продолжены работы на поселении I. Находки представлены железным наконечником стрелы, керамикой и бронзовым литым изображением головы хищной рыбы. Керамика украшена оттисками палочки, ямочным орнаментом и гребенчатым штампом. Памятник предварительно датируется второй половиной I тысячелетия н.э. В культурном слое поселения обнаружены четыре впускных погребения в колодах. Погребения безинвентарные.

(273/274)

 

М.Л. Подольский

Обследование берегов Красноярского водохранилища.   ^

// АО 1975 года. М.: 1976. С. 274.

 

Разведочная группа Красноярской экспедиции обследовала памятники в прибрежной зоне, размываемой при ежегодных колебаниях уровня воды. Во всех случаях фиксировался характер разрушения берегов. В ряде пунктов собран подъёмный материал — много керамики разных эпох, изделия из кости, бронзы и железа.

 

У горы Барсучихи в районе могильника Барсучиха II обнаружена могила таштыкской эпохи с остатками деревянного покрытия. В срубе в один венец лежали костяки двух погребённых (один на другом) на спине, головой на запад, и при них — шесть гвоздевидных булавок. Рядом с могильником Барсучиха VI в результате размыва обнажились 14 курганов подгорновского этапа тагарской культуры, ранее полностью скрытых под слоем наносного песка. В одном из них, частично разрушенном, расчищена могила. В каменном ящике на спине, головой на запад лежал костяк в сопровождении двух горшков, бронзовой полусферической бляшки, клыка волка с кольцевой прорезью.

 

У горы Тепсей, на размытых дюнах, в 100 м к северо-западу от могильника Тепсей VIII раскопаны четыре невысоких останца более плотного грунта. В одном находились три больших сосуда, перевёрнутых вверх дном. Меньший из них имел пять отверстий в донце и был вставлен внутрь другого. Под двумя останцами оказались небольшие ямки, в заполнении которых встречались мелкие угольки. Под четвертым — овальная яма (1,7х0,9 м, глубиной 0,9 м) с костями коровы, углями, фрагментами трёх сосудов, железным черешковым ножом. Видимо, это остатки каких-то культовых приношений таштыкской эпохи.

 

На берегу залива в устье р. Сыды, в 5 км к юго-западу от с. Белоярск открыт ранее невидимый на поверхности, погребённый под слоем наносного песка могильник карасукской культуры. Размыта и частично разрушена 21 ограда. Исследованы пять оград из вертикально вкопанных плит, внутри которых находилось по одному, а в одном случае два трапециевидных каменных ящика. Погребённые лежали на левом боку, с чуть согнутыми в коленях ногами, головой на восток и северо-восток. Керамика типично карасукская, с округлым туловом и высоким венчиком, орнаментированная тремя полосками на плечиках. Кроме того, в шести могилах обнаружены бронзовые лапчатые подвески, проволочные кольца, пронизка, два треугольных кремнёвых наконечника стрел, костяной гребень.

 

На левом берегу залива у с. Беллык, на небольшой возвышенности, при максимальном затоплении превращающейся в островок размерами 70х15 м, в обрыве берега, в нижней части почвенного слоя зафиксирована прослойка железного шлака толщиной 5-10 см. Рядом обнаружена яма, имеющая форму усечённого конуса (глубина 40 см, нижний диаметр 40 см, верхний 25 см), с большим количеством углей и прослойкой спёкшейся глины — остатки древнего железоплавильного производства.

(274/275)

 

Д.Г. Савинов

Памятники северных предгорий Кузнецкого Алатау.   ^

// АО 1975 года. М.: 1976. С. 275-276.

 

Один из отрядов Южносибирской экспедиции Кемеровского государственного университета проводил обследование памятников северных и северо-восточных предгорий Кузнецкого Алатау (Тисульский р-н Кемеровской обл.; Ужурский р-н Красноярского края и Орджоникидзевский р-н Хакасской АО).

 

Около дер. Устинкино на правом берегу р. Чёрный Июс, на высокой надпойменной террасе исследован комплекс разновременных памятников. Наиболее ранний из них — поселение эпохи бронзы — расположен по краю террасы и отделён от остальной её части невысоким валом. Площадь поселения 100х40 м; современная высота вала 0,2-0,4 м. Раскопано полуземляночное жилище, в котором найдены фрагменты керамики ирменского облика, костяная орнаментированная проколка и два рога со следами обработки. Поселение датируется концом II тысячелетия до н.э. Рядом с ним, на склоне, находится могильник тесинского этапа тагарской культуры (II в. до н.э. — I в. н.э.), состоящий из 10 курганов, причём один из них сооружен на валу ирменского поселения. Большинство курганов, представляющих собой оплывшие земляные насыпи диаметром 5-8 м и высотой 0,3-0,6 м, содержит по несколько могил, отмеченных на поверхности большими, горизонтально лежащими плитами, стенками каменных ящиков и оград. Вскрыта ограда из вертикально поставленных плит (3х3 м), заполненная внутри мелким камнем. В центре располагалась грунтовая могила, в которой на глубине 0,75 м обнаружены разрозненные кости ребёнка и два глиняных кубковидных сосуда на полом поддоне. Выше по склону находится поселение татарско-таштыкского времени, по-видимому, связанное с тесинским могильником. Здесь раскопано круглое наземное жилое сооружение каркасного типа и найдена тагарская керамика.

 

По правому берегу р. Белый Июс, в 4 км выше дер. Малый Сютик, на выдувах открыты ряд тагарских поселений и разрушенный карасукский могильник.

 

У дер. Парная вскрыты два погребения эпохи бронзы в ящиках, частично разрушенные дорогой. В одном из них на глубине 0,8 м совершено захоронение женщины с ребёнком; в другом находились остатки мужского скелета; оба погребения ориентированы на юго-запад. С погребёнными найдены керамика, подвески из клыков животных, костяные поделки.

 

В дер. Усть-Парная, при слиянии рек Береш и Парнушка открыто мысовое поселение площадью 250х100 м, с невысоким валом (0,4-0,5 м) с напольной стороны. Найденные здесь фрагменты ирменской, таштыкской и средневековой керамики позволяют считать поселение трёхслойным. Земляные курганы тагарско-таштыкского времени открыты также около дер. Косые Ложки, на 59 км от Ужура вдоль дороги в Горячегорск, на правом берегу р. Обьюл, в 3 км от оз. Инголь. Интересно, что в ряде случаев они сосуществуют в пределах одного могильника с собственно тагарскими курганами, главным образом сарага-

(275/276)

шенского этапа (IV-III вв. до н.э.).

 

В целом работы показали, что памятники северных и северо-восточных предгорий Кузнецкого Алатау, несмотря на естественное тяготение к культурам Минусинской котловины, обнаруживают значительную близость и к лесостепным районам Приобья.

 

В Промышленновском р-не Кемеровской обл. около пос. Титово, на берегу оз. Титовского (местное название Узкая Грива) исследован в значительной степени разрушенный дорогами могильник из шести насыпей, диаметром 12-20 м и высотой до 1 м, расположенных цепочкой в направлении север — юг. Сохранились только восточные полы курганов. Раскопано четыре кургана, содержавших от двух до пяти погребений. Все захоронения совершены на уровне древней поверхности или на специальной подсыпке, на глубине от 0,1 до 0,8 м. В одних и тех же курганах встречены разные типы погребальных камер: каменные ящики, деревянные рамы, грунтовые могилы. Положение погребённых в них одинаково — на правом боку, с сильно подогнутыми ногами и сложенными перед лицом руками, головой на юго-запад. Однообразен и состав сопровождающего инвентаря: плоскодонная орнаментированная керамика ирменского типа, бронзовые ножи, кольца, пронизки, пуговицы, гвоздевидные серьги на изогнутом стержне, браслеты (гладкие, с шишечками или спиралями на концах). Могильник датируется XII-X вв. до н.э. Различия в устройстве погребальных сооружений и распределение керамики (найдена преимущественно в грунтовых могилах) отражают, вероятно, социальную или половозрастную дифференциацию погребённых.

 

И.У. Самбу

Новые исследования могильника Чинге II.   ^

// АО 1975 года. М.: 1976. С. 276-277.

 

Четвёртый отряд Саяно-Тувинской экспедиции Ленинградского отделения Института археологии АН СССР закончил обследование долины р. Чинге (правый берег р. Енисей, в 18 км ниже пос. Старый Чаа-Холь) и раскопки могильника скифского времени Чинге II. Исследованы шесть памятников, относящихся к разным периодам скифского времени.

 

Наиболее ранний (VI-IV вв. до н.э.) курган находился на некотором отдалении от остальных, на возвышенности. Это наземное сооружение округлой в плане формы (диаметр 14 м), под которым обнаружены три могильные ямы. В центральной и северной на глубине около 1 м находились небольшие срубы (1,2х1 м; 2х2 м) из тонких брёвен, ориентированные по оси северо-запад — юго-восток. Погребённые лежали скорченно на левом боку, головой на северо-запад. Так же ориентирован погребённый в южной яме, в плиточном ящике. Инвентарь этих рядовых погребений составляли бронзовые наконечник стрелы и пряжка (в центральном погребении).

 

Интересны четыре объекта, датируемые V-III вв. до н.э. Обычно они состоят из двух разновременных курганов (общий диаметр 10-15 м), причём наземное сооружение более позднего частично перекрывает

(276/277)

или пристроено к раннему. Для его возведения часто используется камень с первого кургана. В таких случаях ранние погребения потревожены. Погребальный обряд идентичен: плиточный ящик или небольшой сруб в первом и камера-сруб во втором. Погребённые (по одному, а в одном случае три) лежали, по-видимому, головой на северо-запад. Сопровождающий инвентарь найден только в одном раннем кургане (24): бронзовые наконечники стрел, пряжки, кольца на уровне древней поверхности; у юго-восточного борта могильной ямы находились бронзовые удила и пряжки. Погребённых в камерах-срубах сопровождали бусы, костяные застёжки, бронзовый нож.

 

Интересен курган, под которым в грунтовой могильной яме на глубине 4 м обнаружен мощный сруб из трёх-четырёх венцов, аналогичный исследованным в 1972-1974 гг. Здесь на дне сруба лежали три частично потревоженных скелета, скорченно, на левом боку, черепом на северо-запад. По-видимому, захоронения потревожены впускным погребением ещё двух человек (костяки лежат у левой стенки сруба). Последние, скорее всего, были убиты, о чем свидетельствуют незаросшие пробоины в черепах (у одного в трёх местах). Инвентарь обычный— бронзовые зеркало, шилья, ножи, булавка, каменный оселок, бронзовые и костяные бусы. Этот курган является самым поздним из раскопанных в этом году и датируется III в. до н.э.

 

Э.А. Севастьянова

Работы в зоне Старо-Аскизской оросительной системы.   ^

// АО 1975 года. М.: 1976. С. 277-278.

 

Между с. Аскиз и станцией Аскиз, под горой Тунчух, в междуречье Абакана и Аскиза экспедиция Хакасского областного музея продолжала охранные раскопки памятников, расположенных на строительной площадке Старо-Аскизской оросительной системы. Раскопаны 25 тагарских курганов и два каменноложских; доисследованы остатки культурного слоя тагарского поселения с глинобитными печами, уничтоженного распашкой. Выявлены остатки древних оросительных каналов, где обнаружена керамика позднекарасукского и раннетагарского времени.

 

Тагарские курганы делятся по типу на несколько групп. Первая — это невысокие, но просторные оградки без входа, с шестью стелообразными плитами по углам и сторонам, в центре которых находилось одиночное погребение мужчины-воина в грунтовой могильной яме. У дна яма укреплена одновенцовым срубом, сверху перекрытым однослойным накатом и небольшой, сооруженной почти строго по размерам могильной ямы, каменной выкладкой. Погребённые ориентированы на северо-восток. Инвентарь этих захоронений типичен для раннего этапа тагарской культуры. Это большие чёрные гладкостенные сосуды, полусферические бляшки с шишечным орнаментом (бронзовые и золотые), шилья, ножи. В кургане 4-Б обнаружены: бронзовый нож, коромысло-образный предмет, украшенный

(277/278)

стилизованными головками животных, бронзовые пронизки, полусферическая бляжка из листового золота.

 

Вторая группа — это оградки из мощных, вкопанных на ребро каменных плит, которые имеют чётко оформленный вход с восточной стороны. В кургане 13, диаметром 30 м и высотой 2 м, находились две могильные ямы, сверху перекрытые однослойным накатом из бревен и высокой (около 1,5 м) каменной выкладкой округлой формы из мелких камней в центральной части и более крупных — по краям. Погребения в грунтовых ямах полностью разрушены грабителями. В центральной могиле (3х4х1,9 м), расположенной против входа в оградку, обнаружены беспорядочно лежавшие кости мужского скелета и животных (барана, быка), обломки трёх глиняных сосудов с желобковым орнаментом. У юго-восточной стенки ямы на дне найдена бронзовая чашевидная ребристая факельница с остатками древка во втульчатой рукоятке, покрытой слоем гари и сажи. Такая же факельница обнаружена и в соседней могильной яме, где, кроме того, найдены кости мужского и женского скелетов, пластины из тонкого плющенного золота, сердоликовые бусы, бронзовые трубчатые пронизки и обломки трёх сосудов, украшенных желобковым орнаментом. Обе факельницы уникальны, так как подобные в тагарских курганах Южной Сибири до сих пор неизвестны.

 

В кургане 33, диаметром 30 м и высотой более 2 м, обнаружена невысокая оградка из небольших плит, вкопанных на ребро, с чётко оформленным входом и 10 стелообразными мощными каменными плитами по углам и сторонам оградки. Здесь расчищены погребения (мужское и женское) в грунтовых ямах, у дна укрепленных срубом и перекрытых трёхслойным накатом из брёвен и каменной округлой выкладкой. Оба погребения ограблены. Среди разрозненных костей скелетов найдены кости животных, фрагменты большого толстостенного красноглиняного сосуда с сосцевидным орнаментом и фрагменты сосудов с желобковым орнаментом, различные украшения из сердолика и бронзы, а в центральном мужском погребении — навершие со стилизованным изображением козла. Если все вышеописанные захоронения принадлежали знатным воинам, то остальные 15 курганов являются захоронениями рядов воинов-общинников.

 

Большинство курганов — это система оградок со сложными пристройками, внутри которых находятся погребения в грунтовых могильных ямах и в каменных ящиках, одиночные и парные. В этих 15 курганах расчищено 86 погребений, из которых только 11 неограбленные. Инвентарь довольно разнообразный: глиняные сосуды с желобковым орнаментом, баночные чёрного цвета и чашевидные красноглиняные, бронзовые ножи и зеркала, бусы, пронизки, украшения из плющенного золота (бляшки, трубчатые и конусовидные пронизки), шилья, костяные фигурные и орнаментированные гребешки, костяные головные ножи с циркульным орнаментом, подвески из клыков кабарги и медведя. Эти курганы датируются подгорновским этапом.

(278/279)

 

Э.А. Севастьянова, П.Н. Майнагашев

Охранные работы в Хакасии.   ^

// АО 1975 года. М.: 1976. С. 279-280.

 

Хакасский областной музей краеведения совместно с Хакасским областным отделением общества охраны памятников проводил охранные работы на разрушающихся памятниках. В междуречье Абакана и Енисея, в 4 км к юго-западу от с. Подсинее, на выдувах песчаных холмов обнаружены: остатки погребений VI-IV вв. до н.э. и II-I вв. до н.э.; погребения I-IV вв. н.э., с трупосожжением в срубе; погребения IX-XI вв. н.э. с трупосожжением и остатки захоронения древнехакасского воина с конем (XI в. н.э.).

 

Здесь же зафиксированы остатки культурных слоёв стоянок каменного века и поселения средневековых земледельцев. В 11 пунктах на выдувах собраны изделия из гальки кремнистого кварца, кремня, диорито-порфирита, скрёбла, скребки, микроотщепы, ножевидные пластины, призматические нуклеусы, проколки, наконечники копий, чопперовидные орудия, валуны со следами ударов при использовании их как наковален для изготовления орудий. Возле валунов-ваковален всегда встречалось множество макро- и микроотщепов, галек с забитыми краями, служивших отбойниками. Собраны разнообразные изделия из бронзы и железа: шилья, ножи, поясные украшения, бляшки, зеркала, наконечники стрел. Железные наконечники стрел датируются IX-XII вв. н.э. Среди земледельческих орудий — две железные мотыжки, несколько серпов и каменных зернотёрок, типичных для эпохи средневековья. Керамика относится к тагарскому и таштыкскому времени, есть обломки древне-хакасских ваз.

 

В 2 км к востоку от с. Белый Яр, на песчаных выдувах собраны каменные орудия: микропластинки, наконечники стрел, скребки, ножевидные пластинки, изделия из бронзы и железа (наконечники стрел, ножи, украшения сбруи, поясные украшения, керамика, относящаяся к карасукской, тагарской, таштыкской эпохам и ко времени древне-хакасского государства).

 

В Бейском р-не в 1,5-2 км к юго-востоку от с. Чаптыкова, вдоль строящейся автодороги Абакан — Куйбышево, у подножья длинного хребта, на песчаных выдувах обнаружены остатки разрушающихся стоянок каменного века, карасукский могильник, древнехакасские погребения с трупосожжением и трупоположением. Культурный слой неолитической стоянки прослеживается на глубине 1,5 м. Основной инвентарь: ножевидные пластины, скребки, скрёбла, ножи, проколки, макро- и микроотщепы. Карасукский могильник состоял из прямоугольных оградок (3х4 м, 5х6 м), сооружённых вертикально из каменных плит [видимо: из вертикально установленных], и округлых оградок из крупных валунов. В центре тех и других находились погребения в прямоугольных каменных ящиках. Встречено погребение в грунтовой могиле, окружённой подпрямоугольной оградкой. Здесь обнаружены кости взрослого человека, лежащие на разных уровнях в полном беспорядке, и маленькое, овальной формы зеркало с петелькой. Доисследовано семь погребений в каменных ящиках (четыре детских

(279/280)

и три взрослых). Во всех случаях ориентировка погребённых была северо-восточной. В погребениях найдены: карасукские глиняные сосуды с ямочным и треугольным орнаментом, бронзовые бляшки, ножи, пронизки.

 

В 250 м к северо-востоку от карасукских могил, на выдувах собрана коллекция древнехакасских вещей: железные наконечники стрел, поясные украшения, украшения сбруи с тонкой ювелирной обработкой. Большинство вещей связано с погребениями с трупосожжением.

 

Близ с. Соленоозерное, в обрыве р. Белый Июс, на глубине 3 м обнаружены крупные кости (бык? бизон?). Здесь же, на глубине 0,5-0,8 м выявлен культурный слой разрушающегося поселения, где собрано большое количество изделий из кости и керамика эпохи средневековья.

 

В пос. Шира найдена стела, высотой 0,9 м и шириной 0,6 м, с солнцеобразным изображением человека.

 

В.И. Соболев., В.А. Зах, Е.А. Сидоров, В.С. Елагин, А.В. Матвеев

Работы в Барабинской и Кулундинской степях.   ^

// АО 1975 года. М.: 1976. С. 280-281.

 

Работы, организованные Новосибирским областным краеведческим музеем и Отделом культуры Облисполкома, проводились Венгеровским, Здвинским, Убинским, Кочковским и Красноозёрским отрядами Новосибирской экспедиции.

 

Венгеровский отряд продолжал работы на Вознесенском городище, расположенном на левом берегу р. Оми у с. Вознесенское Венгеровского р-на Новосибирской обл. Вскрыто 400 кв.м площади. Раскопано жилище (4х4 м), слегка углублённое в материк, с очагом в центре. Основной материал представлен керамикой. Сосуды круглодонные, чаще всего яйцевидной формы, отличаются грубостью изготовления. Несколько сосудов имеют плоское дно. Орнаментация выполнена небрежно, она покрывала весь сосуд или его верхнюю часть. Найдены кости домашних и диких животных, костяные изделия (наконечники стрел, проколки, ложка). Особый интерес представляет часть небольшой, хорошо обожжённой статуэтки с отверстием для подвешивания, изображающей голову мужчины в высокой шапке. Материал датируется XV-XVII вв. н.э. Здесь же раскопано жилище с русской печью из сырцового кирпича, поливной керамикой, стеклянными бусами и ножницами. Видимо, эти находки связаны с Брызгайловым Зимовьем XVIII в., упоминаемым рядом авторов.

 

Здвинский отряд провел разведку не исследованной ещё части Новосибирской области — в Здвинском р-не, по рекам Каргат и Чулым и озёрам Чаны, Урюм и Саргуль. Всего открыто и взято на учёт 63 памятника. Это 38 курганных групп, шесть поселений эпохи неолита и раннего металла, 13 поселений периода поздней бронзы и железа, шесть городищ.

 

Особый интерес представляет курганная группа Чулым 2, состоящая из 60 насыпей. Три насыпи разрушены при земляных работах. В них собран подъёмный материал, типичный для тюркских погребений конца I тысячелетия н.э.

(280/281)

 

Убинским отрядом у совхоза Гандичевский Убинского р-на, в 12 км к северу от р. Каргат обнаружен андроновский курганный могильник из восьми насыпей, диаметром 12-15 м и высотой до 1 м. Раскопаны два кургана. В насыпях обнаружены куски дерева, серы. Расчищены четыре могилы: три с трупосожжениями, одна с трупоположением. Погребённые сопровождались баночными сосудами, раковинами и отдельными фрагментами керамики. Материал типичен для фёдоровского этапа андроновской культуры.

 

В Кочковском р-не (по берегам р. Карасук и в степи) открыты два поселения и 11 курганных групп. Интересен одиночный курган Жуланка I. Насыпь его имела в основании сырцовую кладку. Курган почти полностью разрушен земляными работами.

 

Красноозёрский отряд обследовал берега р. Карасук в Красноозерском и, частично, Карасукском р-нах. В Красноозёрском р-не обнаружено одно поселение и пять курганных групп. В 12-15 км к югу от районного центра Карасук у с. Рассказово выявлены 10 неолитических стоянок, шесть курганных групп и одно поселение.

 

Э.У. Стамбульник

Раскопки на могильнике Кара-Даг.   ^

// АО 1975 года. М.: 1976. С. 281.

 

Могильник Кара-Даг расположен на первой надпойменной террасе р. Чаа-Холь — левом притоке Енисея (Тувинская АССР) — в пределах зоны затопления Саяно-Шушенской ГЭС. Он представляет собой вытянутую с юга на север цепочку пятен интенсивно окрашенной растительности, обычно окружённых камнями, что характерно для памятников скифского времени. Исследования, носившие разведочный характер, показали наличие в пределах одного из пятен глубокой квадратной ямы с бревенчатой камерой-срубом на дне. Вблизи пятен обнаружено несколько погребений в каменных ящиках. Как те, так и другие сооружения, судя по погребальному обряду (костяки лежали на боку, в скорченном положении, черепом на каменной «подушке») и характеру сопровождающего инвентаря (керамика, бронзовые зеркала, бронзовые и железные ножи), относятся к скифскому времени.

 

К западу от могильника, на песчаных дюнах, обнаружено несколько частично развеянных и размытых погребений, очевидно, часть грунтового могильника. Положение скелетов в этих могилах вытянутое, на спине, с различной ориентировкой. Сопровождающий инвентарь состоит из своеобразной керамики, напоминающей как характерную для памятников гунно-сарматского времени, так и известную для этого периода в Забайкалье; костяных накладок на лук, железных и бронзовых пряжек. На серединной накладке лука одного из погребений имеются процарапанные изображения всадника, лани и, очевидно, собаки (сцена охоты?). Предварительно эти погребения датируются гунно-сарматским временем.

(281/282)

 

Я.И. Сунчугашев

Исследование памятников орошаемого земледелия и металлургии в Хакасии.   ^

// АО 1975 года. М.: 1976. С. 282.

 

Экспедиция Хакасского научно-исследовательского института языка, литературы и истории проводила работы в Аскизском р-не Хакасской АО. Работы по изучению (съёмка, фиксация профилей) древних оросительных каналов проводились на р. Бейке (Пии), которая впадает в р. Базу — левый приток р. Аскиз. От русла р. Бейки, предположительно в раннем средневековье, были отведены два канала. Северный канал был проложен в длину более чем на 4 км и в районе улуса Зимник соединён с р. Базой. Южный канал проходил по склону горы и служил для орошения полей, расположенных между улусами Тилеков и Верх-Аскиз. В древности этот канал соединялся с р. Аскиз, находящейся в 25 км от начала канала.

 

В 16 км от улуса Зимник, вверх по течению р. Базы, в логу Хам-хол, открыта медеплавильня с огромным шлаковым отвалом. При раскопе отвала найдены медные шлаки, остатки сильно окисленных слитков меди, кости домашних животных — коровы, лошади, овцы и марала. Здесь же обнаружены фрагменты бытовой глиняной посуды, по которым плавильня датируется вторым этапом тагарской культуры.

 

Между улусами Зимник и Сыр-База, в долине р. Базы, в двух местах впервые выявлены остатки сыродутных горнов (ямного типа) тагарской культуры.

 

Таким образом, в долине р. Базы, протекающей между горами с рудными месторождениями, проживали в эпоху раннего железа родовые общины, занимавшиеся земледелием, скотоводством, металлургией и охотой. В районе указанных памятников имеются также курганы тагарской культуры и культуры чаа-тас.

 

Т.Н. Троицкая

Исследования на берегах р. Уени.   ^

// АО 1975 года. М.: 1976. С. 282-283.

 

Колыванский отряд Новосибирской экспедиции вел работы на берегах р. Уени (левая протока Оби) в Колыванском р-не Новосибирской обл.

 

У с. Юрт-Акбалык на левом берегу Уени проведены раскопки ряда памятников. Полностью раскопано городище Юрт-Акбалык 8. Длина его 26 м, ширина 18 м. Оно окружено неглубоким подковообразным рвом. Прослежены два въезда на городище. Культурный слой слабо выражен. Выявлены остатки двух жилищ, углублённых в материк и повреждённых современными ямами. Городище датируется керамикой рубежа I-II тысячелетий н.э. Здесь же вскрыты две могилы. Одна из них потревожена, в другой, на уровне материка, в скорченном положении лежал скелет в сопровождении сосуда ирменского типа.

 

На городище Юрт-Акбалык 5 вскрыт неглубокий котлован жилища (2,70-2,75 м). В нем найдены обгорелые плахи, лежавшие вдоль стенок. Датируется оно керамикой одинцовского типа (II-V вв. н.э.).

(282/283)

На границе Томской и Новосибирской обл., между сёлами Юрт-Акбалык и Батурино заложены разведочные траншеи на городище V-IV вв. до н.э., имеющем мощную оборонительную систему и давшем керамику томского (кижировского) типа, и на городище со слабо выраженным рвом, датирующемся керамикой ирменского типа.

 

На могильнике Юрт-Акбалык 8 продолжены раскопки. Диаметр курганов колеблется от 5 до 10 м, высота — от 15 см до 1 м. Раскопаны восемь насыпей. Два кургана оказались полностью разграбленными, четыре датируются керамикой и железными наконечниками стрел началом I тысячелетия н.э. Скелеты лежали в неглубоких могилах, черепами на север, в сопровождении одинцовских сосудов и небогатого вооружения. Две насыпи сооружены над могилами VI-VII вв. н.э. Погребённые лежали головами на восток. В одной могиле с тремя детскими скелетами найдены многочисленные бронзовые украшения: наборный пояс с круглыми бляшками, фигурные бляхи, подвески. В другом кургане одиночное захоронение сопровождалось: сосудами, наборным поясом с бронзовыми нашивными фигурными пластинками; ажурной бляхой, к которой были подвешены бронзовые ворворки; китайской монетой. Восточная часть могильника сооружена на неолитическом поселении. Встречено большое количество обломков неолитической керамики.

 

В уроч. Дубровинский Борок на правом берегу Уени, близ дер. Чёрный Мыс продолжены раскопки городища 3. Докопано жилище, обнаруженное в 1974 г., выявлено ещё одно. Раскоп вскрыл часть мощного рва, глубиной около 2 м. Он делил городище на две части. Дно рва заполнено значительным количеством находок. Культурный слой насыщен находками керамики, характерной для кулайской культуры конца I тысячелетия до н.э. В ней преобладает орнаментация штампом в виде «уточки» и гребёнки. Найдены кости рыбы, диких и домашних животных; каменные грузила; гальки-отбойники; костяные изделия (наконечники стрел, гребни, проколки). Бронзовые изделия представлены крупным наконечником стрелы кулайского типа. Среди находок — кусок лосиного рога с миниатюрным изображением лося.

 

Н.В. Фёдорова

Раскопки средневекового городища в районе Барсовой горы близ г. Сургута.   ^

// АО 1975 года. М.: 1976. С. 283-285.

 

Одна из групп Сургутского отряда Уральской экспедиции, продолжавшей исследования городищ вдоль берега протоки Утоплой (правый коренной берег г. Оби), полностью раскопала очень интересное городище — Барсов городок I/31. Здесь зафиксированы четыре периода обитания; два из них приходятся на эпоху средневековья. В настоящее время памятник интенсивно разрушается местными жителями. В северной части сохранились остатки двух валов.

 

Самый ранний комплекс городища относится к эпохе неолита — ран-

(283/284)

ней бронзы. Культурный слой почти не отличается по цвету от материка. Находки: несколько ножевидных пластин; кремневый скол; фрагмент керамики, орнаментированный «шагающей греб`нкой». Следующий комплекс представлен остатками культурного слоя и керамикой. Зафиксированы неширокая (до 1 м) канавка, возможно, относящаяся к укреплениям этого периода, и несколько ям. Керамика, орнаментированная штампами «уточка» и «змейка» в сочетании с гребенчатым и имеющая аналогии в памятниках серовского типа, может быть датирована рубежом — первыми веками нашей эры. Третий, основной период, обитания городища представлен пятью жилищами и основной массой находок. К этому времени относятся и остатки оборонительных сооружений. Жилища представляют собой неглубокие, подпрямоугольные котлованы, размерами в среднем 6[4 м. В одном случае зафиксирован выход-коридорчик. Найдены керамика, орнаментированная гребенчатым, реже фигурным штампом; железные ножи, наконечники стрел; льячки, поделки из глины; несколько украшений из серебра; бусы; два птицевидных идола, изображающих сову; бронзовая личина. Наиболее близкие аналогии (могильники Барсов Городок и Ликин-ский) позволяют датировать этот комплекс IX-X вв. н.э.

 

Культурный слой самого позднего этапа городища полностью уничтожен. К нему относится клад серебряных вещей XII-XIII вв. Он состоит из серебряной позолоченной вазы со сложным орнаментом, выполненным чернью и гравировкой; массивного серебряного блюда (диаметр 45 см) с гравированным узором и набора женских украшений, также из серебра с позолотой. В вазу были сложены три пары височных и две шумящие подвески, шейная гривна в виде плетёной цепи с головками животных на концах. Вещи обнаружены на границе с подстилающим слоем; блюдо — больше чем наполовину в материке. К этому же времени относится серебряная серьга с бусиной, перевитая кручёной проволокой, которая найдена в верхних слоях одного из жилищ — очевидно, попала туда из уничтоженного слоя. Стратиграфически к позднему периоду обитания городища относится одна из ям, но отсутствие в ней находок не позволяет точно соотнести её с каким-либо комплексом.

(284/285)

Серебряная позолоченная ваза, конец XII-XIII вв.

(Открыть рис. в новом окне)

Серебряное блюдо.

(Открыть рис. в новом окне)

 

С.А. Федосеева

Раскопки многослойной стоянки Усть-Чиркуо на Вилюе.   ^

// АО 1975 года. М.: 1976. С. 285-286.

 

Стоянка расположена в верхнем течении р. Вилюй, на правом приустьевом мысу правого притока Вилюя — р. Чиркуо. На стоянке вскрыты две геологические пачки отложений. Первая представлена аллювиальными отложениями высокой поймы Вилюя, ее мощность 0,5-0,9 м. В этой пачке в 1974 г. выделено шесть культурных слоев,

(285/286)

при этом для нижнего слоя по радиоуглероду получена дата 7600+800 лет тому назад (ЛЕ-996). В 1975 г. на большей части раскопанного участка слои 2, 3 и 4 не разделялись стерильными прослойками и брались как объединённый второй культурный слой. Не удалось проследить стерильную прослойку и между 5 и 6 слоями: они разбирались как объединённый третий слой.

 

Облик каменных изделий первого культурного слоя и вафельная керамика позволяют отнести его к ымыяхтахской культуре и датировать II тысячелетием до н.э. Во втором культурном слое обнаружено большое количество каменных изделий и фрагменты гладкостенной керамики, орнаментированной под бортиком двумя рядами Выдавленных изнутри горошин. В третьем слое керамика не обнаружена. Здесь в большом количестве представлены отщепы, ножевидные пластины, призматические нуклеусы, кольцевые скребки с ушками, топоры, тёсла с ушками, встречаются резцы и скребки на пластинах. По облику каменный инвентарь третьего слоя близок материалам сумнагинской культуры.

 

Вторая геологическая пачка представлена аллювиальными отложениями первой или второй надпойменной террасы Вилюя. Она пройдена до глубины 1,5-1,6 м. Дальше эти отложения находились в вечномёрзлом состоянии и оказались недоступными для исследований. Во второй геологической пачке вскрыто девять культурных слоёв (4-12), разделённых стерильными прослойками. Материалы пока очень малочисленны, но находка в пятом культурном слое трансверсального резца на массивном пластинчатом отщепе и стратиграфическое положение второй геологической пачки дают возможность предполагать, что 4-12 культурные слои могут иметь позднеплейстоценбвый возраст.

 

З.И. Филиппова

Работы Амгинского отряда Приленской экспедиции.   ^

// АО 1975 года. М.: 1976. С. 286.

 

Амгинский отряд Приленской экспедиции Якутского филиала Сибирского отделения АН СССР проводил работы в верхнем и среднем течении Амги — левого притока Алдана. В верхнем течении Амги собраны интересные материалы на стоянках Буяга I, II и III. Первые две стоянки расположены на правом берегу Амги. Культурные остатки приурочены к отложениям высокой поймы. Вверху встречаются остатки эпохи раннего железа, а на контакте пойменного и руслового аллювия, на глубине 0,9-1,1 м от дневной поверхности — кремнёвые пластины и отщепы, относящиеся, судя по стратиграфическому положению, к сумнагинской культуре IX-V тысячелетий до н.э. На стоянке Буяга III на левом берегу Амги, прямо на бечевнике найден окатанный карандашевидный микронуклеус сумнагинского облика.

 

В среднем течении Амги, на правом берегу, в 15 км ниже пос. Амга, в местности Хайыргас обнаружено скопление микропластин. Находка приурочена к чёрной гумусированной прослойке на глубине 25-50 см от дневной поверхности второй (?) надпойменной террасы.

(286/287)

 

Л.А. Чиндина

О работах Нарымского отряда.   ^

// АО 1975 года. М.: 1976. С. 287.

 

Основные работы отряда были сосредоточены на поселении Малгет (Калпашевский р-н Томской обл.), исследование которого продолжается уже несколько лет. Раскопаны три литейных мастерских раннего средневековья. Две функционировали недолго и погибли во время пожара. Третья, с признаками длительного существования, была оставлена, видимо, ещё до пожара. Сохранились остатки от больших (8х6 м) прямоугольных полуназемных сооружений. Собранные в них керамика и предметы литейного производства (тигли, шлаки, решета, обломки амфор) идентичны материалам литейной мастерской, раскопанной в 1973 г. Среди железного и бронзового инвентаря привлекает внимание прямоугольная бронзовая подвеска с изображением, вероятно, лягушки.

 

Интересный материал получен на р. Кети. Здесь лесоразработками повреждены два захоронения на двух ранее неизвестных могильниках в районе Вахтового поселка (в 106 км выше пос. Степановки Верхнекетского р-на Томской обл.). Одно захоронение совершено непосредственно под мхом: обёрнутый в берёсту костяк мужчины сопровождали меч и палаш, остатки ржавого пористого железного предмета (кольчуги?) и два костяных наконечника стрел. Меч — с прямым перекрестьем и кольцеобразным навершьем. Длина клинка 79 см, ширина 4,5 см, длина рукоятки с навершьем — 19,5 см. Дол на клинке не выражен. Палаш с прямым перекрестьем, навершье обломано, конец клинка, срезан по углом. Длина полосы 71 см, ширина 3,5 см. Типологически меч и палаш относятся к клинкам, распространённым в IX-X вв. в южных районах Северной Азии.

 

Другой могильник из трёх небольших курганов находится на берегу р. Кети ниже Вахтового посёлка. Здесь вскрыто парное погребение. Захоронение произведено на предварительно обожжённой поверхности. Погребённые, ориентированные головой на восток, лежали на спине. Со всех сторон умершие обложены плахами; следы берестяной обертки сохранились только на черепах. На глазах обнаружены кусочки ткани, а на губах — бронзовые пластинки. В могиле найдены нож, бусы, бисер, бронзовая серьга в форме знака вопроса. Судя по инвентарю, могильник возник не ранее XVI в.

 

Э.В. Шавкунов, В.А. Хорев

Исследования на Шайгинском городище.   ^

// АО 1975 года. М.: 1976. С. 287-288.

 

В прошедшем полевом сезоне Шайгинский отряд сектора археологии средневековых государств Института истории, археологии и этнографии народов Дальнего Востока ДВНЦ АН СССР продолжил исследование Шайгинского городища, расположенного близ с. Сергеевки Партизанского р-на, на южных острогах Сихотэ-Алиня. Исследуемое городище датируется второй половиной XII — первой половиной XIII в. центра

(287/288)

Бронзовые портупейная пряжка (1), бляха (2) и поясной хомуток (3) с Шайгинского городища.

(Открыть рис. в новом окне)

чжурчжэньской империи Альчунь-гурунь (1115-1234 гг.). Вскрыты остатки 19 жилищ, двух зданий дворцового типа (с черепичной крышей) и отдельные участки улиц. В процессе раскопок обнаружен исключительно разнообразный и богатый вещевой материал. Наибольший интерес представляют ряд предметов с клеймами мастеров, в частности, два топорика и серп-горбуша. На топориках из жилищ 138 и 108 одинаковые клейма. Это служит доказательством того, что их изготовил один мастер. На топориках клейма выполнены с помощью зубила, на серпе-горбуше клеймо выбито специальным штампом. Помимо различных сельскохозяйственных орудий, оружия, инструментария кузнецов и ювелиров, предметов домашнего обихода и украшений, на городище обнаружено шесть бронзовых зеркал. Найдены также две бронзовые фигурки духов-предков, три бронзовых календарика с двенадцатеричным животным циклом; замки с ключами, чугунные гирьки, бронзовая чашечка от весов; стеклянная заколка для волос, голубой стеклянный цветок; железные накладки и пряжки от конской сбруи, покрытые позолотой или инкрустированные серебром. Впервые на городище обнаружены удила, две бронзовые круглые коробочки, внутри одной из которых сохранились остатки какого-то органического вещества, нефритовые брелочки тонкой работы в виде рыбки и цветка лотоса; серебряный браслет; бронзовая позолоченная поясная бляшка с рельефным изображением трёх сидящих человеческих фигурок; фрагменты большой керамической корчаги с лощённым изображением карася; две бронзовые створки портупейной пронизки с изображением лежащего оленя; бронзовый поясной хомуток с изображением лежащего коня; ажурная бронзовая бляшка, представляющая собой изображение «узла», столь характерное для орнаментального искусства енисейских кыргызов, а также современных тувинцев, бурят и монголов.

(288/289)

 

Н.М. Щербакова

Работы Верхнеалданского отряда Приленской экспедиции.   ^

// АО 1975 года. М.: 1976. С. 289.

 

Верхнеалданский отряд Приленской экспедиции Якутского филиала Сибирского отделения АН СССР исследовал памятники в долине верхнего течения Алдана, от пос. Угоян (1725 км от устья Алдана) до пос. Белькачи (1080 км от устья). Обследованы стоянки Угоян, Хатынг, Чагда I и II, Зелёный Мыс и Сюрах-Арыы. Собраны многочисленные каменные изделия (нуклеусы, пластины, отщепы, топоры, тёсла, ножи, наконечники стрел, резцы) и керамика, относящиеся к различным культурам эпохи камня, а также бронзы и железа Северо-Восточной Азии. Все эти материалы типологически хорошо сопоставляются с находками из различных слоев многослойной стоянки Белькачи I. Для раскопок перспективны стоянки Хатынг и Чагда II, слои которых приурочены к аллювиальным отложениям высокой поймы Алдана.

 

А.Я. Щетенко

Работы первого отряда Саяно-Тувинской экспедиции.   ^

// АО 1975 года. М.: 1976. С. 289-290.

 

Основным объектом работ отряда было городище Богучин-Алаак, расположенное в 2 км к юго-западу от пос. Чаа-Холь, на второй надпойменной террасе левого берега Енисея. Городище представляет собой четырёхугольник (сторона 270 м), окружённый валами — остатками крепостных стен. По внешнему фасу последних, а также по углам городища чётко прослеживаются остатки башен. В предшествующие годы здесь велись работы С.И. Ванштейном, А.М. Мандельштамом, А.А. Гавриловой.

 

С целью выявления характера фортификации Богучин-Алаака в северо-восточной части городища был разбит раскоп (1000 кв.м). Вскрыты остатки угловой башни и примыкающие к ней части стен — восточной и северной. Первая раскрыта на протяжении 3 м, вторая 40 м. В основании башни и стен обнаружена глинобитная платформа, прослеженная затем по периметру всего городища. Цоколь стены сложен из глинобитных блоков прямоугольных очертаний (40х50х70 см) и покрыт сверху несколькими глиняными обмазками. Его высота — 0,8-1,2 м, ширина в верхней части — 2,5 м. По внешнему фасу цоколь был обшит своеобразной «рубашкой» из плоских глинобитных кирпичей (70х30х10 см), а также укреплён деревянным тыном. 40 ямок от столбов с интервалами в 30-50 см расчищены вдоль всего внешнего фаса цоколя. Их диаметр 7-10 см в некоторых из них сохранились куски дерева. Судя по развалу стены, которая перекрывала цоколь и платформу, она также была сооружена из пахсовых блоков, но меньших размеров, и общая высота крепостных стен городища достигала таким образом 3,5-4 м. С внешней сто-

(289/290)

роны городища шел широкий и глубокий ров, а внутри, прямо к стене, примыкали хозяйственные постройки. Здесь и были обнаружены основные находки. Это керамика двух видов: лепная и изготовленная на гончарном круге. Последняя представлена сероглиняной посудой с вертикальным лощением. Характерен прочерченный орнамент с геометрическими рисунками. Найдены круглая бусина из зелёного стекла, две костяные проколки, костяная накладка боевого лука, керамическое пряслице. Кроме этого, собрано большое число костей крупного и мелкого рогатого скота, лошади. Весь комплекс находок находит аналогии в материалах уйгурских погребений могильника Чааты I (раскопки Л.Р. Кызласова), а характер фортификации Богучин-Алаака сближает его с уйгурскими городищами Шагонарского р-на. Таким образом, предварительно это городище датируется VIII-IX вв. н.э., периодом, когда Тува входила в состав уйгурского каганата.

 

С.И. Эверестов

Работы Горного отряда Приленской экспедиции.   ^

// АО 1975 года. М.: 1976. С. 290.

 

Отряд проводил разведку в Горном р-не Якутской АССР и на пограничной территории Олекминского р-на Якутии. Протяжённость маршрутов составила около 400 км. Основное внимание было уделено обследованию левобережья в среднем течении р. Синей, где обнаружено четыре пункта находок. Три из них: Тополло I, Тополло II (242 км от устья р. Синей) и Оргума (218 км от устья) содержат остатки древне-якутской культуры, среди которых наиболее показательная толстостенная лепная керамика, орнаментированная горизонтальными рядами треугольных в разрезе налепных валиков. Древнеякутские поселения приурочены к бортам первой надпойменной террасы р. Синей, под которыми на поверхности высокой поймы лежит сеть старичных озёр. Стоянка Сулбугур на первой надпойменной террасе р. Синей, в 189 км от её устья, содержит остатки бель-качинской неолитической культуры III тысячелетия до н.э.

 

Группа памятников обнаружена в устье р. Мархи, левого притока р. Лены в её среднем течении. Это стоянки Марха I и II на левом берегу р. Мархи. Марха I приурочена к поверхности высокой поймы, на склоне которой собраны отщепы и фрагменты тонкостенной неорнаментированной керамики эпохи бронзы. Стоянка Марха II находится в 2 км от устья р. Мархи. Культурные остатки обнаружены на поверхности и склоне надпойменной террасы, высотой около 25 м. При зачистках удалось выделить три культурных горизонта, разделённых стерильными прослойками супеси. В верхнем культурном горизонте найдены кости животных, костяное шило, ножевидная пластина, отщепы и керамика эпохи раннего железа, в среднем — отщеп, в нижнем — скопление вафельной керамики, двусторонне ретушированный плоский вкладыш, отщепы, ножевидная пластина, кости животных и рыб. Этот горизонт можно отнести к ымыяхтахской культуре II тысячелетия до н.э.

(290/291)

 

В.И. Эртюков

Работы Витимского отряда Приленской экспедиции.   ^

// АО 1975 года. М.: 1976. С. 291.

 

Витимский отряд Приленской экспедиции Якутского филиала Сибирского отделения АН СССР изучал древние памятники о-ва Липаевского, расположенного в устье Витима, между двумя его рукавами, впадающими в Лену. На западном берегу острова, обращённом к Лене, на двенадцатиметровой надпойменной террасе, зафиксированы три пункта находок призматических нуклеусов, кремневых пластин и отщепов, скребков, тёсел и других каменных изделий, а также керамики. Расстояние между каждым из пунктов примерно 200-250 м. Стратиграфия отложений на всех пунктах практически одинакова: под дёрном залегает красновато-коричневый суглинок мощностью 35-40 см, подстилаемый горизонтально слоистой пачкой желтоватых крупнозернистых песков и сероватых заиленных песков. Культурные остатки залегают в красновато-коричневом суглинке на глубине 24-35 см от дневной поверхности. Анализ материалов свидетельствует, что они относятся к различным этапам неолита и к усть-мильской культуре эпохи бронзы, возраст которой примерно 3100-2100 лет.

 

На юго-западной оконечности острова обнаружены остатки пяти древнеякутских землянок с большим количеством обломков плоскодонной глиняной посуды.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

наверх

 

главная страница / библиотека / обновления библиотеки / Археологические открытия / Археологические открытия 1975 года